Всего на сайте:
282 тыс. 988 статей

Главная | Психология

Принципы и алгоритмы консультирования 8 страница  Просмотрен 13

Разделение ответственности касается не только взаимоотношений в семье созависимого, но и отношений клиента и консультанта. «За что отвечает консультант, за что он отвечать не может, и за что отвеча­ет клиент?

А. Консультант отвечает:

• за свой профессиональный уровень,

• за достоверность информации, предоставляемой клиенту,

• за анализ происходящего в процессе консультации,

Глава 2. Условия успешности консультативного сопровождения...

• за соблюдение временных рамок,

• за соблюдение основных правил и принципов консультиро­вания.

Б. Консультант не может отвечать за то:

• каким образом клиент будет распоряжаться полученной ин­формацией,

• за те решения, которые он принимает,

• за те чувства, которые испытывает клиент (консультант пред­лагает их осознать и проанализировать»11.

В то же время, клиент — это человек, наделенный максимальны­ми правами. Он имеет право не только использовать время консуль­тации по своему усмотрению, но и вести себя так, как захочет. Един­ственное, чего ему нельзя делать, — это совершать насилие над кон­сультантом, разрушать что-либо и приносить реальный вред своим поведением.

Зато клиент может не иметь никакого представления о том, чем от­личается психолог от гадалки, экстрасенса, психиатра или гуру. При необходимости, все это ему должен объяснить психолог.

Клиент может сообщать консультанту о своей системе ценностей и, в отличие от консультанта, настаивать на сохранении даже некон­структивных установок. Правда, при этом он же и несет за это ответ­ственность перед самим собой и своей жизнью.

Клиент может не захотеть меняться и в любое время прервать кон­сультативный контакт. Кроме того, он имеет право не доверять психо­логу и «проверять» его надежность.

Клиенты могут обладать самыми разными чертами характера, тем­пераментом, особенностями поведения, впрочем, как и консультант. Но они имеют право не знать об этих особенностях и закономернос­тях их проявления, а вот консультант, как раз, должен знать это очень хорошо. При этом клиент имеет право проявлять все эти особенности в период консультации. А вот консультант на это права не имеет, — напротив, он должен тщательно следить за проявлением своих эмо­ций, характерных реакций и за своим поведением.

Клиент имеет право придерживаться собственного представления о закономерностях мира, о том, каково происхождение его проблемы и какого рода помощь ему нужна. И он может требовать этой помощи У психолога, который, правда, тоже правомочен объяснить, может ли

11 Методическое пособие для специалистов, работающих с родителями наркозави­симых. СПб., 1999. С. 22.

Часть 2. Индивидуальная консультативная работа с созависимыми клиентами

он предоставить запрашиваемую помощь.

Вступая во взаимодействие с психологом, клиент практически ни­чего и никому не обязан. Но при этом он, все-таки, несет ответствен­ность перед самим собой:

• за конструктивное использование (или неиспользование) вре­мени консультации;

• за готовность (или неготовность) рисковать и открываться пе­ред консультантом;

• за те эмоции, которые он переживает в период консультиро­вания и после сессии;

• за готовность (или неготовность) переживать дискомфорт, связанный с необходимостью изменений;

• за выполнение (или невыполнение) рекомендаций психолога;

• за применение (или неприменение) в жизни знаний и уме­ний, полученных на консультации, а значит, за достижение (или недостижение) поставленных целей.

Тема ответственности в консультативном процессе непосредствен­но связана с отношениями между клиентом и консультантом. Когда психолог имеет дело с созависимым человеком, он немедленно чув­ствует, как тот стремится втянуть его в привычный ему процесс по­глощения или растворения. И в первую очередь это проявляется в той психологической позиции, которую занимают клиент и консуль­тант.

Когда люди взаимодействуют между собой, они могут быть в трех основных позициях: «сверху», «снизу» и «на равных».

Ярко выраженная позиция «сверху» — это позиция начальника по отношению к подчиненным, позиция учителя по отношению к уче­никам, позиция строгого родителя по отношению к ребенку. Это до­минирование, стремление руководить, указывать, решать за других. Позиция «снизу» — это позиция подчинения, бессилия и часто безот­ветственности. Позиция «на равных» — это взаимодействие двух рав­ноправных людей. Она предполагает разделение ответственности, уважение психологических границ партнера, экологически чистое взаимодействие, взаимное доверие и веру в силы и возможности друг друга.

Рассмотрим эти позиции в консультативном взаимодействии.

Позиция консультанта «сверху». Это — наиболее распространенная ошибка среди психологов. С этой позиции происходит навязывание своих представлений и своей системы ценностей. Директивность пси­холога в такой позиции приводит к возникновению у клиента ощуще-

Глава 2. Условия успешности консультативного сопровождения...

ния давления и даже насилия. Обсуждение психологических аспектов проблемы заменяется трансляцией социальных, этических, нравствен­ных норм. Вместо сопровождения клиента при решении его пробле­мы консультант буквально «волочет» его к «правильному» решению. В такой ситуации у клиента либо растет сопротивление и полностью ут­рачивается доверие к психологу, либо формируется зависимость от консультанта, развивается ощущение собственного бессилия: клиент полностью перекладывает на плечи «всемогущего» и «всезнающего» специалиста всю ответственность за решение проблемы.

Позиция консультанта «снизу». Эта позиция консультанта делает невозможным консультирование как таковое. Консультанта просто ис­пользуют с различными целями. Консультативное взаимодействие в такой позиции абсолютно неэффективно: у клиента нет доверия, у кон­сультанта нет возможности вести равный диалог.

Обычно такой позиции консультанта добиваются манипулян-ты, которые преследуют цель неврртического наслаждения влас­тью и унижением собеседника. Но иногда основным приемом вза­имодействия становится нападение — защитная реакция клиен­тов, которые испытывают трудности в принятии помощи вообще и психолога в частности. Особенно часто мольба-нападение осу­ществляется, когда к психологу-женщине обращаются властные мужчины (обычно это происходит только в самых острых кризис­ных состояниях).

Взаимодействие клиента и консультанта на равных. Это — единствен­но возможная позиция в чистом консультативном пространстве. Она предполагает доверие консультанта к силам и возможностям клиента, ответственность клиента за свою судьбу в целом и, в частности, за раз­решение своей проблемы, а также включает в себя ответственность кон­сультанта за свою профессиональную компетентность, за соблюдение условий безопасности клиента и экологической чистоты консульти­рования.

На своих семинарах-тренингах в курсе практической подготовки уже работающих психологов я предлагаю им подумать над некоторы­ми вопросами, которые являются хорошей проверкой, действительно ли консультант на равных взаимодействует с клиентом.

□ Испытываю ли я волнение, что не смогу разрешить проблему клиента? Если да, значит:

• я беру на себя ответственность за судьбу клиента и стою над ним;

• я не верю, что он способен справляться со своими трудностя­ми, и собираюсь делать это за него;

Часть 2. Индивидуальная консультативная работа с созависимыми клиентами

• я не уверен в собственной профессиональной компетентнос­ти, переживаю свою беспомощность и нахожусь под клиен­том, каким бы ни было мое поведение;

• я думаю, будто должен знать все обо всем, и, следовательно, претендую на роль Бога.

□ Готов ли я значительно превысить время консультации для того, чтобы как можно быстрее разрешить проблему клиента? Если да, значит:

• я слишком заинтересован в участии в чужой проблеме и со­здаю созависимые отношения;

• я использую клиента для своего удовлетворения и нахожусь вне консультативного пространства;

• я не доверяю силам клиента и не верю, что он может прожить без меня до следующей консультативной встречи;

• я — над клиентом и веду его, а не сопровождаю в решении своих проблем.

□ Сомневаюсь ли я в том, что клиент может сам прийти к необхо­димым выводам и разобраться в том, что для него будет лучше? Если да, то я считаю, что знаю ответы на все случаи жизни. Это значит, что я играю роль Бога в судьбе клиента, что я нахожусь над ним.

□ Испытываю ли я нетерпение или раздражение, когда клиент слишком медленно двигается к разрешению своей проблемы, не стараюсь ли тайно или явно подсказать ему выход из затруд­нительного положения? Если да, значит:

• я не принимаю особенностей личности клиента, его индиви­дуальных привычек и трудностей в произведении изменений и принятии решений;

• я слишком тревожен и плохо переношу ситуацию неопреде­ленности и «утешаю» себя за счет клиента, а это значит, я пользуюсь клиентом, и я — над ним.

□ Считаю ли я, что клиент двигается в «неправильном» направле­нии, что он принимает «неверное» решение и делает «плохой» выбор? Если да, значит:

• я не уважаю ценностей клиента, не принимаю его склоннос­тей и приоритетов;

• я считаю, будто лучше знаю, что «хорошо» и что «плохо» для каждого человека, и я нахожусь над клиентом.

Созависимые клиенты бессознательно стремятся к тому, чтобы кон­сультант занял позицию «спасателя». В то же время, эта позиция свой-

_______Глава 2. Условия успешности консультативного сопровождения...___________

ственна многим людям, работающим в сфере помогающих профессий. Поэтому консультантам надо хорошо знать свои особенности и то, как они могут проявляться, чтобы вовремя почувствовать и купировать свою готовность вступить в созависимые отношения.

Давайте рассмотрим пример того, как НЕ надо делать. Это запись «консультации», проведенной по телефону экстренной психологичес­кой помощи начинающим консультантом.

Клиент, чья проблема состояла в том, что он проживал с пьющей и посто­янно изменяющей ему женщиной, к этому времени был уже изве­стен как «зависающий». Он заботился о жене и одновременно ненавидел ее.

В беседах с другими консультантами он объяснял свое нежелание развестись тем, что ребенка отдадут ей, а она со зла не даст им видеться. Клиент отстаивал данную причину как единственную, удерживающую его рядом с пьющей женой. Кроме того, этот клиент отличался агрессивностью и часто использовал консультантов-женщин для выброса своих негативных эмоций. Новая сотрудница, которая еще не знала об этом, оказалась хоро­шей мишенью для его новых манипуляций.

В приведенной беседе позиции клиента и консультанта менялись, но по­чти не было общения на равных.

Итак, мужчина, 40 лет. Разговаривает требовательным тоном, очень резко.

Клиент. Как вас зовут?

Консультант. Лидия.

Клиент. Сколько вам лет? =* Клиент «допрашивает» консультан­та.

Консультант. Это важно для вас? => Консультант говорит неуверенно, находится в позиции «снизу» и пытается защи­щаться.

Клиент. Я не буду разговаривать с соплячкой. Она меня не поймет.

Консультант. А сколько вам лет?

Клиент. Сорок.

Консультант. Я немного постарше. Вас устраивает?

Клиент. А дети есть?

Консультант. Есть.

Клиент. А мужа любите? => Допрос продолжается.

Консультант. Я не обязана перед вами исповедоваться. => Напря­жение консультанта растет. Она защищается уже резко. Кон­сультативное взаимодействие невозможно.

Клиент. Но вы обязаны мне помочь. => Клиент давит на консуль­танта.

Консультант. Давайте поговорим о вашей проблеме. Раз позвонили в час ночи, вероятно, у вас есть, что обсудить? => Консультант

Часть 2 Индивидуальная консультативная работа с созависимыми клиентами

пытается установить возможность конструктивного взаи­модействия. Ей удается занять позицию «на равных».

Клиент. Моя жена — дрянь. Она мне изменяла с моим другом. Она от меня уходила, а сейчас вернулась. => Клиент идет на контакт. Он сообщает о том, что его мучает в данный момент.

Консультант. Я понимаю ваше состояние. Вам очень больно. Вы можете мне рассказать, как это произошло? => Консультант со­вершает ошибку: на самом деле она не понимает состояние клиента, так как еще не прояснила его. Она лишь предполага­ет, что может чувствовать человек в подобной ситуации.

Клиент. Меня пять лет не было рядом с ней и ребенком. Она сказала, что ей не на что было жить, нечем кормить сына, поэтому она выбрала моего состоятельного друга. => Клиент остается в кон­такте, он продолжает рассказывать о проблемной ситуации.

Консультант. А где были вы?

Клиент. В Афганистане. Я считаю, что настоящий мужик должен все попробовать.

Консультант. То есть вы сами туда поехали, а не по приказу? => В голосе консультанта прозвучало осуждение. Она против уча­стия в войне и внесла в консультативный контакт свои лич­ностные ценности, тем самым косвенно выразив клиенту не­принятие его выбора. Консультант заняла позицию «сверху». Клиент уловил осуждение.

Клиент.

Да. Я сам решаю, что мне делать. Я вовсе не обязан вытирать бабьи сопли. =* Клиент агрессивно реагирует на косвенное на­падение консультанта. Он снова подавляет, защищаясь.

Консультант. Значит, ваша жена была одна и без вашей поддержки по вашей воле. Может быть, у нее был единственный выход — выбрать вашего друга. Ведь на руках у нее был ребенок, ваш сын. => Консультант встает на сторону жены клиента, противо­стоит клиенту и косвенно его обвиняет, продолжая оставать­ся в позиции «сверху».

Клиент. Тогда почему она купила сыну шмоток на пятьсот рублей, а себе на десять тысяч? А остальные деньги где? Я же на покупку квартиры деньги собирал и ей их доверил, как женщине. Я же говорил ей, чтобы ни копейки не тратила — все это на жилье. => Клиент кричит, но оправдывается. Он в позиции «снизу».

Консультант. Разве она не может покупать себе одежду или что-то другое? Ведь она женщина! Кроме как откладывать деньги на квар­тиру, вы поддерживали ее материально? => Консультант по-пре­жнему находится на стороне жены клиента, она защищает, оправдывает ее. Вопрос служит для «разоблачения» неспра­ведливости клиента. Идет борьба. Консультативного взаимо­действия нет.

Глава 2 Условия успешности консультативного сопровождения

Клиент. Нет. Но я никогда не изменял ей, хотя у меня было много возможностей. => Клиент снова говорит о своей боли, продол­жает оправдываться, хотя и кричит.

Консультант. Это был ваш выбор, ваша жизненная позиция. У нее своя жизнь была все эти пять лет, которые вы отсутствовали. Мо­жет быть, она только так и могла прожить? =» Снова защита жены клиента.

Клиент. Она — дрянь. Воспитала сына неправильно. Сейчас я его хочу чему-то научить, чтобы он был мужиком. => Клиент продолжает кричать о своей боли.

Консультант. Как вы его учите?

Клиент. Старым дедовским методом.

Консультант. То есть вы его бьете?

Клиент. Да. Он должен понять, что жизнь — дрянь, должен быть го­тов ко всякой мерзости, физическим унижениям, чтобы вырабо­тать характер, а жена ему купила шампунь, туалетную воду, фен для волос! Да ей спьяну-то все равно, что покупать. Она то пьет неделю, то деньги транжирит.

Консультант. Что плохого в том, что сын будет мыть голову шампу­нем? => Снова косвенное осуждение клиента.

Клиент. Он же не баба! А жена делает из моего сына ублюдка. Убить я ее хочу. => Гнев, выражаемый клиентом, достиг своего апо­гея. Наконец, консультант отражает его чувства.

Консультант. Если вы считаете, что совместное проживание невоз­можно, — а я чувствую ненависть в вашем голосе...

Клиент. Я ее ненавижу. =ф Клиент откликается на высказывание консультанта.

Консультант. Что мешает вам расстаться с женой? Вы могли бы как-то по-другому устроить свою жизнь. => Консультант, не уде­лив должного внимания чувствам клиента, пытается решать за него его проблему.

Клиент. А может, я люблю ее. => Клиент защищается, но при этом отвечает на вопрос консультанта.

Консультант. Если любите, почему бы вам не простить ее? => Сно­ва консультант «сверху», снова решает проблему за клиента, при этом нивелируя его чувства.

Клиент. Еще чего! Я сначала кастрирую того козла, а потом убью жену.

=> Клиент продолжает выражать свой гнев в виде мсти­тельных планов.

Консультант. Как вы будете себя чувствовать после этого? => Кон­сультант делает верный ход, когда не пытается сразу отго­варивать клиента, и исследует вместе с клиентом послед­ствия его поступка.

Клиент. Замечательно! => Клиент продолжает мстительные мечты.

£

Часть 2. Индивидуальная консультативная работа с созависимыми клиентами

Консультант. Но ведь жизнь человеческая бесценна. Вы живете так, как считаете нужным, то есть вы имеете право жить так, как вы хотите. Почему же ваша жена не имеет такого права? Почему ваш сын не имеет такого права? => Консультант «воспитывает» клиента, снова находится «.сверху».

Клиент. Правильно! Баба бабу защищает. Я прошу совета, поддерж­ки, а вы защищаете эту тварь. => Клиент агрессивно реагирует на непринятие консультантом его чувств и желаний.

Консультант. Разве вы не считаете, что каждый человек от рожде­ния имеет право на жизнь? =ф Продолжает воспитывать клиен­та. Находится «сверху».

Клиент. Такие, как моя жена, — нет! Я ее ненавижу. Я излил вам душу, а вы не хотите меня понять и помочь мне! => Клиент уже открыто кричит о помощи.

Консультант. Моя помощь заключается в том, что я вас выслушала. Но я не могу за вас решать ваши проблемы, так же как я не могу за вас прожить вашу жизнь. Это вам выбирать. =* Консультант не может принять клиента, она остается в позиции «сверху» и сворачивает контакт.

Клиент. А тогда за каким чертом вы там сидите и ничего не делаете? => Нападает, закрывая боль разочарования.

Далее шла нецензурная брань. Клиент бросил трубку.

Таким образом, позвонив в состоянии сильнейшего напряжения и гнева, клиент начал «сбрасывать» его на консультанта с первых же минут общения. Консультант не смогла в таких условиях удержать пози­цию на равных (это действительно очень сложно). В результате она почувствовала сильное раздражение и начала нападать. Из позиции «сверху» она уже не слышала клиента и не использовала несколько возможностей восстановить консультативное взаимо­действие.

СТЕПЕНЬ ГОТОВНОСТИ РЕШАТЬ СВОЮ ЧАСТЬ ПРОБЛЕМЫ

К сожалению, очень часто обратившиеся по поводу деструктивных отношений с близким, в том числе и в случаях созависимости, огра­ничиваются одной консультацией, либо посещают психолога регуляр­но, иногда на протяжении длительного времени, но так никогда и не приходят к каким-либо позитивным изменениям в своих отношениях с близкими или в проблемной ситуации, которая их не удовлетворяет.

_______Глава 2 Условия успешности консультативного сопровождения...___________

Обычно это те, кто:

1) хочет получить информацию о том, можно ли «исправить» про­блемного близкого и где это можно сделать;

2) собирается получить готовый рецепт по решению своей пробле­мы;

3) считает, будто психолог обладает неким «волшебным набором» средств, которые сами по себе все изменят;

4) хочет получить нравственную, социальную, моральную оценку происходящему;

5) имеет скрытую цель доказать, что, несмотря на все старания, его проблему просто невозможно решить;

6) имеет вторичную выгоду от существования проблемы и ищет внимания, а не решений.

Рассмотрим эти группы клиентов подробнее.

1. В первом случае вполне возможно, что клиенты имеют ложные мифы о том, в чем состоит суть работы психолога. Та же причина него­товности к решению проблемы может быть и во втором и третьем слу­чаях. Здесь психологу необходимо просто разъяснить, как именно стро­ится работа с психологом, а затем, в зависимости от изменившегося запроса клиента, проводить консультацию на уровне, который допус­кает клиент. Однако возможна и другая причина неготовности решать проблему.

2. Клиент собирается получить готовый рецепт — это так называе­мые клиенты рентной ориентации. Они пришли к психологу, задали свой вопрос и считают, что тем самым сделали все, что от них требова­лось. На самом деле они не желают ничего менять в своей жизни. Не­смотря на то что, как правило, они формулируют свой запрос в форме «пойду на все, только скажите, что делать!», предложение семейной психотерапии или пересмотра собственных позиций в отношениях, то есть кропотливая и последовательная работа над собой, вызывает не­довольство, разочарование и желание найти «настоящего» консультан­та. Такие клиенты хотели бы получить чудодейственный способ из­бавления от проблем и «спасения» своего близкого.

Иногда клиенты рентной ориентации бывают довольно настойчи­выми и даже агрессивными. Таких посетителей называют требователь­ными рантье.

Клиенты-рантье могут одновременно быть «заказчиками», угова­ривая или требуя изменить своего партнера или кого-то еще. Но они могут приходить и с «заданием» относительно собственного состоя­ния. Например, просят или требуют, чтобы психолог «сделал что-ни-

Часть 2. Индивидуальная консультативная работа с созависимыми клиентами

будь», чтобы они перестали волноваться, раздражаться, бояться и т. д. Это поначалу обнадеживает, ведь человек хочет изменить что-то в себе. Но позже выясняется, что такие клиенты ожидают волшебных дей­ствий со стороны психолога. «Напрягаться» по поводу собственной проблемы они не собираются, надеясь, что все необходимое сделает консультант.

Что делать психологу в подобной ситуации? Прежде всего, ему следует отказаться от роли «всемогущего мага», а затем предложить клиенту проанализировать ситуацию, чтобы понять, что мог бы сде­лать клиент для ее изменения в желаемую сторону. При этом не сле­дует начинать с возражений. Скорее здесь уместна так называемая техника Франклина, которая представляет собой следующий алго­ритм.

1. Выразить согласие с тем, что мнение человека имеет право на существование.

2. Согласиться, что в определенных ситуациях это мнение могло бы принести определенную пользу, и описать эту предполагае­мую ситуацию.

3. Описать ситуацию, которая существует в реальности, и указать на ее отличие от предполагаемой.

4. Предложить свое видение происходящего.

Например, консультант может сказать: «Действительно, многие думают, что психолог обладает какими-то особенными возможностя­ми, которые позволяют ему моментально разрешить любую проблему и повлиять на людей так, что они сразу начинают вести себя по-друго­му.

Наверное, это было бы замечательно. Тогда многие проблемы дав­но уже перестали бы существовать, и люди были бы более счастливы. Но психолог — это только человек, обладающий определенными зна­ниями, которые помогают ему грамотно проанализировать ситуацию, увидеть в ней определенные закономерности, помочь клиенту лучше понять, что с ним происходит и всесторонне рассмотреть проблему. Его профессиональные действия приводят к тому, что человек уже сам может увидеть, какие действия с его стороны могут быть наиболее по­лезными. Для всего этого нужны наши совместные усилия. Я готов помогать вам. А мне понадобится ваша помощь, чтобы понять то, что вас волнует, и то, что происходит».

Однажды на одном из тренингов для психологов-консультантов мы устроили небольшой брифинг на тему: «Что делать, если клиент тре­бует готового рецепта?»

Вот примеры ответов, которые предложили участники.

Глава 2. Условия успешности консультативного сопровождения..

«Советы давать легко, а вот выполнять такие указания очень труд­но, да и не всегда возможно, ведь это решения совсем чужого челове­ка. Давайте вместе думать и искать решение».

«Вы знаете, я обычно избегаю давать советы. Как психолог я знаю: то, что годится для одного, может совсем не подходить для другого и даже оказаться вредным. Давайте поищем вместе подходящее именно вам решение».

«К сожалению, у меня нет готового совета для вашей ситуации. В та­ких вопросах нужен индивидуальный подход. Зато мы можем поис­кать решение вместе».

«Вначале я хотела бы выслушать вас и понять ваш взгляд на ситуа­цию. А затем мы вместе с вами поищем решение. Вы согласны?»

Иногда лучше вообще не акцентировать внимание на слове «совет». Вместо этого можно предложить подробно рассказать о проблеме, зада­вать вопросы, уточнять, отражать, исследовать. В процессе консуль­тирования клиент сам поймет, что лучший «совет» — его собственное решение.

При настойчивой просьбе можно:

а) объяснить структуру консультации. Например: «Давайте снача­ла мы проанализируем, что происходит, как это влияет на вашу жизнь, что в этом есть плохого, что хорошего, что надо изменить, что оста­вить, что вы хотите иметь вместо того, что происходит сейчас. А потом решим, что делать. Хорошо?»;

б) показать, что бессмысленно просить чужого совета, так как от­ветственность за его принятие все равно будет лежать на клиенте. Например: «Предположим, я даю вам совет. Что вы будете делать, если он вам не подойдет?.. Значит, все-таки, вы сами будете решать, что вам подходит? Тогда давайте сократим путь и вместе будем искать ре­шение, которое вам подходит».

При навязчивом требовании можно применить парадоксальную ин­тервенцию — дать совет, явно доведенный до абсурда, явно не подхо­дящий клиенту. Например, отцу, который требовал совета, как сделать так, чтобы его восемнадцатилетний сын не выходил из его повинове­ния, я посоветовала провожать его в колледж, встречать, записывать на диктофон все его телефонные разговоры. Клиент возмутился: «Это же невыполнимо!» Тогда я задала вопрос: каким другим способом он собирается осуществлять столь тотальный контроль? «Получается, что я должен ему доверять», — сказал клиент.

3. Клиенты, считающие, будто психолог обладает неким «волшебным набором» средств, которые сами по себе все изменят, — это люди, кото­рые имеют нереалистические представления о психологе в сочетании

Часть 2. Индивидуальная консультативная работа с созависимыми клиентами

с рентной ориентацией. Так что от консультанта требуются те же на­выки, что и при общении с желающими получить готовый «рецепт». 4. Клиенты, которые хотят получить нравственную, социальную, моральную оценку происходящему, — это люди, которые:

• хотят заручиться авторитетом психолога для оправдания сво­их действий,

• нуждаются в авторитетной поддержке в осуждении своего партнера и в оценке его «неправоты»;

• желают получить обратную связь — как их поступки или си­туация выглядят в глазах другого человека с точки зрения со­циальных, моральных и нравственных норм.

Во всех этих вариантах основная цель — снять с себя груз ответ­ственности, избавиться от тревожности и чувства вины и заполучить на свою сторону авторитетного «защитника».

В связи с этими целями они ставят перед психологом вопросы в такой форме, которая сразу проясняет их истинную задачу взаимодействия.

Г. С. Абрамова перечисляет четыре типа задач взаимодействия12.

Социальные задачи. Клиенту необходимо соответствие действий и переживаний каким-либо эталонам или нормам. Он мыслит в катего­риях «правильно—неправильно», переживает свое несоответствие этим нормам: «У меня ненормальная семья», «Что люди скажут?», «Да все бы ничего, но люди видят!» Именно социальные критерии вызывают у них чувство дискомфорта. И именно их в данном случае выдвигает созависимый человек на первый план.

Однако если консультант вступит в обсуждение «правильного» или «неправильного» в сложившейся ситуации обратившегося, он непре­менно займет позицию судьи и навязывания чужеродных воззрений в сложившуюся ценностную систему клиента.

В таких случаях консультанту необходимо показать относительность «нормального» и «ненормального», «правильного» и «неправильного», объяснить, что консультант не может решить за клиента, что ему хо­рошо и что плохо — это всецело его собственное представление, убеж­дение, установка.

Тем не менее при консультировании человека, созависимого с нар­команом или алкоголиком, часто возникает вопрос о «правильном» понимании сути зависимости, о том, «нормально» ли, когда подрос­ток изредка покуривает «травку» и т. п. Эти вопросы не надо путать с социальным оцениванием — они касаются знания закономерностей

2 Абрамова Г. С. Введение в практическую психологию. М., 1996. С. 37.

ПО

________Глава 2. Условия успешности консультативного сопровождения...___________

развития зависимости. Соответственно, они относятся к информиро­ванию клиента и не носят характера навязывания системы ценностей.

Этические задачи. Часто случается, что переживания клиента ори­ентированы на шкалу оценки «хорошо—плохо», «можно—нельзя». Все в своей жизни он воспринимает именно в этом свете. Если сам он зат­рудняется провести оценку, то ориентируется на других людей. При такой ориентации клиент постоянно стоит перед выбором, как оце­нить то или иное событие, например: «Это же плохо, когда ребенсх не слушается», «Нельзя же человека все время хвалить?», «Разве хорошо, что он все время задерживается на работе?» И это ограничивает его спонтанные реакции и осознавание собственных чувств.

Предыдущая статья:Принципы и алгоритмы консультирования 7 страница Следующая статья:Принципы и алгоритмы консультирования 9 страница
page speed (0.0353 sec, direct)