Всего на сайте:
282 тыс. 988 статей

Главная | Литература

Я люблю - в том нет вины»...  Просмотрен 24

Евгений Докучаев

До востребования

Стихи

 

*****

 

Весь звукоряд: от "до" до "си".

И гаммой трепета - обратно...

Перебирая жилки сил

природы песенкой понятной,

их проверяя, как дин-дон

короткой мартовской капели,

услышать сердцем обертон

в пернатой, ласточьей капелле.

 

Ах, сердце-сердце, не проси

ещё каких-то звуков свыше,

когда скворцы, не тратя сил,

поют симфонии на крыше.

 

Так, без раздумья, из глубин,

и без претензии к шедеврам

звучит душевный клавесин,

и таянье бежит - по нервам…

 

 

 

*****

 

Край родной забелеет ромашками.

Светлой ночью не станут видны,

словно ретушью бледно подкрашенные,

даже пятна на лбу у Луны.

 

Будет в полдень медовою бражкою

трав цветущих дурман

витать,

ветер с бабочками-милашками

земляничники облетать...

 

Улови дуновение каждое,

шелест трав и небесный свет,

не пройди и прослушай важное

откровение в той листве.

 

Забирается в травы влажные,

исчезает тропа в лесу...

Не смахни по утрý упавшую

на ореховый лист

слезу.

 

*****

Яблоки падали,

яблоки капали:

спелостью,

запахом,

тяжестью

вниз.

Сочные,

сладкие

заполночь,

засветло,

падали яблоки,

будто, на бис.

 

Зодиакальными

чёткими знаками

душам намечено место

во мгле.

Мы рождены расставаться

со страхами,

сущность свою доверяя

земле.

 

 

ПРИГЛАШЕНИЕ

 

В каком-то истовом азарте

дворы кромешной темноты

заполнят ариями в марте

неугомонные коты.

 

Собьются галки с воробьями,

делить дощатую стреху.

И, наблюдая за боями,

увижу драму наверху.

 

Не потревожат птиц капели,-

в заботах не до увертюр.

А снег, оставшийся в апреле,

порежет солнце, как гипюр.

 

Когда премьера, я не знаю,

но на спектакль придите вы.

Весна опустит только в мае

зелёный занавес листвы.

 

 

*****

 

Опять перемены в округе.

Птенцы запищали

у птах.

Садов узловатые руки

готовы купаться в цветах.

 

Едва лепестки распахнутся,

жужжание слышно вокруг:

вкусить из цветочного блюдца

пчела созывает подруг.

 

А я, долговяз-полуночник,

как будто ступаю с крыльца…

 

Дух яблока

в запах цветочный

внесла золотая пыльца.

Пчела раздвигала тычинки,

нектар собирая в запас…

 

И я постигаю причину,

и следствие

в яблочный Спас.

 

 

*****

 

Просто вышло. Просто вишня

у дороги зацвела.

Сердце тронет, и увижу

нежные её цвета.

 

Не хочу любви стесняться,

мол, интимные дела.

Будут в ней соединяться

наши души и тела.

 

Белым светом, белым цветом

гонит тень былой тоски.

И срывает ветер следом

поцелуев лепестки.

 

Сердце дрогнет, как увижу

в белой пене край села.

О любви ещё напишут:

«Просто вишня зацвела».

 

*****

 

И радости людям,

и тёплого солнца.

Давай, не забудем,

откроем оконце.

Мы, разноголосые, выросли тут.

И яблони снова, садами, цветут.

 

Давайте, улыбки подарим друг другу,

чтоб радость летала над нами по кругу.

Чтоб не было чёрной заботы уму.

Чтоб сердце прощало

твоё - моему.

 

А если забота,

то только о ближнем.

Давайте, друг друга, однажды,

услышим.

Не будем из горестей рубища шить.

Давайте, по совести,

праведно жить.

 

Вам - чистого неба

и птичьего гласа,

насущного хлеба,

и доброго часа.

Есть время весною:

для яблонь - цвести,

для нас -

наконец-то, себя обрести.

 

 

*****

 

Любовь, она чиста,

как первый снег.

Любовь, она тиха,

как миг безмолвный.

И чувство руководствует во мне.

А мысли и дела головоломны.

 

Прислушиваюсь...

Сердца чёткий стук

мне говорит, что жизнь даётся

кровью.

А я в иные ткани прорасту,

сплетая нити чувств своих

с любовью.

 

 

О матери

 

Перевиты края у скатерти.

И узор на окне морозный.

Вспоминаются руки матери,

к сожалению, слишком поздно.

 

Отревела она, отнянчила.

Все бессонные в прошлом ночи.

И глаза виновато прячу я,

это совесть молчать не хочет.

 

А раскаянье, думать хочется,-

лишь расплата

за чёрствость раннюю.

Я не звал свою мать по отчеству,

не ценил теплоту бескрайнюю.

 

Не помог ей ни в чём непрошено,

по наитию, между прочим.

Но моей головы взъерошенной

эти руки касались ночью.

 

Просыпаюсь от лёгкой ощупи

на щеках, на лбу и ресницах...

Мне её отдаленной поступи

укоризна святая снится.

 

 

ДЫЛИЦКИЙ ПАРК, ИЮНЬ

 

В парке незабудок - пруд пруди,

прямо у пригорка на груди!

 

Сверху на расстеленное Лето

капало расплавленное Небо...

 

По пригорку густо потекло -

незабудок синее стекло.

 

 

*****

 

Я здесь останусь навсегда.

Родные не спохватятся.

Уходит поезд в никуда,

стальной дорогой катится.

 

Я здесь вчера еще сошёл

и помахал билетиком...

Я снова дома. Хорошо

мне жить в Елизаветино.

 

По шву судьбу свою порву

под этими осинами.

Пусть лето здесь собьёт траву

копытами лосиными.

 

В тумане - листьев мелкий крап

над Àвколевом, ночкою.

И я туда пойду с утра,

зевая, за грибочками.

 

Не заблужусь, а забреду

попутно за черникою,

а если нет,- маслят найду

уже у Горки Липовой.

 

А в полдень самая жара

за ворот пóтом выльется.

И значит, мне домой пора

обратно, через Дылицы.

 

Порву судьбу свою по шву,

отброшу всё, что сношено...

Ведь я на родине живу,

как людям и положено.

 

Здесь было счастье и беда…

Пришло сорокалетие.

Прощай тот поезд - в "никуда".

Привет, Елизаветино!

 

*****

Погожий день прозрачен, тих

и светел,

закончился.

Потух костёр зари.

Уже забыв совсем о прошлом лете,

я с Октябрём о разном говорил.

Прямую речь свою не брал в кавычки

и не просил внимания,

взаймы,

в полупустом вагоне электрички,

последней электрички

до зимы.

Предновогоднее

 

Снег ещё пушист и лёгок.

Вдруг подует ветерок

и... летит с берёз и ёлок

хлопьев белое перо.

 

Снег ещё не лёг. И крýжит.

Зимний близится сезон.

Для деревьев очень нужен

платья нового фасон!

 

С тела тоненькой берёзки

сполз пушистый материал...

Что случилось? Мастер просто

ей обнову примерял.

 

Ветер трудится сегодня,

из снежинок крутит нить,

чтобы в праздник новогодний

все деревья нарядить!

 

Романс на время

 

На время

первая любовь

всё для меня затмила.

На время

первая любовь

надеждою истомила.

На время

первая любовь

впустила в сад вечерний.

Взаимность,

первая любовь,

подвергла изученью...

Наивность,

первая любовь,

какая ты - наивность.

Метель невысказанных слов

напрасно закрутилась.

Влюблённость

только пригубúв,

растерянно расстались.

Так в первый раз,

не возлюбив,

мы сблизиться пытались.

 

 

РИСУНОК

Девочка рассвет нарисовала:

на листе альбомном - алый цвет,

выше - бирюзовое, над алым…

Вот такой придумала рассвет.

 

Два пятна в одно стремились слиться.

И полоской тонкою дрожа,

между ними - светлою зарницей

промелькнула детская душа.

 

*****

 

Виток к витку,

спираль веков туга.

А ум,

не напрягаясь, мыслить хочет.

(Кленовых листьев медная фольга

от заморозков делается звонче.)

 

Напрасно мир на частности делю,

крою детали из добротной ткани.

(А дождь

еще успеет к октябрю

пластинки листьев тонко отчеканить.)

 

Листок к листку так сильно прилегал,

что между и мгновенье не проскочит!

И плющилась кленовая фольга

меж молотом,

и наковальней ночи!

 

*****

В глаза твои гляжу...

На образа

я не молился вовсе,

от рожденья.

Но вот твои обычные глаза

зовут меня на пик боготворенья.

 

Божественна не ты.

Твоя печаль

торжественна.

И не поблекнет всуе.

В душе проснулись певчих голоса.

И песня их несётся, и ликует.

 

Дай мне покрепче взяться за канат

и в колокольном звоне раствориться.

Я не святой, а пред тобой распят.

И в верности хочу тебе божиться.

 

Ты веруешь сама? Меня заставь.

И я поверю.

Жить нельзя без веры.

Кому нужны:

поступков тщетных явь,

и сказочность, несбыточность, химеры?

 

В глаза твои навечно окунусь,

забыв разлад, разврат и искушенья.

Твоим глазам отныне я молюсь.

Твои глаза отпустят прегрешенья.

 

 

Ночная небылица

 

Вот и снег. А земля горевала,

мол,

её не оденет никто.

Вот на плечи легло покрывало

и на голову - белый платок.

Закрутила серебряным вихрем

кутюрье,

белошвейка-метель.

То ли мне восторгаться портнихой,

то ли чествовать супермодель?

Космос -

подиум нашей красотке.

«Как изящна!» - вокруг говорят, -

«Поглядите, как тщательно соткан

и подобран со вкусом наряд!»

 

Было?

Не было?

Может, приснилось?

Понимаю,

проснувшись чуток,

что: земля небесам поклонилась,

и накинула белый платок.

 

 

*****

 

Небо зимнее белёсо,

как огромный снежный ком.

Дом стоит в пальто из тёса

с меховым воротником.

 

Утро. Спит ещё хозяин.

А на доме - нет лица!

За ночь долгую озябли

три ступеньки у крыльца.

 

В одиночку не согреться.

Ждёт, ссутулившись, когда

скрипнет вьюшка,

хлопнет дверца,

приготовится еда.

 

Печь затопят,

станет легче.

Из трубы пахнёт дымком...

А пока закутал плечи

дом в пальто с воротником.

 

*****

 

То лепесток,

то лепет строк...

Ещё не то душа скрывает.

Здесь пламя памятных костров

ветрами новых тем

срывает!

 

Я говорю:

«Не догорю,

не стану тлеть,

лететь золою.

А лягу в нежную зарю,

положенную к изголовью».

 

Я не спешу, когда пишу.

Окно наитья обнаружу,

и над увиденным кружу,

по лепестку бросая в душу.

 

Тень

 

Тень на полу очерчена,

как копия с меня.

Но очень недоверчиво я отношусь к теням.

 

Соглядатаи чёрные,

порядочность презрев,

ведут часы бессчётные,

в засаде замерев.

 

Мне стоит только двинуться,

пошевелить ногой,

как тень мгновенно вскинется,

последует за мной.

 

Тихонько подбирается,

сползая со стены...

И подойти пытается, тайком,

из-за спины.

 

От слежки этой мучаюсь.

Боюсь, настанет час:

когда следить наскучит ей,

она меня предаст!

 

*****

 

Фигуры женские

из звёздных геометрий.

Ещё сравнения не вижу я нигде.

Закинет чёлку,

и подумаю о ветре.

Расчешет волосы,

и вспомню о дожде.

Смотрю в созвездий я великие квадраты:

все грани правильны,

все взгляды учтены.

Скажи мне, женщина,

когда и как смогла ты

вместить глаза в себе

такой величины?

Ресниц туманности и локоны - спирали,

и придыхания, как космос,

глубокú.

Кто создаёт тебя, выглаживая талию,

как будто мановением руки?

 

Покуда дуют чувственные бризы,

доходит блеск неведомых светил,

мне кажется, что образ Моны Лизы

в созвездьях, Леонардо, находил.

 

ЭЛЕГИЯ ЧАСА

 

Обилие счастья, во сне ли, во снеге…

Рождаться, венчаться – судьбою лучась.

Элегия часа высоких энергий –

в страницы стихами сочится сейчас.

 

За мудрости платишь приятием Мира,

и лёгкостью мысли за каждый урок.

И фраза за фразою в толщи клавира,
тебе унаследовать музыку строк.

 

А были ведь счастья от тех откровений!

Пусть вечное льётся сиянием свеч.

Элегия часа высоких горений

мелодией строит пространную речь…

 

И свет не угаснет, во сне ли, во снеге,

Любви, отражающей множество тем.

Элегия часа высоких стремлений

до места рождения звёздных систем.

 

*****

 

Родился славный ветерок,

тихоня, крошка милый.

Ещё извилистость дорог

его не утомила.

 

В заборе щель ему - тропа,

и узкий двор не тесен.

Ещё он травы не трепал,

не пел унылых песен.

 

Играя, балуясь, шутя,

он с тишиной сливался.

Взлетал

и с каплями дождя

грибного

целовался…

 

Но повзрослел.

И вырос - шторм,

кренил суда,

топил их,

заматерел,

забыв о том,

что был тихоней милым.

 

 

Но иногда, умерив страсть,

немного со стыдинкой,

он словно в молодости,

всласть,

целуется с дождинкой!

 

*****

 

Полнолуние -

яблоко Белый налив

на невидимой ветке как будто,

висит.

Так и хочется,

свой не скрывая порыв,

в мякоть зубы вонзить,

откусить, откусить!

 

*****

 

Слово - свет. И слово - смысл.

Слово - образ. Слово - символ.

Не ищи ответов быстрых,

мудрость невообразима.

 

Не одним отдельным словом,

новым словосочетаньем:

просыпаюсь, моюсь - солнцем.

И люблю... ромашки... тайно.

 

Только раньше было сердце.

Только прежде - чувство было.

Звуки мудрости, по герцу,

слогом в слово привносило.

 

На чужое не пеняю.

А в себе ищу промашки.

Взгляды, речь, судьбу - меняю.

Но храню в душе ромашки.

 

Красота неотразима,

и добро несовершенно.

Я шагами мерил зимы.

Мне метель в лицо - блаженство.

 

Я дождусь весну. И снова

в мудрости необозримой

соберу строку по слову,

как ромашки для любимой.

 

*****

 

Где-то гостюет лето,

чай ежевичный пьёт,

белым макает хлебом

в жёлтый, пахучий мёд…

 

Здесь холода и вьюги,

ветер дворы крестит.

Сердце, конечно любит,

то,

без чего грустит.

 

*****

 

Мне не о чем жалеть

и беспокоиться.

Утихло дум ненастье

до поры.

Заря заполнит небо

за околицей,

зажжёт у леса дальнего

костры.

 

Пусть облака в сонливой неге

движутся,

пока апрель

холодный воздух льёт...

Я буду жить,

пока стихами дышится

и взгляд зарю гранатовую

пьёт.

 

А в будущем, конечно,

будут тяготы,

конечно, будут горести

горчить.

Рассыпь, заря,

гранатовые ягоды

мерцающими углями в ночи.

 

 

*****

Любовь, она чиста, как первый снег.

Любовь, она тиха,

как миг безмолвный.

И чувство руководствует во мне.

А мысли и дела головоломны.

 

Прислушиваюсь...

Сердца чёткий стук

мне говорит, что жизнь даётся кровью.

А я в иные ткани прорасту,

сплетая нити чувств своих

с любовью.

 

Снегири

 

Лишь мороз узором тронет окна,

на деревьях стаей - снегири.

Им на грудки брызнуло с востока

яркой краски

утренней зари.

 

Прилетели в поисках кормёжки.

Кончилась в лесу для них еда.

Попросили у людей немножко...

и зарделись грудки от стыда.

 

*****

 

Оседает у подножий снег,

ямки у ольхи под каблуками.

Всё, что тает,

с жаждой по весне

пьётся

милосердными лугами.

 

Здесь берёт художник акварель,

на бумагу бережно наносит.

И ведёт мелодию апрель

по гнездовьям

всех многоголосий.

 

Чем не рай?

И ты его люби

каждый миг ходьбы

прямым просёлком.

 

То ли небо стало голубым,

то ли поле сделалось

озёрком…

 

*****

Я хочу пылать любовью,

светом внутренним лучиться,

рук опущенные кисти

согревать, лаская взглядом,

прикасаться к тонким пальцам

осторожно научиться -

придыханием, причастьем

одинокого страдальца.

 

Я хочу к любви привыкнуть,

принимать её погодой,

означающей: весну ли,

лето, осень или зиму.

Я из дома в стужу выйду,

от уюта. За порогом

с первозданною природой

понимания достигну.

 

А когда любовь созреет,

обживётся в тёплом сердце,

я её лампадой веры

в храме мысли засветлю.

Все препоны одолею,

крутизну небесных лестниц

и последнюю ступеньку -

жалость к тем, кого люблю.

 

 

*****

 

Мне вчера ещё хотелось улыбаться,

а сегодня - захотелось петь с утра.

Пригибаться,

ухом к снегу приближаться,-

слышать песенку весеннюю пора.

 

Ветер северный ещё сугробы гладит.

Зябким воздухом исходит от весны.

Со вчера ещё,

от солнечных объятий,

я к желанью, улыбаться,

не остыл.

 

Ну а песня,

потому она и песня,

что однажды сочиниться - навсегда.

 

И весной,

на отзвук всех железных лестниц,

лад

настраивает

талая вода.

 

 

*****

 

Летний дождик радугой венчает

рощу с лесом,

с жарким полднем - рожь.

Человек внезапно ощущает

таинства волнительную дрожь…

 

Выйду, словно в детстве,

на крылечко,

только что гроза договорит,

и уже венчальное колечко

вновь небесным образом

горит.

 

У колечка - разноцветный отжиг,

капелек окрашенная взвесь.

Там, где солнце встретится

и дождик,

таинство волнительное есть.

 

 

*****

Я люблю - в том нет вины»...

Предыдущая статья:Найдите ошибки в тексте и исправьте их. Следующая статья:Р.Киплинг.
page speed (0.0426 sec, direct)