Всего на сайте:
282 тыс. 988 статей

Главная | Философия

Роль Ф. Бэкона в научной революции XVII в.  Просмотрен 15

Все самое главное в философии Ф. Бэкона можно свести к следующим последовательным положениям, и все они прямо нацелены на создание новой, собственной науки, и нового общества на ее основе.

По Ф. Бэкону, во-первых, наука должна приносить практическую пользу. Соответственно, критикуется современная ему наука, как пустая, бесполезная. Критикуются все корифеи современной мысли (Платон, Аристотель и др.).

Ф. Бэкон открывает, во-вторых, что ненаучное прошлое людей прямо связано с тем, что в нашей душе, сознании, интеллекте существуют идолы, предрассудки, искажения, которые не допускают мысль к появлению настоящей науки. В нас существуют: идолы пещеры вытекают из особенностей жизненного пути человека; площадей – из общения (навязывающего взгляды толпы); рода – из природы человека (мы видим больше порядка, чем есть); театра – из господствующих схоластических (любых неверных теоретических) взглядов. Избавившись от идолов, человек готов создавать новую настоящую науку.

Но, в-третьих, Ф. Бэкон понимает, что воздавать новую науку очень сложно. Чтобы новая опытная наука осуществилась нужно разрабатывать новый метод опытного познания, метод научной индукции. Этот метод разрабатывается Ф. Бэконом в большом труде «Новый Органон» (название дано в пику Аристотелю, у которого был логический «Органон», по Бэкону, бесполезный для решения опытных задач). суть проблемы создания настоящих опытных наук – это решение проблемы индукции. Индукция (умозаключение от частного к общему) проблематична: вывод о целом делается на основании знания части (обо всех звездах, изучив лишь тысячи их).

Индукция, объективно, проблематично, по сравнению с дедукцией (умозаключение от общего к частному). Дедукция носит необходимый характер (Все люди – смертны. Сократ – человек. Следовательно, Сократ – смертен). Индукция носит вероятностный характер, поскольку ничто не запрещает, чтобы новый, не исследуемый ранее предмет изучаемого класса смог опровергнуть полученные ранее обобщения. Эта проблематичность индукции на образном уровне выражается проблемой черных лебедей. Долгое время считалось, что индуктивное утверждение о том, что все лебеди белы – пример надежного индуктивного обобщения, ведь, на протяжении веков люди видели только белых лебедей. И вдруг, люди открывают Австралию, а там обитают черные лебеди. Каждая индукция, индуктивное обобщение открыто к подобным «черным лебедям».

Бэкон считает, что простая, популярная индукция, действительно, проблематична. Но он создает новую, научную индукцию, которая должна гарантировать надежность вывода, который не опровергнуть никакие будущие «черные лебеди». Истинность вывода в научной индукции Бэкона гарантировалась целенаправленными наблюдениями (записанными в таблицах присутствия, отсутствия, степеней и др.) и интенсивным, исследованием и обсуждением всех возникающих гипотез. Никто до Ф. Бэкона не писал столько об эмпирическом познании мира, поэтому его с полным правом называют родоначальником новоевропейского эмпиризма (все знание из опыта).

В итоге, в-четвертых, Бэкон видит новую науку не неким простым, частным феноменом, а силой, которая перестраивает мир к лучшему («знание – сила»). Все это дается в его утопии (первом произведении научной фантастики?) – «Новая Атлантида». В этом государстве: люди перестраивают мир на основе науки (в отличие, кстати, от всех предшествующих утопий); они получают пять урожаев, где раньше один … власть принадлежит «Дому Соломона» сообществу известных ученых и инженеров (идея технократии).

 

Предыдущая статья:Специфика средневековой, аристолелевско-птолемеевской картины мира и общих средневековых представлений о познавательной деятельности – отрицая которые появилась новая наука Следующая статья:Сравнительная роль Ф. Бэкона и Р. Декарта в научной революции XVII в.; научная революция как переход от качественного видения мира к количественному
page speed (0.0131 sec, direct)