Всего на сайте:
248 тыс. 773 статей

Главная | Литература

ДОМИНИОН ФЕЗЗАН 1 страница  Просмотрен 1

 

АДРИАН РУБИНСКИЙ – 5-й правитель Феззана. Прозвище – «Чёрный Лис».

НИКОЛАС БОЛТЕК – Помощник Рубинского.

БОРИС КОНЕВ – Независимый торговец. Капитан торгового корабля «Берёзка».

МАРИНЕСКУ – Помощник Конева. Административный работник на «Берёзке».

ВЕЛИКИЙ ЕПИСКОП – Правитель, скрывающийся в тени Рубинского.

 

Глава 1. Перед бурей

 

I

 

Сто миллиардов звёзд светили ста миллиардами огней. Но свет их был слаб, так что большая часть бесконечного космического пространства была наполнена обсидиановой тьмой.

Бесконечная ночь. Безграничная пустота. Холод, превосходящий воображение. Вселенная не отвергала человечество. Она его просто игнорировала. Вселенная была обширна, но людям всегда не хватало места. Потому что для них имело значение лишь то пространство, которое они могли охватить.

Люди делили Вселенную очень прозаично – на регионы, пригодные для жизни и регионы, непригодные для жизни, а также на судоходные и не поддающиеся захвату. А самые несчастные из людей – профессиональные солдаты – делили все звёзды и весь космос на регионы, находящиеся под контролем врага или союзников, регионы, которые нужно захватить или защищать и на регионы, где сражаться легко или, наоборот, сложно.

Изначально у этих мест не было собственных названий. Чтобы различать важные для них районы бескрайнего космоса, крошечные люди дали им названия согласно собственным представлениям.

Среди таких районов был Изерлонский коридор – длинный и узкий безопасный тоннель, проходящий сквозь неописуемо сложный участок галактического пространства. В описываемый момент времени сквозь него летел одиночный линкор. Под белым светом звезды класса G0 его обтекаемый корпус был бы, вероятно, похож на серебристо-серую рыбу, а название корабля, «Улисс», отчётливо виднелось на борту.

«Улисс». Этот корабль, названный в честь героя древней легенды, входил в состав Изерлонского Патрульного флота Союза Свободных Планет.

Шестью месяцами ранее «Улисс» входил в состав Восьмого флота Союза. Этот флот сражался с врагом в звёздной системе Амритсар, участвуя в крупнейшем сражении в человеческой истории, и потерял там девяносто процентов кораблей и личного состава. то поражение стало концом для Восьмого флота. Жалкие остатки выживших были распределены между другими флотами и военными базами.

Улисс, герой многих битв, не раз сталкивался лицом лицу со смертью и стал свидетелем разных удивительных событий. Корабль, который назвали в его честь, был не менее героическим. Как и его экипаж.

Тем не менее, название линкора «Улисс» сейчас было предметом скорее для шуток, чем для уважения.

В Битве при Амритсаре повреждение, которое понёс линкор, было лёгким. Вражеским попаданием уничтожена была лишь одна система корабля. Система бактериальной очистки сточных вод. В результате экипажу пришлось продолжать бой, стоя по колено в зловонной жиже. А по возвращении их ждало очень неприятное обращение – «линкор со сломанным туалетом». Услышавшие это обращение офицеры связи других кораблей тут же напридумывали множество других эпитетов, среди которых «линкор, подбитый в гальюн» было одним из самых мягких.

Капитан 3-го ранга Нильсон, капитан корабля, и его старший помощник, лейтенант Эда, провоняли насквозь, пока добрались до Изерлона, а те, кто их встречал, говорили положенные слова, вроде «хорошая работа», таким тоном, какой с трудом сочетался с этими словами. И всё же, перед лицом унизительного разгрома, поражения, в котором было потеряно семьдесят процентов от тридцати миллионов солдат, возможно, людям нужен был такой вот «Улисс» – как повод для шутки или начала разговора – чтобы сохранить их умственное здоровье. Хотя, даже если принять это за правду, к экипажу самого линкора это не относилось.

В настоящее время «Улисс» находился вдали от крепости Изерлон, выполняя обязанности патруля. Задания по патрулированию долгое время служили для тренировок экипажей, но в этом районе космоса, наполненном переменными звёздами, красными гигантами и сходящими с ума гравитационными полями, они были по-настоящему опасны для жизни. Тем более что территория, контролируемая Союзом Свободных Планет, простиралась только до района, в котором находилась крепость Изерлон, а на другом конце Изерлонского коридора находились уже пограничные системы Галактической Империи. В прошлом этот район стал местом многих крупномасштабных сражений, и нередко здесь можно было встретить обломки погибших десятилетия назад кораблей.

Неуклюжая фигура капитана Нильсона поднялась с кресла командующего. Оператор доложил об обнаружении неизвестного космического корабля. Система обнаружения противника на «Улиссе», как и на других кораблях, включала в себя радар, датчики определения масс и энергии, стайки спутников предварительного обнаружения и прочее.

Все они сейчас передавали данные. То, что они обнаружили, было не вражеским флотом, а одиночным кораблём.

– Здесь ведь не должно быть дружественных кораблей?

– Нет, сэр! В настоящее время наших кораблей в этом районе нет.

– Значит, метод исключения говорит нам, что это враг. Экипажу: боевая тревога!

Прозвучали сигналы тревоги, и уровень адреналина в крови ста сорока членов экипажа начал стремительно расти. Солдаты и офицеры чётко и уверенно занимали свои места, в наушниках звучала перекличка докладов:

– Дистанция тридцать три световых секунды!

– Рельсовые орудия готовы!

– Лазерные орудия готовы!

– Настройка тактического изображения завершена!..

Потом всех прочих перекрыл звучный голос капитана, приказавшего передать сообщение на общем канале:

– Остановитесь. В противном случае мы атакуем.

Через пять минут, за которые экипаж успел покрыться холодным потом от напряжения, пришёл ответ. Офицер связи, который его получил, в недоумении склонил голову, передавая планшет с текстом капитану. Там значился следующий текст:

«Мы не желаем обмениваться ударами. Мы стремимся к мирным переговорам и смиренно просим вас выполнить эту просьбу».

– Переговоры? – пробормотал капитан Нильсон, словно спрашивая самого себя.

Его старший помощник Эда скрестил на груди руки:

– Давненько их не случалось. Но, может быть, это просто «гость», – под этим словом он имел в виду перебежчика.

– Как бы то ни было, все детали выясним потом. Экипажу не покидать боевых позиций. Прикажите им заглушить двигатели и выйти на прямую связь.

Капитан Нильсон снял свой форменный берет, полностью чёрный, за исключением белой пятиконечной звёздочки, и вытер им вспотевшее лицо. Было бы неплохо избежать сражения. В конце концов, даже если он победит, его кораблю тоже не избежать повреждений. Поэтому он прикипел взглядом к изображению вражеского корабля, которое медленно приближалось на одном из экранов. Корабль не так уж отличался от «Улисса», и капитан подумал: «Интересно, а люди там сейчас тоже сидят как на иголках, как и мы?».

Изерлон был рукотворной планетой, висящей в пространстве между Галактической Империей и Союзом Свободных Планет, вращаясь вокруг звезды под названием Артена. Находясь в самом центре Изерлонского коридора, он не позволял обойти себя, начав вторжение на территорию противника. Этот искусственный мир, построенный Империей, и совсем недавно захваченный Союзом, был шестидесяти километров диаметром. Если разрезать его на тонкие ломтики, то внутри можно было бы увидеть несколько тысяч этажей. Поверхность же была защищена многослойной бронёй из сверхтвёрдой стали, кристаллического волокна и суперкерамики, каждый слой которой был обработан специальным зеркальным покрытием для защиты от лучевого оружия противника. Для вящей защиты крепость была покрыта такой бронёй в четыре параллельных слоя.

Она была способна выполнять любую функцию, требующуюся от стратегической базы: атакующую, защитную, снабженческую, ремонтную, медицинскую, обеспечивать связь, сбор разведанных, управление передвижением кораблей. Космопорт мог принять до двадцати тысяч кораблей, а ремонтные доки – чинить одновременно четыреста. В госпиталях было две тысячи мест. Арсенал же в состоянии был выпускать до семи с половиной тысяч термоядерных ракет в час.

Общее количество солдат в гарнизоне крепости и в экипажах Патрульного флота выросло до двух миллионов. Помимо них, в крепости жили ещё три миллиона гражданских. Большая часть из них была членами семей солдат, но немало было и гражданских технических специалистов, а также тех, кому военное руководство позволило взять на себя обеспечение жизненных потребностей и развлечений. Среди них было несколько заведений, где работали только женщины.

Несмотря на то, что Изерлон являлся военной крепостью, он также был огромным городом с населением в пять миллионов человек. Среди обитаемых планет Галактики нередко встречались и менее населённые. Общественная инфраструктура также была хорошо выстроена. Начиная со школ, детских садов и родильных домов и заканчивая театрами, концертными залами и пятнадцатиэтажным спортивным центром. Кроме того, в крепости были огромное автономное водохранилище, водородные реакторы, выполняющие также функцию переработки пресной воды, обширные ботанические сады, использующиеся и как часть системы снабжения кислородом, и для так называемой «лесной терапии», а также гидропонные ранчо, являвшиеся основными источниками растительного белка и витаминов.

Командующим как самой крепости, так и приданного к ней Патрульного флота, то есть человеком, ответственным за этот космический город и командиром его вооружённых сил был адмирал Союза Свободных Планет Ян Вэнли.

 

II

 

Большинству людей было бы трудно представить, что Ян Вэнли является одним из высших офицеров флота Союза. Собственно говоря, его вообще нельзя было принять военного, даже когда на нём была форма.

Он не был каким-то вдумчиво-выглядящим старым джентльменом, какими представляют адмиралов. Не был и огромным мускулистым гигантом. Не походил он также и на хладнокровного гения или бледного молодого аристократа.

Ему было тридцать лет, хотя он и выглядел несколько моложе своего возраста. Его глаза и волосы были чёрными, рост и телосложение средними, лицо тоже вполне обычным, по нему нельзя было сказать, что его хозяин обладает редким талантом.

То, что было в нём необычным, находилось не снаружи черепа, а внутри него. В прошлом году, 796-м году Космической эры, все военные успехи Союза Свободных Планет были достигнуты им.

Он захватил у Галактической Империи крепость Изерлон, чья неприступность вошла в легенды, и сделал это, не пролив ни капли крови своих солдат. В сражениях при Астарте и Амритсаре, в которых вооружённые силы Союза потерпели сокрушительный разгром от рук имперского адмирала Райнхарда фон Лоэнграмма, только спокойное и умное командование Яна спасло его соотечественников от полного уничтожения.

Если бы не он, в хрониках Союза Свободных Планет для описания 796-го года хватило бы одного слова – «поражение». Этот факт признавали все. Именно поэтому Ян в течение года продвинулся от звания коммодора до адмирала. Однако сам молодой адмирал был не особенно счастлив своим оглушительным успехам. Несмотря на то, что Ян был военным гением, сам он не находил ничего хорошего в явлении, называемом войной.

Не раз он мечтал выйти в отставку и вернуться к мирной жизни, но пока ему этого не удавалось.

В тот день он отдыхал, играя в трёхмерные шахматы в своей квартире на Изерлоне.

– Шах! – азартно крикнул Юлиан Минц.

Ян, взъерошив свои чёрные волосы, признал поражение. Почему-то на игру в шахматы его стратегические таланты не распространялись.

– Ну что ж. Похоже, я в семнадцатый раз проиграл, – он вздохнул, но в его голосе не чувствовалось ни раздражения, ни разочарования.

– В восемнадцатый, – с улыбкой поправил его Юлиан. Ещё почти ребёнок, он был в два раза младше Яна. Многие считали этого кареглазого юношу с льняными волосами очень привлекательным.

Три года назад Юлиан попал под опеку Яна через гражданскую программу, называемую законом Треверса. Согласно ему, оставшиеся сиротами дети солдат, погибших в бою, должны были воспитываться в семьях других солдат. Юлиан был лучшим учеником школы, лучшим в году по количеству набранных очков игроком во флайбол и, получив звание, эквивалентное младшему капралу как гражданский специалист на военной службе, показал выдающиеся результаты в стрельбе. Хотя это немного смущало его опекуна Яна, но также было и поводом для гордости.

«Единственным недостатком Юлиана, – сказал как-то Алекс Кассельн, острый на язык товарищ Яна по Военной академии, – является то, что он так почитает тебя, Ян. У него ужасный вкус. Если бы не это, я бы с радостью отдал за него замуж одну из своих дочерей». У тридцатишестилетнего Кассельна действительно было две дочери, правда, старшей из них недавно исполнилось семь.

Ян, по-видимому, так и не усвоив урока, сказал:

– Сыграем ещё раз.

– Вам правда так хочется проиграть девятнадцать раз подряд?.. Не то чтобы я против, но…

Это Ян научил Юлиана играть в трёхмерные шахматы, но ученику потребовалось меньше полугода, чтобы превзойти учителя. И с тех пор разрыв в их способностях лишь увеличивался. Но всё же, когда Юлиан говорил, что он хорош в шахматах, это всегда ограничивалось шуткой. И такая тенденция распространялась не только на шахматы. Подсознательно юноша был твёрдо убеждён, что никогда и ни в чём не сможет сравниться с Яном.

Прозвучал мелодичный сигнал вызова, и на экране видеофона появилась привлекательная девушка-офицер с ореховыми глазами и золотисто-каштановыми волосами:

– Командующий, это старший лейтенант Гринхилл, – она служила адъютантом Яна с прошлого года и недавно была повышена в звании.

– В чём дело? Я сейчас немного занят, – спросил Ян голосом, в котором не слышалось ни капли энтузиазма.

– Линкор Имперского флота прибыл с посланником. Он хочет встретиться с вами по какому-то срочному делу.

– Хочет встретиться? – казалось, молодой адмирал не особо удивлён. Тем не менее, он прервал шахматную партию и собирался уже покинуть каюту, когда его остановил голос Юлиана:

– Адмирал, подождите! Вы забыли своё оружие.

Пистолет по-прежнему лежал на столе, куда он его бросил.

– В нём нет необходимости, – раздражённо отмахнулся молодой адмирал.

– Но идти безоружным слишком…

– Предположим, я возьму пистолет, – сказал Ян. – Предположим даже, что выстрелю. Ты правда думаешь, что я в кого-нибудь попаду?

– Эм… нет.

– Но тогда и брать его бессмысленно, верно?

Ян развернулся, направившись к штабу командования, и Юлиан, паникуя, последовал за ним.

Дело не в том, что Ян был бесстрашен или дерзок. Просто он отчётливо видел границы человеческих способностей. Он захватил неприступный Изерлон, использовав трюк, которого никто не смог предсказать. И это научило его, что там, где в дело вовлечены люди, не бывает совершенства и ничего нельзя гарантировать.

Ян никогда не стремившимся стать солдатом, а мечтал лишь о жизни историка. Именно из книг по истории он и узнал, что каким бы сильным ни было государство, оно рано или поздно развалится, и каким бы великим ни был герой, вслед за обретением могущества наступит и падение.

То же относится и к жизни. Герой, переживший множество битв, умирает от осложнений гриппа. Последний оставшийся в живых в кровавой борьбе за власть гибнет от рук неизвестного убийцы. Император Отфид III, боявшийся отравления, ничего не ест и в итоге умирает от истощения.

«Когда удача уходит, она уходит. И никакая осторожность уже не спасёт».

Ян не брал с собой даже телохранителей. Когда он получил назначение на Изерлон, за ним поначалу присматривали четыре смены по двенадцать человек, но они следовали за ним даже в туалет, так что он быстро устал и отказался от них.

С другой стороны, Ян уделял большое внимание работе охранной системы крепости. Он разделил её функции между тремя отдельными станциями, поставив их под взаимное перекрёстное наблюдение.

Взять её под контроль было возможно, только захватив все три станции. Кроме того, в системе кондиционирования воздуха были установлены специальные устройства, анализирующие атмосферу на предмет отравляющих веществ. Было и множество других усовершенствований.

Всё это было сделано не только потому, он сам, захватив крепость, знал о несовершенстве охранной системы. Другой причиной, которая и заставила его учесть всё возможное и невозможное, было военное руководство, без конца твердящее о необходимости обезопасить крепость, а также нервничающие подчинённые, чиновники, требующие отчёта о расходовании бюджета, любящие учинять проверки политики и журналисты, только и ждущие, что что-то пойдёт не так. Именно для этих людей и были нужны эти излишние действия, позволяющие сказать: «Смотрите, система охраны Изерлона совершенна».

– Я ясно вижу, как в головах людей остаётся всё меньше ума по мере того, как они поднимаются выше, – пожаловался однажды молодой адмирал Юлиану.

– Если вы это понимаете, то вас не застанут врасплох вместе с ними. Пока нет лишних проблем, разве вам не кажется, что всё в порядке? – ответил мальчик так, словно в этой комнате взрослый именно он. А потом сменил тему. – Меня больше волнует то, что по мере того, как вы поднимаетесь выше, растёт и потребление вами алкоголя. Попытайтесь хоть немного уменьшить его.

– Я правда стал настолько больше пить?

– По крайней мере, в пять раз по сравнению с тем, что было три года назад.

– В пять раз? Нет, не может быть, чтобы так много.

 

Под сомневающимся взглядом Яна, Юлиан вывел на экран компьютера данные о расходах на домашнее хозяйство за последние три года. Показатель 100, примененный к расходам на алкогольные напитки три года назад, вырос до 491. Поскольку в это число не входило выпитое вне дома, то у Юлиана были все основания утверждать, что потребление увеличилось в пять раз или больше.

Не имея возможности спорить, Ян пообещал воздержаться от выпивки, но оба они испытывали сомнения в том, как долго он сможет держать обещание.

Два часа спустя Ян собрал свой командный состав в зале совещаний. Это был тот самый зал, в котором, когда крепость принадлежала Империи, встречались комендант крепости и командующий базирующимся в ней флотом. В то время для совещаний были нормой споры, после которых каждый оставался при своём мнении.

Состав собравшихся вокруг стола сейчас был следующим:

 

Контр-адмирал Алекс Кассельн, начальник администрации крепости.

Бригадный генерал Вальтер фон Шёнкопф, глава службы безопасности.

Контр-адмирал Фишер, заместитель командующего Патрульным флотом.

Контр-адмирал Мурай, начальник штаба.

Коммодор Патричев, заместитель начальника штаба.

Капитан Блад-Джо и капитан третьего ранга Лао, офицеры штаба.

Старший лейтенант Фредерика Гринхилл, адъютант командующего.

 

Также присутствовали капитан третьего ранга Нильсон, капитан линкора «Улисс», и его старший помощник, лейтенант Эда.

Ян, как обычно, оглядел лица собравшихся офицеров, а потом открыл рот, чтобы заговорить. На самом деле, говорить официально у него получалось плохо. Скорее было похоже, что он разговаривает с друзьями за чашкой чая.

– Думаю, вы все уже знаете, что на линкоре «Брокен» прибыл посланник из Галактической Империи с довольно интересным предложением. Суть его состоит в том, чтобы произвести обмен двумя миллионами военнопленных, которые сейчас находятся, соответственно, в руках Империи и Союза.

– Так им тоже тяжело кормить их, – саркастически заметил Кассельн. Среднего роста, со здоровым телосложением, он был скорее военным чиновником, а не солдатом, более опытным в работе в тылу, чем на линии фронта. Мастер кабинетной работы, он был специалистом в обеспечении линий снабжения и административной деятельности. После поражения при Амритсаре на него возложили вину за провал плана снабжения экспедиционного флота – хотя на самом деле эта катастрофа была вызвана хитрой стратегией гросс-адмирала Империи Лоэнграмма – и отправили на дальнюю базу, но позже, по просьбе Яна, перевели на Изерлон.

Справедливости ради стоит отметить, что Алекс Кассельн сейчас являлся фактическим мэром города Изерлон с пятью миллионами жителей. И справлялся с этим замечательно. Его способности к управлению, пожалуй, оказались бы полезны даже в более крупных и сложных организациях.

– Это, скорее всего, одна из причин, – ответил Ян. – В любом случае, тут я тоже виноват.

Количество взятых в плен при захвате крепости было сравнимо с населением большого города.

Бригадный генерал Вальтер фон Шёнкопф улыбнулся этому обмену фразами. Тридцатитрёхлетний мужчина с тонкими чертами лица, он был тем, кто непосредственно исполнил план Яна на Изерлоне. Рождённый в семье имперских аристократов, он попал в Союз ещё ребёнком, вместе со сбежавшими из Империи дедушкой и бабушкой. Он был умён и отважен, обладал неукротимым духом, который некоторые считали опасным. Но сам он всегда оставался спокоен, даже под враждебными и подозрительными взглядами.

– Но всё же смеяться тут не над чем, – продолжил Ян. – Фраза «Им тяжело кормить их» на самом деле имеет серьёзное значение. Очень скоро обстоятельства могут сложиться так, что они действительно не смогут делать этого.

– Что вы имеете в виду?

– Проще говоря, мы можем рассматривать это предложение как знак того, что Райнхард фон Лоэнграмм наконец решился вступить в вооружённое противостояние с коалицией высшей знати.

Когда Ян произнёс имя этого белокурого молодого человека, которого во флоте Союза считали самой большой угрозой, в зале установилась напряжённая тишина.

В последние несколько месяцев Ян постоянно думал об этом: что делать с маркизом Лоэнграммом, всё ближе подбирающимся к власти в Галактической Империи.

Райнхару, для того, чтобы захватить власть, нужно было уничтожить группу могущественных аристократов, считающих его врагом. Это, вполне вероятно, обернётся полномасштабной гражданской войной. И Ян отлично понимал, что маркиз Райнхард готовится к этому конфликту.

Проблема заключалась в том, что маркиз Лоэнграмм не мог не учитывать в своей подготовке Союза Свободных Планет. Он не станет наблюдать со стороны, как его противники в Империи объединятся с Союзом, и не позволит флоту Союза дождаться того, как гражданская война истощит обе противоборствующие стороны в Империи. Несмотря на то, что раны, понесённые Союзом при Амритсаре, ещё не зажили, и флот не готов к новым кампаниям, молодой имперский главнокомандующий, несомненно, не пустит ничего на самотёк.

Так что же он предпримет?

Ян пытался проанализировать обстоятельства, в которых находится Райнхард. Существовали определённые рамки, в которые он поставлен, и, очевидно, он будет строить планы, учитывая их.

Результаты анализа выглядели следующим образом:

 

1. Райнхарду понадобятся все силы, чтобы справиться с объединением знати.

2. Поэтому сражение на двух фронтах сразу невозможно.

3.

Исходя из пунктов 1 и 2, получаем, что по Союзу нужно ударить с помощью уловки, а не военной силы.

4. Разделить врага и заставить сражаться между собой – лучшее, что можно сделать в такой ситуации.

 

Когда Райнхард дойдёт до этого пункта, Ян мог догадаться, что последует дальше: он найдёт способ расколоть армию Союза изнутри!

Вот что должен сделать Райнхард. Вот, что он сделает. Ян не мог придумать чего-либо ещё, если бы оказался на месте Райнхарда. Если бы силы Союза разделились и сражались друг с другом, Райнхард был бы свободен воевать с аристократами и не боялся бы нападения с тыла.

«Что же конкретно он сделает в таком случае?..» – дойдя до этой точки в своих рассуждениях, Ян останавливался. Здесь вариантов уже было больше, и он не мог предугадать решения противника.

«А может, я слишком много об этом думаю», – Ян не мог не сомневаться. Он не был настолько уверен в себе, как считали другие.

Как бы то ни было, его работа заключалась не в стремлении к истине или гуманизму. И не в погоне за какими-то вечными ценностями. Это было противостояние. Победа или поражение. Если он окажется на шаг впереди противника, значит, его работа была выполнена хорошо. Но это лишь на словах звучало так просто. На деле же опередить на шаг гения вроде маркиза Лоэнграмма было невероятно трудно.

У Яна был лишь один повод для сожалений.

Во время прошлогодней Битвы при Амритсаре он сделал всё возможное и даже больше, но он не мог сказать того же о предшествующем ему совещании в Центре стратегического планирования. Даже если бы всё обернулось скандалом, может быть, ему стоило попытаться противостоять безответственной агрессивной риторике милитаристов?

«Хотя, разумеется, у меня не было шансов одолеть их», – морщился Ян.

В любом случае, Ян должен был доложить о поступившем из Империи предложении об обмене пленными на Хайнессен, в столицу Союза, названную в честь его отца-основателя. Правительство, скорее всего, согласится с этим предложением. Военнопленные не имели избирательного права, в отличие от вернувшихся солдат. Более двух миллионов голосов плюс голоса их семей никто не захочет упускать. Несомненно, по этому поводу устроят грандиозное празднество.

– Эй, Юлиан, давненько мы не были в столице, но похоже, у нас наконец появилась возможность вернуться на Хайнессен.

Его голос был весел, что показалось Юлиану немного странным. Поездка на Хайнессен будет полна церемоний, приёмов речей – всего того, что Ян так ненавидел.

Но сейчас у Яна появилась причина, по которой ему нужно было попасть на Хайнессен.

 

III

 

Обмен военнопленными производился не от лица правительств, а от лица армейского руководства. Оба государства считали лишь себя законными правителями человечества и не признавали существования конкурента. Поэтому установить официальные дипломатические отношения было невозможно.

Если бы такая глупая ожесточённость существовала между двумя отдельными людьми, это было бы лишь поводом для смеха. Но когда подобная ситуация сложилась между народами, люди были готовы принимать это за достоинство.

19 февраля в крепости Изерлон состоялась церемония обмена пленными. Представители вооружённых сил обоих государств обменялись списками и подписали сертификаты.

Флот Галактической Империи и Флот Союза Свободных Планет, в соответствии с принципами военного регулирования, настоящим постановляют вернуть всех попавших в плен солдат и офицеров и обязуются выполнить это постановление в полном объёме и не нарушая воинской чести.

19 февраля 488-го года по Имперскому календарю. Адмирал флота Зигфрид Кирхайс, полномочный представитель Флота Галактической Империи.

19 февраля 797-го года Космической эры. Адмирал Ян Вэнли, полномочный представитель Флота Союза Свободных Планет.

Когда Ян закончил подписывать, Кирхайс обратился к нему с юношеской улыбкой:

– Наверное, формальности необходимы, но в то же время в них есть что-то нелепое, вам не кажется, адмирал Ян?

– Полностью с вами согласен.

Ян изучал Кирхайса. Он и сам был молод, но Кирхайс ещё моложе, всего двадцать один год. Это был красивый молодой человек – волосы, даже не рыжие, а рубиново-красные, добрые голубые глаза, высокий рост – и, несмотря на то, что всем было известно, что он один из самых смелых и могущественных адмиралов Империи, он произвёл приятное впечатление на всех женщин Изерлона. Ян сталкивался с ним в Битве при Амритсаре, знал, что тот является правой рукой Райнхарда фон Лоэнграмма, и всё же этого молодого человека трудно было воспринимать как врага.

Похоже, что у Кирхайса сложилось такое же впечатление о Яне. Его рукопожатие при прощании было крепким, а не просто формальным.

Чуть позже, когда представители Империи улетели, Юлиан выразил о нём своё мнение:

– Внушает симпатию, да?

Ян кивнул, хотя ему казалось странным, что вражеский командир вызывает в нём больше уважения, чем собственное правительство. Конечно, не было ничего необычного в том, что враг впереди куда честнее тех, кто сговаривается за спиной, да и враг и союзник всегда могут поменяться местами.

Как бы то ни было, церемония приветствия возвращающихся солдат дала Яну возможность оправдать необходимую ему поездку на Хайнессен.

 

 

IV

 

Спустя четыре недели после отбытия с Изерлона Ян и Юлиан достигли столичной планеты Хайнессен. Избегая центрального космодрома, находящегося в жутком хаосе из-за двух миллионов возвращающихся солдат, членов их семей, стремящихся поприветствовать их, и огромных толп журналистов, они приземлились на Космодроме-3, обслуживающем лишь местные пассажирские и грузовые линии. Там они сразу же сели на автоматическое такси и отправились в район, где располагались дома офицеров. Однако, проехав через складские районы и рабочие кварталы на улице Хатчисона, они неожиданно наткнулись на заграждение. Полицейские, сильно потея, направляли огромные толпы людей. Похоже, они пытались заменить собой неисправную центральную систему управления наземным движением, но Ян и Юлиан не могли понять, почему дорога перекрыта. Ян вышел из такси и подошёл к выглядевшему совсем неопытным молодому офицеру.

– В чём дело? Почему мы не можем проехать?

Предыдущая статья:Легенда о героях галактики. Том 2. Амбиции Следующая статья:ДОМИНИОН ФЕЗЗАН 2 страница
page speed (0.0459 sec, direct)