Всего на сайте:
303 тыс. 117 статей

Главная | Психология

Эмоциональный шантаж, нам нужно чест­но признать и скорректировать поведение, которое прино­сит нам боль  Просмотрен 36

Введение

Я сообщила партнеру, что собираюсь раз в неделю по ве­черам ходить на занятия, и он стал отчитывать меня со свойственным ему безразличием. «Поступай как хочешь — ты все равно сделаешь по-своему, — сказал он, — но не на­дейся, что я буду ждать твоего возвращения. Ты знаешь—я всегда в твоем распоряжении, почему же теперь тебе не от­ветить тем же?» Я понимала, что его доводы бессмысленны, но они заставили меня почувствовать, что поступаю слиш­ком эгоистично. Я отказалась от занятий. ЛИЗ.

Я хотел провести Рождество в путешествии вместе с женой — мы с нетерпением ожидали этого события не­сколько месяцев. Позвонил маме, чтобы сказать, что мы на­конец-то купили билеты, но она сразу же заплакала: «А как же рождественский ужин? Ты ведь знаешь, что на празд­ники мы всегда собираемся вместе. Если ты не приедешь, то испортишь всем Рождество. Как ты можешь так от­носиться ко мне? Как ты думаешь, сколько рождествен­ских праздников мне осталось?» Естественно, я сдался. Жена убьет меня, когда узнает об этом, но я не смогу на­слаждаться праздниками, если меня будет грызть вина. ТОМ.

 

Я пришла к начальнику, чтобы попросить о помощи или перенести сроки окончания работы над крупным проектом. Как только я упомянула о том, что мне нужно помочь, он начал меня обрабатывать. «Я знаю, как каждый день вам хочется побыстрее вернуться домой, — сказал он. — Но даже если сейчас семья хотела бы видеть вас чаще, она будет рада повышению, которое мы для вас запланировали. Нашей команде нужен такой игрок, который демонстрировал бы на­стоящую преданность этому заданию; именно эту роль вы исполняете.

Но пусть будет так. Проводите больше време­ни в кругу семьи, но подумайте о том, что, если это для вас важнее, чем работа, мы можем пересмотреть свои планы в отношении вас». Я чувствовала себя полностью уничтожен­ной. Теперь не знаю, что мне делать. КИМ.

Что происходит? Почему некоторые люди заставляют нас думать: «Я опять проиграл. Я постоянно принимаю чьи-то ус­ловия. Я не сказал того, что должен был сказать. Почему я ни­кому ничего не могу доказать? Как получается, что мне не уда­ется постоять за себя?» Мы знаем, что нас обвели вокруг паль­ца. Мы чувствуем разочарование и возмущение, понимая, что уступили какому-то человеку, только чтобы его не обидеть. Однако мы не знаем, как нужно поступить, чтобы такого боль­ше не случалось. Почему некоторым людям удается навязы­вать нам свою точку зрения с помощью эмоций, и при этом у нас остается чувство поражения?

Люди, с которыми мы сталкиваемся в безнадежных для нас ситуациях, искусно манипулируют нашим эмоциональным со­стоянием. Они закутывают нас в утешительную пелену люб­ви, если получают желаемое, но когда же не добиваются сво­его, то часто начинают угрожать, оставляя чувство вины и самоуничижения. Может показаться, что они, сами того не понимая, пользуются определенными методами. Кстати, многие из них могут представляться добрыми, многострадаль­ными личностями, которые ни при каких условиях не прибе­гают к угрозам.

Обычно это один человек — партнер, родитель, друг, брат или сестра, — который постоянно манипулирует нами до та­кой степени, что мы забываем даже то, что являемся самостоя­тельными, взрослыми людьми.

Хотя в других областях нам мо­жет сопутствовать успех, с этими людьми мы чувствуем себя стесненными и беззащитными. Они легко обводят нас вокруг пальца.

Приведу пример моей клиентки Сары, судебного репор­тера. Сара, жизнерадостная брюнетка возрастом за 30, почти год встречалась со своим ровесником, Фрэнком. Все шло хо­рошо, пока речь не зашла о свадьбе. По словам Сары, отно­шение Фрэнка к ней резко изменилось, словно он хотел ис­пытать ее. Это стало очевидным, когда Фрэнк пригласил Сару провести с ним выходные в его коттедже в горах. «Когда мы приехали, оказалось, что весь коттедж застлан брезентом, вез­де стояли банки с краской. Он вручил мне кисть. Я не знала, что делать, поэтому стала красить». Они работали, почти не раз­говаривая, весь день, а когда наконец присели отдохнуть, Фрэнк вынул обручальное кольцо с огромным бриллиантом. Сара спросила у него, что это означает, а он ответил, что хотел испытать ее и убедиться, что после свадьбы не придется все де­лать самому. Разумеется, этим все не закончилось.

Мы назначили дату свадьбы, обо всем договорились, но наши отношения впадали из крайности в крайность. Фрэнк продолжал делать мне подарки, но испытания не прекра­тились. Однажды я не согласилась посидеть с детьми его сестры в выходные дни, и Фрэнк сказал, что у меня отсут­ствует чувство семьи, и поэтому ему, возможно, следует отменить свадьбу.

А когда я говорила о расширении своего бизнеса, это означало, что я недостаточно ему преданна. Естественно, я перестала об этом разговаривать. Все это тянулось бесконечно, а я постоянно уступала Фрэнку. Но продолжала твердить себе, какой он хороший парень и, мо­жет быть, дело в том, что он просто боится свадьбы и хо­чет почувствовать себя более уверенно.

Угрозы Фрэнка звучали спокойно и тем не менее были чрезвычайно эффективными, поскольку чередовались с пе­риодами близости, достаточно заманчивой, чтобы скрыть то, чего он добивался в действительности. И как и многие из нас, Сара раз за разом возвращалась к нему.

Она поддавалась манипуляциям Фрэнка, потому что ей было важно не допустить ссоры, ведь на кону стояло очень многое. Как и большинство из нас, Сара чувствовала обиду и раздражение, оправдывая свою капитуляцию желанием сохра­нить добрые отношения.

В подобных ситуациях мы концентрируемся на нуждах других людей в ущерб собственным и успокаиваемся, ощущая временную иллюзию безопасности, созданную нашими уступ­ками. Мы избежали конфликта, конфронтации и приобрели возможность наладить здоровые отношения.

Такие неприятные недоразумения — самая распростра­ненная причина разногласий почти во всех типах отношений, однако их редко распознают и почти всегда неверно истолко­вывают. Часто эти манипуляции называют недопониманием. Мы говорим себе: «Я оперирую чувствами, а он разумом» или «У нее совершенно другой склад ума». Но в действительности источник разногласий лежит не в разных типах общения, а в том, что один человек добивается своего за счет другого. Это больше чем простое недопонимание — это борьба.

На протяжении многих лет я искала способ описать эту борьбу и болезненную взаимосвязь, к которой она приводит. Я обнаружила, что почти все с пониманием воспринимают мои слова, когда я говорю, что мы имеем дело с обыкновен­ным шантажом в его самом чистом виде — шантажом с помо­щью субъективных переживаний, или эмоциональным шан­тажом.

Понимаю, что слово «шантаж» сразу же вызывает в уме зло­вещий образ преступлений, ужасов и вымогательства. Разуме­ется, трудно думать о муже, родителях, начальнике, родствен­никах или детях как о преступниках. Тем не менее я пришла к выводу, что шантаж — это единственный термин, который точ­но описывает происходящее. Однако сама резкость этого сло­ва поможет отбросить путаницу и недоразумения, присутству­ющие во многих отношениях, а это, в свою очередь, приведет нас к ясности.

Позвольте уверить вас: сам по себе эмоциональный шан­таж в близких отношениях не означает, что они обречены на разрушение. Это лишь дает понять, что нам нужно чест­но признать и скорректировать поведение, которое прино­сит нам боль, подведя более прочную основу под эти отно­шения.

Предыдущая статья:Безликая женщина Эмма Хамм | Перевод: Kuromiya Ren 16 страница Следующая статья:Что такое эмоциональный шантаж
page speed (0.0235 sec, direct)