Всего на сайте:
282 тыс. 988 статей

Главная | Литература

Мудрость Эфниу  Просмотрен 9

 

Сорча сидела во главе стола с Эмонном и поражалась чудесам, которые дворфы сотворили так быстро. Банкетный зал уже не был развалинами. Они даже восстановили витражи на окнах, хоть она не знала, как.

Простые люстры свисали с потолка. Свечи прилипли к металлическим кольцам и радостно сияли. Они легко озаряли все пространство. В нишах в стенах не осталось теней.

Столы были крепче, дворфы сделали их долговечными. Несколько осталось пустыми, многие дворфы уже не ели в зале.

Сотни дворфов прибыли группами. Они отказывались клясться в верности Фионну, так что покинули гору и отправились искать укрытие от грядущей зимы. Каждая семья выбрала, где хочет жить, а остальные собрались по ремеслам.

Среди дворфов было тихо и мирно.

Она сжимала ложку в руке так сильно, что металл мог погнуться. Он не говорил ей ничего с поздней ночи после его возвращения.

Эмонн почти не выделялся. Он тренировался с дворфами, ужинал и пропадал по ночам. Она не знала, куда он ходил.

- Эмонн, - начала она.

Он поднял руку, чтобы заглушить ее.

- Все хорошо.

- Мы не говорили какое-то время.

- Я занялся восстановлением замка. Работы много.

- А ночью?

- Мне нужно раскрыть тайны в этих стенах. Я не буду отдыхать, пока не проверю, что замок безопасен для жизни в нем.

- Предки убедили меня, что все в безопасности, - они шептали тайны ей на уши, когда она не могла уснуть. Истории давних дней, рецепты чар и магии. Все, что могло занять ее голову, пока она ждала его. – Не нужно переживать.

- Я не знаю твоих предков, не знаю мир, из которого они пришли. Что не опасно для друидов, может убить фейри.

- Они бы сказали мне об этом.

- Да? – он взглянул на нее. – Друидов никогда не привлекал мой вид.

- А мне нравится.

Она видела, как он пытался отыскать слова для ответа. Он знал, что она не врала. Она доказывала снова и снова всем в этом замке. Сорче можно было доверять, и она хотела им помочь.

Он это знал. Он понимал это, но все еще с опаской относился к призракам ее прошлого.

Жаль, что он не мог доверять ей.

Она помешала суп, вздохнув, и медленно кивнула.

- Так тому и быть.

- Сорча, я не злюсь на тебя.

- Нет, скорее всего. Но ты все еще далекий. И был таким с тех пор, как я вернулась сюда.

- Я не знаю, как это изменить.

- Проводи со мной время.

Эмонн бросил утварь на стол с громким стуком.

- У меня много занятий. Я едва успеваю спать. А ты хочешь, чтобы я проводил больше времени с тобой? Я один, Сорча. А день ограничен во времени.

- Тогда бери меня с собой. Займи делом, чтобы я докладывала о своих успехах. Тогда мы хоть будем работать вместе!

- Я…

Двери зала открылись, перебивая Эмонна. Циан прошел, размахивая руками, поспешил к их столу.

- Господин! Гости!

- Кто? – Эмонн встал.

Он расправил плечи, его ноги были широко расставлены. Он скрестил руки на широкой груди, мышцы выпирали от напряжения. Сорча поежилась, он из ее возлюбленного стал высшим королем, который поддерживал войну.

- Не знаю, - Циан сглотнул. – Они мне незнакомы.

- Пусть пройдут.

- А если они хотят зла?

- Пусть приходят.

Она смотрела, как Эмонн опустил ладонь на Меч Света. Он редко был без меча, хотя не брал его, пока помогал дворфам с ремонтом. Сорча не знала, где он его оставлял.

Сорча поймала кулак, сжавший рукоять меча.

- Без жестокости.

- Если они пришли, задумав зло, я не остановлюсь.

- Остановишься. Может, гости ищут укрытия, и они не знают тебя. Репутация, что ты убиваешь, опережает тебя. Не давай им повода разослать слухи дальше.

- Они должны меня бояться.

- Только в бою. Дома должен быть мир.

Она ждала, пока он не расслабил пальцы, а потом отпустила его руку.

В зал вошел маленький отряд фейри. Их лбы были очень высокими, а огромные глаза отражали свет. Их тела были тонкими и гибкими. Волосы, похожие на прутья, были зализаны назад, ниспадали на спины. Мох рос на их плечах и руках, листья покрывали тела вместо одежды. Цветы были на некоторых. Сорча решила, что то были женщины.

- Торфяные фейри, - поразилась она. – Я не знала, что они еще существуют.

- Их нет в твоем мире. Люди убили их вместе с блуждающими огнями. Их виды воевали веками.

- Они красивые.

- Они опасны. Многие из них стали Неблагими.

- Это личный выбор, ты сам говорил. Виды не разделяются сразу на Благих и Неблагих. Они выбирают, чьи традиции поддерживают.

- Это не означает, что им можно доверять.

Она хмуро посмотрела на него и встала. Она повернулась к фейри, замершим у их стола, и заставила себя улыбнуться.

- Здравствуйте и добро пожаловать, путники.

- Благодарю, леди, - сказала одна из фейри с цветами. Она шагнула вперед, большие глаза быстро моргали. – Мы пришли в поисках убежища.

- От кого?

- От того короля. Мы не ходим, чтобы наши дома и дальше топтали Высшие фейри.

Она подозревала, что это произойдет, и была рада, что угадала. Новости быстро разнесли, что Высший король вернулся и принимал подданных. Чтобы доказать это, она спросила:

- Как вы нашли это место?

- В легендах говорится о Каменном короле, который дает убежище тем, кто его ищет. Мы далеко прошли, чтобы понять правду этой легенды, - женщина посмотрела на землю. – Вижу, слухи о его яростной натуре не преувеличены.

Сорча оглянулась на мрачного Эмонна. Он пытался запугать их, и успешно. Она закатила глаза, чтобы видел только он, и повернулась к фейри.

- Он яростный на поле боя, лучше всех воинов, но он и защищает своих.

- Мы хотели бы присягнуть ему.

Она снова оглянулась на короля за собой. Она спросила, понизив голос:

- Ты этого хочешь?

Эмонн ответил напрямую торфяной фейри.

- Твой народ воевал со многими. Среди моих сражений не будет.

- Мы не хотим биться дальше.

- Ловлю на слове. Первый, кто поднимет палец в гневе, будет осужден мною.

Дрожь пробежала по фейри. Их листья повернулись, стало видно серебряные вены под зеленью.

- Мы понимаем и признаем предупреждение.

- Хорошо. Тогда можете остаться в стенах замка.

- При всем уважении, – сказала фейри, - мы предпочли бы остаться на торфяниках за мостом. Мы будем рады протрубить тревогу, если кто-то приблизится.

Она видела, что Эмонн обдумывал это.

- Это может пригодиться, - прошептала она. – Полезно знать, что кто-то близко, чем узнавать об этом, когда они уже у моста.

- Все фейри тут полезны, - громко заявил он. – Если будете для нас дозором, мы с радостью предоставим вам еду. Моя армия дворфов обеспечит вам безопасность, если возникнет необходимость.

- Благодарю, Высший король, торфяная фейри и ее народ низко поклонились. – Вы щедры.

- Не забывайте мое предупреждение, потому что я не забуду.

- Благодарим, - сказали они в унисон.

Они повернулись уходить на дрожащих ногах. Сорча смотрела на их спины с тревогой.

- Что? – буркнул Эмонн, садясь. – Я знаю это лицо, ты думаешь, что что-то не так.

- Вряд ли тебе нужно править страхом.

- Как еще мне править?

Она пожала плечами.

- Я никогда не была королевой. Я не знаю.

- Тогда сядь, Сорча. Я стараюсь.

- Только это и просят, - она притихла, поймала взглядом яркую краску на полу.

Она покинула стол бездумно. Ноги шелестели по каменному полу. Толпа притихла, пока она выходила в центр комнаты. Она ощутила взгляды сотен дворфов на спине как физический вес.

Сорча опустилась на колени и подняла розовый цветок, пахнущий солнцем и сладким вином.

Большие лепестки опустились на ее пальцы, обмякшие и забытые.

Одна из торфяных фейри будет скучать по цветку, она знала сердцем, что цветок был частью их, как их лозы. Она обхватила его как можно нежнее и поднялась на ноги.

Тихий звук заставил ее поднять голову.

Самая маленькая из торфяных фейри стояла перед ней, заламывая руки, глядя на цветок.

- Это твое? – спросила Сорча.

Крохотная женщина кивнула.

- Не бойся. Я не оставлю его себе, - Сорча протянула ей цветок. – Это самый красивый цветок из всех, что я видела.

- Спасибо, друид.

От этого слова зрение Сорчи исказилось. Она видела все нити вокруг торфяной фейри. Золотые узы семьи тянулись дальше поля зрения Сорчи. Нить, за которую Сорча легко могла потянуть и раскрыть все тайны.

Она не потянула, решив сохранить тайны фейри.

- Ты тут в безопасности, - сказала Сорча. – Все вы в безопасности.

- Этого мы и желали.

- К этому мы стремимся каждый день. Если что-то нужно, попроси у меня.

- Спасибо, леди.

Она проводила фейри взглядом. Кроха прикрепила цветок над своим сердцем. Главная женщина похлопала ее по голове и оглянулась на Сорчу с нежной улыбкой.

Все будет хорошо. Сорча ощущала это костями.

Она повернулась к Эмонну и вздохнула от мрака на его лице. С ним придется много спорить. Фейри все еще были опасны для ее и его народа. Но ему нужно было понять, что это был путь к росту.

Она решила, что он одумается.

Она подошла к их столу и села.

- Они будут хорошим дополнением.

- Уверена?

- Да.

Он поднял кубок к губам и кивнул.

- Тогда они останутся.

- Вот так?

- У тебя золотое сердце, mo chroí. Я доверяю твоим суждениям больше, чем своим.

Она расслабилась.

- Из-за тебя я переживала.

- Что я не приму их? – Эмонн пожал плечами. – Чем больше ты говоришь, тем больше я вижу свет. Ты многому меня научила, Солнце, и было бы глупо не слушать.

* * *

Звон молотков по камню звенел по замку. Голова Сорчи болела, пульсируя во лбу.

- Мне нужно идти, - сказала она Уне. – Не могу терпеть и дальше этот шум.

- Ты заболела, милая? – Уна прижала ладонь ко лбу Сорчи. – Ты стала теплее.

- Я в порядке.

- Ты хорошо спала? Знаю, время тяжелое для всех нас.

- Я в порядке. Мне нужно просто уйти от шума.

Иначе головная боль за ее глазами взорвется. Она не могла терпеть постоянное движение в замке, внимательные взгляды фейри, шутки дворфов. Они были чудесны в небольших дозах, но Сорча хотела хоть миг полной тишины.

- Сад за замком нуждается в уходе, - сказала Уна. – Не думаю, что его проверяли. Лозы натворили там бардака, и там вполне можно спрятаться человеку.

- Спасибо, - Сорча скрипнула стулом, быстро встав.

- Я понимаю желание свободы, милая. Насладись тишиной.

- Тебе что-то нужно, пока я не ушла.

Уна улыбнулась ей, подняла два куска хлопка и сунула в свои уши.

Это помогало.

Сорча улыбнулась и покинула кухню, направилась в одно место, где могла отыскать покой. Она знала, какой это был сад. Они все видели зловещее заросшее место. Оно было непроницаемым, топоры не могли разбить спутанные корни и сорняки.

Тропа вела в центр. Несколько юных дворфов бегали в центр, бросая друг другу вызов. Сорча смотрела, как они суетились, но никто не осмеливался на пугающее приключение.

Теперь настал ее черед, она отказывалась мешкать.

Дверь древнего замка со скрипом открылась, когда она толкнула. Дикий запах осеннего воздуха щипал ее за руки, трепал волосы. Она скучала по этому больше всего. Сорче нравилось быть снаружи, подальше от душного спертого воздуха замка.

Шорох был музыкой для ее ушей, а сверчки заглушали стук молотков.

- Слава богине, - сказала Сорча, радуясь прохладе тишины.

Наконец, она смогла услышать свои мысли. Она ценила короткие мгновения, когда могла остаться одна.

Отодвинув плющ, она посмотрела на тени. Идеальное место для свидания любовников, или чтобы фоморианец скрылся.

Прутья хрустели под ее ногами, треща, пока она шагала вперед. Свет пропал, шипы и лозы выгибались над головой. Чаща была темной, хоть солнце было в зените.

Ладонь прижалась к ее спине, призрачная и гладкая. Прикосновение было приятным.

Сорча не была уверена, когда привыкла к душам друидов, которые окружали ее в любой миг. Они стали частью ее повседневной жизни, как дворфы. Она была рада их присутствию, как и фейри, которые ходили по замку.

В центре дикого сада рос естественный алтарь. Лиловый аметист и кристаллы кварца торчали из земли. Каждая вершина была плоской, и вместе они были столом для подношений.

Ее сердце колотилось с болью. Алтарь не должен был оставаться без ухода. Это напоминало ей о фейри, которых забыл ее народ, и как страдала земля.

Нежная ладонь прижалась к ее спине, дым окутал ее.

- Почитай мертвых, - прошептал спокойный голос. – Разбуди их.

Она не мешкала. Сорча прошла к алтарю и опустилась на колени.

Ее пальцы сжали землю у основания.

- Я удерживаю себя на месте землей, - начала она.

Она отклонила голову и вдохнула свежий воздух.

- Я наполняю легкие, чтобы очистить разум.

Шипы двигались, лун света упал на ее лицо.

- Я соединяюсь с огнем солнца.

Капля воды упала с розы, что цвела над ее головой.

- Я исцеляю все раны водой жизни.

Ее душа унялась. Каждое слово собирало ее части, она и не знала, что что-то было не на месте. Сорча ходила к своему лесному алтарю хотя бы раз в неделю, чаще, если нервничала. Часть ее жизни пропала, а теперь вернулась.

Ритуалы делали ее целой

- Вот и встретились, дочь, - теплый голос за ней был незнакомым. – Смотри, что вызвали твои подношения.

Сорча открыла глаза и посмотрела на алтарь. Кристаллы изменили форму. Они росли, тянулись к солнцу, создавая фигуру, что была красивее всех, что она видела.

Женщина была в наряде друида. Мех украшал ее плечи, туника касалась ее колен, а головной убор из рогов оленя украшал голову. Но внимание Сорчи привлекло ее лицо. Оно было красивым, идеальным во всем.

- Похоже, - сказал голос. – Хотя я всегда думаю, что они слишком добры.

Сорча оглянулась на настоящую версию кристальной женщины.

Красота была такой, что было больно смотреть. Ее гостья выглядела потусторонне.

Темные волосы волнами ниспадали за ее плечами. Ее лицо было острым, изящным, с идеальной гладкой кожей. Ярко-зеленые глаза, почти как у Сорчи, сияли улыбкой.

- Эфниу? – спросила Сорча.

- Да, внучка, это я.

- Ты жива? Или мертва, как дедушка?

- Ни то, ни другое. Я существую в мире между жизнью и смертью, в месте, где ты не могла меня найти, - она провела ладонью по голове Сорчи. – Но я достаточно реальна, чтобы коснуться тебя.

- Как такое возможно?

- Ты очень похожа на свою мать, - сказала Эфниу. – Она была одной из моих любимых учениц. Талантливая, способная, она могла захватить мир бурей.

- Она почитала старые традиции.

- И они сожгли ее из-за этого. Люди могут быть ужасно жестокими.

- Они не любят то, чего не понимают.

- И это приводит к ужасному.

Ее бабушка подошла к алтарю и прижала ладони к гладкой поверхности. Древние Туата де Дананн показывались ей, а теперь с ней говорили и фоморианцы.

- Мы приходим к внукам, - Эфниу рассмеялась. – Даже Нуада посещал Эмонна.

- Ты прочла мои мысли?

- У древности свои плюсы. Разумы друидов хрупкие, туда просто заглянуть.

- Ты не нашла ничего, что тебя расстроило?

- Как я могла? – Эфниу улыбнулась ей ослепительной белизной. – Ты – все, чего я желала. Друиды должны быть как ты. Добрые создания, которые приглядели бы за людьми без нас.

- А они были не такими? – Сорча слышала печаль в голосе бабушки. – Старые друиды?

- Никто не может управлять своими творениями. Мы не ждали, что друиды будут такими непредсказуемыми, но в них две расы с гневом и гордостью в крови. Фоморианцы, мой народ, были жестокими зверями. Благие фейри, народ Нуады, были бездумными и правили железным кулаком.

- И комбинация сделала друидов опасными. Они желали власти, - ответила Сорча. Она слышала легенды от других фейри.

- Да, - подтвердила Эфниу. – А некоторые, как ты, были удивительными. Они творили великие дела, создавали империи, исцеляли маленьких существ, а потом тихо умирали вместе с чудесами, которые создали.

- Ведьмы.

- Друиды.

Мужчины и женщины, соединённые с землей так, как люди никогда не были. Я рада, что ты стала такой, какой должна быть. Друиды были изгнаны из Другого мира, потому что хотели править. Они выживали в замке несколько сотен лет, но фейри все-таки прогнали их. Их изгнали в мир людей, где друиды почти пропали. Их сжигали на колах, или они не могли передать знания детям с магией.

Ее бабушка протянула руки в пространстве между ними.

Сорча взяла Эфниу за руки.

- Я не знаю, какой ты хотела, чтобы я была. Я могу лишь продолжать жить со своей моралью.

- Исцеление?

- И любовь.

- Потому твоя мама была моей любимицей. Она тоже думала, что мир мог измениться, если отпускать в окно немного исцеляющей энергии каждую ночь.

- Я запомню это.

Слезы выступили на глазах Сорчи, давно забытые воспоминания поднялись в голове. Ее мама держала ладони чашей у окна, словно собирала воду. Когда Сорча спросила, ее мама рассмеялась и сказала, что давала счастью стекать сквозь ее пальцы.

Она взмахивала руками, выпуская хорошие чувства в мир. Сорче это казалось странным, но забавным.

Теперь она знала, что это было на самом деле.

- Почему ты здесь? – спросила Сорча. – Туата де Дананн так и не сказали, что от меня хотели.

- Ах, но я – фоморианка, и я ничего от тебя не хочу.

- Так почему ты тут?

- Я хотела встретить внучку лично.

- Как Балор? – голос Сорчи стал твердым, как камень. – Я не доверяю ему, так что, прости, но мне сложно доверять и тебе.

- Моему отцу сложно доверять. Он причинил много боли в мире, и он не знает уже, как помешать себе делать это. Не доверяй ему, но задавай правильные вопросы.

- Почему?

- Фоморианцы – гордый народ. Мы собираем знания, как фейри – искусство. Порой я гадаю, почему они так очарованы красивыми вещами, когда дальше есть куда больше. Знания – сила, которую можно обернуть против любого. Красота – лишь талант.

Сорча приподняла бровь.

- Талант? Или дар от рождения?

- Любой может быть красивым, если любит себя, но не все могут быть умными. Какой ты хочешь быть?

Сорча не знала ответа. Когда она была младше, она выбрала бы красоту. Чтобы мужчины падали на колени, потому что она была самой красивой в мире, и их колени дрожали.

Но знания обо всех живых существах и всех вещах дали бы ей все, в чем нуждалась ее душа. Красота была мимолетной, а знания означали, что ее имя останется на губах народа тысячи лет.

- Знания, - ответила она. – Я бы выбрала знания.

- Почему?

- Если бы я измеряла свое достоинство красотой, я был жила богато и счастливо. Если бы меня ценили за знания, что я подарила миру, я жила бы вечно.

Улыбка Эфниу согрела душу Сорчи.

- Да, ты права, внучка. Я горжусь, что ты моей крови.

- И я благодарна за это. Я пришла в эту рощу не к тебе, но рада, что тропа привела меня сюда.

Она прижалась лбом ко лбу Эфниу. Они стояли так, соединив пальцы на алтаре из кристалла и останках когда-то великой империи вокруг них.

Сорча вдыхала магию вокруг ее бабушки, трещащую как молния. Эфниу была красивой, идеальной и милой, но гладкой, словно была из камня. Это подходило для существа другого рода.

- Сорча, - выдохнула Эфниу. – Нужно так много сказать. Я дам тебе совет, если послушаешь.

- Всегда.

- Мы с Нуадой жили непросто. Мы принимали решения, которыми злили друг друга, меняли курс Другого мира. Я делала то, о чем сожалела. Но я не ощущала стыда, оставаясь верной тому, что любила, и тем, кто был дорог моему сердцу.

Сорча понимала ее слова. Любовь имела много обликов, терпела столько стресса за все время. Она молчала, а Эфниу продолжала:

- Я знаю, что ты ищешь. Меч Света изменил жизни многих. Хоть он может поставить армию на колени, уничтожить народ одним словом, он может и творить много хорошего. Мой муж использовал его так, и тебе не обязательно его уничтожать.

- Я должна. Как еще мне не дать Эмонну стать таким, как его брат? Он вредит своему народу, потому что ослеп от своего гнева.

- Тогда спрячь его. Оставь в водах океана, выброси с утеса и отдай моим способным рукам. Оставь меч на дне океана, где он останется, пока не понадобится следующему поколению. Но не уничтожай одну из немногих реликвий, связывающей наш народ с изначальными.

Слова терзали ее сердце. Тот народ был потерян веками. Они хотели удержать то, что могли, от старых дней, когда они правили всем.

Теперь их дети сражались и ссорились, как стервятники над костями.

- Я хочу, чтобы его никто не использовал, - призналась Сорча. – В моем поколении или следующем. Никто не заслуживает силу управлять.

- Как ты?

- Я не буду использовать свою силу против фейри. Я не хочу управлять ими, и я не вижу повода. Это умные создания, и они способны любить.

- Ты хочешь воззвать к их добрым чувствам, - Эфниу рассмеялась. – Ты знаешь, что это не сработает.

- Должно.

- Фионн не станет давать тебе время на разговор. Он послушает мольбы и убьет тебя.

- Я ему не позволю.

- Управляя им? – Эфниу отклонилась и сжала ее ладони. Яркие глаза глядели в ее с большими знаниями, чем должны быть у одного. – Ты уже управляла им раз, Сорча. Он знает, на что ты способа, потому и так боится.

- Если бы он знал, на что я способна, то не боялся бы. Я никому не наврежу.

- Брось меч со скал замка, и я спрячу его там, где он не появится снова.

- Где?

- Я отдам его своему мужу. Туата де Дананн не хотят менять курс этой истории. Нам нравится наблюдать за вами. Друиды непредсказуемы в выборе, а ты – куда больше остальных.

- Есть остальные? – Сорча моргнула, сердце сжалось с надеждой. – Есть другие живые друиды?

- Да, хотя вы разошлись. Я не знаю, встретитесь ли вы, но, думаю, в твоей жизни такое будет.

- Ты отведешь меня к ним?

- Придется влезть в историю, а, в отличие от твоего Неблагого друга, я не люблю лезть.

Эфниу встала, мех на ее плечах задел ладони Сорчи. Шерсть была нежной, гладкой, как у кролика. Но Сорча не видела, чтобы кролик был таким большим, чтобы создать накидку для плеч без швов.

Откуда была эта женщина?

- Спасибо, внучка, что пожалела реликвию Туата де Дананн. За это я присмотрю с тобой в грядущие дни.

- Что грядет? – спросила она.

- Война. Жестокость. Смерть. Все, чего ты боялась, следует за твоим возлюбленным как верный пес.

- Есть ли способ забрать его из той хватки?

- Я о таком не знаю, - выдохнула Эфниу. – Но я верю, что ты найдешь способ.

Сорча закрыла глаза, печаль бежала по венам. Она хотела, чтобы это кончилось. Все. Вся ненависть и гнев, что разлетелись среди фейри как огонь в сухом лесу. Они заслуживали счастья.

Она заслуживала счастья, и было нечестно, что они не позволяли ей получить его. Она столько пережила, столько отдала, но все еще ждала мига, когда ее жизнь начнется заново.

- Эфниу, - позвала она, - мне нужен твой совет. Он так похож на своего деда, военачальник, а не политик, и я не знаю, что он сделает дальше.

Ответом было молчание. Сорча открыла глаза и огляделась, чаща стала тихой. Эфниу исчезла.

Сверчок робко заиграл, стал громче, когда понял, что никто больше не говорил. Казалось, встречи и не было.

Холодный воздух задел ее кожу, и Сорча потерла руки. Фоморианка обеспокоила ее сильнее, чем Туата де Дананн.

Что это означало? Ее так пугал ее народ?

- Да, - она отпустила слово с ветром на случай, если Эфниу слышала ее мысли. – Да.

Она знала лишь, что пора было делать шаг.

Двигаться к концу в форме меча и скалы.

Она должна была найти его.

* * *

- Я не скажу, девочка. Уйди!

- Я тебя исцелила, Циан. Заплати чем-нибудь.

Он подул на нее, кожа краснела от гнева.

- Если бы я знал о плате за исцеление, я бы пошел в другое место!

- Ты не предаешь его! Хватит играть.

- Предаю! Ты не хочешь тот меч просто так. Я тебя знаю, - он погрозил пальцем. – Ты что-то задумала.

- Нет.

- Да.

- Прости, ты как-то научился читать мысли в пути? Если я говорю, что ничего не затеваю, то так и есть!

Уна открыла дверь кухни с громким грохотом. В ее руках была охапка моркови, такая большая, что не было видно ее голову.

- Вы снова спорите?

- Договариваемся, - исправила Сорча. – Тебе помочь?

- Нет, милая. Я просто опущу это и пойду. Те дворфы растят потрясающие овощи!

Она опустила охапку в углу с громким стуком. Отряхнув руки, она повернулась к ним и пожала плечами.

- Да? – спросила Сорча. – Странно, я думала, гномы славились садоводством.

Циан подпрыгнул и стукнул ее по плечу.

- так и есть!

- Ты ничего впечатляющего не делал. Неужели, важен размер?

- Что, прости?

Она еще не видела, чтобы гном так злился. Его лицо стало красным, как помидор, складки дрожали, он сдерживался.

Смех заполнил комнату. Уна прислонилась к столу и вытерла слезы с глаз.

- Думаешь, дело в том, что он маленький, милая?

- Разница в пару дюймов в росте заставляет меня подумать, что у дворфов преимущество.

- Хорошо быть ближе к земле! – закричал Циан. – Все растения там!

- Я перестану дразнить, если скажешь мне, где он.

- Нет.

- Уна? Ты слышала шутку о гноме и дворфе, встретивших одну милую эльфийку? Она сказала, что переспит только с одним, но это зависит от размера фейри. И оба повернулись, сняли штаны…

- Хватит! – закричал Циан.

Уна, казалось, лопнет. Смех сотрясал ее так, что крылья трепетали.

- Что он от тебя скрывает, милая?

- Я хочу знать, где Эмонн держит Меч Света.

- В сокровищнице, милая. Это самое безопасное место.

- Уна! – закричал Циан. – Она что-то задумала! Не говори ей, где она!

- Спасибо, пикси, - Сорча поцеловала ее в щеку и прошла дальше. – Этого я и хотела. Циан, если пойдешь за мной, я брошу тебя в ведро, откуда ты не сможешь выбраться.

- Ты не посмеешь!

- Проверь меня. Я рада посмотреть, что будет, если сунуть злого гнома в бочку.

- Ладно! Сама разберешься с Эмонном, когда он тебя найдет.

И разберется. Мужчина мог запугивать, но он знал, какой она была, когда чего-то хотела. Сорча не знала, как остановиться.

Она покинула кухню с улыбкой на лице. Она была на шаг ближе к цели. Жизнь не закончилась.

В холодной тишине коридора Сорча глубоко вдохнула и потянулась к силе внутри себя. Это все еще ощущалось нереально. Будто в ней было что-то еще, женщина, которая ничего пока не знала, но могла чувствовать.

- Предки? – спросила она. – Мне нужно знать, где сокровищница.

Они не ответили сразу. Чем дольше она оставалась в замке, тем чаще они оставляли ее одну. Порой она ходила днями, не ощущая их руки на ее юбках.

Призраки были добрыми, но странными. Реагировали не как люди. Чайник свистел, и они покидали комнату в панике. Мечи били друг о друга, и они умоляли Сорчу тренироваться. Лошади стучали по земле, и предки почти казались видимыми.

Она еще не поняла, что их пугало, а что радовало.

Коридоры были тихими в это время дня. Каждый дворф направил все силы, чтобы закончить замок как можно скорее. Эмонн был во дворе с теми, кто работал, и снова пришедшим Браном.

Сорча усмехнулась. Неблагой говорил, что они ему не очень-то нравились, и что с ними приходилось работать больше, чем они стоили. Но он был тут. В этот раз тренировался с дворфами и учил их биться грязно.

Голос зашептал ей на ухо:

- Неблагой бросает их на землю и смеется.

- Он учит их биться так.

- Благие благородны в бою. Этот темный гость – нет.

- А война благородна? – Сорча повернулась в темном коридоре. Она пошла по трещинам и выбоинам, оставшимся от давнего боя. – Я не видела, чтобы в бою солдаты были вежливыми.

- В сражении есть этикет.

- И я должна накрывать колени салфеткой перед едой, но редко так делаю.

Сорча не могла терять время на мнения друидов. Она не хотела отвлекаться, пока шла по замку. Меч Света был куда важнее споров о войне.

- Сокровищница в этой стороне? – спросила она.

- Да.

- Как далеко?

- Справа и вниз по лестнице.

- В подземелье? – она видела один раз темное подземелье замка. Там остались следы кричащих жертв. Она ушла, когда их крики стали невыносимыми.

- Под подземельем.

- Можно идти дальше?

Голос рассмеялся.

- Замок тянется глубоко в сердце горы. Ты найдешь многое в его глубинах.

- Это совсем не зловеще, - пробормотала она.

Края лоз висели перед подземельем. Растения уже возвращались. Мох покрывал следы, и только слабый запах дерна показывал, что она была на том же пороге.

Туман кружился у входа. Он двигался вяло, был скорее магией, чем водой.

Порыв холодного ветра вырвался из подземелья вместе с эхом криков.

- Я не хочу идти туда, - сказала она.

- Только так можно дойти.

- Почему Эмонн оставил меч в самом страшном месте?

- Никто не ходит в подземелья.

- Никто, кроме глупых женщин, которые хотят помочь, - исправила Сорча. – Зачем еще адекватному созданию ходить по этому жуткому месту?

- Ты ходила по двору Неблагих.

Она поежилась.

- Да. И то место было зловеще похожим на это.

- Неблагие собирают души как драгоценные камни. Они позволяют им блуждать по коридорам их темного замка, чтобы они не умерли полностью. Им нравится смотреть, как призраки переживают свои смерти снова и снова.

- Ясное дело. Это сходится со всем, что я помню, - сказала она, отодвигая лозу и спускаясь по длинной лестнице.

Каждый шаг плюхал под ее сапогами. Мох покрывал опасно скользкие ступени, но перил не было. Сорча прижимала ладони к стенам и шла, затаив дыхание.

Падение плохо кончится. Никто не будет знать, где она, кроме Циана и Уны. Она виделась с ними не так часто, чтобы они подняли тревогу сразу.

Она повторяла способы, как помочь с травмой головы, под нос:

- Проверь зрачки, они не должны быть расширенными. Если они расширены, не давай пациенту уснуть. Обмотай рану белой тканью, чтобы остановить кровотечение и следить, где еще проступит кровь из раны. Тысячелистник и полынь помогут остановить кровотечение и помешать внутреннему кровотечению.

Она чеканила указания по помощи раненым с каждым шагом. Это ее успокаивало. Она помнила, как исцелять, она не изменилась. Кровь друида была в ее венах, фейри работали вокруг нее, но Сорча осталась прежней.

Она могла повторять это снова и снова, но не была уверена, сколько в этом правды.

Внизу она прижала ладонь к груди с облегчением.

- Вот. Куда теперь?

Душа друида сжала ее руку выше локтя.

- Мимо камер.

- Да? – простонала Сорча. – Я не хочу туда идти.

- Ты хочешь в сокровищницу?

- Да.

- Хочешь подняться по скалам?

- Вряд ли я знаю, как это делать.

- Тогда иди вперед.

Вздохнув, Сорча пошла вперед, расправив плечи. Если ей придется пройти мимо душ жертв, она это сделает. Она не собиралась выглядеть напуганной.

Стук начался, как только она сделала шаг. Души любили бросать камни, греметь прутьями, чтобы она посмотрела на них.

Сорча не знала, видели ли их остальные. Эмонн не отреагировал, когда душа фейри с висящей челюстью прошла сквозь него. Сорча это видела и охнула от страха.

Он посмотрел на нее, как на безумную. Сорча знала, что видела – зеленое сияние мертвеца, а не магию. Это было то, что делало его живым.

Души не должны были проходить сквозь плотные тела.

Она говорила себе не смотреть. Камеры не были наполнены настоящими пленниками, то были остатки душ, что повторяли крики снова и снова. Она не могла им помочь.

Но она посмотрела. Сорча оглянулась на ближайшую камеру и тут же пожалела. Дриада, покрытая корой, похожая на мужчину, улыбалась ей. Дыра была на месте сердца, смола текла по его коже струйками.

- Здравствуй, милая девица, - сказал он, мышцы на лице дрогнули.

– Хочешь помочь мне выйти?

- Ты мертв, - сказала она. – Тебе нет места в мире живых.

- Моя работа – напоминать таким, как ты, что их ждет в конце света смерти. Присоединяйся. Поделись красотой, а я спасу тебя от тьмы.

- Изыди.

Друид прижался к ее спине, пахло сосной и землей.

- Ткач, используй свою магию.

А она могла? Она посмотрела на духа фейри, гадая, как далеко простирались ее силы. Она могла заставить его замолчать.

Но был вариант лучше.

Предки вели ее, помогли создать нить из ее магии. Она плела ее в разуме, обвивала духа дриады. Она чуть потянула, пальцы плясали в воздухе.

Его глаза расширились.

- Что ты делаешь?

Сорча не знала. Ее маги я все, на что она была способна, ощущалось новым и блестящим. Пальцы изящно покачивались в воздухе, она изображала, будто вышивала гобелен.

- Я отпускаю тебя из этого королевства, - сказала она. Магическая нить между ее пальцев наклонилась. – Иди к своим предкам и семье. Расскажи о своих приключениях, ощути покой в их руках.

- Как? – дух посмотрел на свои руки, медленно теряющие облик. – Это невозможно.

- Ты заслужил право смерти, воин. Отыщи свою вечность.

- Что ты сделала? – он посмотрел на нее с ужасом в глазах.

- Я тебя отпустила.

- Спасибо.

Он растаял в воздухе. Она ощутила, как пропала его душа, пока энергия покидала ее тело. Каждый раз, когда она управляла фейри, она ощущала это глубоко в животе.

- Ты постаралась, - прошептал друид ей на ухо. – Вышло лучше, чем ожидалось.

Сорча не ответила. Управление даже останками души ощущалось неправильным. Потому она была в этом подземелье. Чтобы другие не управляли волей и разумом фейри.

А потом она использовала эту силу сама.

Пол стал скользким ото мха. Души трясли прутья темниц, кричали в гневе, пока голова Сорчи не заболела снова. Она не остановилась и больше никому не помогала.

- Там, - сообщил голос. – Сокровищница впереди.

Она увидела дверь. Петли с драгоценными камнями тускло сияли. Пыль на полу побеспокоили недавно.

Ручка двери была в форме змеи. Она поднималась с раскрытой пастью, ждала, пока ее ладонь опустится на металлическую поверхность. Скрипнув зубами, Сорча робко сжала серебро и открыла дверь.

Тусклый свет проникал в щели в стенах, соленый воздух попадал в комнату. Корни свисали с потолка, спутанные и кривые. Летучие мыши кричали над ней. Сорча едва видела их силуэты.

На изящных арках вырезали легенды и мифы. Туата де Дананн бились со зверями. Коридоры вели в стороны от комнаты, намекая на комнаты знаний и сокровищ.

Она была тут не ради богатств.

- Где он? – спросила она у душ друидов.

- В руках самого древнего короля.

- Какого?

- Иди в центр.

Она заметила движение теней. Она оглянулась, увидела призрака отца. Бусины были в его бороде, блеск его глаз вызвал ее тревогу.

- Дед, - сказала она.

- Ты точно хочешь пойти по этому пути?

- Есть много способов изменить будущее. Я хотела бы пойти по пути, где смертей меньше.

- Тогда ты выбрала правильно. В конце комнаты моя гробница. Меч в руках моего трупа.

- Ты все-таки мертв? – казалось, Балора невозможно убить.

- Даже самые древние существа должны умереть, дорогое дитя.

Ветер подул сквозь него, и он стал зеленым светом. Сорча глубоко вдохнула, пошла по широкому залу.

Гробница была довольно простой для того, кто так повлиял. Прямоугольный каменный гроб с простой крышкой. Никакая резьба не отличала его от многих солдат, умерших на этой земле.

От этого Сорча ощутила, как отношение к Балору смягчилось. Она провела ладонью по крышке, отметила крошки камня у ее ног.

- Ты выбрал простой гроб? – спросила она.

- Я не мог просить роскошь в смерти.

- Ты сделал хороший выбор.

- И я так думаю.

Может, она была похожа на деда больше, чем думала. Сорча склонилась к крышке и толкнула. Крышка стонала, шуршала, кричала в ее ушах, а потом упала на пол. Тяжелый камень треснул посередине.

Король Балор лежал, сцепив ладони на груди. Золотая корона обвивала его череп, плоть давно пропала. Ладони скелета сжимали рукоять Меча Света.

- Почему он оставил меч с тобой? – спросила она. – Это не твой меч. Так можно разозлить Нуаду.

- Нуада не знает. И если кто-то искал бы Меч Света, не стал бы смотреть мою могилу.

Он был прав. Она не стала бы проверять могилу Балора, ведь он скорее поднялся бы оттуда, чем держал бы легендарный Меч Света. Его пальцы обвивали рукоять, драгоценные камни блестели на каждом пальце.

- Мне… - она указала на труп, - вытащить его?

- Это не навредит, - веселье согрело голос ее деда.

- Я не хочу ничего сломать.

- Разве ты можешь навредить моему телу? Я мертв.

- Точно.

Казалось все еще неправильным трогать его труп. Сглотнув, Сорча коснулась пыли на его ладонях. Засохшая кожа соскользнула с гладких костей от ее прикосновения, упала, словно пергамент с высокой стопки. Ее чуть не стошнило.

- Я не думал, что у тебя такой слабый желудок, внучка.

- Ты трогал трупы раньше?

- Много раз.

- Не хочу знать, почему.

Его кости скрипели, она отодвигала пальцы. Одна ладонь отпустила меч. Сорча осторожно опустила руку в стороне, пока ее желудок сжимался.

- Труп не будет двигаться, - сказала она. – Тело мертво, двигается душа.

- Ты себя успокаиваешь?

- Тихо.

Она убрала вторую ладонь, кривясь, когда один из пальцев сломался в ее ладони. Не так она хотела отыскать меч. Почему Эмонн так хорошо его спрятал?

Пасть волка сияла в тусклом свете, рубины казались кровью. Магия окружала клинок. Туман был густым, змеился вокруг него.

Она не хотела касаться проклятого меча. Нуада был сильным фейри, раз справлялся с такой магией, но она не хотела трогать такое. Взяв себя в руки, Сорча сжала рукоять и вытащила меч из могилы.

Он был тяжелее, чем она ожидала. Сила меча тянула ее к полу, руки задрожали, кончик уперся в камень.

Мышцы содрогались. Она хотела бросить меч со скалы? Она могла забрать его с собой, заставить их преклониться перед Эмонном и перестать воевать. И не будет больше сражений. Она могла все закончить.

- Будущее в равновесии, - пробормотал Балор. – Теперь это твой выбор. Уничтожь меч, используй его или выбрось для других поколений.

Она видела, как нити магии обвивают ее. В отличие от ее нитей, эти были грубыми, неправильно сплетенными. Они не могли управлять ею.

Она порвала нити на разуме и выпрямилась.

- Где скала, где ждет Эфниу?

- Там проход к водам внизу, - Балор указал на коридор за ней. – Не упади.

- Не собираюсь.

Меч вдруг показался намного тяжелее. Он волочился по земле, высекая острием искры из камня. Она не остановилась, хотя от звука могла пойти кровь из ушей.

- Мне плевать, что ты хочешь остаться, - рычала она на меч. – Ты причинил достаточно бед мне и моим. Жди следующего отчаявшегося поколения.

Меч будто стал еще тяжелее. Сжав рукоять обеими руками, Сорча тянула его по коридору, видела свет в отверстии пещеры.

Соленые брызги попали на ее кожу задолго до того, как она дошла до края. Соль жалила порезы на руках от шипов, с которыми она столкнулась в саду, наполняла рот горечью. Волны бились о камни, пена попадала в пещеру.

Сорча не мешкала в этот раз, напрягла руки и толкнула меч с края. Он дико крутился в воздухе, рубины били светом по глазам.

До того, как он ударился об волну, рука появилась из воды. Изящные пальцы поймали рукоять, удержали его на миг на плаву, а потом унесли в глубины.

- Вот и славно, - выдохнула Сорча, сбрасывая следом камень на всякий случай.

Она застыла, когда за ней прозвенел голос Эмонна:

- Что ты наделала?

 

 

Предыдущая статья:Меч Света Следующая статья:Приглашение
page speed (0.0172 sec, direct)