Всего на сайте:
282 тыс. 988 статей

Главная | Социология

Особенности развития семьи и родительства в России и Беларуси.  Просмотрен 54

8.1. Семья в Древней Руси, Московском и Русском государстве, Великом Княжестве Литовском.Особое место в истории восточных славян занимает период Киевской Руси (Х–XIII вв.). В эту эпоху произошло становление древнерусской народности и государственности, что внесло существенные изменения в семейный быт славянских народов. Сведения о семейном укладе народов, населявших территорию России до принятия христианства, весьма немногочисленны и отрывочны. Летописи говорят о том, что в этот период семейные отношения регулировались обычным правом.

В различных источниках содержатся указания на несколько способов заключения брака. Наиболее древний – похищение невесты женихом без ее согласия, однако постепенно этому похищению начинает предшествовать сговор с ней. Существовал и такой способ заключения брака, как покупка невесты у ее родственников. В Уставе Ярослава Мудрого содержался запрет выдавать замуж силой. Брак заключался по соглашению между родственниками невесты и женихом или его родственниками. Церемония брака сопровождалась специальным обрядом: невесту приводили вечером в дом к жениху, и она снимала ему обувь. На другой день после свадьбы ее родственники приносили приданое.

Отношения между родителями и детьми в славянских семьях языче­ского периода строились на признании власти родителей над детьми. Но летописные сообщения о взаимоотношениях родителей и детей свидетельствуют о том, что родительская власть была "чужда строгой суровости". При заключении браков собственная воля и желание детей не оставались без внимания. При решении различных жизненно важных вопросов детям предоставлялось право выбора (Святослав, например, позволил своим сыновьям самостоятельно решить: идти на княжение в Новгород или отказаться от него). В межсемейных конфликтах родители и дети, объединенные взаимной обязанностью кровной мести, выступали как паритетные (равные) партнеры. Законодательный памятник "Русская Правда" (XI–XII вв.) зафиксировал языческий обычай мщения отца за смерть сына, мщения сына за смерть отца как норму писаного закона.

С принятием христианства в Древней Руси начинает действовать Номоканон – собрание византийского семейного права, состоящее из канонических (церковных) правил и светских постановлений византийских императоров. В последующем Номоканон был дополнен постановлениями русских князей. Русский перевод Номоканона с этими дополнениями получил название Кормчей книги. Согласно установлениям Кормчей книги, венчанию предшествовало обручение – сговор, во время которого родители невесты и жених условливались о заключении брака и договаривались о приданом.

Возраст вступления в брак был установлен 15 лет для жениха и 13 лет для невесты. Обращалось внимание на то, что между вступающими в брак не должно быть "великой разницы в летах". Запрещались браки с близкими родственниками. Взаимное согласие на вступление в брак по церковным правилам всегда было необходимо. Однако в действительности в тот период согласие невесты практически никогда не спрашивали. Запрещалось вступать в четвертый брак. В Своде канонического права приводятся по этому поводу слова Григория Великого: "Первый брак – закон, второй брак – прощение, третий – законопреступление, четвертый – нечестие, свинское есть житие".

Семья в Киевской Руси была главным очагом воспитания и обучения детей для всех сословий. Дети знати и горожан могли получить элементарное образование в семье. Церковь видела свою задачу в контроле за семейным воспитанием. В семьи бояр приглашались домашние учителя – священники. Семья обучала праведному житию посредством религиозного воспитания, преподавания правил общежития. В семье передавались и наследственные знания, навыки ремесел и промыслов. Отношения между родителями и детьми в этот период с большим трудом поддавались регулированию правом. Законность происхождения ребенка в Древней Руси решающего значения не имела. При наличии у некоторых славянских племен многоженства и повсеместном распространении наложничества главным было признание ребенка своим отцом.

С XIII в. на востоке Руси начинает быстро расти новое Московское государство. В конце XV в. вокруг Москвы объединились земли северо-восточ­ной и центральной Руси, которые вошли в состав нового централизованного Российского государства. Семья в Московском, а затем Русском государстве подчинялась феодальным устоям и обычаям, а в основе семейного воспитания лежали христианские религиозные идеи. Семья была чрезвычайно замкнутой ячейкой. Домовладелец был главой своего "двора", "чада и домочадцы были почти его собственностью". Устойчива была "большая семья", жившая во "дворе", состоявшая из нескольких ветвей родственников. Только глава семьи имел право отделять некоторых из них.

До московского периода замужние женщины пользовались относительной свободой. В московский период наступила так называемая "эпоха терема", когда женщины из верхних слоев общества не общались практически ни с кем, кроме ближайших родственников. Семья в этот период напоминала маленькое государство со своим главой и собственной публичной властью. За убийство жены муж подвергался легкому наказанию, а жена, убившая мужа, живой закапывалась в землю. Муж мог заложить жену, предоставив залогодержателю право пользоваться предметом залога.

Важным свидетельством семейного быта и воспитания в средневековой Руси служит "Домострой", своеобразный свод поучений и правил, адресованных родителям и детям. Термин "семья" в этом документе еще не употреблялся, вместо него использовалось слово "дом", обозначавшее единое хозяйственное и духовное объединение его членов. Некоторые разделы "Домостроя" прямо посвящены семейному воспитанию: "Наказание от отца к сыну", "Како чтити детям отцов своих", "Како детей своих воспитати" и др.

Советы "Домостроя" о воспитании детей по жестокости превосходили все законоположения. В одной из глав рекомендовалось, например, в целях принуждения детей к повиновению "биение жезлом и сокрушение ребер". Весьма четко перечислялись запреты, которые должны были соблюдать дети: "не красть, не распутничать, не лгать, не клеветать, не обижать чужого, не насмехаться, не помнить зла".

Одновременно с Московским княжеством на северо-западе Руси начинает складываться еще одно государство – Великое Княжество Литовское (ВКЛ). В его состав вошли литовские и белорусские земли.

Древнейшими памятниками писаного права, в том числе и семейного, в Беларуси являются привилеи (грамоты). Так, привилей Великого князя Литовского Александра Каземировича 1492 г. установил, что жена приносит свое приданое семье, которое потом идет в наследство детям так же, как и имущество мужа. Но детей могло и не быть, а муж при жизни мог потратить приданое жены. Поэтому муж должен был обеспечить целостность приданого жены путем залога на часть собственного имущества.

На белорусских землях до принятия христианства брачно-семейные отношения регулировались обычным правом, а после принятия – каноническим. Статуты ВКЛ 1529, 1566 и 1588 гг. являлись основными систематизированными источниками права ВКЛ, которые по своему внутреннему содержанию и широте регулируемых отношений не имели себе равных среди правовых актов Европы того времени.

Полноценной считалась семья, которая имела детей. До несовершеннолетия дети находились под властью родителей. Взрослый сын, который не отделился и не отошел от отца, тоже оставался под его властью, не мог распоряжаться имуществом. Девушка была под опекой родителей до за­му­жества. Доказательством отцовства и материнства были записи в церковных книгах или решение суда. Родители могли отречься от детей в результате нечестного поведения последних. В шляхетской среде выход замуж за человека более низкого социального статуса мог привести девушку к лишению приданого и наследства. Такое же наказание было и для девушки, которая выходила замуж без согласия родителей: "Дзе б якая дзеўка без волі бацькавай і матчынай ішла замуж, тая траціць пасаг і маёнтак вотчынны і мацярынскі, таксама і спадчынны".

Своеобразным феноменом второй половины XVII – первой половины XIX в. была шляхетская семья. Семейные взаимоотношения у шляхты име­ли определенные особенности, что основывалось на поддержании сословного состояния шляхетского рода. В одних случаях дворовый слуга или крестьянин, взяв жену – представительницу шляхты, получал имя, герб новых родственников и сам становился шляхтичем. В других – шляхтянка, которая выходила замуж на крестьянина, утрачивала право передавать шляхетство своим детям.

Стереотипы поведения, отношения к жизни зажиточной шляхты являлись своего рода моделью не только для представителей данного сословия, но и для мещан, и в какой-то мере для крестьян. Задачам формирования шляхетского сословия была подчинена и система воспитания детей. Молодой шляхтич, например, должен был иметь соответствующую осанку, уметь держаться на людях, знать ри­туальный этикет, владеть ораторским искусством, культурой жестов и т. п. Шляхте был открыт широкий доступ в высшие учебные заведения, в том числе и за границей. Шляхтянки также могли обучаться в различных учебных заведениях. Дома они занимались шитьем, вышиванием на пяльцах, вязанием. С середины XVIII в. шляхтянки начинают принимать активное участие в светской жизни – балах, приемах, банкетах и т. д.

8.2. Регулирование семейных отношений в Российской империи.Реформы Петра I положили начало новому периоду в развитии семьи и се­мейных отношений. Прежде всего усиливается роль свет­ского ­законо­да­тель­ства, в основном императорских указов, служащих для восполнения про­бе­лов в каноническом праве. Решающее значение стало придаваться добровольности вступления в брак. По указу Петра I родственники лиц, вступающих в брак, обязаны были приносить присягу в том, что не принуждали жениха и невесту к браку.

В 1702 г. был установлен общий порядок заключения браков. За шесть недель до венчания совершалось обручение. Жених мог потребовать расторжения обручения при условии, что он впервые увидел невесту только после обручения, и она оказалась "безобразна, скорбна и нездорова". На вступление молодых людей в брак требовалось согласие родителей жениха и невесты, для военнослужащих – начальства, для дворян – знание арифметики и геометрии. Крепостные вступали в брак с дозволения господ. Признавался только церковный брак. С 1721 г. было разрешено заключать смешанные браки с христианами других конфессий (католиками, протестантами), брак с иноверцами запрещался. Указом 1722 г. запрещалось вступать в брак умалишенным, "дуракам, которые ни в науки, ни в службу не годятся", а также "слабоумным девицам".

В 1810 г. Синод составил перечень запрещенных степеней родства при заключении брака. Согласно каноническим правилам запрещались браки с родственниками до седьмой степени включительно. Светское законодательство распространило ограничения только до четвертой степени родства и свойства. Синод запрещал браки лиц старше 80 лет. В 1830 г. повышается возраст для вступления в брак до 18 лет для мужчин и 16 лет для женщин. Приговором суда запрещалось вступать в брак лицам, осужденным за двоебрачие, а также тому из супругов, брак с которым был расторгнут из-за его неспособности к брачной жизни.

Развод в период империи становился все менее свободным. Развод по взаимному согласию прямо запрещался статьей 46 Законов гражданских. Поводы для расторжения брака предусматривались следующие: двоебрачие; прелюбодеяние одного из супругов; болезнь или импотенция; безвестное отсутствие супруга свыше 5 лет; покушение на жизнь супруга; принятие монашества; ссылка в каторжные работы с лишением всех прав состояния. В допетровскую эпоху ссылка не оказывала влияния на брак, и жена следовала за сосланным мужем.

Начиная с 1720 г. жены ссыльных могли оставаться в своих приданных имениях и развода не требовалось. С 1753 г. стало необходимым ходатайствовать о разводе с осужденным супругом.

Значительный вклад в регулирование брачно-семейных отношений внес­ли законы Российской империи конца XIX – начала ХХ в., которые были объединены в Свод Законов Гражданских. Глава "О правах и обязанностях семейственных" непосредственно касалась всех вопросов организации семей­ной жизни. В статье 106, например, подчеркивалось, что "муж обязан лю­бить свою жену, жить с нею в согласии, уважать, защищать, извинять ее недостатки". Статья 107 так формулирует обязанности жены: "Жена обязана повиноваться мужу своему как главе семейства, пребывать к нему в любви и неограниченном послушании, оказывать ему всяческое угождение и привязанность как хозяйка дома". К числу супружеских обязанностей относилась обязанность мужа "содержать семью" материально.

До 1917 г. брачное законодательство России не было светским. Российские законодатели упорно отказывались от проведения реформ, признанных необходимыми всеми ведущими специалистами в области гражданского права. Негативным было отношение законодателей к введению гражданского брака. Такой брак не только не допускался в самой Российской империи, но Россия никогда даже формально не признавала гражданские браки, заключенные в странах, где они существовали.

В 1902 г. Россия отказалась подписать Гаагскую конвенцию, которая предусматривала взаимное признание браков, заключенных в иностранных государствах по их законам. Другой – кроме церковной – формы брака российское законодательство того времени вообще не знало. При отсутствии церковного оформления брака он рассматривался как незаконное сожительство. Это правило распространялось на русских подданных даже тогда, когда они заключали брак в другом государстве, где признавался гражданский брак. Единственной уступкой было разрешение гражданских браков раскольникам. Такие браки подлежали регистрации в полицейском управлении и гражданский брак заключался посредством записи в особые метрические книги.

Продолжало существовать и право родителей применять физические нака­зания в отношении своих детей. В апрельском номере журнала "Юридический вестник" за 1885 г. приведен такой пример: "После применения отцом-ме­ща­нином домашних наказаний своих сыновей один остался горбатым, а второй помешался, выздоровел наполовину и теперь шляется уличным мошенником и, если у него с отцом возникают недоразумения, то последний отправляет своего отпрыска жить в свиной хлев". Однако постепенно право родителей применять физические наказания в отношении своих дочерей и сыновей стало ограничиваться запретом калечить и ранить детей. Законодательно была введена ответственность родителей за доведение детей до самоубийства. В конце XIX в. за умышленное убийство своих детей родители наказывались строже, чем за убийство постороннего лица.

В имперский период российской истории продолжали развиваться традиции, связанные с содержанием и воспитанием незаконнорожденных детей. Отец обязан был обеспечивать содержание незаконнорожденного ребенка и его матери. Родительская власть в отношении внебрачного ребенка принадлежала матери. Фамилия ребенку давалась материнская только в случае ее согласия. Кровное родство между отцом и ребенком могло подтверждаться любыми доказательствами. Отец, выплачивающий ребенку содержание, имел преиму­щественное право быть его опекуном или попечителем, а также право контролировать его воспитание и содержание. Развивалось также законодательство об усыновлении. В XIX в. были выделены главные виды усыновления: усыновление дворянами, усыновление лицами податных состояний, усыновление иностранцами.

Претерпевал изменения и институт опеки и попечительства. В петровские времена опекун мог быть назначен либо по завещанию, либо в соответствии с законом, либо по распоряжению правительственных органов. В период правления Екатерины II была широко распространена дворянская опека. В Указе 1775 г. четко формулировались требования, предъявляемые к будущему опекуну: он должен был быть человеком честным, порядочным и находиться в родственных отношениях с несовершеннолетними. Были разработаны специальные наставления опекунам. Малолетнего сироту-дворянина следовало воспитывать так, чтобы он мог "вести жизнь порядочную, бесхлопотную и весьма отдаленную от расточительства". Малолетние сироты из купцов и мещан воспитывались "в знании приличного его состоянию промысла или ремесла".

В Беларуси в период ее нахождения в составе Российской империи в основном преобладали крестьянские семьи. В середине XIX – начале ХХ в. существовали две формы семьи: неразделенная отцовская или неразделенная братская (складывалась из нескольких брачных пар с прямым родством, которые вели общее хозяйство) и малая (одна брачная пара, иногда с одним из родителей или с неженатым родственником). В среднем белорусская семья состояла из 8–9 человек, однако были и такие, где количество человек доходило до 15–16.

Характер внутрисемейных отношений определялся формой семьи. В неразделенной семье сохранялось больше традиционных черт. Старший мужчина (в отцовской семье – отец, в братской – старший брат) возглавлял большую семью и отвечал за всю хозяйственную деятельность: организацию семейного быта, выплату различных денежных повинностей, распределение работы среди членов семьи. Он нес и моральную, и материальную ответственность за семью. Безусловно, и со стороны членов семьи к нему предъявлялись конкретные требования: он должен был быть примером в работе, ему не прощалось пьянство и праздность. Невыполнение требований приводило к разделу семьи или передаче власти другому лицу. В малой семье главой являлся муж.

В семье существовало строгое разделение труда на "мужской" и "женский". Мужчина пахал поле, сеял, косил, пилил и рубил дрова, готовил корм для скотины, ремонтировал здания и др. Обязанность женщины заключалась в том, что она готовила обед, обеспечивала семью одеждой, шила, убирала, работала в огороде, помогала в поле и на сенокосе.

Как видим, женщина занималась не только домашними делами, но и постоянно принимала участие в "мужской работе". Мужчина же считал для себя оскорбительным достать с печки обед, взять чистую рубашку со шкафа, не ходил за овощами на грядки и др. Рабочий день в доме начинала женщина. Она вставала в 4–5 часов утра, готовила еду, накрывала на стол. Мужчины вставали позже, часов в шесть и сразу же шли кормить скотину. Осенью и зимой женщины, кроме работы по хозяйству, пряли и ткали, весной отбеливали полотно, шили, а летом обрабатывали огород, занимались заготовкой продуктов на зиму.

В каждой семье независимо от социального положения забота о детях лежала на плечах матери. Особенно много внимания уделялось детям на первом году жизни. Примерно с шести месяцев ребенка купали каждый день, потом два-три раза в неделю, после года – один-два раза в неделю. До полугода использовали тугое пеленание. Садить ребенка начинали рано, с четырех месяцев, в пять-шесть ставили на ножки. Для этого у белорусов было специальное приспособление – стояк. Для обучения ходьбе использовали так называемый ходунок.

Постелью для детей раннего возраста служила колыбель: деревянная, из коры, плетеная, полотняная. На территории Беларуси известны два типа детских колыбелей: подвесные и стоячие. Матрацев не было, обычно в колыбель клали сено и накрывали мешковиной, а сверху мягкой пеленкой. Кормили малолетних детей материнским молоком до двух, а то и более лет. С четвертого-пятого месяца прикармливали коровьим молоком, с полугода – негустой гречневой кашей. После года детям понемногу давали еду с общего стола. Трех-, четырехлетние дети ели уже все, что и взрослые члены семьи, но все же им старались давать больше молочных продуктов.

Семья играла главную роль в воспитании детей. В трудолюбивой семье белорусов детей стремились воспитывать в уважительном отношении к старшим, с сознанием необходимости трудиться. В неразделенных семьях большую роль в воспитании детей играли бабушка и дедушка. Дети с малолетства приучались к труду. В возрасте 5–6 лет им поручали выполнять несложные дела: помыть посуду, принести дров в печку, пасти домашних животных, играть с маленьким братом или сестрой.

Девочки в возрасте 7–8 лет начинали прясть, готовить еду, старшим даже поручали печь хлеб. Мальчики с 14 лет выполняли роль пастушков, с 14–15 лет их трудовым воспитанием занимались отец или дед. Самым действенным в трудовом воспитании являлся личный пример родителей. Кроме трудового воспитания в крестьянской семье большое внимание уделялось вопросам этикета и морали, таким, как уважение родителей и других родственников, честность, справедливость. В семье строго осуждались и наказывались обман и воровство.

Как видно из отмеченного выше, начиная с первой четверти XVIII в. и вплоть до начала XX. в. в России и Беларуси формы семейной жизни во всех сословных группах постепенно менялись. Сначала дворянство, а затем и интел­лигенция прошли путь от составной, сложной к малой семье, так что к концу XIX в. малая семья стала основной и единственной массовой формой организации семейной жизни в городе. Среди крестьянства вплоть до XVIII в. понятие семьи было тождественно понятию "дом" в значении домохозяйство. Семь­ей считалась группа родственников, которая проживала в одном доме и вела совместное хозяйство. К началу XX в. малая семья стала распространенной, а главное – легитимной формой семейной жизни. Однако изменение характера внутрисемейных отношений, основанных на патриархально-автори­тар­ной семейной системе, эмансипация женщин и детей происходили очень медленно.

8.3. Семья в советский период.В советский период семья, с одной стороны, наследовала прежний авторитарно-патриархальный стиль внутрисемейных отношений, а с другой, стремительно модернизировалась под воздействием трансформационных импульсов нового государства. Выделяется несколько принципиально разных по своей направленности и влиянию на внутрисемейные отношения и структуру семьи периодов в истории социальной политики советского государства.

Первый период (1917 г. – середина 20-х гг.). Его часто называют временем радикального устройства института семьи, сексуальной революции. Он характеризуется либеральным законодательством и легитимацией (лат. legitimus – законный) ряда запрещенных в имперский период индивидуальных, в том числе сексуальных, прав и свобод. Советская власть декретом "О гражданском браке, детях и ведении книг актов гражданского состояния" от 18 декабря 1917 г. утвердила единую процедуру гражданской, светской регистрации брака, отменив церковную регистрацию, бытовавшую до революции в качестве единственно легитимной и легальной. Было узаконено формальное равенство женщин и мужчин во всех сферах жизни, в доступе к работе, образованию, социальным услугам и благам. Благодаря этому в СССР на практике была создана одна из первых эмансипаторских в отношении женщин и детей систем социального обеспечения.

22 октября 1918 г. был принят первый отдельный кодифицированный (лат. codificatio – систематизация государства по отдельным отраслям права) семейно-право­вой акт – "Кодекс законов об актах гражданского состояния, брачном, семейном и опекунском праве". Кодекс закреплял только "гражданский (светский) брак, зарегистрированный в отделе ЗАГСа". Брачный возраст устанавливался в 16 лет для женщины и 18 лет для мужчины.

Супруги были полностью уравнены в правах по решению вопросов семейной жизни и выбору места жительства.

В 1926 г. был принят новый "Кодекс законов о браке, семье и опеке". Он заменил раздельность супружеского имущества его общностью. Супруги, не имевшие самостоятельного дохода, получали права на часть имущества семьи. Помимо этого Кодекс вводил единый брачный возраст для женщин и мужчин – 18 лет, придавал правовое значение фактическим брачным отношениям; упрощал процедуру развода: развод производился в ЗАГСе, а не в суде, и в заявительном одностороннем порядке (второму супругу(е) лишь сообщалось о факте развода, его присутствие при разводе было необязательным). Был восстановлен институт усыновления, необдуманно отмененный в 1918 г.

Запись об отце внебрачного ребенка производилась по заявлению матери, поданному после рождения ребенка. Никаких доказательств от нее не требовалось. Отцу лишь сообщалось о такой записи и предоставлялось право обжаловать ее в суде в течение одного года. Однако и в этом случае у него было мало надежд выиграть дело, так как суды были ориентированы на то, чтобы любое дело об установлении отцовства заканчивалось его установлением. Суды принимали такие доказательства, как "экспертиза внешнего сходства" и экспертиза крови.

Предполагаемый отец был вынужден доказывать, что он не является отцом ребенка, в то время как истица могла ограничиться практически одним только заявлением, что он – его отец. Руководствуясь целью защиты интересов ребенка, в тот период совершенно забывали о необходимости защитить и интересы предполагаемого отца от необоснованного иска. С принятием Кодекса 1926 г. семейное законодательство вступило в полосу стабильности. Кодекс просуществовал до 1968 г., хотя в 1936 и 1944 гг. в него вносились значительные коррективы.

Второй период (середина 20-х – середина 50-х гг.). Исследователи характеризуют его как период введения репрессивного законодательства в отношении семьи, сексуальности и ответственности женщин и мужчин за родительство. Это было связано с необходимостью увеличения рождаемости, а также с политикой государства, полагавшей, что интересы государства важнее интересов индивидов и их семей. В 30-е гг. получила широкое распространение малая (нуклеарная) семья. Ее появление – это своего рода "побочный продукт" сталинской индустриализации, связанный с характерной для индустриальных обществ тенденцией к индивидуализации частной жизни и масштабным миграциям.

Постепенно менялся и характер внутрисемейных отношений – происходил отход от модели авторитарно-патри­ар­хальных отношений к более демократичным и равноправным, как между супругами, так и между родителями и детьми. Изменение отношения к ребенку/детям выражалось в изменениях репродуктивного поведения супругов (репродуктивный период регулировался и сужался контрацептивными практиками, а количество детей снижалось до одного-двух), а главное – в становлении семьи детоцентристского типа.

Семейная политика Советского государства эволюционировала в сторону ужесточения законодательства по пути "принудительной стабилизации семьи". Политическая ситуация в стране в 30-е гг. не могла не сказаться и на регулировании семейных отношений. Постановление ЦИК и СНК от 27 июня 1936 г. "О запрещении абортов, увеличении материальной помощи роженицам, установлении государственной помощи многосемейным, расширении сети родильных домов, детских садов, усилении уголовного наказания за неплатеж алиментов и о некоторых изменения законодательства о браке и семье" ясно показывает, к чему приводит необдуманное вмешательство государства в личные семейные отношения.

Запрещение абортов в слаборазвитой стране, население которой не имело даже самых элементарных представлений о планировании семьи, привело к массовым криминальным абортам, многие из которых заканчивались тяжелыми последствиями. Ситуация осложнялась еще и тем, что не только лица, осуществляющие прерывание беременности, но и сами женщины, производящие аборт, привлекались за эти действия к уголовной ответственности. В результате многие женщины не прибегали к медицинской помощи при возникновении осложнений из страха перед уголовным наказанием, что нередко приводило к смертельным исходам.

Указ Президиума Верховного Совета ССР 1944 г. "Об увеличении государственной помощи беременным женщинам, многодетным и одиноким матерям, усилении охраны материнства и детства, об установлении почетного звания "Мать-ге­рои­ня" и учреждении Ордена "Материнская слава" и медали "Материнство" вновь менял статус и конфигурацию и семьи, и внутрисемейных отношений. Он придавал правовое значение только зарегистрированным бракам (при этом всем лицам, вступившим в фактические брачные отношения в период с 1926 г. по 1944 г., предписывалось зарегистрировать брак, в противном случае брак объявлялся недействительным). Указ ужесточал процедуру развода: было введено обязательное судебное разбирательство с процедурой примирения в народном суде и решением дела по существу только в вышестоящей судебной инстанции; брак расторгался только в случае признания судом необходимости его прекращения; делам о разводе стала придаваться широкая огласка.

Указом также запрещалось установление отцовства в отношении детей, рожденных вне брака, что фактически вновь вводило понятие "незаконнорожденный", ибо дети, рожденные вне брака, не могли получить фамилию отца, даже если последний давал на это согласие. Ребенку присваивалась фамилия матери, а в свидетельстве о рождении ребенка (метрике) в графе "отец" – ставился прочерк. Таким образом, вся ответственность за внебрачную близость ложилась на женщину и впоследствии на ребенка. Государство снимало ответственность за внебрачного ребенка с отцов и перекладывало ее на матерей и частично на себя, обязавшись выплачивать ежемесячные пособия на каждого рожденного вне брака ребенка. Так решался вопрос о воспроизводстве населения в военные и послевоенные годы.

Третий период в истории советской социальной политики в отношении семьи начался после 1953 г. и продлился до распада СССР в 1991 г. Он характеризовался постепенным "смягчением" практик государственного нормирования семейных и внутрисемейных отношений. Указами Президиума Верховного Совета СССР в 1954 г. была снята уголовная ответственность за подпольный аборт, а в 1955 г. разрешен аборт по медицинским и социальным показаниям. Тогда же, в 1955 г. отпуск по уходу за ребенком был увеличен и составил 56 дней до и после родов, введен оплаченный больничный лист по уходу за заболевшим ребенком.

В 80-е гг. были реализованы вполне "социал-демократические" меры в области социальной политики в отношении женщин-матерей: введены единовременные пособия на каждого ребенка, частично оплачиваемый отпуск по уходу за ребенком до одного года, ряд производственных льгот работающим матерям. В течение 80-х – начала 90-х гг. был увеличен оплачиваемый до- и послеродовый отпуск до 70 дней (вместо 56), продлен до 1,5 лет частично оплачиваемый отпуск по уходу за ребенком, введен отпуск по уходу за ребенком с 1,5 до 3 лет без содержания, но с сохранением рабочего стажа (дающего право на пенсию) и рабочего места, а также ряд других протекционистских мер по защите и стимулированию материнства.

Таким образом, начиная с середины 30-х гг. в стране сложился особый подход к семье, который просуществовал вплоть до начала 90-х гг. Для этого подхода были характерны следующие черты: 1) семья понималась как важнейший институт советского общества, поэтому находилась под контролем государства и партии; 2) материнство рассматривалось как важная социальная и государственная функция женщин и поддерживалось государством морально и материально; 3) государство брало на себя львиную долю ответственности за воспитание, образование, охрану здоровья детей; 4) матери несли ответственность за семью и семейный быт; 5) матери несли ответственность за детей (за их здоровье, учебу, успешную социализацию).

На протяжении всего XX в. семья в советском государстве, как и во всех модернизированных обществах, становилась детоцентристской и малодетной, что соответствовало общемировой тенденции изменения репродуктивного и внутрисемейного поведения в индустриальных и постиндустриальных обществах. Модернизированные изменения в брачности и рождаемости происходили под влиянием развития и становления общества массового потребления, развития контрацептивной промышленности, а главное – женской эмансипации и изменения представлений о гендерных ролях в семье и обществе, стремления к эмоционально-интим­ной общности супругов.

С одной стороны, эти модернизационые влияния на семью и внутрисемейные отношения ведут к неустойчивости браков, снижению уровня брачности и рождаемости. С другой стороны, существует и обратная тенденция, которую называют ростом привлекательности супружеской общности, когда в условиях глобальной и локальной социальной нестабильности семья становится желанным местом стабильности и привязанности. Такая ситуация способствует росту ценности семейной жизни в постиндустриальных обществах. Беларусь в этом смысле не является исключением и эволюционирует в направлении разнообразия типов семьи, форм семейной жизни и внутрисемейных отношений.

 

Предыдущая статья:История развития семьи в странах Западной Европы и Азии. Следующая статья:Девочка, мальчик, собака; Замечательный рыжий сеттер
page speed (0.037 sec, direct)