Всего на сайте:
248 тыс. 773 статей

Главная | История

Никсон и Хрущев. Из кухонных дебатов 1959 г.  Просмотрен 12

Ричард Никсон: «Есть области, где вы опередили нас. Например, в разработке двигателей ваших ракет, предназначенных для исследования космического пространства. В некоторых областях, например в технологии цветного телевидения, мы обгоняем вас. Но для того чтобы выиграли обе наши страны...»

Никита Хрущев: «Нет, нет! Мы и в ракетах вас опередили, и в этой технике опередили».

Ричард Никсон: «Вот видите – вы ни в чем не уступаете».

Никита Хрущев: «Я не сдаюсь!»

Экскурсовод 1: «Вам будет интересно узнать, что этот разговор сейчас записывается на цветную магнитную ленту, и его можно сразу же показать, так что никакой разницы с прямым эфиром заметить нельзя».

Экскурсовод 2: «И советские инженеры пришли и увидели это, и они восхищались...»

Никита Хрущев:«А я тоже присоединяюсь к восхищению наших советских инженеров. Что американцы – умные люди, мы всегда в это верили и знали. Глупые люди не могли бы поднять экономику до такого уровня, которого они достигли. Но мы тоже, знаете, не мух ноздрями бьем! А за 42 года, знаете, так шагнули! Поэтому давайте соревноваться! Давайте соревноваться: кто больше даст товаров для народа, та система лучше, та победит!»

 

Хрущев пробует Pepsi, Никсон смотрит

Ричард Никсон: «Давайте больше общаться, обмениваться знаниями тем самым способом, о котором мы говорим. Мы должны больше слышать вас на нашем телевидении, а вы нас – на вашем».

Никита Хрущев: «Давайте так. Телевидение – конечно, можно, но перед кем тут выступать, никого здесь нет, вы это полóжите на склад. А давайте так: вы выступаете перед нашим народом – мы выступаем перед вашим народом. Это будет куда больше, люди будут видеть и чувствовать.

Это я вам фору вперед даю!»

Ричард Никсон: «Вы не должны бояться идей».

Никита Хрущев: «Вот мы вам говорим: вы-то не бойтесь идей. А нам бояться нечего, мы уже вырвались из этого, понимаете, положения. Нас идеи не пугают».

Ричард Никсон: «Ну что ж, давайте больше обмениваться идеями. Мы оба согласны с этим, верно?»

Никита Хрущев: «Хорошо... Что? В чем согласны? Я согласен, но я хочу уточнить, с чем я согласен. (Смех.) Я имею право? Я же знаю, что я дело имею с хорошим адвокатом. Поэтому я хочу свою шахтерскую массу, так сказать, тоже... чтобы поддержать на высоте, чтобы шахтеры сказали: вот наш не уступает!»

Ричард Никсон: «Без сомнения».

Никита Хрущев: «Вы – адвокат капитализма. Я – адвокат коммунизма. Вот давайте мы посоревнуемся».

Ричард Никсон: «Все, что я могу сказать, наблюдая, как вы ведете беседу и берете в ней верх, это что вы сами хороший адвокат. Но я вот что имел в виду.

Вы видите здесь ленту, которая способна немедленно воспроизвести нашу беседу, и это создает новые возможности для общения. И, пользуясь этими новыми возможностями, мы можем научиться новому и вы тоже. Потому что, как бы там ни было, вы не знаете всего на свете».

Никита Хрущев:«Если я не все знаю, то вы о коммунизме совсем ничего не знаете, кроме страха перед ним! Потом: сейчас мы диспут ведем не на равных условиях – аппарат ваш, вы говорите по-английски, я говорю по-русски, ваши английские слова записываются, как сказаны, и будут услышаны, а то, что я вам говорю, не будет переведено, и поэтому американский народ этого не будет слышать. Это неравные условия!»

Ричард Никсон: «В Соединенных Штатах не проходит дня, чтобы мы не читали все, что вы говорите. И я могу посоветовать вам: никогда не делайте заявлений, о которых вы не хотели бы, чтобы узнали в Соединенных Штатах».

Никита Хрущев: «Так вот я вас ловлю на слове. Ваши слова записаны, переведите мои слова, и чтоб мы посмотрели, и чтоб это записать уже на английском языке то, что я вам отвечаю на русском».

Ричард Никсон: «В США?»

Никита Хрущев: «Нет, вот на эту...»

Ричард Никсон: «Это уже делается»

Никита Хрущев: «Нет! Сейчас записывается на английском языке, и вы будете показывать на английском языке, а я хотел бы, чтобы все, что я говорю, было переведено на английский язык тоже. Даете слово?».

Ричард Никсон: «Вы видите здесь все эти записывающие устройства...»

Никита Хрущев: «Нет, слово даете?»

Ричард Никсон: «Каждое сказанное вами слово записано, и я обещаю вам, что обо всем, что вы сказали, узнают в Соединенных Штатах и увидят, как вы говорите это, по телевизору».

Никита Хрущев: «Ну, я сомневаюсь. Поэтому я хочу, чтобы вы как вице-президент дали мне слово, что мои слова будут записаны на английском языке. Будут, нет?»

Ричард Никсон: «Разумеется, будут. И точно так же, все, что я говорю, будет переведено и услышано повсюду в Советском Союзе. Это честная сделка».

Три крупнейшие американские телекомпания показали запись «кухонных дебатов» полностью, в прайм-тайм, уже на следующий день. Советское телевидение сделало это на третьи сутки, поздно вечером; реплики Никсона были переведены на русский лишь частично.»

https://www.svoboda.org/a/24819261.html

Предыдущая статья:Награждение. Следующая статья:Написано кровью моего сердца
page speed (0.0119 sec, direct)