Всего на сайте:
282 тыс. 988 статей

Главная | Философия

МИФ 1: Вопрос о том, что такое философия вообще не является существенной темой для самой по себе философской рефлексии  Просмотрен 26

 

Ну что на это можно сказать? Возможно, для различного рода интернет-стримеров данный вопрос и является давным-давно решённым. Однако, ещё с древнейших времён определение философии являлось одним из наиболее важных философских вопросов. Хотя бы потому, что различные мыслители абсолютно по разному рассматривали ту область, которой они сами посвящали собственное время.

 

В рамках СОВРЕМЕННОЙ философской рефлексии вопрос о том, что же такое на самом деле философия, и чем именно она должна заниматься также постоянно поднимается. Не верите мне – можете посмотреть работы, например, вот этих ребят: [ВИТГЕНШТЕЙН, ОЙЗЕРМАН, АЛЬТЮССЕР, ОРТЕГА, БЕРТРАН РАССЕЛ, ОЙЗЕРМАН, ГВАТТАРИ, ХАЙДЕГГЕР]

 

Помимо всего прочего в современной философии как дисциплины существует даже специальная поддисциплина, под названием «метафилософия», которая занимается философским определением самой философии. Однако если же говорить о главной проблеме определения философии как таковой, то наружу сразу всплывает тот факт, что рассматриваемая нами дисциплина представляет собой совокупность абсолютно противоречащих друг другу направлений мысли, которые при всём этом даже в силу радикальных различий между собой всё равно остаются видом философской рефлексии. Данную проблему можно охарактеризовать как амбивалентность философии, которая на первый взгляд представляется её сильнейшим недостатком. Однако на деле оказывается достоинством, так как благодаря ей сами по себе философские положения становятся всё более содержательными. Однако данная особенность философии как дисциплины как раз и порождает проблему какого-либо жёсткого определения. Огромное количество как прошлых, так и современных мыслителей не только совершенно по-разному определяли собственный род занятий, но ещё и занимались самыми различными направлениями мысли. От бытия или сознания до языка или искусства. В этой связи действительно сформулировать определение философии, которое включило бы в себя всевозможные философские определения, или хотя бы большинство из них достаточно сложно. Разумеется, мы всегда можем найти различного рода «популяризаторов», ограничивающих предмет философской рефлексии до узкого круга тех сфер, которые, как правило, интересны им же самим. Говоря же об определении философии, то его конечно же, при всех возможных хитросплетениях возможно сформулировать. Однако о данном вопросе мы поговорим чкть позже. Здесь мы плавно переходим ко второму, крайне распространённому заблуждению.

 

МИФ 2: Философия неизменно занималась одними и теми же вопросами. Следуя данной мифологи ещё во времена древней Греции в самой философской дисциплине уже сложился определённый круг понятий и вопросов, и непосредственно самих направлений, которые в дальнейшем просто-напросто наделялись различным содержанием. То есть вся история философии в этом случае становятся одинм и тем же наполнением одних и тех же форм знания, сложившихся ещё с момента возникновения данной дисциплины. Стоит отметить, что на протяжении очень долгого времени данная мифология действительно занимала господствующее положение в той же профессиональной филсософской историографии. Однако, чтобы убедиться, что на протяжении, собственно истории фил. Знания находились всё новые темы и отбрасывались старые, достаточно просто взглянуть на историю развития данной области знания. Ярчайшим примером недавней философской проблемы, охватившей внимание максимально широкого круга исследователей по всему миру является, кто бы думал – проблема языка. Большую часть интеллектуальной истории человечества язык вообще не считался объектом для как такового философского знания.

Даже такой выдающегося немецкого мыслителя как Лейбниц, язык представлял собой исключительно нейтральное средство передачи информации от одного субъекта другому. Как если бы некоторая монета постоянно меняющая пользователей. Однако уже в 20 веке язык не только стал одной из ключевых проблем в философии, но ещё и начинает рассматриваться в трансцендентальном смысле, т.е. как некоторое условие самой по себе возможности не только нашего мышления, но и познания. И на данный момент философия языка как таковая является одним из наиболее популярных направлений современного философского знания. Вместе же с этим многие философские вопросы со временем утратили собственную значимость и уступили место иным формам знания. Например, тем же естественным наукам. Разумеется, сейчас уже не один философ не будет заниматься той же натурфилософией, размышляя, является ли всё сущее формой воды, воздуха или огня, однако ведь именно с данных вопросов и зародилась философская мысль ещё во времена античной Греции. Весьма вероятно, что и в будущем возникнут многие иные философские проблемы, ведь как известно, с незапамятных времён знание никогда не стоит на месте. В том числе – и философское.

 

Постоянная изменчивость предмета философской рефлексии привело к распространению ещё одного крайне популярного мифа, который можно сформулировать следующим образом:

МИФ 3: Как таковая философия уже не нужна, ибо она вытеснена положительной наукой. Надо сказать, что как правило подобные утверждения исходят из тех многочисленных индивидуумов, которые в действительности не имеют какого-либо отношения к философии вообще. Однако, всё-равно почему-то высказываются на её счёт несмотря на собтсвенную малограмотность.

 

ВСТАВКА С КРАВЕЦКИМ

 

Разумеется, разбирать откровенную глупость мы здесь не собираемся, однако стоит подчеркнуть, что чаще всего подобные заблуждения связаны с тем фактом, что история философии как таковая представляется обывателю как нечто целостное и плавно развивающееся, от древности и вплоть до наших дней. Конечно, сам по себе термин «философия» возник ещё во времена античной Греции в собственном смысле этого слова. Однако философия сейчас как профессия – это явление относительно недавнее. Философ вплоть до начала 19 века – это всегда синоним просто учёного. До того времени человек в первую очередь был именно учёным. Лишь во втором – специалистом в какой-либо области знания, то есть философия была некой универсальной практикой учёности, которая могла лишь факультативным образом потом дифференцироваться. Однако, в 19 веке достигает институционального оформления научного знания, то есть возникают отдельные научные дисциплины. Собственно, в современном смысле этого слова, как гуманитарное, так и естественно-научное. Иными словами, современная наука как такова – это относительно недавнее явление, её буквально около 150 лет. Коренное же отличие философии современной от той, что существовала до сер. 19 в.

Заключается в том факте, что нынешние философы уже давно не претендуют на создание каких-либо всеохватывающих философских систем, затрагивающих природу, общество и мышление, и т.д. В нашей же российской культуре данный процесс особенно осложняется тем фактом, что у нас до сих пор философское дисциплина принимается в несколько гегельянском ключе. То есть как универсальная теория всего или вся. Разумеется, философия как дисциплина уже давным-давно не имеет столь наполеоновских амбиций. Современные профессиональные философы занимаются как отдельными философскими вопросами, вроде политики или культуры, так и более общими онтологическими концепциями. Оглядываясь на современные научные теории того же естествознания. Вместе с этим нельзя не принять во внимание тот факт, что само по себе отрицание философии на идейно-теоретическом уровне действительно вохзможно, Однако парадокс данной ситуации заключается в том, что отрицание философии на идейно-теоретическом уровне, а не на уровне банальной софистики с ярлыками, возможно лишь засчёт исключительно серьёзной философской рефлексии, обосновывающей какое-либо окончание философского знания как такового. Любое отрицание философии в этом смысле в конечном итоге будет представлять из себя новую форму философской аргументации, как бы забавно это не звучало. В качестве примера можно привести довольно скандально известного французского философа Жана Бодрийяра, заявившего ещё в конце 20 века о том, что философия, как и многие другие направления мысли, закончилась по причине растворения в гиперреальности, что было сильно связано с е собственной концепцией симулякров и симуляций. Как мы теперь можем знать, философия, конечно же не закончилась на Бодрийяре, и вполне себе успешно продолжает самосовершенствоваться. Однако данный пример является лишь ещё одним хорошим показателем того факта, почему абсолютное большинство отрицателей философской рефлексии как таковой неизбежно садятся в лужу.

 

МИФ 4: Может показаться, что следующая формулировка логично следует исходя из развенчания предыдущего мифа, однако всё далеко не так просто. Противоположностью тезиса о бесполезности философии является утверждение о том, что данная дисциплина представляет собой жёсткую науку, с чётко определённым предметом исследования. В отличии от предыдущего заблуждения, столь однозначная абсолютистская трактовка философского знания, как правило, стремится к углублению позиции философии среди остальных научных дисциплин. Как уже говорилось, до 19 века философия была не более чем синонимам науки. Если посмотреть на тот же список курсов, которые вел в своё время в Кенигсбергском университете небезызвестный И.Кант, то большая часть из них по современным меркам уже имеет мало общего непосредственно с философией, например, та же теоретическая механика. Собственно, вообще как таковое отделение естественных наук от философии в рамках факультетской иерархии, произошло только в 1860-х годах 19 века. В то время как гуманитарные науки отделились ещё позднее. Всё это говорит лишь о том, что нынешнее определение философии – это очень недавнее явление, которое при всём желании невозможно игнорировать. В нынешнем вилле философия – это и наука и не наука одновременно. Даже в англоязычных научных критериях она не является «science», но в то же время не относится к «arts», потому что она ничуть не меньше выходит на астрономию и математику, чем на историю и филологию. Нынешняя философия действительно очень фрагментарная дисциплина. Современные профессиональные философы могут заниматься крайне широким спектром различных философских проблем, теми, что неразрывно связаны с точными науками, вроде математической логики или эпистемологии, теми, что отнсятся уже к гуманитарным знаниям, по типу политической философии или философии истории, и заканчивая даже такими, что имеют отношение уже к чисто творческим вещам. То же искусство или литература.

Важно подчеркнуть, что все данные направления мысли могут иметь тесную связь с философской рефлексией. Что при этом не означает, например, что политический философ, раз уж он является философом, обязан задаваться вопросом о первичности бытия или сознания. Именно в этом и заключается кардинальное отличие философии современной от современной от философии классической. Хотя, даже более древние времена мы можем узнать, что возникали многие специализирующиеся мыслители, вроде того же Макиавелли, который занимался, к примеру, той же политикой. Но никак не онтологией или логикой. Однако, что же на всё это могут возразить сторонники определения философии как предметноориентированной дисциплины? Ну, как правило непосредственно то, что философия, если она хочет быть настоящей серьёзной философией, обязана заниматься строго определёнными вещами, которые при всём этом не могут существовать независимо друг от друга

 

ВСТАВКА СО ЗВОНОВЫМ

 

Собственно, проблема любых подобных определений философии связано не только с тем фактом, что они банально противоречат как истории философской дисциплины, так и её нынешнему состоянию, но ещё и потому, что как таковые попытки каких-либо жёстких ограничений предмета философской рефлексии ни к чему в итоге не приводят. Та же англо-американская аналитическая философия на протяжении всего 20 века действительно пыталась выстроить философское знание на строго определённый предметной области состоящей из логики, методологии общих наук и анализа языка, однако в конечном итоге даже подобные столь жёсткий методологический стиль потерпел крах. В результате современные аналитические мыслители занимаются многими вещами, которые ещё раньше считались метафизичными, вроде истории или этики. Всё это лишь показывает то, что философия представляет собой совокупность дисциплин, а не просто какое-то одно жёсткое направление мысли, занимающееся исключительно мышлением или же человеческим бытием.

 

МИФ 5:
Пятым по счёту у нас идёт миф, который, вероятно, является самым популярным заблуждением о философии в интернете. К сожалееию, чаще всего продвигают его именно те личности, что относятся к левой части политического спектра, так как данная мифология являлась в свое время ключевым догматом официальной философии в СССР. Существует основной вопрос философии.Уверен, что вы уже не раз слышали данный тезис. На самом деле его истоки восходят ещё к работам Фридриха Энгельса с точки зрения которого сам по себе философский вопрос об отношении мышления к бытию или духа к природе является ключевым для философии. Ведь исходя из ответа на вопрос о том, что первично: материя или дух, многочисленные философиские школы разделяются на материалистов и идеалистов. Что также в рамках концепции ОВФ рассматривается как важнейшее философское бинарная классификация. Забегая вперед, стоит сказать, что данный вопрос на определённом историческом этапе, а именно – во 2 половине 19 – начале 20 века действительно являлся одним из ключевых, вот только серьёзные проблемы начинаются ч того момента, когда данный философский вопрос начинают телеологически намазывать на все остальные возможные исторические контексты. И не важно, что большая часть философов в истории никогда не задавалась вопросом первичности бытия или сознания. Или же вообще не разделяла как таковое разделение материи и духа. Как, например, была в древневосточной философии. Всё равно все обязаны соответствовать вышеуказанной мифологии. Для сравнения: у древнегреческих натурфилософов – Аристотеля, стоиков, эпикурейцев и скептиков этот вопрос почти невозможно нащупать. У Платона, правда есть учение о бессмертии души, но при этом нет и вещи о первичности духа по отношению к материи, существование которой представлялось греческому автору эфемерным.

Следует подчеркнуть, что даже душа далеко не сразу стала восприниматься как что-то нематериальное. В дальнейшей истории философских идей подобная читуация лишь повторялась. Вопрос о первичность бытия или мышления был неизвестен в той же средневековой философии. Не было его и у небезызвестного Томаса Гоббса в учении которого в мире существуют только тела. Сам Гоббс вообще не считал, по-ывидимому нужным объяснение насчёт существования мышления, которое он и вовсе отрицал. Даже самый первый в чётком терминологическом смысле материализм, в котором советскаой литературе именовался механистическим, на мировоззренческом уровне выоевал отнюдь не с идеализмом, а со спиритуализмом, отстаивающим независимость души от непосредственно человеческого тела. С точки зрения материализма 18 века, это было полной нелепостью. Причём тогдашние франц. Мыслители вроде Дидро или Гольбаха не противопоставляли собственное учение тогдашним идеалистам, вроде англичанина Дэвида Юма, которого они, кстати, горячо приветствовали во время посещения им Парижа. То же обстоятельство, что Юм был идеалистом, не вызвало их критики, или, возможно, даже осталось незамеченным. В 19 веке так называемый ОВФ в какой-то мере действительно вышел на 1 план засчёт возникновения марксизма. Однако даже он довольно быстро уступил место иным вопросам. Даже при сохранении марксистской традиции как таковой. Уже во второй половине 20 века появляются новые вариации материалистической философии, например, тот же алеаторный материализм, ориентирующийся уже на критику не просто идеализма, отстающего первичность человеческого сознания, а на критический анализ антропоцентризма и телеологизма, ставящих как такового человека в центр собственных философских систем. В этой связи тот же Жан Поль Сартр, ставший на путь материализма на позднем этапе собственного творчества, а именно – в 60-е годы с точки зрения уже третьего материализма всё равно оставался идеалистом, т.к. несмотря на признание первичности бытия, он рассматривал человека и его свободу как центральные категории собственной философии. Кстати, для тех, кто желает разобраться с данным вопросом более подробно, я хотел бы порекомендовать курс лекций научного сотрудника философского факультета МГУ александра Витушинского, посвященный истории материалистической философии. Итак, оглядываясь на все вышеозвученные аргументы и примеры, чем же, как правило, сторонники мифологии ОВФ парируют любую критику их воззрений? Ну, собственно все тем же телеологизмом мышления, что любая критика концепции ОВФ является лишь новой вариацией того, с чем всеми нами любимый классики уже сталкивались.

 

Вставка с БУРИК

 

Самое интересное в данном заблуждении является даже не то, что как раз таки сторонники данной мифологии, как правило, очень плохо знакомы с историей философии, но в том факте, что контекст 19 – начала 20 века просто-напросто наделяется вневременными качествами, вокруг которых, почемуто обязаны вращаться абсолютно любые философские системы, как прошлого, так и будущего. То есть, выйти на новый уровень философской дискуссии в данном аспекте невозможно, т.к. желаемый уровень уже изначально рассматривается как конечный и непреодолимый. Можно сказать, что это чисто гегельянский способ мышления, особенно на фоне остальных телеологический аргументации. Вместе с этим ряд сторонников концепции ОВФ почему-то исренне считают, что при отбрасывании данной методологии философия как таковая потеряет всякий смысл

 

Вставка СО ЗВОНОВЫМ

 

Как раз таки словосочетание «ниочем» относится скорее к анахронистской попытке размазать вполне себе конкретный философский вопрос 19 и 20 веков на всю остальную историю развития философского знания. Что, на мой взгляд, чаще всего связано банально с тем, что те люди, что продвигают подобные заблуждения, просто-напросто крайне поверхностно изучают как таковую философскую литературу, которая на данный момент уже давно не ограничивается теми же советскими учебниками по диамату.

 

Слежующее заблуждение, в отличии от вышеупомянутых не является однозначно ложным, что, однако, подкрепляется его абсолютизацией.

Предыдущая статья:Качественные (актируемые) потери Следующая статья:МИФ 6: Любая философия всегда имеет ярковыраженную политическую окраску
page speed (0.0116 sec, direct)