Всего на сайте:
282 тыс. 988 статей

Главная | Педагогика

Детский рисунок: диагностика и интерпретация - 1 страница  Просмотрен 61

Dileo J.H.

Chidren Drawungs

AS

DIAGNOSTIC AIDS

 

Детский рисунок: диагностика и интерпретация. — М: Апрель Пресс, Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2001. — 272 с, илл. (Серия «Психологический практикум: тесты»).

 

 

Джон Дилео ДЕТСКИЙ РИСУНОК: ДИАГНОСТИКА И ИНТЕРПРЕТАЦИЯ

 

Известно, что рисование — одно из самых любимых детских занятий Не менее известно, что рисунки содержат множество полезной информации. О чем можно узнать из детских рисунков, как «читать» эти сообщения, как использовать их в работе с детьми — рассказывает эта книга. Написанная доступным языком, снабженная множеством иллюстративных примеров и содержащая краткие сведе­ния по всем основным вопросам, она станет прекрасным помощником в изучении этой темы.

Для психологов, психотерапевтов, всех, кто работает с детьми, а также родителей.

 

© Перевод, оригинал-макет.

ООО «Апрель Пресс», 2001 © Оформление. ЗАО «Издательство

«ЭКСМО-Пресс», 2001

 

ВВЕДЕНИЕ

Свою предыдущую работу я практически полнос­тью посвятил анализу естественного хода развития ри­сования. В силу своей удивительной универсальности эта­пы этого развития служат подтверждением психобиоло­гического единства человечества. По-прежнему сопротив­ляясь влиянию культуры, которое приводит к искаже­нию этого базового единства, современный ребенок, где бы он ни жил, подобно своим ближайшим и давним предкам, выражает посредством рисунка свое раннее восприятие окружающих его людей и предметов. Незави­симые наблюдатели во многих странах мира получили доказательства единства последовательности этапов, че­рез которые ребенок приходит к взрослому взгляду на мир — визуальному реализму. Но пока ребенок все еще воспринимает естественно, его графические представ­ления очень своеобразны, совсем не похожи на фото­графии. В конце концов большинство детей войдут в ко­лею и будут смотреть на мир общепринятым образом.

В данной книге будет представлено более глубокое и масштабное, по сравнению с предыдущей книгой, исследование самых значимых отклонений, а также бу­дет сделана попытка показать, как рисование может быть использовано в качестве дополнительной диагностичес­кой методики. Нежелание, с которым дети вербально выражают свои мысли, часто противоречит непринуж­денности, с которой ребенок управляется с цветными карандашами и бумагой, невольно выражая то, что он не может высказать словами.

Рисунки были сделаны во время индивидуальных сеансов в одинаковых условиях. Порядок предъявления не изменялся. Дети дошкольного возраста и те, кто ни­как не хотел отпускать заботящихся о них взрослых, были обследованы в присутствии родителя, родного или приемного, или опекунов, или нянь. Все закономерно­сти сформулированы лично мною. Дети, принимавшие участие в исследовании, живут с родными родителя­ми, если нет соответствующих оговорок.

РИСУНОК НАЧИНАЕТСЯ С КРУГА

Рисунки дошкольников Что изображает примитивный круг? Количественные и качественные характе­ристики детских рисунков

РИСУНКИ ДОШКОЛЬНИКОВ

Как только ребенок достигает 3-летнего возраста, в динамике его рисунков появляется и становится все более очевидной тенденция к изображению окружнос­тей. Сначала они могут быть непрерывными, похожими на запутанный клубок. Вскоре они превращаются в от­дельные кружки, и тогда ребенок обнаруживает, что он нарисовал, например, голову. Это крупное достиже­ние. От кинестетического рисунка, радости запечатле-ния движения постепенно возникнет более сильное удовлетворение от создания образов увиденных пред­метов. Как и его древние предки, ребенок обнаружива­ет, что он может создавать образы.

Универсальность феномена вызвала активные раз­мышления о значении круга как самого раннего выра­жения изобразительного искусства. Интерпретация, судя по всему, зависит от предубеждений исследователя. Кто-то может рассматривать это как функцию координации, возникающую вследствие созревания нервной системы, что позволяет 3-летнему ребенку делать то, чего он не мог раньше. Другой может интерпретировать этот фено­мен с психоаналитической точки зрения как выраже­ние первого восприятия ребенком груди матери.

Фактически круг — это самый простой рисунок, повсеместно выбранный образец и самая распростра­ненная фигура в природе. Ребенок будет продолжать ис­пользовать круг при изображении самых разнообразных деталей — головы, глаз, рта, туловища, ушей и даже волос.

Дети, не видевшие женской груди, брошеные или разлученные с рождения со своими матерями и воспи­танные в специализированных учреждениях, точно так же начинают свою изобразительную деятельность с круга. Возможно, это и есть проявление коллективного бес­сознательного? (Рисунки 1, 2, 3.)

Рисунок 1

Спонтанный рисунок девочки 2 лет 6 месяцев, с рождения живущей в доме младенца.

Искусствен­но вскормлена и никогда не видела грудь.

Рисунок 2

Он отражает переход от преимущественно беспо­рядочных движений к некоторым элементам изоб­ражения. Девочка, 3 года 3 месяца, недоношен­ная (вес при рождении примерно 950 г). С рожде­ния находится в доме младенца, вскормлена ис­кусственно. Обратите внимание на круги.

Рисунок 3

Спонтанный рисунок девочки 3 лет 9 месяцев с рождения вскормленной искусственно. В возрасте 1 месяца переведена из дома младенца в детский дом. Рисунок — изображение, в основном круги.

Воображение освобождает дух от «оков реальности».

Пытаясь рисовать, ребенок не старается изобра­зить предмет так, как он выглядит, а изображает основ­ную идею, внутреннюю модель. В результате он схемати­чески разбивает предмет на основные элементы. Ликвет (G. Н. Luquet) назвал это интеллектуальным реализмом, чтобы развести это явление с визуалъньш реализмом взрос­лого. Величайшие художники нашего времени, в част­ности Клее, пытались вернуться к воспоминаниям дет­ства и детским способностям изображать увиденное.

Пиаже выяснил, что переход от интеллектуально­го реализма к визуальному реализму свойственен не только рисованию, но характеризует все психические процессы ребенка — реальность ребенка создана его собственными умозаключениями, а видение ребенка искажено его идеями.

Коррадо Риччи (С. Ricci) в работе 1885 г. отме­чал, как дети рисовали то, о существовании чего они знали, а не то, что видели на самом деле, приводя в пример удивительные репродукции рисунков, изобра­жающих людей, видимых через корпус кораблей, всад­ников, у которых при этом видны были обе ноги, и звонаря в колокольне. То, что существует, должно быть показано.

Анализируя первую стадию развития фигуратив­ного искусства, И. Пиотровска (I. Piotrowska) рассказы­вает, как дети рисуют известную, но не видимую дей­ствительность и как увеличиваются фигуры под влия­нием аффективных и экспрессивных воздействий.

X. Энг (Н. Eng) изучала рисунки своей племянни­цы с самых первых каракулей до работ девочки в возра­сте 8 лет. Ее наблюдения подтвердили данные исследо­вателей из других стран: самый первый наиболее узна­ваемый рисунок — это обычно человеческая фигура, и тот факт, что ребенок рисует то, что он знает, а не то,

что видит. Ребенок рисует человека одинаково, незави­симо от того, есть ли перед ним человек или другая модель, или он рисует по памяти.

М. Прудомью (М. Prudhommeau) утверждает, что ребенок рисует не предмет сам по себе, он рисует свое представление о предмете.

В. Вульф (W. Wolff) замечает, что детское искусст­во отражает внутренний реализм, необходимый аспект нашего мышления, указывающий на то, что самый важ­ный элемент, влияющий на представление ребенка и рисунки, — это эмоциональный фактор.

Г. Г. Сперинг (Н. G.

Spearing) обнаружил, что дети не пытаются нарисовать то, что они в действительнос­ти видят, они рисуют то, что помнят; только позже на них повлияет их актуальное восприятие, а также сове­ты, инструкции и руководство.

X. Рид (Н. Read) согласился с тем, что рисунок — это скорее психическая реальность, нежели визуальные наблюдения. Также он отмечал, что изображение не является исключительно умственным, здесь присутству­ют и эмоциональные элементы.

На страницах 103 и 104 моей книги «Дети и их рисунки» вы можете найти удивительный пример ри­сунка того, что существует. Дошкольник нарисовал то, что он назвал коровой, и перевернул лист бумаги, что­бы пририсовать сзади хвост; этот сюжет перекликается с рассказом Спиринга о маленькой девочке, которой предъявили рисунок птицы в профиль и которая спро­сила, почему у птицы один глаз, после чего неудовлет­воренная объяснением девочка перевернула лист бума­ги и на оборотной стороне нарисовала другой глаз.

Приведенные мною выводы исследователей еще раз подтверждают, что рисунки детей представляют со­бой изображение, а не воспроизведение, что они выра­жают внутренний, а не визуальный реализм. Рисунки характеризуют прежде всего самого ребенка, нежели служащий моделью предмет, т. к. в изображении при-

н

сутствуют как эмоциональные, так и познавательные элементы.

Утверждение Арнхейма (R. Arnheim) о том, что ребенок рисует то, что видит, на мой взгляд, находит­ся только в семантическом конфликте с приведенными другими мнениями. Конфликт вращается вокруг слова «видит». Если я правильно понимаю Арнхейма, он ис­пользует слово «видеть» не в качестве обозначения толь­ко лишь восприятия. Он не уравнивает образ на сетчат­ке глаза и образ, полученный на линзе фотоаппарата. Он считает, что глаз уже сделал свой выбор среди мно­жества стимулов, которые составляют изображение. Этот выбор уже является психическим процессом и выраже­нием визуального мышления. То, что видим мы, то, что видит ребенок, это не то же самое, что отражается на линзе фотоаппарата. Я могу добавить, что по той же самой причине двое людей смотрят на один и тот же предмет, но воспринимают его по-разному. Подобно тому как это изображено на картинке в журнале, изоб­ражающей прогуливающуюся пожилую пару. Им на­встречу идет привлекательная, хорошо одетая девушка. Перед мужем и женой возникают образы того, что каж­дый из них видит, глядя на нее. Жена видит платье, а муж девушку — без платья.

На то, что мы видим, — это касается и ребенка, — влияет то, что мы уже видели, то, что помним в этот момент и что чувствуем и думаем по этому поводу.

Обобщая, можно сказать, что исследователи дают следующие ответы на вопрос «Что рисуют дети?»:

1. То, что для них важно: значимые люди, потом животные, дома, деревья.

2. Что-то, но не все, известное им о предмете.

3. То, что в этот момент вспомнилось.

4. Идея, окрашенная эмоциями.

5. То, что видят (в том смысле, который вклады­вает в эти слова Арнхейм).

6. Внутреннюю, незримую реальность.

Следовательно, дети — экспрессионисты, для ко­торых предмет служит исключительно ориентиром или катализатором. Результат не зависит от того, рисует ли ребенок по памяти или срисовывает с образца.

Рисунок 4

Излюбленный объект рисования для ребенка —

человек.

Рисунок 5

Животные — второй любимый объект для

рисования после фигуры человека.

Рисунок б

Верблюд, нарисованный мальчиком в возрасте 5 лет 4 меся­ца. На рисунке переданы все основные элементы: горбы и длинная шея.

Ноги также присутствуют; их соответствие ре­альному количеству не так важно.

Рисунок 7

Ковбой верхом на лошади набрасывает лассо на бычка. Воз­раст ребенка 6 лет 8 месяцев.

ЧТО ИЗОБРАЖАЕТ ПРИМИТИВНЫЙ КРУГ?

«Библия говорит о том, как Всевыш­ний закончил творение созданием че­ловека. Поворачивая ход событий вспять, дети начинают свое творчество с создания человека».

Коррадо Риччи «I'Arte dei Bambini»

То, что может показаться простым вопросом, име­ет первостепенное значение, так как относится к толко­ванию самых ранних рисунков человеческой фигуры. Поддерживаемое большинством мнение состоит в том, что ребенок рисует человека посредством изображения наиболее важных его черт. Даже младенца ничто так не интересует, как лицо с глазами, которыми человек смот­рит, ушами, которыми он слышит, ртом, которым го­ворит и улыбается. Очарованный его круглой формой, он выбирает именно эту часть тела для изображения че­ловека. Следующий этап — попытка снабдить ее «прило­жениями», которые передвигают ее с места на место. Отсюда — смешная фигура, которую рисуют дети 4—5 лет. Она вполне соответствует своему названию «голова­стик», «головоног», т. е. маленький человечек, у которо­го голова плавно переходит в ноги, который так нереа­лен, но в котором уже безошибочно узнается человек.

Но есть и другие взгляды: Бритч (Britsch), Мюле (Muhle) и особенно Арнхейм, который в «Безымянных головастиках» спорит с общепринятым мнением, ко­торое называет «самым поразительным случаем невер­ного истолкования по причине реалистического укло­на». Он (Арнхейм) утверждает, что туловище не упуще­но, т. к. оно включено в круг, и, следовательно, конеч­ности прикреплены правильно, и что термин «головас-

тик» является ошибочным и обманчивым (Р. Арнхейм. «Искусство и визуальное восприятие»).

Позже, после 5 лет, когда ребенок начинает рисо­вать второй круг, чтобы изобразить тело, первенство головы подчеркивается ее преувеличенным размером. Арнхейм не согласен с теми, кто полагает, что голова нарисована большой потому, что это самая важная часть и символизирует человека. Он приписывает гиперболи­зацию головы очевидному недостатку пространства, где другие части не нарисованы потому, что ребенок нари­совал большой круг в центре листа (рис. 8).

В этом споре я вынужден не согласиться с Арн-хеймом, т. к. я просмотрел бесчисленное количество рисунков, на которых круг и штрихи ясно изображают голову и ничего более. Типичный пример — рисунок 9, который нарисован девочкой 38 месяцев. В процессе рисования она называла части в следующем порядке: ноги, лицо, глаза, руки. Закончив рисовать, девочка отдала свое творение мне со словами: «Это мама». Рису­нок свидетельствует о смышлености своего творца и выражает концепцию представления о теле 4-летнего ребенка. Кроме того, он производит впечатление, что ребенок определяет круг как лицо, на котором нарисо­ваны глаза. Рисунок 10, нарисованный ребенком 4 лет 10 месяцев, ясно показывает, что отсутствие туловища не обусловлено отсутствием пространства, и голова так непропорционально огромна не потому, что остальное не могло быть помещено в оставшееся свободным про­странство.

Рисунок 8

Преувеличенное изображение головы человека, на­рисованного девочкой из детского дома.

Возраст 4 года 11 месяцев. Средний уровень интеллекта. Ту­ловище на рисунке отсутствует. Исследователю она сказала, что это большая голова.

Рисунок 9

Фигура человека, нарисованная девочкой в возрасте 3 года 2 ме­сяца. Она указала на круг и сказа­ла, что это ее лицо. Это утвержде­ние ясно отражает, что круг не включает в себя туловище.

Рисунок 10

Человеческая фигура, нарисованная девочкой в возрасте 4 лет 10 месяцев с нормальным интел­лектом. Отсутствие туловища очевидно не вызва­но недостатком пространства.

Рисунок 11

Нарисован девочкой 5 лет 7 месяцев.

Отсутствие туловища не может быть

объяснено нехваткой свободною

пространства.

Рисунок 12

Рисунок выполнен способной девочкой, китаян­кой, возраст 5 лет 3 месяца.

КОЛИЧЕСТВЕННЫЕ И КАЧЕСТВЕННЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ДЕТСКИХ РИСУНКОВ

Связь количественных различий в рисунках чело­веческой фигуры с хронологическим и умственным воз­растами является основой для оценки интеллекта. Со­гласившись с тем, что в рисунках могут быть установ­лены качественные различия, мы столкнемся с различ­ными точками зрения относительно значения этих раз­личий. Множество работ, посвященных данной теме, отражает ту важность, которую эта проблема приобре­ла для психологов, педиатров, воспитателей и худож­ников. Можно сказать, что мы все знаем о том, что в самом ребенке таится некое откровение, что-то исклю­чительно личное, что может помочь понять ребенка и его проблему. Помимо индивидуальных особенностей в рисунке есть общие, всеобъемлющие характеристики, обозначаемые такими словами, как гротескный, экс­центричный, искаженный, рассогласованный, сжатый, неопределенный, подавленный, слабый», или их анто­нимами: реалистичный, приятный, соразмерный, со­гласованный, экспансивный, конкретный, свободный, смелый.

Валидность рисунков фигуры человека как выра­жение умственного возраста была установлена и не ос­паривается. Будет ли сказанное так же очевидно отно­ситься к рисункам как выражению индивидуальности? Есть ли отдельные пункты или общие характеристики, которые могут быть связаны с поведенческими паттер­нами? Если это так, могут ли они составлять основу для оценочной шкалы?

Обзор литературы показывает, что было предпри­нято множество попыток, чтобы внести научную объек­тивность в то, что продолжает быть высоко субъектив­ным, — клиническую процедуру. Особенно интересова-

лась этой проблемой Маховер (К. Machover), которая внесла свой значительный вклад в интерпретацию дет­ских рисунков. Я хочу подчеркнуть, что считаю ос­новной предпосылкой любой валидной интерпрета­ции ее высказывание: «Знание логики развития не­обходимо, даже если мы рассматриваем девиацию, которая является незрелым состоянием нормально развивающейся психики».

ИЗОБРАЖЕНИЕ ТЕЛА

Рисует ли ребенок человека по собствен­ному образу?

Рисунки детей разных национальностей Изображение тела и восприятие

«Опыт собственного тела — основа для других жиз­ненных опытов».

Пол Шилдер

РИСУЕТ ЛИ РЕБЕНОК ЧЕЛОВЕКА ПО СОБСТВЕННОМУ ОБРАЗУ?

Становление представлений ребенка о том, как выглядит тело, отражено в возрастающей сложности ри­сунка человека. Поразительное сходство этапов этого процесса у детей разных стран и разных эпох — факт, подтверждающий базовое единство человечества, точ­нее говоря, биологическое родство, которое распрост­раняется на гораздо менее выраженную реальность мыш­ления и эмоций.

Основное в концепции тела — осознание своего собственного тела. Восприятие себя — это тот базис, благодаря которому ощущения, полученные из окру­жающего мира, наполняются смыслом, что происхо­дит в течение второй половины первого года. Младенец постепенно начинает осознавать, что он отделен от сре­ды и что диада «мать — ребенок» не представляет собой единства. Как только ребенок начинает осознавать час­ти тела, их положение в пространстве, свою возмож­ность контролировать движения и в конце концов реа­гировать соответственно на осязаемые, зрительные, слуховые и другие воздействия извне, начинается по­степенное приобретение чувства индивидуальности.

Какое-то время я тоже присоединялся к широко распространенному мнению о том, что рисунок ребен­ка — это рисунок самого себя. С тех пор я усомнился в этом утверждении, несмотря на очевидное единодушие многочисленных специалистов в этом вопросе. Будем считать установленным тот факт, что большинство де­тей рисуют человека своего пола, но также верно, что спонтанный рисунок человека изображает взрослого, а не ребенка. Кажется, что ребенок больше интересуется взрослыми, чем самим собой. Только позднее, когда он будет достаточно взрослым, чтобы нарисовать свою се-

мью, он укажет на одну из фигур среди своих братьев и сестер и скажет: «Это я». Есть случаи, в которых ребе­нок недвусмысленно изображает себя: например, ок­руженный страхами и тревогами, он рисует рыдающего ребенка.

Многолетние наблюдения и изучение рисунков привели меня к выводу о том, что, когда ребенок в порядке и далек от тревог, его интеллект свободен, поведение открыто. Реагируя на окружающее, ребенок, очарованный внешним миром, забывает себя и изобра­жает в рисунках скорее концепцию человечества, чем себя. Свое уже включено и поглощено.

Похожая ситуация наблюдается и в физическом аспекте: в повседневной суете мы не ощущаем сердце или желудок до тех пор, пока они не беспокоят нас. Чем лучше мы себя чувствуем, тем меньше мы склонны бес­покоиться или даже думать о самих себе. Ребенок, не испытывающий тревог, забывает себя, окруженный множеством людей и вещей. И когда он рисует челове­ка, вероятнее всего, результатом будет схема, которая отражает значение взрослого в его мире.

Предыдущая статья:Сосчитай до пяти Следующая статья:РИСУНКИ ДЕТЕЙ РАЗНЫХ НАЦИОНАЛЬНОСТЕЙ - 2 страница
page speed (0.0332 sec, direct)