Всего на сайте:
282 тыс. 988 статей

Главная | Литература

Nbsp;   Глава 10, – Что вам удалось узнать, ваша светлость? – Спросила я, сидя на ..  Просмотрен 10

  1. Глава 11, У меня перехватило дыхание. Деррик насмехается надо мно..
  2. Nbsp;   Глава 12, Я пыталась из окна рассмотреть прибытие новых гостей. Но внутренняя..
  3. Nbsp;   Глава 13, – Ты готова, дорогая? – Герцог крепче сжал мою руку. Я уставилась ..
  4. Nbsp;   Глава 14, Я присел на корточки рядом с распростертым на полу мужчиной. Вокруг..
  5. Nbsp;   Глава 15, – Все три рыцаря невероятно красивы, – сказала одна из молодых леди..
  6. Глава 16, Я приблизилась к главному столу и положила руку на плеч..
  7. Глава 17, На следующее утро сэр Коллин устроил состязание в стрел..
  8. Глава 18, В ту ночь кошмары вернулись в мои сны, непрошеные, неже..
  9. Глава 19, Я замерла на верхней площадке темного коридора, ведущег..
  10. Глава 20, – Мне это совсем не нравится, миледи. – Голос Труди ..
  11. Глава 21, Я ходил взад и вперед по камере: десять шагов до стены,..
  12. Nbsp;   Глава 22, Я сидел на том же месте. И не знал, сколько прошло времени: часы, д..

 

 

– Что вам удалось узнать, ваша светлость? – Спросила я, сидя на стуле у большой кровати, где на подушках из гусиного пуха лежал сэр Коллин.

– Мои люди прочесали лес в поисках улик. – Пыльный и грязный, одетый в плащ поверх кольчуги, герцог с усталым лицом стоял в изножье кровати. Последние несколько дней он почти не спал. – У нас до сих пор нет никаких следов человека, который мог бы понести ответственность за покушение.

Загорелое лицо сэра Коллина сейчас было бледным, но, к счастью, после трех дней, проведенных в постели, в его глазах снова появилась живость. Ясно одно: кто бы ни был преступником, он был неопытным лучником – он промахнулся. Я снова содрогнулась при мысли о том, как близок был сэр Коллин к смерти. Стрела попала слишком близко к сердцу, и он потерял много крови. Серость дня только усиливала мрачные мои мысли. Облака будто спустились с небес и заплыли в открытые окна, заполнив просторную гостевую комнату, которую я отвела для герцога.

– Думаю, нужно допросить некоторых преступников.

Аббат Фрэнсис Майкл сидел в кресле по другую сторону большой кровати. Пламя свечи отбрасывало причудливые тени на его худое лицо. Я была благодарна ему за то, что он с готовностью сопровождал меня всякий раз, когда я приходила посидеть с сэром Колином, что случалось очень часто с того злополучного пикника.

Шериф вышел из тени, нахмурившись:

– Если проявить настойчивость, я наверняка добуду информацию, которая приведет нас к преступнику.

– Нет, шериф. – Ответила я резко, мое тело напряглось от значения его слов. – Мы не можем арестовывать людей только по подозрению. Сначала нам нужны доказательства.

– Их натура – уже доказательство. – Голос шерифа звучал так же остро, как наконечник стрелы, который врач извлек из сэра Коллина.

Хоть я и оценила помощь шерифа в расследовании, но все же не смогла смириться с арестом преступников только на том основании, что они ранее совершали преступления. Что ответить шерифу, чтобы не вызвать еще большего противостояния между нами? Я напряглась, зная, что должна справиться с этим делом самостоятельно, но не смогла удержаться от взгляда на аббата.

Он сидел, сложив, спрятанные в рукава, руки на коленях. Его лицо исказилось от беспокойства за мою безопасность. Он первым заговорил о том, что стрела могла попасть не в сэра Коллина, а в меня. Я уже готова была спросить его совета, но внезапно перед глазами возникло лицо сэра Деррика, выражавшее неодобрение, стальные глаза, призывающие меня повзрослеть.

Глубоко вздохнув, я ответила шерифу:

– Я настаиваю, чтобы у нас были существенные доказательства перед арестом.

– Они служат дьяволу, – сказал шериф, – и обычно этого достаточно.

Герцог провел рукой по лбу:

– Мы продолжим расследование. Сэр Деррик и сэр Беннет наводят справки. Я уверен, что со временем мы найдем виновного.

– Не понимаю, зачем кому-то причинять вред сэру Коллину, – сказала я, вглядываясь в его лицо на подушках.

Я была уверена, что из трех рыцарей, у него меньше всего нажить себе врагов. Он производил впечатление человека, с которым трудно поссориться, даже если очень захочется.

Сэр Коллин слабо улыбнулся:

– Вероятно, кто-то завидует моей привлекательности.

– Возможно это кто-нибудь из рыцарей, – предположил аббат. – Поскольку он так активно пытается завоевать сердце леди Розмари, может быть, кто-то из них решил устранить конкурента. Возможно, один из них нанял кого-то, чтобы убить сэра Коллина.

Герцог и сэр Коллин разразились протестами, яростно защищая двух отсутствующих рыцарей.

Я отбросила в сторону обвинение аббата. Я не очень хорошо знала сэра Беннета и сэра Деррика, но не могла представить, чтобы кто-то из них прибегнул к такой тактике.

– Меня не волнует, кто виноват, – сказал сэр Коллин, снова обретя спокойствие. Он потянулся к моей руке, и его длинные пальцы обвились вокруг моих, согревая их своим теплом. – Я сейчас как в раю, и, мне кажется, я готов чаще получать ранения, если каждый раз вы будете проводить со мной весь день.

Несмотря на то, что его прикосновение в присутствии остальных заставило меня немного смутиться, я не отстранилась.

– Я готов в любой момент подставить свое тело стрелам, если благодаря этому, я буду и дальше наслаждаться вашим безраздельным вниманием.

– Нет необходимости привлекать мое внимание такими радикальными методами, сэр.

Его улыбка и огонек в глазах дразнили меня. Но очередную шутку прервал скрежет стула, с которого вскочил аббат. Мой мудрый советник откашлялся и многозначительно посмотрел на руку сэра Коллина, державшую мою. Я быстро отдернул ее.

Аббат поджал губы и заговорил:

– Возможно, рана рыцаря – знак недовольства Бога всей этой историей.

Я подалась вперед. Знак Бога?

Я не рассматривала эту ситуацию с такой точки зрения. Возможно ли, что Бог был недоволен моим намерением нарушить Древний обет? Последнее время я мало думала о Боге, и все больше о молодых рыцарях. Прошлая неделя была такой насыщенной, что у меня едва хватало времени на благотворительность. Приступ тошноты подступил к горлу.

– Рана сэра Коллина – не Божий знак. – Герцог обратился прямо ко мне, как будто услышал мои тревожные мысли. – Сам Бог заключил брак между Адамом и Евой. Он создал притяжение между мужчинами и женщинами. Это не может быть порочно, совершенно естественно и правильно, когда молодые люди начинают искать вторые половинки.

– Может быть, это и правильно для тех, кто не может устоять перед искушением мира, – ответил аббат. – Но для тех, кто сильнее, как ее светлость, Бог предлагает шанс сделать гораздо больше для его славы.

– Брак не лишает человека возможности служить Богу и приносить ему славу. – Герцог оставался невозмутимым. – На самом деле, я видел много супружеских пар, которые вместе сделали для Бога больше, чем это было бы возможно в одиночку.

– Вы затронули прекрасную тему, ваша светлость, – сказал аббат, слегка поклонившись герцогу, прежде чем обратиться ко мне. – Ваши родители многое сделали, дитя мое. Невозможно умалить все их заслуги.

Я кивнула аббату в знак благодарности за то, что он успокоил меня. Однако новая тревога пустила корни в моем сердце. Я поклялась быть сострадательным правителем, делать даже лучше, чем мои родители. А если брак и любовь будут отвлекать меня от моей миссии?

– Полно, леди Розмари. – Аббат направился к двери. – Пойдемте в часовню и помолимся.

Молитва – лучший способ унять наши беспокойные души.

– Вы правы, святой отец. – Я встала, и ветер из окна заколыхал мое платье.

– Вы помолитесь за меня? – Сэр Коллин приподнялся, следя за мной взглядом, пока я обходила кровать. – Я хочу встать на ноги к танцам.

Аббат резко остановился и хмуро посмотрел на герцога:

– Вы ведь не собираетесь устраивать бал? Это невозможно пока один из рыцарей ранен.

– Коллин сильный. Он быстро поправится. – Герцог улыбнулся молодому человеку, лежавшему в кровати под балдахином. – Даже будучи прикованным к постели, он не стал бы отказывать леди Розмари в возможности потанцевать.

Шериф шагнул вперед:

– Я согласен со святым отцом. Поскольку убийца все еще на свободе, я не могу гарантировать безопасность ее светлости, если праздники будут продолжаться.

Герцог поднял бровь и встретился со мной взглядом:

– Леди Розмари, мы сделаем все, что вы пожелаете. В конце концов, это ваше будущее.

Я ценила то уважение, которое герцог проявлял ко мне, но не знала, как быть. Что было самым безопасным для всех? Я подавила желание снова взглянуть на аббата. Шериф уже считал меня слабой, и я только подтвердила бы это, если бы спросила совета у аббата сейчас. Его суровый взгляд был прикован к аббату, словно он ждал приказа от него, вероятно, думая, что я ничего не смогу решить сама. Хотя совесть мучила меня от желания противоречить своему мудрому опекуну, я расправила плечи и решительно сказала:

– У нас будут танцы.

Я успела заметить раздражение во взгляде шерифа, быстро брошенном на меня, прежде чем он успел отвести глаза. Герцог одобрительно кивнул, но плечи аббата, казалось, поникли, а на лице появилась настороженность.

– Нет необходимости отменять празднества из-за одного инцидента, святой отец, – поспешила я объяснить. – Кроме того, мы будем в главном зале и под надежной охраной.

Аббат долго смотрел на меня:

– Как пожелаете, дитя мое.

Выражение его лица сменилось спокойной покорностью судьбе. Тем не менее, я не могла избавиться от чувства, что разочаровала его.

Дверь с грохотом распахнулась, и в комнату ворвался Бартоломью, тяжело дыша, словно бежал так быстро, как только могли нести его старые ноги:

– Миледи, – сказал он между глотками воздуха. – Прошу прощения за беспокойство.

Тревога на его постаревшем лице заставила меня занервничать:

– Что случилось?

– В городе новая вспышка той странной болезни, – выдохнул он.

Ужас тяжелой ношей лег мне на сердце:

– Здесь? В Эшби?

Бартоломью печально кивнул. На мгновение я была слишком подавлена, чтобы двигаться или думать. Но оцепенение сменилось паникой, заставив меня действовать:

– Пошлите за экономкой, пусть приготовит тележку с едой и лекарствами. Я должна немедленно ехать в город.

– Нет, дитя мое, – ответил аббат. – Вы не можете ехать. Это слишком опасно.

– Я должен согласиться, – сказал герцог и, звякнув кольчугой, подошел ко мне. – Это слишком опасно. Мы еще недостаточно знаем об этой болезни. И вы не можете рисковать собой. Ваши люди слишком нуждаются в вас.

Мое сердце призывало меня броситься в окруженный стеной город, чтобы помочь людям, которых я любила.

Мои родители рисковали жизнью, чтобы помочь больным во время чумы. Но это была правда – я единственный наследник Эшби и не могла рисковать собой. Если бы я погибла сейчас, мои земли были бы разделены между соседними лордами, включая жестокого лорда Уизертона, который, по слухам, регулярно применял пытки просто для развлечения. Я должна была оставаться в живых как можно дольше, чтобы быть уверенной, что моим народом управляют гуманно и справедливо.

– Позвольте одному из моих людей взять провизию и лекарства, – продолжал герцог, – и будьте осторожны.

Аббат кивнул, нежность в его глазах убедила меня послушаться совета.

– Хорошо, – сказала я. – Отправьте повозку без меня.

 

 

Я быстрым шагом прошла от сторожки до подъемного моста, оглядываясь, чтобы убедиться, что никто из охранников не узнал меня. В простом плаще Труди и с корзинкой я надеялась сойти за пухленькую няньку.

– Я слишком долго пренебрегала визитом в город, – сказала я себе, пытаясь избавиться от чувства вины. – Кроме того, я не обещала герцогу, что воздержусь от посещения. Я только велела ему отправить провизию без меня.

Хотя я искренне хотела последовать совету аббата и герцога держаться подальше от города, намерение посетить его росло все больше, пока я молилась с аббатом. Я хотела, чтобы люди понимали, что они мне небезразличны. Я хотела убедиться, что о них заботятся. А еще я хотела узнать, как болезнь началась, тем более шериф заверил меня, что он приложил большие усилия, чтобы изолировать и сдержать болезнь в уже зараженных отдаленных районах. Я также ощущала в себе непонятную для меня потребность смешаться с народом и доказать, что я все та же, что я все так же предана Богу, как и всегда. Я пообещала себе, что не подойду слишком близко к больным и не стану подвергать себя опасности. Поэтому короткий визит не повредит.

Я подняла глаза к небу, к сердито клубящимся темно-серым облакам. Это Бог гневается на мой народ и на меня? Этот вопрос не переставал мучить меня весь день. Иначе, почему бы он допустил вспышки болезни на моей земле?

С огромной корзиной под плащом тяжело дыша, я добралась до района, где жили самые бедные горожане. В одном конце пустынного переулка был воздвигнут наскоро сколоченный забор, а перед ним поставлена охрана, чтобы никто не мог проникнуть в зараженную зону. Скорее всего, охраннику было поручено следить, чтобы также никто не выходил.

Я нырнула в темный переулок. Как мне подойти к охраннику, не раскрывая себя? Я прислонилась к стене ветхой лачуги. В нос ударило характерное для этого района зловоние. Кислый запах от собак, кошек и кур, свободно бродивших здесь, и человеческих экскрементов, сваленных в кучу, а не вынесенных в предназначенные для этого канавы за городскими стенами, тяжело стоял в воздухе. Здесь же, среди отбросов, дети играли в догонялки. Они заметили меня и стали подходить ближе, любопытствуя о причине моего визита. В голове лихорадочно замелькали мысли о том, что делать. Но я не успела даже пошевелиться – из тени хижины выскочила фигура, и чья-то рука, скользнув по моей шее, плотно прижались к моему рту, лишая меня возможности издавать любые звуки, которые, впрочем, я и не пыталась сделать, лишенная дара речи от страха.

Другая рука прижала меня спиной к чьей-то твердой груди, не грубо, но решительно. Мой похититель начал отступать, увлекая меня за собой. Я попыталась вырваться, но мужчина играючи скрутил мне руки и усмирил. Надо кричать, царапаться, брыкаться, делать что угодно, чтобы освободиться, но страх парализовал меня. Что происходит?

– Значит, вы осторожны? – Раздался тихий голос у моего уха.

Голос был знакомым, и еще до того, как пальцы моего похитителя отпустили мои руки, я поняла, кто это.

– Сэр Деррик, – сказал я, поворачиваясь к нему лицом.

Он схватил меня за руки, но я вырвалась и сердито посмотрела на него:

– Как вы смеете так пугать меня? – Мое тело сотрясалось от страха, что могло случиться.

– Миледи. – Его лицо было серьезным, а серые глаза отражали грозовые тучи над головой. – Я увидел, что вы покинули замок без компаньонки, и только хотел предложить свои услуги.

– Если таково ваше представление о том, как ведут себя компаньонки, то я должна попросить вас оставить меня.

– Вам небезопасно ходить одной.

– Это было безопасно… пока…

– А если бы я был кем-то более опасным, миледи?

Я не нашлась, что ответить. Я стояла и смотрела на него. Как и герцог, он был весь в пыли и измучен поисками нападавшего на сэра Колина. Но даже сквозь грязь, его лицо было привлекательно своей грубоватостью, щетина на подбородке и щеках стала темнее, а глаза более задумчивыми.

– Даже если бы с вами была нянька, я считаю неразумным бродить по городу без охраны из нескольких вооруженных охранников.

Во мне снова поднялся комок беспокойства при мысли о том, что могло бы произойти, если бы это был тот преступник, который ранил сэра Коллина.

– Мои люди и не подумают причинить мне боль. – Выдавила я внезапно пересохшими губами.

– Что, если бы я был человеком из далекой страны, который не испытывал бы к вам ни привязанности, ни уважения?

Я не знала, что ответить. Не дожидаясь моего ответа, он расстегнул мой плащ и снял корзину с моей руки. Только тогда озабоченность на его лице смягчились:

– Простите, что напугал вас, леди Розмари. Но я хотел, чтобы вы увидели, как легко и быстро к вам могут подойти, и, следовательно, как важно для вас иметь надлежащую защиту, когда вы выходите за пределы замка.

Я ждала, что он упрекнет меня за то, что я приехала в больной город. Но в его взгляде не было осуждения:

– Мне жаль, что вам пришлось испытать из-за... – Его глаза светились уважением ко мне.

– Вы только хотели преподать мне урок, который я, по-видимому, заслужила и, зная свое упрямство, не смогла бы выучить его по-другому.

Я оглядела затененный переулок, увидела лица, выглядывающие из щелей в дверях, и детей, которые прекратили игру и наблюдали за нами. Ни радостных приветствий, ни улыбок, которые неизменно сопровождали мое появление всякий раз. Только недоверие в глазах, брошенных на сэра Деррика.

– Значит, вы прощаете меня? – Искренне беспокоился он.

В его лице не было и следа насмешки, которая за последние дни часто появлялась. И что удивительно, гнева за то, что он часто просто игнорировал меня и чем невероятно злил, у меня не было. Только облегчение, облегчение от того, что он говорит со мной, что он заботится обо мне, что даже последовал за мной.

Но я не смогла удержаться, чтобы не подразнить его за тот ужас, который испытала:

– Я даже думать не могу о прощении...

Он вскинул бровь, и я еле сдержала улыбку, изо всех сил стараясь казаться серьезной:

– Я не могу простить вас... если только вы не согласитесь помочь мне доставить припасы.

Он тоже постарался скрыть улыбку, готовую появиться на лице:

– Хорошо, миледи. Я буду вашим рабом до конца дня. Я сделаю все, что вы пожелаете.

– Все что пожелаю? – Тут уж я не могла не улыбнуться.

– Абсолютно все.

Он опустился передо мной на колено, отложил корзину и взял меня за руку. К моему большому удивлению, он взял мою ладонь, и тепло его дыхания коснулось костяшек моих пальцев. Его глаза встретились с моими, и ритм моего сердца начал сбиваться. Наконец, он коснулся моей кожи невероятно мягким поцелуем, и ощущения от этого прикосновения спустилось вниз до самых колен.

– Вам достаточно только пожелать, чтобы это стало приказом для меня.

 

 


Предыдущая статья:Nbsp;   Глава 9, Сильный голос сэра Коллина воспарил над лаем собак, вызвав у меня у.. Следующая статья:Глава 11, У меня перехватило дыхание. Деррик насмехается надо мно..
page speed (0.0153 sec, direct)