Всего на сайте:
282 тыс. 988 статей

Главная | Философия

Целостное предвидение  Просмотрен 13

 

В представленной здесь модели будущее не является чем-то застывшим и окончательным. Оно рассматривается как результат взаимодействия трех «сил»: намерения Потока, намерения коллективного бессознательного (или коллективного намерения ) и индивидуального намерения . Эти категории обсуждались выше. Такое будущее можно не только предвидеть, но и, до некоторой степени, перестраивать.

Первые две «силы» не зависят от нашего желания или воли. Намерение Потока — это «сила», приходящая из самых тонких слоев – из запредельной глубины внутренней территории (энергия ян ). Источником второй «силы» – коллективного намерения — является материальное начало, действующее как в отдельном человеке, так и в больших социальных структурах (энергия инь ).

«Третья сила» – индивидуальное намерение — принадлежит человеку, и он волен свободно распоряжаться ею, выбирая свой путь.

«Разделяемая реальность» будущего складывается как результат «борьбы» или равновесного взаимодействия первых двух «сил». Она предъявляется человеку как лучший из возможных вариантов будущего. Но человек, ведомый индивидуальным намерением , не всегда готов к нему. Он может не понимать или не принимать намерения Потока или отвечать неточным действием. Неточный ответ «трактуется» как отказ. Тогда внешняя реальность перестраивается: новое будущее требует «меньшей силы» и ли меньшей точности. Так происходит до тех пор, пока все три силы не придут в равновесие.

Исследуя этот подход, мы хотим показать, что каждый человек может предчувствовать свое будущее и найти силу следовать ему. Для этого используются практики выслеживания , в том числе выслеживание знаков , а также весь «круг практик» (выслеживание -трансформация -неделание ).

 

* * *

 

Существуют два взаимодополняющих типа предвидения будущего: формально-логическое и интуитивно-чувственное .

Первый из них основан на научных прогнозах, опирается на коллективное намерение и более эффективен в плотных слоях, когда интересны конкретные последствия наших действий.

Второй тип предвидения опирается на чувствование намерения Потока и знаков, идущих из той области тонкого мира, где будущее «объединено» с настоящим в одном многомерном ощущении.

Этот тип предвидения переживается в тонких слоях (как предчувствие), он уместен в тех случаях, когда интересуются далеким будущим.

Мы рассмотрим оба варианта предвидения. Вместе они дают максимально полную картину будущего. Объединение этих двух способов предвидения – формально-логического и интуитивно-чувственного — создает качественно новый тип предвидения. В дальнейшем он будет обозначаться как целостное предвидение [81].

 

26.2. Формально-логическое («научное») предвидение

 

Вопрос о предвидении конкретных сюжетов будущего волнует практически всех людей. Обычно исследуют настоящее, а затем, зная настоящее, пытаются «рассчитать» будущее или получить вероятностные прогнозы. Подобное предвидение всегда опирается на некоторую модель внешней реальности, включающую предположения относительно причинно-следственных связей и задающую развитие сюжета.

Самый простой вариант предвидения – это научный прогноз явлений материального мира. По определению, такой прогноз относится к разделяемой реальности и опирается на законы природы. Так, например, несложно рассчитать (с любой степенью точности) траекторию движения материального объекта, т. е. предсказать его будущее, если известно положение и скорость этого объекта в некоторый момент настоящего и распределение воздействующих на него сил.

Этот успех вдохновил людей перенести научный подход в область более сложных явлений, таких как экономические, социальные, личностные и другие процессы. Здесь, однако, научный подход оказался менее эффективным, чем при описании явлений материального мира.

Сложность в том, что эти более тонкие процессы находятся за пределами разделяемой реальности — в области явлений, где нет единой универсальной аксиоматики[82]. Здесь любая модель внешней реальности — условна.

Например, при попытках предсказать спрос на определенные группы товаров оказывается, что «исходная аксиоматика» (исходные предположения) должна быть различной в разных районах города и для разных групп населения; кроме того, она меняется в зависимости от времени дня, времени года и других достаточно произвольных и, возможно, неописуемых факторов (например, от настроения продавцов).

Аналогично, попытки предсказать поведение отдельного человека могут быть успешны лишь в том случае, если этот человек имеет жесткие стереотипы реагирования на внешние воздействия.

Например, гнев в качестве реакции на возражение. Эти стереотипы играют роль базовых аксиом, позволяющих предсказывать поведение.

С ростом уровня внутренней зрелости повышается осознаваемый слой, жесткие стереотипы смягчаются и исчезают; внутренняя аксиоматика становится все менее определенной, а поведение – все менее предсказуемым. Поведенческие стереотипы любого слоя (гнев, растерянность, паузы и т. д.) не входят в разделяемую реальность ; в частности, они будут несколько иными в присутствии наблюдателя, исследующего это поведение, и могут зависеть даже от внутренних ожиданий наблюдателя. Если он ожидает агрессивного или, наоборот, пассивного поведения, то обнаружит его с большой вероятностью.

 

* * *

 

Для описания этих особенностей предвидения в тонком мире удобно использовать модель слоев; она может быть основой для классификации явлений и событий мира людей. В частности, явления материального мира относятся к первому слою, поведение ребенка – ко второму-третьему; проекты, выполняемые по внешне заданным стандартам – к третьему-четвертому слою; замыслы и аргументация юноши – к пятому и т. д.

Например, действия группы людей, выполняющих некоторую работу согласно инструкциям, заданным извне, представляют собой сюжет четвертого слоя . Если исключить экстремальные варианты, действия такой группы в каждый момент будущего легко предсказать, опираясь на инструкцию и заранее разработанный (кем-то извне) план действий. Любая непредвиденная сложность, нарушающая план, приходит из более тонкого слоя, и потому непредсказуема на этом уровне. Например, отключение электроэнергии, запланированное или внезапное, может служить для исполнителей поводом прекратить работу (непредсказуемое обстоятельство непреодолимой силы).

Однако, компетентный руководитель проекта может предвидеть некоторые из этих трудностей, опираясь на более широкую аксиоматику, которая учитывает взаимодействие с внешними организациями, интересы более высоких инстанций и что-либо еще. Эти факторы могут рассматриваться как явления пятого-шестого или более тонких слоев. К ним же относится знание алгоритмов решения подобных проблем. Деятельность руководителя, владеющего этим знанием, соответствует пятому-шестому слою ; его действия также могут быть предсказуемы, но с меньшей достоверностью, чем действия группы исполнителей; он берет на себя ответственность за коррекцию инструкций и последствия, поэтому некоторые из его действий подсказаны знанием интеллектуальных концепций (пятый слой) или деловой интуицией (шестой слой), и оказываются неожиданными (непредсказуемыми) с точки зрения стандартных правил четвертого-пятого слоев.

Поведение такого руководителя становится еще менее предсказуемым, если он способен находить творческие решения, относящиеся к шестому-седьмому слоям.

В более тонких слоях уровень непредсказуемости (в рамках научного подхода) еще выше, какие бы утонченные правила ни задавались.

Фактически, более или менее прогнозируемые сюжеты относятся к нижним четырем слоям – с первого по четвертый. Для каждого из них аксиоматические правила могут быть сформулированы ментально на основе интеллектуального анализа, который осуществляется в пятом слое.

Аксиоматика пятого слоя (правила мышления) может быть найдена только в процессе прямого проживания событийных потоков. Она не может быть объектом интеллектуального анализа.

Явления более тонких слоев вообще не поддаются ментальному описанию и практически непредсказуемы на ментальном уровне. Например, в шестом слое предвидение могло бы касаться мгновенных изменений намерения («движения души»), неуловимого движения мысли в потоке событий, тончайшей догадки, внезапной ассоциации… Такие явления протекают на больших скоростях, существенно превосходящих скорости ментального слоя, и происходят буквально в доли секунды. В известной степени их можно предчувствовать, осознавая предчувствие в форме более плотной версии; например – предчувствуя успех или неудачу как последствия этих невербализуемых явлений.

 

* * *

 

Итак, задача прогнозирования будущего возникает в каждом слое. Она может решаться в рамках научного подхода, который всегда опирается на некоторую аксиоматику. Последняя представляет собой список правил, инструкций и причинно-следственных связей, задающих развитие сюжета.

Существенно, что любая аксиоматика относится к конкретному слою. Невозможно создать единую аксиоматику для многих слоев, т. к. разным слоям соответствует разный понятийный аппарат, а правила (аксиомы) разных слоев формулируются в разных категориях. Научный анализ и научные предсказания могут быть справедливы только в том слое, для которого создавались правила. Однако, как бы тщательно не разрабатывались эти правила и инструкции, всегда может возникнуть (в реальном мире так и происходит) неожиданное препятствие, санкционированное правилами (или «замыслом») более тонкого слоя. Важно понимать, что более тонким слоям соответствует более утонченный понятийный аппарат и более сложная аксиоматика.

Таким образом, достоверность научных предсказаний будущего снижается с ростом слоя. В дальнейшем научное прогнозирование мы будем обозначать термином формально-логическое предвидение. Его главная особенность состоит в том, что будущее «вычисляют», исходя из знания настоящего и опираясь на некоторую эволюционную модель.

Такое будущее, как и вся разделяемая реальность, предписано намерением коллективного бессознательного и выражает его волю.

 

Предыдущая статья:Разделяемая реальность и намерение Потока Следующая статья:Определения 3.1.1
page speed (0.0149 sec, direct)