Всего на сайте:
303 тыс. 117 статей

Главная | Религия

Процветает тот, кто помогает людям, пребывающим в нужде, а не тот, кто заставляет других бояться себя». 7 страница  Просмотрен 25

  1. Процветает тот, кто помогает людям, пребывающим в нужде, а не тот, кто заставляет других бояться себя». 8 страница
  2. Процветает тот, кто помогает людям, пребывающим в нужде, а не тот, кто заставляет других бояться себя». 9 страница
  3. Процветает тот, кто помогает людям, пребывающим в нужде, а не тот, кто заставляет других бояться себя». 10 страница
  4. Процветает тот, кто помогает людям, пребывающим в нужде, а не тот, кто заставляет других бояться себя». 11 страница
  5. Решили объединить наши усилия для достижения этих целей. 1 страница
  6. Решили объединить наши усилия для достижения этих целей. 2 страница
  7. Решили объединить наши усилия для достижения этих целей. 3 страница
  8. Решили объединить наши усилия для достижения этих целей. 4 страница
  9. Иль за хмельною чашею Любовью насладиться неземной».
  10. В утробе ясного, как горный ключ, кристалла».
  11. Так далеко ходил, — в моей душе она».
  12. От смерти». 1 страница

— Ого­го­го, — усмехнулся Володя, — хорошенький штатец!

— Ну так, целая политическая партия с преданным электоратом, — с иронией добавил Сэнсэй. — Кроме того, на фоне всех этих изменений стала активно переделываться история ближайших двухсот лет, когда люди благодаря Имхотепу цивилизованно шли по пути духовного развития. История переписывалась заново. Уничтожались ценные свитки прошлого, особенно написанные духовно зрелыми людьми. Другие свитки, текст которых был уже достаточно известен и популярен в народе в виде пословиц, изречений, попросту переделывали на собственный манер. Оригиналы уничтожались, а людям подсовывались уже изменённые копии, в которых на фоне оставленных общеморальных поучений в то же время помещались цитаты с переориентировкой человека на более материальное мировоззрение. Эти новые поучения были в основном рассчитаны на подрастающее поколение. В школах, особенно находящихся при храмах, учеников заставляли письменно копировать и учить наизусть данные общеморальные изречения. Такая практика была и при Имхотепе, но несколько в другом направлении, более углублённой в духовном.

Эта архонтская истерия по искоренению исторических записей, оставленных последователями учения Имхотепа, дошла до того, что из гробниц стали изыматься тела­мумии людей (в том числе публичных и знаменитых), про которых Архонтам было известно, что те когда­то состояли в обществе «Свободных каменщиков». Эти мумии не просто изымались, а разрывались и уничтожались. Всё это было преподнесено как «гнев народа», хотя народа там и близко не было. Это выполняли специальные жрецы, которым было поручено искать тексты тайных знаний, надписи из учения Имхотепа, которые возможно были запрятаны в самих мумиях этих людей, настолько Архонты опасались того, что данные знания вновь могут случайно всплыть в миру.

— М­да, Имхотеп конкретно их напугал своей деятельностью, — сказал Виктор.

— Ещё бы, — кивнул Сэнсэй. — Разрушить иллюзию этого мира и перенаправить людей на духовную стезю, выведя их из­под контроля Архонтов, — это серьёзно... Так вот, чем завершилась вся эта история? После того как Архонты окончательно утвердили своих людей у власти в Египте и провели там всю свою негласную работу по уничтожению организации «Свободных каменщиков» и учения Имхотепа, а также вывели курс государственной политики, направленный на переориентировку мировоззрения простых людей, они утратили к Египту свой интерес. Выставив свои опоры от «Вольных каменщиков», Архонты стали наживаться на разрухе и бедах людей.

Пятая династия была обречена. Знатные вельможи боролись за трон, не чураясь самых грязных политических методов. Местные «царьки» соперничали между собой, вплоть до вооружённых конфликтов. Жрецы номов, пользуясь такой дестабилизацией, стали стремительно набирать силу, ещё больше пропагандируя и распространяя влияние именно своего религиозного культа. В результате чего политическое влияние жрецов Гелиополя (которых Архонты просто кинули, сделав их руками свои дела) значительно снизилось. В народе начались серьёзные волнения и, как следствие, восстания. Пришедшая к власти шестая династия пыталась навести порядок, проводя политику военной агрессии, но это уже было подобно наспех сооружённой плотине из тонких веток против стремительно растущего бушующего потока грязи и воды. Страна находилась в состоянии политической нестабильности. В конце правления шестой династии в Египте начался сильный голод из-за стечения двух обстоятельств: такой политики и резких климатических изменений, вызвавших целую серию низких разливов.

После окончания правления шестой династии в стране воцарилась полная анархия. Знатные вельможи предприняли попытку создать временное правительство, где они по очереди бы занимали ведущие посты. Но поскольку каждый из них был заинтересован только в развитии собственного нома, ничего путного, естественно, из этого не вышло. Седьмая династия не смогла долго удержаться у власти: в ней было «семьдесят царей, правивших семьдесят дней». А после этого в Египте и вовсе началась гражданская война, которая раздробила некогда могучее, сильное, процветающее государство на ряд мелких, слабых, незащищённых государств, управляемых династиями крупных землевладельцев. Вот так Архонты своей активной деструктивной деятельностью на многие века обрекают целые поколения людей на страдания и озабоченность только проблемами выживания в этом мире.

Сэнсэй сделал паузу в разговоре. Мы же молчали, находясь под впечатлением такого откровенного рассказа Сэнсэя о реальности этого мира. Виктор первый не вытерпел и выразил в едином порыве свои эмоции:

— Мать их... да что эти Архонты вечные что ли? Что их нельзя было тогда ещё проутюжить? А что же народ молчал?! Ведь среди людей двести лет царила духовная идеология! Как можно было вот так взять и вверх ногами всё перевернуть?

— Да! — поддержал его Володя. — Как же так получилось, что сами люди допустили Архонтов к власти?! Переворот­то свершала всего лишь группа людей. А где воля народа?

— Воля народа?! — грустно усмехнулся Сэнсэй. — Хороший вопрос. И вы себе не представляете, как я тоже хотел бы знать ответ на него... — Сэнсэй задумался и, словно рассуждая сам с собой, проговорил: — Хотя, видимо, история ничему людей не учит. Внешний мир лишь отражение внутреннего... В людях ещё слишком доминирует материя и страх её утраты и поэтому они боятся изменить свой мир, довольствуясь подачками Архонтов. Лишь истинно Свободный способен бросить вызов самому себе... От внутреннего рождается внешнее...

Сэнсэй помолчал, а потом, словно опомнившись, стал отвечать на вопрос Володи.

— Архонты, конечно, не вечны. Это всего лишь жалкие двенадцать людишек, которые проживают подлую жизнь и умирают, как все. Но самое прискорбное, что их места не пустуют.

Ведь желающих попасть в ловушки Аримана, расставленные им для жаждущих обладать «абсолютной властью на этой земле в своей единственной жизни», всегда хватало. Только в Аримановских мышеловках бесплатным сыр не бывает... А что касательно воли народа... Впрочем, вы скоро сами всё увидите. Ну ладно, хватит о грустном, сделаем перерыв. Пошли купаться!

И поскольку Сэнсэй поднялся первым, за ним стали вставать и остальные ребята. Хотя, например, меня страсть как разбирало любопытство узнать, что же мы такого «скоро сами всё увидим». Какие же необычные события ждут нас на этой планете? Хотя как такового страха перед этими событиями у меня не было, потому что полагала, что чтобы «там» ни случилось, я­то всё равно буду за этим наблюдать из «тихой гавани» могучего государства, содружества многих братских народов — Советского Союза.

* * *

Сэнсэй с Николаем Андреевичем, Володей, Стасом и Женей решили совершить дальний заплыв. А те, кто остался на мелководье — побарахтались, поплескались да и разошлись по палаткам. Мы с Татьяной разобрались с кухонными мелочами и тоже занялись своими делами. Она пошла в палатку, а я осталась на берегу под тентом приводить в порядок свои записи. Вскоре возвратилась и наша пятёрка храбрецов из дальнего заплыва. Эта компания вышла из воды с хохотом, по­видимому после какого­то анекдота, поведанного Володей. Потом Стас пошёл за полотенцем, Женя и Володя за минералкой. А Сэнсэй с Николаем Андреевичем направились в сторону тента. Видимо по дороге у них завязался разговор, который я услышала только тогда, когда они уже подошли поближе.

— Нет, ну всё­таки у меня в голове всё это как­то не укладывается... — говорил Николай Андреевич. — Как такое могло статься? Всего двенадцать человек и такое творили с миром!

— Почему творили? Они и сейчас «творят». Давай, например, рассмотрим недавнее прошлое. Как ты думаешь, почему и как возникло такое государство «Свободы», как Америка? Или почему произошли Первая и Вторая мировые войны?

— Ну как почему? — несколько растерялся Николай Андреевич. — На то были свои исторические причины, политические обстоятельства, случайность в конце концов. По поводу войны чаша терпения просто переполнилась, и малейший повод стал искрой к вспышке вражды между политиками, которые и втянули свои народы в эти войны. Взять, к примеру, то же убийство эрцгерцога австрийского в Сараево, наследника Австро­Венгерского престола. Именно это обстоятельство послужило поводом к Первой мировой войне.

Сэнсэй слегка усмехнулся и проговорил:

— Другого ответа я и не ожидал услышать. «Исторические причины», «политические обстоятельства», «случайность», «чаша терпения» — это всего лишь штампы Архонтов, проставленные в головах людей, чтобы ни у кого не возникало желания докопаться до истинной сути произошедших событий. История, дорогой доктор, делается, а не случается.

Сказав это, Сэнсэй вновь расположился на своём старом месте под тентом. Его слова привлекли не только моё, но и внимание находящихся поблизости старших ребят, которые с поспешностью опаздывающих на сеанс зрителей поторопились занять свои прежние места. Увидев из своих палаток такую суету под тентом, остальные ребята с юркостью мелких зверьков шустро повыскакивали из своих «норок» и поспешили присоединиться к коллективу. Тем временем Сэнсэй, как ни в чём не бывало, продолжал диалог с Николаем Андреевичем.

— Вот возьмём Соединённые Штаты Америки. Как ты думаешь, как возникло это государство?

Николай Андреевич немного замялся и ответил несколько неуверенным голосом:

— Как мне известно, это государство было образовано в конце восемнадцатого века в ходе войны за независимость в Северной Америке. Первым президентом США стал главнокомандующий армией колонистов Джордж Вашингтон.

— А тебе известно по какой причине была затеяна эта война и кто манипулировал данным человеком в целях создания этого государства?

Николай Андреевич отрицательно покачал головой. Руслан же удивлённо и даже несколько возмущённо изрёк:

— А что значит «кто манипулировал данным человеком»? Это же сам президент Соединённых Штатов Америки! Неприкосновенная личность!

Женька хмыкнул и с усмешкой произнёс:

— Ну и что? Он всего лишь человек. А насколько я понял, перед бациллами, мухами и Архонтами все равны!

Его слова вызвали взрыв хохота у присутствующих.

— Ну так, демократия же! — согласился с другом Стас.

— Точно, что демократия... — со смехом кивнул Сэнсэй. — Так что, вникайте в суть вопроса: кем было посажено это «семя», для каких целей, чьими «рабами» и на каких «плантациях» выращивался этот «плод», — произнёс Сэнсэй и стал рассказывать более подробно. — После того как Христофор Колумб в 1492 году открыл берега Америки, начался бурный процесс европейской колонизации Северной Америки. Испанцы, англичане, голландцы, шведы, французы стремились захватить новые земли — новый источник несказанного обогащения. Коренное население вытеснялось и безжалостно истреблялось. Для работы на хлопковых и табачных плантациях массово ввозились чернокожие люди, так называемые в истории «рабы» из Африки.

И далеко не последнюю роль в этой борьбе за новые земли играла организация «Вольных каменщиков». Только в отличие от остальных, они поступали более хитро. Если страны, захватившие земли Северной Америки, конкурируя между собой, разделяли переселенцев из Европы на «своих» и «чужих», то «Вольные каменщики» поступали совершенно иначе. Через свои тайные ложи в данных странах, они свободно размещали собственные организации на любой приглянувшейся им колониальной территории, находящейся под контролем той или иной страны.

Они не просто располагали там свои ложи, но и под личиной «религии» формировали из местных жителей «своих людей» (независимо от европейской национальности) для захвата власти на данной территории. Разумеется, это делали «посвящённые» низшего ранга масонства. Управлялось же это всё из Европы, точнее из Англии, которая в то время стала своеобразной страной­пристанищем для масонов.

— М­да, — протянул Николай Андреевич, — старая, добрая Англия. Как же её так угораздило стать их прибежищем?

— Да как... Обыкновенно. У Архонтов методы не меняются, — добавил Сэнсэй и, немного помолчав, сказал: — В отличие от простых людей, живущих коротким мгновением, Архонты рассчитывают свою деятельность на столетия вперёд. И не потому что эти люди долго живут. Нет, их жизнь, как и у всех, обычная, земная, человеческая. Просто цели и задачи их организации таковые. События в Англии — это характерный пример их деструктивной деятельности... Пожалуй, я уделю этой теме немного больше времени, чтобы вы понимали, откуда произрастают корни подобных событий в мире.

Как только население Земного шара начало стремительно увеличиваться, Архонты стали усиленно создавать массу разных организаций, тайных обществ, мистических течений, религиозных сект, дабы с их помощью можно было контролировать как можно больше людей и постараться захватить основные рычаги мировой власти. Одной из наиболее влиятельных организаций, сотворённых Архонтами, была группа весьма богатых евреев, а точнее весьма богатых иудейских раввинов, которые являлись религиозными и политическими деятелями еврейского народа, проживавшего в разных странах.

— Куда же без них, потомков еврейских жрецов, — усмехнулся Стас.

— Они рассматривали себя не иначе как «мессианскую» элиту иудаизма и утверждали, что абсолютно все евреи мира солидарны с их целями (хотя на самом деле — это лишь громкие заявления, не более того). Да и реальные цели у них были далеко не такими, какими они рисовались для общественности. Именно с помощью этой организации Архонты и подчинили себе Англию. Сделали они это таким способом. Вначале при содействии данных людей, активно спонсировавших самые разные сепаратистские партии, была организована так называемая «Английская революция» (начиная с 1640 года и заканчивая 1689), а, по сути, государственный переворот с гражданскими войнами. Цель — свержение неугодной Архонтам династии Стюартов в Англии. В результате политических манипуляций это привело к тому, что в 1688 году Стюартов удалили с трона, и уже в 1689 году королём Англии был провозглашён Вильгельм III Оранский — человек «Вольных каменщиков». Кстати, когда этот человек пришёл к власти, то в этом же году основал «Оранский орден», который по своим скрытым задачам соответствовал текущим намерениям «Вольных каменщиков», а для широкой огласки — способствовал укреплению протестантизма в Англии. Между прочим, этот орден существует и в наши дни.

Так вот, довольно скоро новоявленный король Вильгельм III согласно планам Архонтов втянул Англию в весьма дорогостоящую войну с Францией. Помимо того что в этом кровопролитии пострадал народ двух держав, это ещё и сильно истощило финансовые ресурсы обеих стран, особенно Англии. Но этого­то финансового разорения Архонты и добивались. Благодаря настойчивой инициативе Вильгельма III, британское казначейство вынуждено было взять взаймы у еврейских банкиров 1,25 миллиона британских фунтов и не просто взять эти деньги, но из­за огромного правительственного долга согласиться на невыгодные им условия займа в пользу еврейских банкиров. В результате такой невыгодной для англичан сделки появился первый частный Центральный банк, названный «Английским банком». Именно этот банк согласно кабальным для Англии условиям займа имел право аккумулировать национальный долг, собирать необходимую сумму путём прямого налогообложения английского народа, давать кредит в размере 10 фунтов бумажными деньгами на каждый хранимый фунт в золоте, устанавливать золотое содержание бумажных денег. Вследствие этого при капиталовложениях банка в 5% банковские операции стали приносить 50% дохода. В результате такого открытого, наглого воровства национальный долг Англии перед еврейскими банкирами за четыре года вырос практически в шестнадцать раз. И мало того что за всё это в полном смысле расплачивался английский народ, так ещё в условиях подобной задолженности государства Архонты теперь свободно влияли на политические процессы в государстве, как Хозяева этой страны. Вскоре и на Монетном дворе Англии появились их люди, в том числе и небезызвестный вам Исаак Ньютон.

— Ньютон?! — удивился Виктор. — Это физик, что ли?

— Совершенно верно, — подтвердил Сэнсэй.

— А ему­то что надо было на том Монетном дворе? — в свою очередь озадаченно спросил Руслан.

— Имейте терпение, — с улыбкой проговорил Сэнсэй, — чуть позже расскажу... Вот, например, ещё несколько фактов к размышлению из известной вам истории тех времён, указывающих на вышеупомянутую деятельность Архонтов. После неожиданной смерти Вильгельма III Оранского, когда трон перешёл к Анне (последней из династии Стюартов), кто контролировал каждое действие королевы и фактически управлял страной? Сара Мальборо (фаворитка королевы) вместе с мужем главнокомандующим Джоном Черчилль Мальборо, который в своё время был сподвижником Вильгельма III Оранского. А после смерти Анны к кому перешёл английский престол? К курфюрсту Ганноверскому Георгу I — немцу, который до конца своей жизни ни слова не понимал по­английски. И кто при нём и в последующем фактически стал управлять Англией? Семьдесят влиятельных семей из английского парламента. И чьими они были «выдвиженцами»? Архонтов. А уж каких делов они натворили во внешней политике, в том числе и в Америке, вы сами можете осведомиться из истории. Вот вам и весь сказ.

То есть, по сути, что произошло тогда в истории Европы? Обыкновенное мошенничество в особо крупных размерах: небольшая группка немецких князей, которых спонсировали еврейские банкиры под руководством «Вольных каменщиков», свергла короля с английского престола и усадила на трон подконтрольных им ганноверцев. И с помощью последних не просто вовлекли Англию в войну, снабжая страну немецкими солдатами, но и значительно опустошили английскую казну. Но главное — сделали Англию политически зависимой от еврейских банкиров и, естественно, от Архонтов.

Да, уточню ещё один момент. Тактика действия Архонтов, даже среди того изобилия тайных обществ, которые они массово плодят, довольно мудрёная. Они не просто создавали эти общества, они провоцировали их на конкуренцию между собой, вплоть до жёсткого противостояния, переманивая наиболее значимых людей.

— Ага, это как лабораторных крыс натравляли друг на друга за кусок хлеба, — подметил Стас.

— Ну что­то типа того.

— А зачем такие сложности? — недоумённо пробасил Володя.

— Чтобы запутать следы преступлений самих Архонтов, чтобы никто не догадался, кто на самом деле стоит за теми или иными событиями. Они натравляли эти тайные общества друг на друга, а сами их же руками совершали то, что было выгодно им.

А затем с помощью других своих тайных обществ­«конкурентов» уничтожали отыгравшего свою политическую роль «игрока». В общем, для Архонтов это была лишь шахматная партия людскими жизнями, закамуфлированная мистикой, властью и политикой.

Ну вот, например, по поводу конкуренции: 24 июня 1717 года в Лондоне собрались представители четырёх крупных лож. На этой встрече была основана английская Великая Ложа, которую ещё ныне называют «Мировой ложей­матерью». Одной из её основных задач было то, чтобы на троне оставалась выгодная Архонтам Ганноверская династия (династия английских королей с 1714 по 1901 гг.). К слову сказать, некоторые члены последующих поколений данной королевской семьи не случайно занимали одни из ключевых постов в тайных обществах «Вольных каменщиков». Это и Август Фридрих, король Георг IV, король Эдуард VII, король Георг VI. Всё это было очень выгодно Архонтам, в первую очередь, с точки зрения политического влияния, которое они оказывали через этих своих «ферзей» на мир... Так вот, оставалось много людей, недовольных свержением династии Стюарт. Поэтому Архонты, чтобы взять под свой контроль эту «недовольную толпу», создали в противовес ещё одну «Великую шотландскую ложу», которая поддерживала приверженцев Стюарт. И просто манипулировали этими двумя системами лож, которые, благодаря различным провокациям со стороны Архонтов, стали относиться друг к другу крайне враждебно.

— Да, ничем не гнушаются, — заметил Володя и посетовал: — Это же надо, так полоскать людям мозги!

— Они используют все средства, начиная от обработки сознания отдельно взятой личности и заканчивая обработкой мировоззрения больших групп людей.

— Отдельно взятой личности? — переспросил Руслан.

Стас поспешно ему объяснил, очевидно, чтобы Сэнсэй не отвлекался от темы:

— Ну, короли и всякие там высокопоставленные люди.

— Не только, — возразил ему Сэнсэй. — Иногда, редко, но метко, под их пристальное внимание и обработку попадают ничем не примечательные для окружающих людей мальчики, лет одиннадцати­двенадцати из низших социальных слоёв населения.

— Возраст пробуждения жизненной энергии, — тихо заметил Николай Андреевич, внимательно слушавший Сэнсэя.

— Совершенно верно. Если Архонты через свои организации «Вольных каменщиков» вплотную занимаются воспитанием такой личности, результаты порой бывают весьма катастрофичны для человечества. Например, взять такую личность, как Ротшильд.

— А кто такой Ротшильд? — поинтересовался Виктор. — Первый раз про него слышу.

— Неудивительно, — усмехнулся Сэнсэй. — Это финансовый магнат конца XVIII начала XIX века, как раз того времени, о котором мы и говорим. Про него нынче глаголют — «основатель династии влиятельных банкиров и бизнесменов, владельцев всемирно известных банковских домов, корпораций в различных отраслях промышленности». В средствах массовой информации разных стран усиленно пропагандируется легенда, как этот человек «сам себя сотворил», «достиг подобных высот», ставя даже в некотором смысле в пример подрастающему поколению, что, мол, «подобные возможности есть у каждого человека». Для чего Архонты так пиарят приукрашенные истории своих показных «пешек»? Для того, чтобы у людей не возникало любопытства заглянуть за занавесь, кто же управляет этими «пешками и ферзями», и понять, что происходит в мире на самом деле. Для того, чтобы убедить людей, что таких «кукловодов», как Архонты на свете не существует, что история зависит исключительно от мышления и поступков «отдельно взятой личности, наделённой властью».

— И что они этой таинственностью выигрывают? — пожав плечами, спросил Андрей.

— Время, обстоятельства и контроль над людьми. Им выгодно оставаться в тени, ибо в тени реализуются их планы... Так вот, откуда появилась личность Ротшильда и как его использовали «Вольные каменщики» в своих целях. Зная это, вы будете лучше понимать и то, как образовалось «самое правильное и самое демократическое государство в мире» и кому оно принадлежит.

Ротшильд — это, по сути, прозвище, псевдоним, который в переводе с современного немецкого звучит как «красный щит» (Rotes Schild). Между прочим, замечу, что в старинном немецком языке Rhotes Schild означало «лживая вывеска». Но это так, к слову. На самом деле этого человека звали Майер Амшель Бауэр. Он родился в 1743 году в старинном немецком городе Франкфурте­на­Майне в еврейской семье мелкого торговца старинными монетами. В одиннадцать с половиной лет судьба столкнула его с представителями «Вольных каменщиков». Из­за необычного для своего возраста деятельного характера, а также качества «ловкого торгашёнка», он был «замечен» этими людьми как неплохой «материал» для новых фигур на шахматной доске их гроссмейстеров.

Буквально через полгода после того рокового знакомства и тесного контакта с представителями «Вольных каменщиков», будучи уже в двенадцатилетнем возрасте, мальчик остался круглым сиротой. На воспитание его взяли родственники, которые и отправили Майера в город Фюрт для учёбы в знаменитой синагоге. К тому времени «новые друзья» уже раскрыли мальчику суть некоторых негласных вещей. Зная это, он уже совершенно по­иному воспринимал действительность. Общие знания его интересовали лишь постольку­поскольку. Зато в синагоге, экспериментируя на сверстниках свои возможности, он прослыл настоящим пронырой. В школе открыл нечто вроде меняльной лавки и вёл свои операции на деньги. Составлял различные антикварные коллекции и пускал их в оборот.

Когда он, будучи уже юношей, возвратился во Франкфурт, его покровители не спешили протянуть сироте руку помощи, наблюдая за ним, как он поведёт себя в условиях нищеты. Майер и тут не растерялся. Он активно занимался любой работой, которая ему попадалась, постепенно расширяя круг своих сделок. Удовлетворившись результатом сей проверки, покровители устроили Майера на службу в банкирскую контору Оппенгеймера в Ганновере, где он достаточно быстро и оперативно приобрёл практический опыт работы, побывав на разных должностях и пройдя все ступени служебной лестницы снизу доверху.

— Где, в Ганновере? — с удивлением переспросил Николай Андреевич. — Подожди... Ты только что рассказывал про становление Ганноверской династии в Англии. Это случайно не один и тот же...

— Совершенно верно... В Германии город Ганновер в те времена являлся рассадником «Вольных каменщиков».

Поэтому отнюдь не случайно после Вильгельма III Оранского, как я уже говорил, британский трон был унаследован именно Ганноверской династией (дальними родственниками Стюартов). И кстати говоря, эта ситуация сохраняется и по сей день, поскольку Виндзоры (династия нынешних английских королей) происходят по прямой линии от королевского дома Ганноверцев.

— Так вон откуда корни растут! — «прозрел» Николай Андреевич. — Круто ребята придумали комбинацию насчёт Англии! А я­то думаю: с чего это некоторые англичане до сих пор выражают недовольство «немецким правлением» в Англии.

— Вот, вот, — подтвердил Сэнсэй.

— Так как этот мужик... Как его?.. Ротшильд стал финансовым магнатом? — нетерпеливо спросил Руслан. — На том банке раскрутился?

— Нет. То была своеобразная школа. Когда Ротшильда подготовили и обучили нужным вещам, он снова вернулся во Франкфурт. До поры до времени его держали, что называется, в резерве... В это время парень попытался открыть своё дело по торговле старинными монетами, обмену валют. А когда назрела необходимая политическая ситуация, Майера включили в большую игру. Тогда ему был 21 год. Те же «Вольные каменщики» свели его с ещё одной фигурой на их шахматной доске — с наследным принцем Вильгельмом IX княжеского дома Гессен­Ганау (будущим гессенским курфюрстом).

— Будущий кто? Кур... — не понял Славик.

— Kurfürst — это из немецкого языка. Так называли владетельного князя в феодальной Германии, имевшего право участвовать в выборе императора... Уже через пять лет Майер Амшель стал придворным фактором, то есть коммерческим агентом, поставщиком необходимых для двора товаров, а потом — главным придворным агентом княжеского дома Гессен­Ганау. Но основной его задачей, поставленной перед ним «Вольными каменщиками», был негласный контроль над финансовой деятельностью Вильгельма IX.

Между прочим, Вильгельм, не без подсказки «Вольных каменщиков», первым из немецких князей стал заниматься предоставлением кредитов под проценты. В результате среди его должников (а следовательно людьми, на которых непосредственно могли влиять «Вольные каменщики») оказалось больше половины государей Европы. Более того, принц Вильгельм «сдавал в аренду» своих солдат другим странам, естественно, в первую очередь, отдавая предпочтение тем государствам, на кого ему указывали «Вольные каменщики». Благодаря своим тайным покровителям, он стал «другом» Ганноверцев. Великобритания была основным его клиентом, так как постоянно нуждалась в солдатах, в том числе и для контроля над своими колониями в Северной Америке.

Кстати говоря, отметьте для себя. Эти самые немецкие части, принадлежащие Вильгельму, позднее сражались с армией Джорджа Вашингтона в «Вэлли Фордж». В британской армии против «американцев» сражалось больше немцев, чем англичан. И в то же самое время на службу «американцам» (а правильнее будет сказать, обжившимся в английских колониях европейцам, большинство которых составляли англичане) поставлялись немецкие солдаты из Пруссии. К слову сказать, прусский король Фридрих Великий, поставлявший этих солдат, ещё в юности имел дело с тайной организацией «Вольных каменщиков» и находился под влиянием её идей.

Женька не выдержал и со смехом проговорил:

— Так это что же получается, немцы воевали с немцами за независимость англичан против англичан? Тупизм какой­то!

Сэнсэй пояснил:

— Ну, Архонты ещё и не такие комбинации прокручивали.

— Дела! — покачал головой Стас. — А что, немцам больше всех нужна была эта война?

На что Володя сухо заметил:

— Да какая им разница, где воевать и на чьей стороне, они же наёмники.

Николай Андреевич тяжко вздохнул:

— В этом­то и вся соль! Этим людям без разницы, где воевать и чьи интересы отстаивать, лишь бы деньги платили.

Сэнсэй же, выслушав их, продолжил:

— Да, а когда фигура Вильгельма IX (который в тот период стал одним из богатейших людей Европы) отыграла свою партию на шахматной доске Архонтов, они просто подставили его во время их игры с «наполеоновскими войнами». Вильгельм вынужден был бежать из страны и долгие годы жить в эмиграции. Догадайтесь, кому он «временно» доверил свои дела и капиталы?

— Неужели Ротшильду? — в шутливом тоне произнёс Виктор.

— Ему самому, — так же подтвердил Сэнсэй.

— Ну всё, попал мужик конкретно! — рассмеялся Женька. — Спрятал, называется, временно в дупло, да там и провалилось всё его майно. И что дальше?

— А дальше... На шахматной доске произошла небольшая рокировочка и Майер Ротшильд стал с большой выгодой для Архонтов проворачивать серьёзные финансовые сделки на международном уровне, благодаря солидному капиталу Вильгельма. Для прокручивания крупных международных операций «Вольные каменщики» даже предоставили Ротшильду часть своей превосходно организованной разведывательной сети, которая была намного мобильнее, чем лучшие разведки королевских дворов Европы. Причём эти люди поставляли не только последние новости, но и перевозили наличные деньги и ценные бумаги. Позднее, чтобы не высвечивать разведывательную систему «Вольных каменщиков», припишут, что Ротшильд якобы сам создал целую сеть агентов­осведомителей по прототипу королевских подразделений шпионов. Такие слухи отчасти подкреплялись ещё и тем, ставшим позже общеизвестным фактом, что на деньги Ротшильда был организован знаменитый тайный орден баварских «иллюминатов». И это действительно так. Но это было сделано не по заданию Ротшильда, а по поручению «Вольных каменщиков», которые в 1770 году свели своего очередного «воспитанника» Адама Вайсхаупта с Майером Ротшильдом для того, чтобы один организовал при университете в германском городе Ингольштадт (Верхняя Бавария) тайный орден «иллюминатов», а второй кредитовал данный проект. На этот орден «Вольными каменщиками» делалась большая ставка в свете мировых политических событий. Поэтому перед Вайсхауптом была поставлена задача, не только расширения и упрочнения данного ордена, но и приобщения к ордену самых лучших и светлых голов в мире промышленности, экономики, образования. И для того чтобы привязать человека, занимавшего высокий пост, к ордену и установить над ним абсолютный контроль разрешалось использовать все средства, в том числе наглый шантаж, подкуп деньгами и сексом. Кстати говоря, официальной датой основания данного ордена считается
1776 год — заметьте, год, когда была подписана американская Декларация независимости. Именно баварские иллюминаты с новой силой стали пропагандировать старый лозунг Архонтов: «Свобода, равенство, братство». И именно в их кругах интенсивно дорабатывался план «Нового мирового порядка» Архонтов, который впоследствии стал воплощаться в создании США.

Предыдущая статья:Процветает тот, кто помогает людям, пребывающим в нужде, а не тот, кто заставляет других бояться себя». 6 страница Следующая статья:Процветает тот, кто помогает людям, пребывающим в нужде, а не тот, кто заставляет других бояться себя». 8 страница
page speed (0.0156 sec, direct)