Всего на сайте:
282 тыс. 988 статей

Главная | История

ПРИЗНАНИЕ ЖРУГРА  Просмотрен 22

 

 

В представлениях Навны о Жарогоре и Жругре теперь воцарился хаос. Старую картину Радим разрушил вчистую, поскольку воскрес не так, как по той картине полагалось, а новая в голове Навны не складывалась.

Яросвет взялся помочь:

— Пора тебе, Соборная Душа, окончательно уяснить, что Жарогор — одно, а Жругр — другое. Подружить их возможно, лишь понимая натуру того и другого, для чего надо сначала хотя бы перестать их друг с другом путать. Жарогор — идеальный уицраор, полностью соответствующий нашему замыслу, образец для Жругра. Только образец, ориентир, сам он в земном мире мало что может. А настоящий Жругр по природе своей — такой же уицраор, как и другие; перестань, наконец, от этой истины столь изобретательно уворачиваться. Чтобы им управлять, ты должна… дослушай сначала, потом возражать будешь… ты должна привязать к себе Жругра, чтобы он без тебя жизни не мыслил. И ты это можешь — что только что доказала делом.

Все возражения насчёт жругриной сущности, гроздью висевшие у Навны на языке, растаяли в воздухе.

— Как доказала? — выдохнула она ошарашенно.

— Исправила народный идеал. А значит, сможешь управлять уицраором.

Тут Навна увидела историю с воскрешением брата в ином свете. Раньше ей как-то некогда было осознать свою же стратегию оживления — та складывалась по ходу дела.

Навна просто замечала, от чего брат становится живее, а от чего мертвее, и вот так нащупывала верный путь, определяла, о чём и как следует побольше говорить, а о чём лучше молчать. А на заключительном этапе, когда ход дела определялся уже не столько ею, сколько Радимом, о какой-то чёткой стратегии воскрешения и речи быть не могло. Лишь теперь, мысленно повторив этот путь, стала различать его общее направление.

А чтобы разобраться хорошо, вернулась в раннее детство — и стала оттуда продвигаться к настоящему времени. Дошла до второго теремка, в котором мучается над тем, как направить Радима отцовским путём. Сейчас она видит, что сдвиги тогда были, кое-что важное брат усвоил — и от отца, и от неё. Однако в целом продолжал равняться на Святогора, как все. Но вот, следуя за Святогором, свободные словене пришли к гибели и Радим оказался в каком-то непонятном мире, где видит только сестру, а та ему неустанно твердит то же самое, только уже гораздо убедительнее и без помех со стороны Святогора. И уверяет, что он сейчас — камень, тянущий её саму в бездну, умоляет превратиться из камня в богатыря, спасти её саму и сестёр, которые тут же лежат холодны и недвижимы. И начинающий оживать Радим постепенно усваивает нарисованную Навной картину будущего, принимается искать в нём своё место…

И сосредотачивается на главном вопросе — об отношениях с князем. Сначала Радим вникает в это просто для того, чтобы хорошо уяснить, что и как он должен делать.

Он же будет богатырём, ему надо всё подробно разглядеть — в том числе и то, о чём сестра никогда даже не задумывалась. И тут выясняется, что в некоторых деталях Навна попросту путается, иной раз не может вразумительно ответить даже на насущные вопросы.

И чем глубже Радим вникает в дело, тем яснее ему, что созданная ею картина будущего сказочна в любом смысле — сколь прекрасна, столь и невозможна, такие отношения между людьми немыслимы — разве что между ангелами. Но Радим уже усвоил, что князь необходим, и отказываться от него не думает, а всё увереннее поправляет сестру, пока не приходит к тому, что нужен обычный князь, а не советчик, — а значит, и богатыри, признающие себя обязанными выполнять даже непонятные его приказы.

Навна, не понимая его логики, всё боится, что с крахом её сказки и Радим рухнет обратно в небытие, — хотя он уже через построенный ею сказочный мост перешёл в явь. Когда убедилась, что бояться нечего, — тогда и признала его правоту. И теперь Навна оценивает результаты всей своей небесной деятельности — уже не как старшая сестра, а как Соборная Душа. Главное — преображение теремка, появление в нём настоящего Русомира, о котором ей всё время твердил Яросвет.

Прежде она Русомира отвергала, полагая, что словенин, ставший сторонником княжеской власти, сделается просто тупым исполнителем приказов, а чтобы остаться при этом человеком, надо быть таким, как отец или Яросвет. Считала, что это путь для очень немногих, привычных обо всём судить своим умом, а всем туда лучше не соваться, дабы души не сжечь. Но Радим — человек вполне соборный, на него традиции всегда сильно давили. И если он с таким грузом всё же преодолел ту же дорогу, то тем самым доказал проходимость её для всех.

И вот Навна осваивается в обновлённом теремке. Новый Русомир (естественно, пока воображаемый — на него же в земном мире никто не равняется) уже способен управляться со Жругром, каков тот есть, не путает его с Жарогором. А раз Русомир признаёт Жругра каков тот есть, то и будущий русский народ признает, иначе говоря — «МЫ» признаем, а в таком случае и сама Соборная Душа может, наконец-то, признать.

Надо заняться воскрешением сестёр. Но Яросвет говорит, что для удобного выхода к этому следует сделать крюк — подумать над тем, где и как воплотить Жругра…

Что ж, Яросвету виднее.

 

 

Предыдущая статья:ЖИВАЯ ВОДА Следующая статья:НАКАЗАНИЕ
page speed (0.0337 sec, direct)