Всего на сайте:
282 тыс. 988 статей

Главная | Изучение языков

Развитие русского языка: тенденции в лексике, активные процессы в морфологии  Просмотрен 55

Безусловно, активные процессы наблюдаются и в русской лексике, фразеологии.

Словарь стремительно растет, так как в последнее время, по подсчетам ученых, объем знаний, которыми располагает человечество, удваивается каждые 10 лет. Кроме того, ориентация СМИ на непринужденное общение, изменение психологического отношения к языку привели к тому, что языковые традиции жестко не сковывают человека, ослабла официальность в формах выражения, расширилась сфера спонтанного, неподготовленного общения. Официальные лица уже не говорят «по бумажке», отказались от «ритуального языка». Вместе с тем речь многих людей, особенно публичных, далека от совершенства.Это и вызывает опасения по поводу языковой «порчи».

Перечислим наиболее заметные тенденции в лексике:

1) уходят из употребления целые пласты лексики, обозначавшие советские реалии: колхоз, соцсоревнование;

2) возвращаются в активный словарь историзмы, периферийная лексика, при этом происходит их стилистическая переоценка: бизнес, предприниматель, торги;

3) создается новая фразеология: дикий рынок, отмывание денег, лицо кавказской национальности, новые русские и др.;

4) создается новый политический словарь: аграрный социализм, минипутч и др.;

5) формируется «знаковый» словарь эпохи: крутой (о богатом бизнесмене), облом (неудача), тусовка (общение), разборка (сведение счетов, выяснение отношений), беспредел (уголовный жаргон – бунт в зоне) – при этом многие слова пришли из жаргонов и – в отличие от их литературных синонимов – подчеркивают степень проявления какого-либо признака;

6) благодаря рекламе возникают новые штампы, клише: рекламная пауза, сладкая парочка и др.;

7) расширились значения частотных слов клуб, дом: диско-клуб, бизнес-клуб, торговый дом, Торговая палата;

8) происходит деидеологизация и деполитизация лексики: предприниматель означало раньше капиталист, делец (отрицательная коннотация) – сейчас имеет значения владелец предприятия, фирмы, деятель в экономической, финансовой среде (нейтральное и даже «приподнятое» значение);

9) переосмысливаются значения слов, происходит расширение, сужение значений, метафоризация: позвоночник лицо, получившее должность по звонку, челнок торговец привезенным товаром, подснежниктаксист-частник, захлопываниехлопать, чтобы заставить замолчать и др.;

10) возрождается лексика, относящаяся к духовным традициям: милосердие (раньше – помилование, жалость; сейчас – благотворительность);

11) создаются новомодные слова для привлечения внимания массового читателя, зрителя: знаковая, культовая фигура (важная, особая), приезды (вместо неоднократный приезд);

12) происходит либо стилистическая нейтрализация слов, либо стилистическое переосмысление. Так, утратили книжность слова достояние, деяния, евангелие (политическое евангелие), храм (храм науки), держава (слаборазвитая держава);

13) наблюдается эвфемизация слов, сокрытие их истинного смысла, смягчение фоновых знаний об этих словах: компетентные органы (вместо ЧК, НКВД, КГБ), физическое устранение (вместо убийство), пойти на крайние меры (ввести войска), зачистка населенного пункта;

14) повышается метафоричность языковых и речевых средств:коридоры власти, корабль реформ, острова тоталитаризма, вавилон идей;

15) расширяется детерминологизация специальных слов: склероз (мед. термин) совести, алгебра (матем. термин) идей, вирус (мед.) недоверия, энергетика мыслей, логика чувств, дипломатическая гигиена;,

16) вытесняются английскими заимствованиями не только русские, но и слова из других языков: сэндвич (вместо бутерброд, немец.), слоганы (вместо лозунги, немец.), хит (вместо шлягер, немец.), дисплей (вместо экран, франц.);

17) сформировался специальный язык, компьютерный, из сленга и техницизмов: байт (единица измерения информации), дисковод (устройство для чтения информации), курсор (значок на экране монитора), мышь, клава (клавиатура), Айболит (программа антивируса), квотить (цитировать), клоки (часы) и др.;

18) в бытовой, повседневной речи наблюдается взаимодействие разных подсистем языка: Вышла замуж за контингента. В доме живет лимита;

19) проявляется тенденция к огрублению речи как следствие ее раскрепощения и как реакция на негативные явления жизни: наехать (обругать), кинуть (оставить в беде), отстегнуть (дать денег).

Не менее активны процессы изменения в словообразовании, грамматике. Наиболее яркие из них следующие:

1) рост интерфиксации, т.е. появление внутреннего суффикса, который помогает «развести» неудобно сочетающиеся фонемы на стыке морфем: капотчане (жители Капотни, района г. Москвы), эмгеушник (МГУ), гаишник (ГАИ), эсенгешник (СНГ);

2) активное образование имен лиц, причем с наибольшей нагрузкой «работает» модель – на -ант: номинант, подписант, реабилитант;

3) растет класс абстрактных существительных на –ость, -изм, -фикация, -изация:выживаемость, журнализм, презентация, фермеризация;

4) наибольшую продуктивность обрели латинские приставки пост-, анти-, про- и русские после-, сверх-: постреферендумы, пророссийский, антидуховность;

5) наблюдается чересступенчатое словообразование, ср.: первый – первенство – первенствовать – первенствующий и диссидент – диссидентство – диссидентствующий, т.е. в словообразовательной цепочке отсутствует словообразующий глагол;

6) активизируется свертывание наименований: незавершенное строительство – незавершенка, Ленинградское шоссе – Ленинградка, наличные деньги – наличка и др.;

7) в результате действия закона экономии появляются «усеченные» слова: док (доктор), зам (заместитель), зав (заведующий), спец (специалист) и др.;

8) активизируется аббревиация как продуктивный способ компрессии многословных наименований: БиДе (Белый Дом), Барс (Банк развития собственности) и др.

Происходят активные процессы в морфологии, несмотря на то, что это самый глубинный, устойчивый ярус языковой системы:

1) продолжается сокращение числа падежей (конечно же, этот процесс длится столетия, он начался еще в древнерусском языке).

В русском языке полностью исчез звательный падеж (сохранились формы Боже мой, Господи). Сейчас родительный падеж количества, имевший окончания на –а и –у (сахара – сахару), утрачивает форму на –у, вместе с тем утрачивается значение конкретного количества. Форма на –у утрачивается и предложным падежом, когда это возможно: в отпуске – в отпуску;

2) нарастает количество несклоняемых имен существительных на –ино, -ово:Пушкино, Шереметьево и др.; не склоняются первые части сложных наименований: диван-кроватей, в вагон-ресторане; несклоняемость распространяется и на наименования женских лиц по профессии. Несмотря на то, что женщина овладевает «неженскими профессиями, специальных наименований не создается: наша врач Иванова. Слова преподавательница, президентша, генеральша относятся либо к разговорным, либо обозначают жену по мужу;

3) наблюдаются изменения в категории рода. При наличии варианта метода – метод – женский род переходит в мужской либо происходит разграничение значений: жар (температура тела, огня) и жара (зной), карьер – карьера, кегль – кегля;

4) есть изменения в функционировании форм числа: формы множественного числа обретают абстрактные и вещественные имена: инициативы, свободы, нефти, колбасы;

5) формы сравнительной степени прилагательных тяготеют к дедукции: ясней (яснее), ответствен (отвественен).

Несколько слов об активных процессах в синтаксисе, выражающихся в использовании на письме тех или иных знаков препинания: точки, запятые, тире, двоеточия и т.д. Известное высказывание А.П. Чехова гласит: «Знаки препинания (пунктуация) есть ноты текста», оно актуально по сей день, тем более что функции современных знаков меняются.

1) Так, точка сегодня указывает не только на конец предложения, мысли; она может разрывать грамматическую структуру – явление парцелляции, связанное со стремлением передать интонации, акцентировать живую речь. Возможен отрыв придаточных предложений, однородных членов: О чем я пишу? О людях. О себе. О своих мыслях. Итак, точка – способ усиления выразительности текста.

2) Двоеточие всегда выполняло разъяснительно-пояснительную функцию. Новое качество знака – ритмико-эмфатическое (от эмфаза – выразительность), наглядно-выразительное. В современной прессе активно используется этот знак там, где он не предусмотрен правилами – для достижения краткости, броскости, рекламности: «Критика: обратная связь»; «Парламент: уроки года», т.е.дается название проблемы и конкретизирующих ее аспектов или места и событий и т.д.

Двоеточие также употребляется как условный графический ограничитель, при этом часть предложения после двоеточия не воспринимается как продолжение: «Школьники: Факты против реальности». (указать на некорректность)

3) Тире. Появилось в русском языке относительно недавно, в конце ХVIII века (ввел Карамзин Николай Михайлович), но активно завоевывает свои позиции, обозначая всевозможные пропуски, значения условия, времени, сравнения, следствия, сопоставления, противопоставления. Его можно назвать знаком неожиданности, подчеркивающим экспрессивность речи. Вместе с тем употребительность тире растет:

а) оно конкретизирует смысл: Из разговора понял одно – он жив;

б) ставится после обобщающего слова перед перечислением:Люби все – и росу, и туман, и лес …;

в) занимает место запятой в сложноподчиненном предложении: Очень важно понять – что же здесь не так.

 

Процесс исторических преобразований в пунктуационной системе русского языка связан, таким образом, с наступательной ролью тире.

Подводя итоги, определим основные социальные факторы, определяющие развитие русского языка и изменения в нем:

Современное российское общество – это общество, в котором сложились условия «нетребовательности» к форме речи: исчезла жесткая регламентация публичных текстов; все слои общества получили формальную возможность проявить себя в общественной жизни. Наблюдается активизация политического дискурса, развитие полемических форм диалога, плюрализация коммуникативного поведения людей.

Посттоталитарная активность общества нашла взрывной выход, что приводит нередко к образованию агрессивной, грубой лексики, к увеличению веса оценочной (вульгарной) лексики, к жаргонизации речи.

«Свобода речи» расшатывает систему тематических, языковых табу, существовавших в русском коммуникативном поведении.

Уровень культуры упал во всех социальных и возрастных группах; опрос и статистика показывают: 42% признали, что им «приятно, когда говорят культурно»; 38% – отнеслись к этому безразлично, 20% – об этом не думали. 32% (преимущественно женщины) стараются соблюдать речевые нормы, 28% – никогда этого не делают, 40% – не могут ответить на этот вопрос, т.е. в обществе наблюдается в определенной степени волюнтаристское речетворчество. Нестабильность, низкий уровень жизни, безработица и др. влияют на речевую агрессивность.

Интенсивное техническое «перевооружение» быта россиян способствует распространению заимствований, особенно английских. Высокачественная современная связь – мобильные телефоны, интернет и др. – приводит к сокращению традиционной письменной речи, особенно высокохудожественной. Преобладает восприятие информации на слух и ослабление навыков понимания и интерпретации письменного текста.

Произошла смена коммуникативной парадигмы, т.е. доминирующего в обществе типа общения: на смену монологу (один говорит – все слушают и выполняют) пришел диалог как последствие преобладания устной формы речи, усиления личностного начала в общении.

 

Предыдущая статья:Освоение нотной грамоты и первые шаги к приобретению навыка чтения нот с листа Следующая статья:Вычисление сумм рядов
page speed (0.0126 sec, direct)