Всего на сайте:
248 тыс. 773 статей

Главная | Литература

ЯБЛОЧКО  Просмотрен 15

 

 

- Посмотри, какое всё синее за окном. Какой синий воздух, какая трава, дороги… Точно картина. Живая. Посмотри, какая прекрасная предгрозовая погода. Посмотри, как деревья ложатся небо, как изящны и тонки их чёрные ветви. Из почек вот-вот пробьется зелень. Чудо какое. Взгляни скорее сюда.

У окна стояла я и укутывала шею шарфом. Тоже синим, как сегодняшний день. Синие были и часы, висевшие на стенке – мой подарок родителям на золотую свадьбу. Когда покупала, решила: синий и золотой прекрасно сочетаются. Вообще, часы похожи на машину времени, только они работают исключительно в будущем измерении. Не успеешь оглянуться – час прошёл.

Я собиралась на предпоследнюю электричку до столицы, а хотелось до ночи простоять у этого окна, чтобы молчать и смотреть, как всё меняется.

Мама положила мне много сыру. Я сказала, что всю неделю мечтала о сыре, но так и не купила почему-то.

 

На самом деле, была зима. Асфальтовая дорожка, по которой я шла к вокзалу, была вся в выбоинах и пробоинах, как будто её устлали мороженной рыбой. Твёрдой, холодной треской, с ледышками на плавниках. Уйма всей этой рыбы вывалена на асфальт, и я по ней иду.

Я давно заметила, как кричат и как бьётся сердце у прибывающих электричек. Особенно это слышно ранним утром, когда тише. Предрассветно. Кричат они паровозом. А сердце стучит колёсами. Удивительно, что ритм совпадает. Я со своим сердцебиением сравнивала.

 

Она была длинная и железная, ей было холодно. Окна изо льда. А где-то внутри стекла. Голубые сидения только начали топить. Прогревались они медленно. Лампы моргали. Пол грязный.

Нет. Пол был из грязи. Всегда почему-то нет особого желания описывать безобразное. Как будто пытаешься перепрыгнуть через километр бетонной стены, покрытой ядовитыми растениями.

 

Я села у окна, за ним уже давно стемнело, поэтому там было только отражения меня, сидящей в вагоне, а надо мной, в потолке, моргали лампочки. Внутри и снаружи можно было наблюдать одно и то же. Возможно, кому-то было бы этого достаточно, чтобы сойти с ума. Мир замкнутый изнутри. Кошмар.

 

 

Гул.

Гул похож на гол. Потому что после него поезд тронулся, закачался, лампочки утихомирились, в вагоне рассвело. В общем, началось движение. Мы отправились в Москву.

 

Напротив меня сел пьяный. Выпил он, по всей видимости, бутылочку шампанского без закуски. Но, кажется, ему не привыкать. Перегаром несло сильно, но человек казался слегка выпившим. Может, он просто помылся шампанским, и кое-что попало в рот. Так, брызги.

Сперва я приняла его за бомжа. Машинально поморщилась и даже привстала, чтобы отсесть. Такой аромат вынуждает отойти подальше. Но мужчина меня остановил, причём очень смело. Он взял меня за руку. Я заметила, что даже лампочка на потолке моргнула. Тоже видимо, не ожидая такого поворота событий.

У мужчины интересное лицо, он похож на утёнка. Такого доброго и злого утёнка. В незнакомце как-то сочетаются эти два противоречия (хотя, конечно, не противоречия), у него в глазах можно прочитать: злое добро и доброе зло. Я ничего не понимаю. Он меня заинтересовал. Я осталась сидеть на своём месте.

Так вот, он мне сказал, отпустив руку:

- Что смотрите на меня, как на врага народа?! Я замёрз. У вас под сидением печка.

В этот момент он вытянул ноги, и его ботинки спрятались под моим сидением. Потом он улыбнулся с ухмылкой и произнёс:

- У вас очень обаятельное лицо. Вам даже разговаривать не нужно.

На вас легко смотреть. Можно я буду любоваться вами?

 

Вот интересно, как воспринимать неожиданные реплики?!

 

Я нахмурилась и отвернулась к окну, там я увидела себя нахмуренную и рассмеялась. Мужчина засмеялся вместе со мной и ещё спросил:

- Можно я буду любоваться вами вместе с вами?

Мужчина прищурил глаза и добавил:

- Только у вас взгляд недобрый…

- Это почему же? – оживилась я.

- Вы знаете, надо зло держать внутри себя, не показывать его…

В этот момент поезд остановился и в вагон начали заходить люди. Все почему-то обходили нас, садились друг к другу вплотную, только не к нам. Я посмотрела на своего пьяного попутчика и произнесла:

- Согласна.

Вагон оттаивал. Со стёкол по стене к плинтусам стекала вода. И мы сидели в лужах. И в лужах отражался потолок и немножко мы. И мне страшно захотелось весны. Захотелось чувствовать тепло, нюхать другие запахи, видеть много ярких цветов и дышать… Так интересно, а ведь весной и летом совсем не хочется курить. Сигареты в рот не лезут. Особенно в самую жару, ну, например, сидя под пихтой.

 

Решила у этого пьяного попутчика выведать большой секрет, сходу попробовать узнать главное:

- А вы кто?

Мужчина, видимо, не ожидал такого вопроса, переспросил удивлённо:

- Кто Я?

Такое ощущение, что давно никто не интересовался им, мужчина растерялся, ответ звучал как шутка:

- Ну, кто я, собственно… У меня два высших образования. По первому я психолог, а по второму юрист. Когда я закончил юрфак, меня отправили в Коми АССР…

Тут он прервался и задумался.

- Вы работаете по специальности? – вопрос, конечно, глуповатый в данной ситуации. По всему видно, что человек, который напротив меня сидит, нигде не работает. А как будто бы он переживает давнюю трагедию. Иногда можно увидеть мысли людей, они у них намотаны на голову. И часто, видя эти намотанные на голову мысли, можно покраснеть от стыда за людей и за их мысли. Мужчина сплюнул на пол:

- Неа…

- А работали когда-нибудь? – не унималась я.

Мужчина съёжился и помотал головой. Я решила больше не спрашивать об этом, но одновременно усложнить ситуацию:

- С вами трудно разговаривать, потому что вы пьяный…

Он замотал головой и начал повторять:

- Я не пьяный, я не пьяный…. Как вы не понимаете… Я один остался. У меня родители умерли, жена уехала, детей нет… Как отдушина, поэтому пью. Но я не пьяный, – потом он замолк на секунду – что-то вспоминал, и затем продолжил:

- Вы если по моей душе диссертацию напишите, сразу кандидатом наук станете…

- А почему жена от вас уехала?

Мужчина почему-то снова удивился моему вопросу:

- Потому что я слишком умный.

- А в чём это выражалось?

- Ну, она начала…. – и он сделал жест, означающий «курить и пить».

- А что такое Коми АССР?

- Это лагерь. Я там 17 лет сидел…

- За что?

- Я вам расскажу, если вы мне скажите, как вас зовут…

 

Я заметила, что у него из кармана куртки торчало горлышко от бутылки, и когда незнакомец шевелился, жидкость выплескивалась, края кармана намокали. И мужчина заметил, что я смотрю на его карман. Когда мы столкнулись взглядами, он уже думал о чём-то своём. Медленно, как будто чертя траекторию, он произнёс:

- Сколько всего у вас ещё впереди…

Сколько всего ещё у нас впереди, люди.

Люди, люди, люди…. Здесь у него какой-то обрыв. «У вас впереди…». Это он про себя чертил….

У меня в горле как будто кусок хрусталя застрял.

Я ни с того ни с сего спросила:

- Вы кого-то убили?

Он молчал.

Я машинально отодвинулась ближе к проходу. А он растерянно, спохватившись, и как-то по-детски сказал:

- Только не уходите, пожалуйста. Мне с вами так хорошо…

Я встала и сказала резко:

- Я сейчас вернусь.

 

В тамбуре было жарко. Меня распаляло. Хотя весь тамбур был белый: двери инеем покрыты, пол по углам ледяной. Три минуты и у меня окоченели ноги.

 

В этом вагоне, в который я попала, сидели одни женщины. Та, что была напротив, грызла яблоко. На ум пришла банальная и какая точная в этот момент ассоциация: грех. Да не грех это вовсе! Так, прегрешение…молоденькое яблочко. Я пыталась подумать о чём-то отвлечённом, хотелось заглушить новые впечатления о случайном знакомстве. Думала про море. Вспоминала шум волн, вернее, я превращала гул электрички в шум моря. Закрыла глаза, представила, как я плыву под водой. Там мутно, спокойно и, откуда ни возьмись, вижу, на дне растут яблони. Вдруг слышу громкий резкий хруст. Открываю глаза – женщина напротив яблоко откусила. В вагон зашли женщины (снова женщины) – контролёры.

А у меня билета нет и денег нет. Мне нужно в тот вагон вернуться. Женщина с яблоком посмотрела на меня и так весело заметила:

- Девушка, не бойтесь вы их так. У вас такое выражение лица, как будто вы атомный взрыв увидели… – и она засмеялась. Она так дико засмеялась, что я вообще там больше не могла находиться. Я решительно встала и твёрдым шагом пошла назад, в тот вагон, где меня ждал убийца.

 

В тот вагон шли ещё несколько безбилетников. Пьяные, грязные, немощные…. Я шла вместе с ними, и трудно было сдерживать чувство отвращения, от одного моего вида летели в них колючки. Да уж, как я в тот момент гармонично с ними смотрелась, по своей внутренней наполненности, душевной инвалидности.

 

Ведь человеку всегда даётся то, что ему надо. Мне ужасно не хотелось снова видеть того мужчину, но мне надо что-то делать с этим чувством. Сровнять его. Мне трудно привыкнуть к обилию зла кругом, но я не могу поощрять это зло в себе.

 

Он спал на лавочке в позе эмбриона и сопел. Бутылка была разбита, стёкла валялись под сидениями. У меня от сердца отлегло. Меня как будто освободили от ответственности.

Сказали: «Всё, садись, три. Ясно всё с тобой». Кошмарное чувство.

 

 

Оставалось совсем немного до моей станции. Я уже в тамбуре стояла. Очень темно было за окном. Мы проезжали какой-то белый пустырь. Я увидела подряд несколько чёрных столбов. И большой жёлтый фонарь, который качался. И вдруг на секунду мне показалось, что на одном из столбов я увидела распятие. Вот ведь померещится. Я снова всмотрелась в этот столб, и опять там было тоже самое. А потом мы столбы проехали. Я подумала: а ведь кому что могло померещиться. Тут множество вариантов. Просто я это увидела. Кому-то мог привидеться повешенный или какое-нибудь животное, к примеру, жираф. Да, мне просто привиделось. Конечно, никого там не было.

Поезд остановился, двери открылись резко и быстро. Пришло на ум: «железная, железная махина». На улице пахло пеплом, похоже, где-то жгли бумагу. Я шла по чистому белому снегу. Я первая в мире шла по нему. Он сверкал в темноте. Даже на моих подошвах. И было совсем не холодно. Я слышала, как кто-то идёт за мной. Шагов становилось всё больше, они как будто были смелее. Рой шагов. Я подумала, как важно, по чьим следам идёшь. И ещё, я подумала, что хорошо бы у меня была метла, я бы обязательно подмела те зелёные стекла, которые разбросаны под сидением спящего незнакомца. Надо мной каркнула ворона. С дерева упал снег и старенький потрёпанный веник.

 

Предыдущая статья:Ярмо с гремушками да бич. 10 страница Следующая статья:Нормативно-правовые акты
page speed (0.0318 sec, direct)