Всего на сайте:
303 тыс. 117 статей

Главная | Право

Понятие специальных знаний и формы их использования в судопроизводстве  Просмотрен 26

Исследователи в области криминалистики давно пришли к выводу, что деятельность правоохранительных органов и суда не может быть основана на использовании только профессиональных знаний участников уголовного, гражданского, арбитражного и административного судопроизводств. Прежде всего это обусловлено тем, что установление истины по делу требует от данных субъектов применения более широкого круга знаний из различных отраслей человеческой деятельности, чем те, которыми они обладают и могут самостоятельно повседневно использовать в своей работе.

Уровень развития современного общества дает возможность применять в судопроизводстве самые передовые разработки человеческой мысли в целях успешного разрешения дела в суде. В уголовном, гражданском, арбитражном и административном судопроизводствах знания, выходящие за рамки юридических, называются специальными. Законодатель четко обозначил сферы деятельности, в которых человек получает специальные знания: науку, технику, искусство и ремесло (ст. 2 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации»[1] (далее — Закон о ГСЭД)). Однако значения данного термина в законе нет.

Следует отметить, что проблема определения природы специальных знаний является общей для всех видов борьбы с правонарушениями. Специальные знания в одинаковой степени востребованны как в уголовно-процессуальной деятельности, так и при рассмотрении гражданских, арбитражных и административных дел. В содержании кодифицированных нормативных актов, регламентирующих административную, уголовную, гражданскую и арбитражную деятельность, содержится терминология, определяющая сферу знаний науки, техники, искусства и ремесла. Так, в ст. 57 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее — УПК РФ), ст. 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее — ГПК РФ), ст. 55 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ) используется термин «специальные знания», в то время как в Кодексе Российской Федерации об административных правонарушениях (далее — КоАП РФ) и в ст. 80 УПК РФ речь идет о специальных познаниях. Отсутствие единого подхода у законодателя к понятийному аппарату дает нам право самостоятельно определить используемый в данном пособии термин. В русском языке знание рассматривается как «совокупность сведений в какой-нибудь области»[2], познание же понимается как «приобретение знания о закономерностях объективного мира, совокупности знаний в какой-либо области»[3]. Познание представляет собой деятельность, направленную на получение знаний о ком-либо или о чем-либо. Таким образом, использование термина «знание» более приемлемо, так как «специальные знания — это объективно существующие сведения, накопленные по данному конкретному предмету и не зависящие от субъекта, им владеющего»[4].

В настоящее время остро стоит проблема определения границ общеизвестных (бытовых), профессиональных и специальных знаний. В эпоху бурного развития машиностроения и IP-технологий уровень общеизвестных знаний на порядок выше, чем тот, которым человек обладал в прошлые века. Цифровые технологии стали привычным инструментом повседневной жизни. Компьютеры, сотовая связь, Интернет — это то, без чего немыслимо наше существование в XXI в. В таких условиях сложно провести черту между обыденными, профессиональными и специальными знаниями человека. А. А. Эксархопуло, задаваясь вопросом, как отличать знания специальные от неспециальных, отметил: «...привычное обращение в поисках основания их разграничения к “необходимости профессионального образования”, “доступности” или “общеизвестности” тех или иных сведений — занятие, надо думать, неблагодарное, ибо найти критерии, которые объективно отграничивали бы специальное от неспециального, невозможно.

А невозможно уже потому, что то, что вчера было специальным, сегодня становится общедоступным, а то, что было специальным для определенного круга лиц, сегодня успешно осваивается другими, то, чем сегодня профессионально не владеет в силу новизны один следователь, другой уже использует вполне квалифицированно, личным примером “преобразуя” знания специальные в общедоступные»[5]. Для того чтобы разобраться в этой проблеме, предлагаем определить границы профессиональной сферы человеческой деятельности, а именно юриспруденции[6].

Примерный учебный план подготовки выпускника образовательного учреждения высшего профессионального образования МВД России по специальности 030501 Юриспруденция охватывает большой круг дисциплин, которые относятся к материальному и процессуальному праву, математическим и естественно-научным наукам («Концепция современного естествознания», «Математика и информатика», «Правовая статистика»). Особое место в образовательном процессе по подготовке юриста занимает такой раздел криминалистики, как «Криминалистическая техника». Возникает вопрос: «Возможно ли выпускника юридического вуза назвать специалистом в компьютерной технике, программировании или работе с материальными следами преступлений?» Очевидно, нет. Следовательно, какие знания будут профессиональными, а какие специальными?

Полагаем, что одним из критериев определения профессиональных знаний является не только полученное образование, но и опыт работы по соответствующей специальности. Благодаря практической деятельности закрепляются теоретические знания и приобретаются навыки и умения по их реализации. Однако, как известно, не весь круг теоретических знаний выпускника юридического вуза реализуется им в повседневной деятельности[7]. Поэтому констатируем, что те знания, которые не реализуются участником судопроизводства в своей деятельности, согласно должностной инструкции можно отнести к специальной сфере.

Что касается деятельности лиц, осуществляющих раскрытие и расследование преступлений, а также рассмотрение уголовных дел в суде, то к специальным знаниям можно отнести гражданское, арбитражное, административное и иное право, не используемое данными лицами при выполнении должностных обязанностей.

Вторым критерием в постижении истины специальных знаний является выделение их из общеизвестных сведений. Как справедливо считают Е. Р. Россинская, Е. И. Галяшина и А. М. Зинин, «отнесение знаний к общеизвестным, обыденным, общедоступным существенным образом зависит от образовательного и интеллектуального уровня того или иного субъекта, его жизненного или профессионального опыта»[8]. Учитывая сказанное, отметим, что граница между специальными и общеизвестными знаниями условна и субъективна. В каждом конкретном случае субъект уголовного, гражданского, арбитражного или административного судопроизводств вправе определить, нуждается ли он в использовании специальных знаний, или же задача может быть решена на основе житейского опыта. В связи с этим мы полностью согласны с позицией указанных ученых в том, что при решении задач расследования и судебного разрешения уголовных, гражданских или административных дел «лучше не опираться только на житейский опыт и здравый смысл, ибо то, что кажется простым и обыденным, на самом деле является сложным и требует внимания специалиста»[9].

Таким образом, решая задачи о природе происхождения объектов и явлений, их взаимосвязи с окружающей средой в ходе расследования или судебного разбирательства дела, не следует надеяться только на свой практический опыт, необходимо обращаться за квалифицированной помощью к специалистам соответствующей области.

Потребность в специальных знаниях возникает не только в процессе следственной и судебной, но и в оперативно-розыскной деятельности (далее — ОРД). Использование специальных знаний в данной деятельности играет не менее важную роль, чем в процессуальной, и может способствовать решению любых задач, стоящих перед субъектами ОРД. В ходе оперативно-розыскных мероприятий могут применяться фотосъемка, видеозапись, иные технические средства, участвовать специалисты, а также проводиться предварительное исследование предметов и документов. Часто организация некоторых оперативно-розыскных мероприятий без использования специальных знаний становится либо затруднительной (исследование предметов и документов), либо просто невозможной (прослушивание телефонных переговоров, снятие информации с технических каналов связи и др.). Именно этим можно объяснить то, что в ст. 6 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности»[10] (далее — Закон об ОРД) закреплено право лиц, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, использовать помощь специалистов, обладающих научными, техническими и иными специальными знаниями для решения ее задач. Таким образом, содержание Закона об ОРД позволяет утверждать, что специальные знания применяются не только в процессуальной, но и в оперативно-розыскной деятельности.

В широком смысле субъектами применения специальных знаний в уголовно-процессуальной деятельности могут выступать: специалист, эксперт, сотрудник органа дознания, дознаватель, следователь, следователь-криминалист, руководитель следственного органа, прокурор или судья. Уголовно-процессуальное законодательство наделило правом собирать и представлять доказательства подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей (ст.

86 УПК РФ). В связи с этим данные лица также могут являться субъектами применения специальных знаний в ходе предварительного расследования и судебного разбирательства преступлений в силу своей компетенции. Однако не у всех субъектов уголовно-процессуальной деятельности результаты применения специальных знаний будут признаны доказательством. Лишь деятельность специалиста и эксперта, отраженная в заключении, имеет доказательственное значение в уголовном процессе (ст. 80 УПК РФ).

Основная цель использования специальных знаний субъектами уголовно-процессуальной деятельности — выяснение обстоятельств, подлежащих установлению и доказыванию, а также возмещение ущерба, причиненного преступлением.

Специальные знания — знания, отражающие определенный уровень развития науки, техники, искусства и ремесла. Такие знания, как результат познавательной деятельности, должны постоянно пополняться, иначе их применение не позволит получить желаемого результата. В этом заключается их важное свойство. Благодаря использованию только современных научно-технических средств и методов в оперативно-розыскной и процессуальной деятельности, правоохранительные органы и суд могут поставить серьезный заслон росту преступности.

Отмеченное еще раз подчеркивает необходимость регулярного привлечения к раскрытию и расследованию преступления лиц, сведущих в соответствующих вопросах науки, техники, искусства и ремесла, так как только они могут решить специфические задачи, поставленные перед дознавателем, следователем или судом на должном уровне и в короткие сроки.

Указанное выше позволяет сделать следующие выводы:

1. Специальные знания в гражданском, арбитражном административном и уголовном судопроизводствах — это знания, не являющиеся общеизвестными и не относящиеся к соответствующей области профессиональной деятельности юриста.

2. Субъектами применения специальных знаний выступают: специалист, эксперт, сотрудники органа дознания, дознаватель, следователь, следователь-криминалист, руководитель следственного органа, прокурор, судья и иные компетентные лица, имеющие образование и практический опыт работы в соответствующей области.

3. Деятельность специалиста и эксперта, осуществляемая в соответствии с законом, имеет доказательственное значение.

4. Используемые специальные знания должны отвечать современному уровню развития науки, техники, искусства и ремесла.

5. Цель применения специальных знаний — установление обстоятельств, имеющих значение для дела.

Таким образом, специальные знания — это знания, не являющиеся общеизвестными и профессиональными, отражающие современный уровень развития науки, техники, искусства и ремесла, используемые в гражданском, арбитражном, административном и уголовном судопроизводствах компетентными на то лицами в соответствии с требованиями закона в целях установления обстоятельств, имеющих значение для дела.

Приступая к расследованию того или иного преступления, следователь (дознаватель) по различным причинам не в полной мере представляет себе сферу специальных знаний, которая потребуется ему для решения задач судопроизводства. Осуществить правильный выбор и применить необходимые знания позволяют формы специальных знаний, выделяемые законодателем и сложившейся практикой деятельности правоохранительных органов по раскрытию и расследованию преступлений.

Современная наука выделяет две группы форм[11] специальных знаний в зависимости от их регламентации в процессуальном законе: процессуальные и непроцессуальные[12].

Процессуальные специальные знания:

— использование специальных знаний при производстве следственных и судебных действий (участие специалиста — ч. 1 ст. 58 УПК РФ, переводчика — ст. 59, педагога — ст. ст. 191, 280, 425; психолога — ст. 425 УПК РФ);

— проведение сведущим лицом процессуальных действий по поручению следователя или по определению (постановлению) суда (освидетельствование лица другого пола (ч. 4 ст. 179, ч. 2 ст. 290 УПК РФ), контроль и запись переговоров (ч.

4 ст. 186 УПК РФ))[13];

— производство судебной экспертизы (глава 27, ст. ст. 269, 283 УПК РФ);

— допрос эксперта (ст. ст. 205, 282 УПК РФ);

— суждение специалиста в виде заключения по вопросам, поставленным перед ним сторонами уголовного судопроизводства (ч. 3 ст. 80 УПК РФ);

— допрос специалиста (ч. 4 ст. 80 УПК РФ).

В соответствии с УПК РФ результаты использования специальных знаний могут быть закреплены в таких формах, как:

— протокол следственного или судебного действия с участием специалиста для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела (ст. ст. 58, 164, 166, 168, 287, 288, 289 и др.);

— протокол допроса специалиста (ч. 4 ст. 80, п. 31ч. 2 ст. 74, ст. ст. 166, 259 и др.);

— заключение специалиста (п. 31ч. 2 ст. 74, ч. 3 ст. 80 и др.);

— заключение эксперта (ч. 3 ст. 74, ч. 1 ст. 80, ст. ст. 204, 283 и др.);

— протокол допроса эксперта (ч. 2 ст. 80, п. 3 ч. 2 ст. 74, ст. ст. 205, 282 и др.).

Специальные знания, используемые в уголовном и иных судопроизводствах, не ограничиваются лишь теми формами, которые напрямую закреплены в процессуальном законодательстве. Так, анализ Закона об ОРД, ведомственных приказов и инструкций позволяет выделить иные формы специальных знаний — непроцессуальные:

— консультационную и справочную помощь специалиста без участия последнего в производстве оперативно-розыскных мероприятиях и следственных действиях;

— предварительные специальные исследования предметов, документов, трупов;

— проведение документальных проверок и ревизий;

— применение специальных знаний следователем, дознавателем, оперативным уполномоченным, прокурором и судьей.

К непроцессуальным источникам специальных знаний относятся:

— справка (рапорт) об использовании информационных систем, видео- и аудиозаписи, кино- и фотосъемки, а также других технических средств в оперативно-розыскных мероприятиях (ст. 6 Закона об ОРД);

— справка (рапорт) об участии специалиста в оперативно-розыскном мероприятии;

— акт документальной проверки с участием специалиста;

— акт ревизии с участием специалиста;

— акт (справка) исследования документов, предметов или трупов с привлечением специалиста.

Применение указанных процессуальных и непроцессуальных форм использования специальных знаний позволит следователю, оперативному работнику получить сведения, которые могут повлиять на исход разбирательства по делу. При этом результаты применения процессуальных форм специальных знаний имеют доказательственное значение, а непроцессуальных — обладают ориентирующим характером. Однако не всегда результаты использования непроцессуальных форм специальных знаний будут носить лишь ориентирующее значение.

В соответствии с действующим законодательством результаты оперативно-розыскной деятельности, в том числе и полученные с использованием специальных знаний, могут также служить доказательствами по уголовному делу (ст. 89 УПК РФ, ст. 11 Закона об ОРД). Специальной Инструкцией определен порядок представления результатов оперативно-розыскной деятельности дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд[14]. Согласно данной Инструкции результаты ОРД могут служить поводом и основанием для возбуждения уголовного дела, применяться при подготовке и осуществлении следственных и судебных действий, а также в доказывании по уголовным делам согласно положениям уголовно-процессуального законодательства, регламентирующим собирание, проверку и оценку доказательств.

В связи с этим классифицировать процессуальные и непроцессуальные формы использования специальных знаний с позиции результатов их применения или же отдавать предпочтение какой-либо из них в уголовном судопроизводстве не следует, поскольку результаты проведения оперативно-розыскных мероприятий с участием специалиста могут стать доказательствами по уголовному делу, если они получены в соответствии с действующим законодательством. Например, видеозапись, на которой запечатлены встречи вымогателей с жертвой преступления, при тщательной проверке ее достоверности может служить иным документом в уголовном деле. И, напротив, результат применения процессуальной формы может не иметь доказательственного значения, если при его получении допущены нарушения требований закона (экспертиза произведена некомпетентным или заинтересованным лицом).

Таким образом, значение результатов применения специальных знаний в уголовно-процессуальной деятельности нельзя отождествлять с их процессуальной или непроцессуальной регламентацией в законе. Деление форм использования специальных знаний на процессуальные и непроцессуальные дает о них лишь общее представление, из которого не ясны их цель и значение.

Полагаем, что наряду с формами специальных знаний в уголовно-процессуальной деятельности целесообразно определиться с целями их применения. Одна и та же форма использования специальных знаний может быть применена для решения ряда задач уголовного судопроизводства. Например, производство судебной экспертизы в криминалистическом понимании приобретает свою значимость при установлении фактов, имеющих юридическое значение (причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего; отнесение объектов к категории огнестрельного или холодного оружия), в механизме совершения преступления (место производства выстрела) и др.

Путем использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве решается такой круг задач, как:

1) определение оснований для возбуждения уголовного дела;

2) организация процесса предварительного расследования преступления;

3) получение доказательств при проведении следственных и судебных действий;

4) разъяснение по специальным вопросам для объективной оценки имеющихся в деле доказательств.

Предыдущая статья:Какую любовь даём детям? 7 страница Следующая статья:Понятие и сущность судебной экспертизы
page speed (0.0231 sec, direct)