Всего на сайте:
282 тыс. 988 статей

Главная | Литература

Р.Киплинг.  Просмотрен 10

 

Жить в любви,

любовью жить,

мелочей не замечая.

(..ложечка в стакане чая

с сахаринками кружúт…)

 

Жизни чай,

любви глоток,-

чаепития стихия.

Пожелания благие.

Сожаления -

потом.

 

Ожидая новых встреч,

боль с надеждой совмещаю.

Самого себя прощая,

теплоты не уберечь.

 

Чувств былых не удержать?

Жизнь мечтою не заполнить?

Было б что с годами вспомнить

и.. в стакане помешать.

 

*****

 

Говорите лесу: Здравствуй!

Ветер тёплый, вечер красный

и излучиной зари

высь небесная горит.

 

И пока росинок блёстки

ночь не превратила

в звёзды,

сердце с лесом говорит…

 

*****

 

Блеск рассвета булатною саблей

миг рассёк на - сейчас и потом…

Солнце капнуло розовой каплей

в розоватого ýтра бутон.

 

Все иллюзии грешные наши

вмиг рассеет чудесным деньком.

Блеск рассвета у розовой чаши

лёг на землю покорным клинком…

 

*****

 

Всем существом затрепетать

над колокольчиком

и мятой,

и мотыльком уметь летать

над синей бездной

необъятной,

кружить над миром так легко

в волнáх тончайшего потока,

и замереть над васильком

на грани -

выдоха и вдоха…

 

*****

 

На закате солнца шарик -

красною конфорочкой.

В сковородке неба жарит

кто –

оладьи с корочкой?

 

Подрумянятся бока,

и готовы –

облака!

 

 

*****

 

Время быстро.

Время - выстрел!

Время - в темя,

в уши, в грудь!

Время - твёрдость обелиска.

Время - память.

Время - путь.

 

Время - бремя.

Время - искра.

Время - метр и верста,

и... короткая записка

на обрывочке листа…

 

Время для птенцовых писков.

Время для сиротских слёз.

Время ныне;

время присно,

шире жеста,

дальше звёзд.

 

 

ДВА ВОКЗАЛА

 

Электричка двери стиснет.

Свистнет, тронувшись, разок.

Я тебя, вокзал Балтийский,

оставляю на часок.

 

Много времени не надо.

Скоро Гатчина. И вот,

снова он, Балтийский, рядом.

Но совсем уже - не тот.

 

Два вокзала, два вокзала.

Даже с именем одним.

Их столетие связало.

Долголетие, храни.

 

Жаль, нельзя им повстречаться,

обменяться парой слов.

Но приветы будут мчаться -

вереницей поездов.

 

Электричка вверх поднимет

пять стальных, упругих дуг...

И меня в объятья примет

очень скоро, Петербург.

 

И, пока в холодных залах

пассажиров прожуёт,-

спросит, чтобы рассказал я,

как там гатчинский живёт?

РЯБИНОВОЕ

 

Рябину есть,

рябину пить,

поранясь острым краем поля.

И красным соком окропить

ладони,

сжатые до боли.

 

Здесь только ветер – званый гость.

Здесь может холод засидеться,

сдавить рябиновую гроздь

и остудить её,

как сердце.

 

Не вянет запахов букет.

Мороз, вот-вот, к руке прихватит

рябины гроздь,

как в коньке,

в тёмно-рубиновом закате!

 

*****

Рассвета запах огуречный.

А из окошка, в плёнки вырез,

бочок пупыристый из «печки»

теплицы,

охладиться вылез.

 

Его сорвать совсем нетрудно,

и сделать малосольным вскоре.

Но, как большие изумруды,

плоды на лиственном узоре.

 

Цветки открыты жёлтым зевом.

Дышать уже не могут,

душно.

И на один из них присела

пчела с жужжаньем благодушным.

 

Она в своих заботах вечных

моих восторгов не поймёт.

И ароматом огуречным

не пахнет мёд.

 

 

В ЧИСТЫЙ ЧЕТВЕРГ

 

Как много слов,

чтоб выразить любовь.

И мало их,

чтобы любовь разрушить.

А ненависть,

бывает, и без слов -

приходит, останавливает, душит...

 

И я был смерчем огненным объят.

Клубился дым,

гарь облаком висела.

Пусть страсти в вас однажды закипят.

Но лишь бы пена илом не осела.

 

Люби жену, родителей, детей.

И понимай, что всё даётся свыше.

И подойди к последней из смертей

с любовью к тем,

кто ненавистью дышит.

 

Розовое

 

Кусты усыпаны цветами.

Их красота - вопрос решённый.

Я становлюсь сентиментальным,

той красотой заворожённый…

 

На вид, нежны и беззащитны.

На самом деле - непокорны.

У роз оружие - шипы их.

Не затевайте с ними ссоры.

 

Не нужно их слагать в букеты.

Они в отдельности красивы.

Спой каждой розе по куплету.

С одною в паре повальсируй…

 

Росы слезинка по бутону,

как по щеке твоей стекает.

Не бойся, я тебя не трону,

а одарю тебя стихами.

 

Одна из роз не отцветает.

Мне на неё не наглядеться.

Ты слышишь, я тебе читаю

стихи, подсказанные сердцем.

 

Романс

 

Не подпишусь под тем внизу,

но на ушко мне шепчет ветер,-

что ночь в сентябрьском лесу,

чернее всех ночей на свете.

 

Представлю: тьма хоть глаз коли,

откроешь ли, закроешь веки.

Ступи полшага от любви,

и не найдёшь её, вовеки.

 

На ощупь, падая, ползком,

колени, руки обдирая,-

взглянуть ещё одним глазком

на ту, которую теряю.

 

Потом метаться буду зря.

А возвращаться стыдно. Поздно.

Подсветят небо сентября,

любовь жалеющие, звёзды.

 

И эту горькую слезу

смахнёт с ресницы шалый ветер

в ночном сентябрьском лесу,

чернее всех лесов на свете.

 

 

*****

Как испросить тебя,

меня простить?

Поверишь ты,

я на колени встану!

Обидное обидою мостить, -

навечно непрощённым я останусь.

За что тебя словами исхлестал?

Спроси.

И сам, наверное, не знаю.

Как водки ковш,

не морщась, опростал.

И вот теперь -

с похмелья умираю!

 

И пьян - дурак.

И трезвый не умён,

когда порой нахлынет раздраженье.

Доныне, с незапамятных времен,

поганый нрав подобен - изверженью!

 

Мне б так любить неистово,

как лгу,

и так беречь,

как я крушу, ломаю.

А ничего поделать не могу,

хотя умом, до капли, понимаю.

Осеннее

 

Листьев жёлтые обрывки

на подошвы липнут.

Это мелкие отрывки

из осенней книги.

 

Почему проходят быстро

и весна, и лето?

По деревьям искры брызнут, -

значит осень где-то...

 

На висках у жёлтой рощи

седина берёзок.

И пронзительнее ночи, -

черный бархат в блёстках!

 

Осень будто утешает

журавлиным криком.

В струнах дождика играет

ветер в поле Грига.

 

 

*****

 

Что может быть вкуснее хлеба с солью?

Картошка, испечённая в золе.

Что может быть прекрасным летом в поле?

Ряды стогов, готовые к зиме.

 

Деревня, неподвластная прогрессу,

над каждою травиною корпит.

И потому её не треплют стрессы,

что поясница к вечеру болит.

 

Здесь всё бывает: засухи и слякоть,

и снега: то по - пояс, то по - грудь!

Но некогда сопливиться и плакать.

Кого потом в убытке упрекнуть?

 

Что может быть прекраснее заботы -

себя и близких вдоволь накормить?

И русская деревня по субботам,

попарившись, идёт коров доить.

 

Запоздалое

 

Скроет тропинки под жёлтыми листьями.

В золоте осени неба киот.

Мама под вечер обложится письмами,

каждое слово губами жуёт.

 

Детушки, детушки,

как одинаковы

судьбы людские.

Неведомо вам,

что вечерами бывают заплаканы

лица у ваших стареющих мам.

 

Звонкие полночи

полные горечи.

Колет иглою досады звезда.

Письма короткие,

строчки-осколочки,

склеят в истории мамы глаза.

 

Милые детушки,

время проносится.

В маминых письмах услышите всхлип.

Будет бессонница

и безголосица

потчевать в старости вас же самих!

 

Дети не едут.

На праздник - открыточку:

«Живы, здоровы.»

Ну что же ещё?

Вечер из камня холодного высечен.

Память его обвивает плющом.

 

Детки - кровинушки!

Тонкие деревца

в воды безвременья слепо глядят.

Как-то не верится. Вовсе не верится!

Только метелицей годы летят.

 

*****

 

Туманы гонит осень

опять пастись в луга.

Кобыла-ночь уносит

луну в своих зубах.

 

Над изгородью леса,

у Млечного пути

щербатое железо –

закушенных удил!

 

ПОМИНАЛЬНАЯ

 

Чайка с траурным криком

над волной пролетела,

где глушённая взрывом

у высоких широт

океанская рыба,

чёрным выгнувшись телом,

илом донным набила

свой разорванный рот.

 

Будут многие книги

констатировать гибель.

Только лучшая повесть

не расскажет о том,

как последние вдохи,

погибая, делили,

как матросскую доблесть

придавило бортом!

 

Ну их к черту, в торосы,

о причинах вопросы!

Погибали матросы

за прославленный флот!

Предыдущая статья:Я люблю - в том нет вины»... Следующая статья:Под платками скрываться
page speed (0.0174 sec, direct)