Всего на сайте:
282 тыс. 988 статей

Главная | Религия

Свободна ли совесть в традиционных конфессиях[1]?  Просмотрен 30

В газете “Известия” 18.09.2006 г. была опубликована статья “Мы клянёмся разрушить ваш крест в центре Рима” с подзаголовком “Исламисты грозят отомстить папе Бенедикту”. В ней сообщается:

«Выступление Бенедикта XVI перед студентами и преподавателями Регенсбурга[2] (здесь он с 1969 по 1977 год, будучи ещё профессором Йозефом Ратцингером, преподавал богословие) вызвало в исламском мире шквал негодования. Шквал, сравнимый с реакцией на карикатуры на пророка Мухаммеда, опубликованные в датской газете Jyllands-Posten в сентябре прошлого года. Похоже, римский понтифик, явно того не желая, вызвал очередной виток “войны миров”.

Упор в своей лекции он сделал на философских отличиях христианства от ислама и на связях насилия с верой. Начинается речь с объёмной цитаты из письма Мануила II Палеолога неизвестному мусульманскому богослову XIV века. Византийский правитель, “теоретик борьбы с джихадом”, противостоявший туркам-османам, пишет: “Покажите мне, что нового принёс Мухаммед, и вы найдёте злые и бесчеловечные вещи, такие как приказы мечом нести веру, которую он проповедовал”.

Папа дважды оговорился, что цитирует слова Палеолога, но не разделяет мнение их автора. Бенедикт XVI подверг критике западное общество, в духовном кризисе которого видит причину распространения исламского экстремизма. “Разум, глухой к божественному, не может вступить в диалог культур”, — утверждает понтифик[3]. И перечисляет моменты, объединяющие две религии: мусульмане, как и христиане, верят в единого Бога, почитают Иисуса Христа, хотя и не как Бога, а как пророка.

Извинений от Бенедикта XVI потребовали руководители едва ли не всех исламских государств. В их числе — президент Ирана Махмуд Ахмадинежад, премьер-министр Турции Реджеп Эрдоган. Своего посла из Ватикана отозвало Марокко. “Папа использовал слова, которые мы отвергаем и которые напоминают об исторической враждебности католической церкви по отношению к исламу”, — заметил спикер парламента Египта Фатхи Шрур.

Массовые акции протеста прошли на улицах городов Турции[4], Палестинской автономии, Индонезии, Ирана, Марокко, Иордании, Алжира. В палестинском городе Наблус здания римско-католической и англиканской церквей подверглись нападению неизвестных, которые бросили в стены зажигательные бомбы. В столице Сомали Могадишо была застрелена итальянская монахиня, работавшая волонтёром в детской больнице.

Для Ватикана всё это оказалось полной неожиданностью. Ведь Бенедикт XVI настаивал на примирении христианства и ислама, а получил обратный эффект. “… Я глубоко сожалею о реакции на некоторые фрагменты моего обращения, которое в целом было и есть приглашение к открытому и искреннему диалогу. Эта цитата из средневекового текста никоим образом не отражает моего личного мнения”[5], — заявил папа римский во время проповеди в римской летней резиденции Кастель Гандольфо в воскресенье[6]. По сути он извинился перед оскорблёнными мусульманами.

На защиту понтифика встала Европа. “Критики неправильно истолковали его слова”, — заявила канцлер Германии Ангела Меркель. “Нельзя оставлять папу одного. И я жду солидарности со стороны мусульманского мира — религиозного и политического, который не должен использовать этот случай для насилия”, — заметил заместитель председателя Еврокомисcии Франко Фраттини.

Не остался в стороне от событий и Владимир Путин, призвав к “ответственности и сдержанности”. “Уверен, что у лидеров основных конфессий будет достаточно сил и мудрости, чтобы избежать каких бы то ни было крайностей в отношениях между конфессиями, — сказал президент России на встрече с членами “парламентской восьмёрки” в Сочи. — Мы понимаем, насколько чувствительна эта сфера. И делаем всё, чтобы наладить диалог между цивилизациями”» (приводится по публикации в интернете: http://www.izvestia.ru/world/article3096651) .

На следующий день “Известия” снова обратились к теме выступления папы Римского в Регенсбургском университете и реакции на него в мире. Максим Соколов 19.09.2006 г. опубликовал статью “Папа и император”. Ниже мы приводим её полностью:

«Речь Бенедикта XVI в Регенсбургском университете, в которой папа процитировал жившего в XIV веке византийского императора Мануила II Палеолога, произвела эффект далеко за пределами католических богословских кругов. Цитата из богословского спора, который император вёл с неким персом, гласит: “Хорошо, покажи мне, что нового принёс Мохаммед, и ты найдёшь там только нечто злое и бесчеловечное, такое, как его приказ распространять мечом веру, которую он проповедовал”. При том что понтифик назвал слова императора “грубыми” и “бесцеремонными”, осторожность не возымела на магометан умиротворяющего действия. Многочисленные последователи пророка ответили на папскую речь кто официальными протестами (власти Ирана и Пакистана), кто угрозой “стереть Ватикан с лица земли” и “уничтожить крест в сердце Европы” (иракская “Армия моджахедов”), кто погромами церквей в Святой земле (палестинские патриоты, чьи действия были одобрены руководством ХАМАС).

Общей в этих разнообразных реакциях на выступление папы была неспособность как-то ответить по существу на последующую цитату из императора, к которой папа подводил — “Кто желает привести кого-то к вере, нуждается в способности хорошо говорить и правильно мыслить, а не в умении творить насилие и угрожать” (выделено нами при цитировании). Не будем говорить о бомбистах, но и официальные документы МИД Пакистана (“Зачем было приводить обидную цитату из какого-то императора, который жил сотни лет назад? Какое она имеет значение сейчас, когда мы пытаемся преодолеть разделяющие нас противоречия?”) и МИД Ирана, вдруг ставшего заклинать папу толерантностью (вероят­но, имелось в виду, что понтифику следовало бы взять пример с известного своей толерантностью М. Ахмадинежада), не вполне свидетельствуют об умении хорошо и убедительно говорить.

Но неприятнее всего другое. На вопрос императора, жившего сотни лет назад, — “Хорошо, покажи мне, что нового принёс Мохаммед etc.” — мы и по сей день не имеем убедительного ответа. Как отвечают на этот вопрос магометане, мы в течение последних дней наблюдали, и создалось впечатление, что они всеми силами старались доказать правоту Мануила II. Если спросить о том же людей, исповедующих другие веры, а равно атеистов и агностиков, они, если открытым текстом и не согласятся с императором (политкорректность не позволяет), тем не менее чрезвычайно затруднятся назвать что-нибудь новое из принесённого, кроме того, на что император уже указал и что все мы регулярно имеем возможность наблюдать.

В контексте папской лекции, главной темой которой было всё-таки не потрясание Магомета, но гармония веры и разума, всеобщая неспособность ответить на вопрос представляется особо неудачной характеристикой иноверных оппонентов Бенедикта XVI. Ведь даже и без обращения к авторитету Мануила II известно, что способность апеллировать к разуму и склонность распространять свои убеждения мечом (вар.: пластидом) находятся между собой в обратной пропорции. Тому, чья весть подлинно блага и разумна, не нужно так много пластида — и наоборот. Конечно, можно много говорить — намёк на неосторожность папы уже высказал в Сочи В.В.Путин — о том, что крайняя чувствительность магометан должна диктовать величайшую осторожность всем высказывающимся на эту тему.

Хотя и тут не без странности: если мы соглашаемся (разве нет?) с тем, что христианам нет никакого дела до того, что происходит в исламских странах, зато магометанам есть дело до всего, что происходит в странах христианских — вплоть до речей римского первосвященника, то мы молчаливо признаём, кто в нашем доме хозяин. Если папа не волен говорить вещи, неприятные магометанам, то кто волен?

Вопросов о том, что происходит в мире — а происходит много весьма серьёзного, — римская курия по возможности избегала уже сорок лет, со времён II Ватиканского собора. В предыдущий понтификат люди под зелёным знаменем творили много всего — вплоть до 11 сентября[7], но Ватикан успешно уклонялся от проблемы, имеющей также и к нему некоторое отношение[8]. Бенедикт XVI не уклонился и коснулся её со всей баварской грубостью, конечно, обставленной reservatio mentalis (мысленная оговорка — Известия) — положение обязывает. Выяснилось, что баварская грубость — она же дух суровый византийства — встречает немалое понимание, ибо должен всё-таки кто-то задавать вопросы, простые, как мычание»

(Приводится по публикации в интернете: http://www.izvestia.ru/sokolov/article3096690/index.html).

Конечно, это очень печально и очень опасно для будущего человечества, что мусульманский мир в лице представителей его правящей “элиты” не дал внятного ответа на вопрос, заданный императором Византии Мануилом II Палеологом[9] ещё в XIV веке и воспроизведённый в неком контексте нынешним первоиерархом католицизма, и вместо этого ограничился официальным выражением неудовольствия и угрозами, высказанными от лица разного рода более или менее самодеятельных организаций, в адрес Бенедикта XVI персонально и Запада в целом.

Это — один из показателей того, что так называемые мусульмане в своём большинстве на протяжении как минимум почти 600 лет весьма далеки в реальной жизни от смысла Корана: иначе бы истинно мусульманский мир дал бы ответ по существу ещё Мануилу II Палеологу, и если бы тот ответ был бы утрачен, то и нынешний папа с его немецкой наивностью и недальновидностью, переходящими в бесцеремонность, получил бы адекватный ответ по существу вопроса, которым задаются многие вне мусульманского мира.

С другой стороны не менее печально и опасно то, что и Запад, и «россионская» интеллигенция и в начале XXI века по-прежнему хранят верность своему многовековому невежеству в вопросах разногласий исторически сложившихся вероучений (конфессий) и потому не способны к диалогу культур и развитию на основе этого диалога. Особенно это касается так называемых «общественных деятелей» — политиков, конфессиональных авторитетов, журналистов и работников системы социологического образования.

Одну из причин Бенедикт XVI назвал правильно: «Разум, остающийся глухим к божественному и отводящий религии место среди субкультур, неспособен войти в диалог культур».

О второй причине он умолчал, поскольку оглушён и сам: Именно исторически сложившиеся традиции культуры, включая и культуру вероисповедания, делают разум глухим к божественному и разделяют религию и науку, вводя их в антагонизм.

Косвенно последнее утверждение признаёт и один из иерархов «россионского» православия — Феофан, епископ Ставропольский и Владикавказский, член Общественной палаты РФ по вопросам толерантности и свободы совести. В ходе пресс-конференции 18.09.2006 г. на сайте образовательного интернет-портала “Медиакратия” произошёл следующий диалог:

«Марина Зубарева, Курская область: Добрый день! Как Вы помните, 4 ноября решено считать Днём добрых дел. Но у многих ли в стране (да и в мире) есть представление о том, что такое добро? Возможно ли единое понятие добра для представителей разных национальностей и разных конфессий? Для молодежи?

Владыка Феофан: Я думаю, это возможно. Самый лучший критерий для определения доброго дела — прислушиваться к голосу совести, это инструмент, который дал нам Господь. Если мы к нему прислушиваемся, то он подскажет какие дела могут быть добрыми. Голос совести это уже вопрос не конфессионального характера, совесть — это голос Божий(выделено нами при цитировании). И у всех народов врать, убивать, воровать, предавать товарищей, Отечество — на все подобные дела у всех людей существует одинаковый голос совести, приводящий к одному знаменателю. Я общался с людьми разной веры в разных странах мира и меня этот вопрос всегда интересовал» (приводится по интернет-публикации: http://www.kreml.org/media/129161973).

Если согласиться с Феофаном в том, что «совесть — это голос Божий», то в случае, если конфессиональное вероучение в чём-то фальшивит либо, того хуже, — в чём-то заведомо лживо, но при этом возводится в ранг богооткровенной истины, то оно и есть тот главный фактор, который глушит совесть — голос Божий, и соответственно — глушит разум, обращая верующих в недоумков.

Если бы не это обстоятельство, то, Бенедикт XVI прежде всего обращал бы внимание не на то, что «мусульмане, как и христиане, верят в единого Бога, почитают Иисуса Христа, хотя и не как Бога, а как пророка», а обращал бы внимание на вопросы, по которым оба вероучения расходятся во мнениях; его бы интересовали причины этих разногласий и истинность каждого из мнений. В этом случае он сам смог бы дать ответы по существу на свой риторический вопрос,поданныйв форме цитаты из Мануила II Палеолога. Но совесть его не свободна: он главный невольник исторически сложившейся традиции католицизма.

Ведь в наши дни всеобщей грамотности (в смысле умения читать и писать), доступности (хотя бы в переводах и через интернет) текстов писаний, признаваемых священными в разных культурах, он мог бы уже давно прочитать Библию и Коран, произведения их комментаторов и на этой основе выявить разногласия, подумать над их смыслом и дать ответ на вопрос, поставленный Мануилом II Палеологом по совести так, чтобы представители мусульманского мира вынуждены были бы призадуматься прежде всего о том, насколько их жизнь отличается от того, что им было заповедано в Коране, и чему их учил личным примером пророк Мухаммад. Тем более статус профессионального богослова и священнослужителя, в официальном титуле которого присутствуют слова «наместник Сына Божиего», обязывает вразумлять не только римско-като­ли­ческую паству, но и всех прочих жителей планеты.

Однако проблема, похоже, в том, что в диалоге культур, к которому якобы стремится Бенедикт XVI, неизбежно придётся и самому вразумляться от прочих, и вразумившись, — вразумлять свою же паству, что неизбежно вызовет неудовольствие бездумно-безвольных невольников традиции римского католичества и проблемы внутри иерархии.

То же касается и светских журналистов, включая и цитированного выше М.Соколова.

Но, похоже, что:

Поиск ответов на такого рода вопросы и сами возможные ответы на них — в действительности не интересуют ни массы традиционно верующих иудеев, христиан, мусульман, ни публичных и закулисных авторитетов этих конфессий, ни светских журналистов и социологов.

Так сайт NEWSRU.COM в публикации “Настоятель домового храма МГУ поддерживает позицию Бенедикта XVI” сообщает:

«Бенедикт XVI и Ватиканская администрация, дали те или иные пояснения, комментарии и прочее, отказалисьнапрямую извиниться, а в сущности признать Мухаммеда пророком подлинной богооткровенной религии, которого мы, христиане, должны почитать и уважать (выделено нами при цитировании)[10]. Сделано то, о чём каждый, сознательно исповедующий себя христианином, не может не порадоваться, то, что даёт нам очень большую надежду: от дурного, фальшивого, лицемерного и неискреннего экуменизма минувших десятилетий мы переходим к тому экуменизму, о котором в своё время в темплтоновской речи говорил Александр Исаевич Солженицын.

Действительно, к Бенедикту XVI вряд ли могут быть обращены те слова, которые в своей книге “Ярость и гордость” Ориана Фаллачи обращала к его предшественнику:

"Скажите, Святой Отец: правда ли, что недавно вы просили сынов Аллаха[11] простить крестовые походы, в которых ваши предшественники боролись за то, чтобы вернуть себе Гроб Господень? А просили ли вас сыны Аллаха простить их за то, что они Гроб Господень забрали? Принесли ли они извинения за то, что на протяжении более семи веков порабощали католический Иберийский полуостров, всю Португалию и три четверти Испании, так что, если бы Изабелла Кастильская и Фердинанд Арагонский не изгнали их в 1490 году, мы все сейчас говорили бы по-арабски?

Этот вопрос волнует меня, Святой Отец, потому что они никогда не просили у меня прощения за преступления, совершённые сарацинами в XVII и XVIII веках на побережьях Тосканы и Тирренского моря. Я имею в виду, когда они похищали моих предков и, заковав им цепями руки, ноги и шеи, везли в Алжир, Тунис, Танжер, Константинополь и продавали их на базаре. Они держали их в рабстве всю оставшуюся жизнь, запирали молодых женщин в гаремах, наказывали их за попытки сбежать, перерезая им горло: помните? Конечно, вы помните. Общество освобождения белых рабов, которых они держали в Алжире, в Тунисе, Марокко, в Турции и т.д., было основано итальянскими монахами, не так ли? Именно Католическая церковь вела переговоры об освобождении тех, у кого были деньги на выплату выкупа, да?[12]

В этих словах Ориана Фаллачи, называвшая себя неверующей, оказывается куда большей наследницей христианской цивилизации, чем сам Иоанн Павел II, который так часто от этой цивилизации отрекался.

Христианство, конечно, религия веротерпимости, что было подчёркнуто, в частности, в последующих заявлениях Бенедикта XVI. Христианин не может не испытывать уважения к сознательной глубокой религиозности иноверного человека. Египетский крестьянин или индонезийский рыбак, малазийская девочка или умудренная опытом мать семейства в Марокко, естественно, вызывают в нас больше приязни и уважения, чем разнузданные и обколотые наркотиками соотечественники в Москве или во Владивостоке или чем истаскавшийся в словоблудии журналист либерального издания, неважно, в Лондоне или Санкт-Петербурге. Но это уважение к религиозности и естественное признание того, что ислам есть монотеистическая религия (в этом смысле более близкая христианству, чем язычество) не предполагает никак того второго шага — религиозной индифферентности, согласия с дурным секулярно-либеральным тезисом о равенстве всех религий. Перед законом они равны. Но христианин, если он хочет таковым остаться, никогда не скажет, что все религии равны и что все пророки истинны, что у каждого своя правда. Правда — одна, и мы знаем, Кто — эта правда: Тот, кто сказал “Я есмь Путь, Истина и Жизнь”»

(http://www.newsru.com/religy/21sep2006/kozlov_print.html).

Это — типичное лаодикийское самодовольство[13]. Так ссылается на Христа представитель церкви, в символе веры которой нет ни единой фразы, выражающей мысли самого Христа; ссылается на Христа, забыв о его же словах, более или менее достоверно запечатлённых в каноне Нового Завета:

«21. Не всякий, говорящий Мне: “Господи! Господи!”, войдёт в Царство Небесное[14], но исполняющий волю Отца Моего Небесного.

22. Многие скажут Мне в тот день: Господи! Господи! не от Твоего ли имени мы пророчествовали? и не Твоим ли именем бесов изгоняли? и не Твоим ли именем многие чудеса творили?

23. И тогда объявлю им: Я никогда не знал вас; отойдите от Меня, делающие беззаконие» (Матфей, гл. 7).

Люди в большинстве своём предпочитают хранить верность исторически сложившейся традиции вероисповедания, в которой они выросли, или которая стала традиционной для их этнической культуры в прошлом, отказываясь задумываться о том, истинна ли эта традиция? чиста ли она в смысле верности исходным Откровениям, либо в неё привнесены искажения и подлоги, возведённые в последствии в ранг истины?

К возвращению на этот самоубийственно-тупиковый путь подталкивает и епископ Ставропольский и Владикавказский Феофан. В материалах цитированной выше его пресс-конференции есть такой фрагмент:

«Зелимхан Яхиханов (газета “Молодёжная Смена”, Чеченская Республика): В последнее время верующие — как православные, так и мусульмане — понемногу отходят от традиционных религиозных канонов. Это неизбежное следствие меняющегося мира. На Ваш взгляд, от чего действительно нужно отказаться, а что нужно сохранить из того, что нам диктует религия? И как эти процессы протекают в реальности?

Владыка Феофан: Вопрос противоречивый, потому что отходить можно тогда, когда ты был уже там, а весь прошлый век было насильственное отторжение, выкорчевывание прошлых устоев. Сейчас идёт не отторжение, а идёт опять возвращение к корням, но всегда эти процессы бывают сложными. 100 лет такого атеизма с кровью, когда сажали, убивали за веру — не прошёл бесследно. Нам надо и в православии и в исламе следовать традициям, так как когда мы возвращаемся к традициям — это безболезненно.Ведь, когда делают пересадку какого-то органа, то стараются взять пересадку из этого же организма, когда на наши религиозные основы стараются наложить какие-то новые традиции — это опасно. И нам надо спокойно и без надрыва входить в русло наших традиций, сохранения нашей культуры и веры и тогда мы будем наиболее спокойной страной (выделено нами при цитировании)[15]. Ведь мы начинаем муссировать вопрос о противостоянии, а никакого противостояния не было.

Я думаю, что Западу надо ещё у нас поучиться» (приводится по интернет-публикации:

http://www.kreml.org/media/129161973).

Поэтому дальнейшее для тех, кто не боится ставить такого рода вопросы, представляющиеся вероломными — в прямом смысле, — о сути вероучений и их разногласиях и готов хотя бы принять к сведению ответы на них.

2. Бог — лучший из хитрецов…

Возвращаясь к вопросу Мануила II Палеолога, который папа снова сделал злободневным, прежде всего необходимо указать: сам Мухаммад никогда не претендовал на то, что он привнёс в культуру человечества что-то содержательно новое. В ходе своей миссии он непрестанно утверждал, что:

· Коран — не его отсебятина, а Откровение Свыше, а на нём только задача передачи Откровения другим людям и руководство ими в процессе становления коранической культуры;

· назначение Корана — подтвердить истинность тех Откровений Свыше, которые ранее были даны через Адама, Ноя, Моисея, Христа и других посланников Божиих к человечеству, но от жизни в соответствии с которыми люди по разным причинам уклонились, вследствие чего и возникла необходимость в ниспослании Корана и потому в Коране в общем-то нет ничего нового, чему бы не учили своих современников посланники Божии прошлых эпох.

Об этом в Коране говорится прямо и неоднократно, в частности:

«И Мы низвели тебе (Мухаммаду — наше пояснение по контексту при цитировании) писание с истиной для подтверждения истинности того, что ниспослано до него (Корана — наше пояснение по контексту при цитировании)[16] из писания, и для охранения его (по контексту более подходит не «его», а «истины» — наш комментарий при цитировании). Суди же среди них по тому, что низвёл Бог, и не следуй за их страстями в сторону от истины, которая пришла к тебе» (Коран, сура 5:52 (48)[17]).

«Не говорится тебе (Мухаммаду — наше пояснение по контексту при цитировании) ничего, кроме того, что говорилось посланникам до тебя. Поистине, Господь твой — владыка прощения и владыка мучительного наказания!» (Коран, сура 41:43 (43)).

Т.е. сама постановка вопроса Мануилом II Палеологом: «Хорошо, покажи мне, что нового принёс Мохаммед?» — один из показателей того, что и сам Мануил II Палеолог, и его советники по вопросам богословия и политологии (как и их предшественники[18]) были не компетентны, вследствие чего и привели в конце концов Византию к краху[19].

При этом надо понимать, что Бог не искореняет праведность, и если Византия рухнула, то это прежде всего приводит к вопросу о неправедности господствовавшего в ней вероучения и её упорствовании в приверженности неправде.

Но и реакция мусульманского мира на то, что папа Римский воспроизвёл вопрос Мануила II в своей лекции в качестве риторического, не сумев дать ответа на него (прежде всего самому себе), тоже противоречит Корану. В Коране (сура 7) сказано:

«195 (196). “Поистине, помощник мой — Бог, который низвёл книгу, и Он помогает праведникам!

196 (197). А те, кого вы призываете помимо Него, не могут помочь вам и сами себе не помогают”.

Если ты зовёшь их (других людей — наше пояснение по контексту при цитировании) к прямому пути (т.е. к жизни в ладу с Богом — наше пояснение при цитировании), они не слушают. И ты видишь, как они смотрят на тебя, но они не видят.

198 (199). Держись прощения, побуждай к добру и отстранись от невежд![20]

199 (200). А если постигнет тебя от сатаны какое-нибудь наваждение, то ищи убежища у Бога: ведь Он — слышащий, ведающий!

200 (201). Те, которые богобоязненны, когда коснётся их видение от сатаны, вспоминают (Бога — наше пояснение по контексту при цитировании), и вот, — они видят» (Коран, сура 7).

«256 (255). Бог — нет божества, кроме Него, живого, сущего; не овладевает Им ни дремота, ни сон; Ему принадлежит то, что в небесах и на земле. Кто заступится пред Ним, иначе как с Его позволения? Он знает то, что было до них, и то, что будет после них, а они не постигают ничего из Его знания, кроме того, что Он пожелает. Трон Его объемлет небеса и землю, и не тяготит Его охрана их; поистине, Он — высокий, великий!

257 (256). Нет принуждения в религии. Уже ясно отличился прямой путь от заблуждения.[21] Кто не верует в идолопоклонство и верует в Бога, тот ухватился за надёжную опору, для которой нет сокрушения. Поистине, Бог — слышащий, знающий!

258 (257). Бог — друг тех, которые уверовали: Он выводит их из мрака к свету. А те, которые неверны, друзья их — идолы; они выводят их от света к мраку. Это — обитатели огня, они в нём вечно пребывают!» (Коран, сура 2).

При этом Коран в нём самом характеризуется как «арабский судебник» (сура 13:37). Т.е. Коран не обязывает неарабоязычных принимать ритуальные формы исповедания ислама, созданные в арабской культуре и существующие доныне, поскольку Бог признаёт за каждым человеком право обращаться к Нему на родном для человека языке и потому наиболее понятном для него. Ещё одно место в Коране об этом же:

«129(135). Они говорят: “Будьте иудеями или христианами — найдёте прямой путь”[22]. Скажи: “Нет, — общиной Ибрахима (Авраама — наше пояснение при цитировании), ханифа[23], ведь он не был из многобожников”.

130(136). Скажите: “Мы уверовали в Бога и в то, что ниспослано нам, и что ниспослано Ибрахиму, Исмаилу, Исхаку, Йакубу (Аврааму, Измаилу, Исааку, Иакову — наше пояснение при цитировании) и коленам (израильским — наше пояснение при цитировании), и что было даровано Мусе и Исе (Моисею и Иисусу — наше пояснение при цитировании), и что было даровано пророкам от Господа их. Мы не различаем между кем-либо из них (т.е. все они учили одному и тому же — наше пояснение при цитировании), и Ему предаёмся”.

131(137). А если они уверовали в подобное тому, во что вы уверовали, то они уже нашли прямой путь; если же они отвратились, то они ведь в расколе, и Бог избавит тебя от них: Он ведь — слышащий, знающий»(выделено нами при цитировании) (Коран, сура 2).

Но неизбежен вопрос:

Если Коран действительно ниспослан Свыше в подтверждение истинности более ранних Откровений — Торы (возводимой к Моисею) и Нового Завета (возводимого ко Христу[24]), то в чём состоят причины многовекового конфликта тех, кто убеждён в том, что они — истинные последователи вероучений Моисея, Христа и Мухаммада?

Ответ на этот вопрос можно найти тоже в Коране. Коран прямо обвиняет современные ему исторически сложившиеся иудаизм и христианство в отступничестве от Единого Завета в его версиях, выраженных Моисеем, Христом и другими посланниками Всевышнего.

· Об исторически сложившемся иудаизме и его приверженцах в Коране сказано:

«Те, кому было дано нести Тору, а они её не понесли, подобны ослу навьюченному книгами. Скверно подобие людей, посчитавших ложью знамения Бога! Бог не ведёт людей неправедных!» (сура 62:5 (5)).

«Не годится человеку, чтобы ему Бог даровал писание, и мудрость, и пророчество, а потом он сказал бы людям: “Будьте рабами мне, вместо Бога, но будьте раввинами за то, что вы учите писанию, и за то, что вы изучаете”» (сура 3:73 (79))[25].

Так что законопослушным иудеям и раввинату предстоит дать ответ и за искажения Торы, и за следование искажённой Торе в жизни. И весь «кашрут»[26] от этой ответственности — исторической («кармической») и религиозной (непосредственно перед Богом) не избавит.

· О становлении исторически сложившегося христианства в Коране сказано:

«40 (45). Вот сказали ангелы: “О, Марйам[27]! Вот, Бог радует тебя вестью о слове от Него, имя которого Мессия Иса[28], сын Марйам, славном в ближнем и последнем мире и из приближённых.

41 (46). И будет говорить он с людьми в колыбели и взрослым и будет из праведников”.

42 (47). Сказала она: “Господи! Откуда будет у меня ребенок, когда меня не касался человек?” Сказал он: “Так! Бог творит, что желает. Когда Он решит какое-нибудь дело, то только скажет ему: “Будь!” — и оно бывает.

43 (48). И научит Он его писанию и мудрости, и Торе, и Евангелию, (49).

и сделает посланником к сынам Исраила[29]”. — “Я пришёл к вам со знамением от вашего Господа. Я сотворю вам из глины по образу птицы и подую в неё, и станет это птицей по изволению Бога. Я исцелю слепого прокажённого и оживлю мёртвых с дозволения Бога. Я сообщу вам, что вы едите и что сохраняете в ваших домах. Поистине, в этом — знамение для вас, если вы верующие!

44 (50). И в подтверждение истинности того, что ниспослано до меня в Торе, и чтобы разрешить вам часть того, что было вам запрещено. И пришёл я со знамением от вашего Господа. Побойтесь же Бога и повинуйтесь мне. (51). Ведь Бог — мой Господь и ваш Господь. Поклоняйтесь же Ему; это — путь прямой!”

45 (52). И когда Иса почувствовал в них неверие, то сказал: “Кто мои помощники Богу?” Сказали апостолы: “Мы — помощники Бога. Мы уверовали в Бога, засвидетельствуй же, что мы — предавшиеся (Богу — наше пояснение по контексту при цитировании).

46 (53). Господи наш! Мы уверовали в то, что Ты ниспослал, и последовали за посланником. Запиши же нас вместе с исповедующими!”

47 (54). И хитрили они[30], и хитрил Бог, а Бог — лучший из хитрецов(выделено нами при цитировании) (Коран, сура 3).

Поэтому и приверженцам исторически сложившегося христианства во всех его модификациях тоже есть, о чём подумать, поскольку эти слова Корана перекликаются с приведёнными выше словами Христа в передаче их в гл. 7 Евангелия от Матфея.

Но естественен вопрос: А почему следует согласиться с Кораном в этих мнениях и отвергнуть иные традиции вероисповедания как уводящие от Правды-Истины? — может быть Коран — действительно «сатанинские стихи», как то утверждал Салмон Рушди, назначение которых — отвратить от истинной традиции вероисповедания (иудаизма — по мнению иудеев, христианства — по мнению христиан и т.д.) и ввести людей в заблуждение?

И в ответе на этот вопрос ни один текст сам по себе не более убедителен, чем другой, если все сопоставляемые тексты не соотносить с жизнью как таковой.

3. Предположение ни в чём не избавляет от истины…

“Кто желает привести кого-то к вере, нуждается в способности хорошо говорить и правильно мыслить, а не в умении творить насилие и угрожать”, — это ещё одна цитата из Мануила II Палеолога, приведённая Бенедиктом XVI в его выступлении в Регенсбургском университете. В том контексте, в котором она подаётся, она воспринимается как упрёк Мухаммаду в том, что он насаждал ислам силой и это якобы и следует понимать как убедительное знамение ложности его вероучения. Однако, выдвинув этот иносказательный упрёк, и Мануил II, и Бенедикт XVI[31] как-то забыли упомянуть и прокомментировать тот факт, что прежде, чем Мухаммад объявил первый в истории джихад — священную войну, прошло 10 лет мирной проповеди, в течение которых каждый, кто того желал, имел возможность ознакомиться со смыслом вероучения и принять его либо отвергнуть.

На протяжении этих десяти лет ислам распространялся в арабском обществе исключительно мирно, потому, что проповедь Мухаммада как раз и отвечала требованиям, выдвинутым Мануилом II и Бенедиктом XVI: Мухаммад мыслил праведно и говорил хорошо и убедительно. И ислам не был при нём «тоталитарной сектой», если пользоваться нынешней терминологией, потому, что Мухаммад отвечал по существу на все жизненно важные вопросы, которые ему задавали как приверженцы ислама, так и посторонние. Однако не всем было по нраву то, чему учил Мухаммад.

Но о нравах, нравственности ни Мануил II, ни Бенедикт XVI не вспомнили ни вообще, ни конкретно по отношению к тем нравам, которые культивирует каждая из исторически сложившихся традиций вероисповедания в обществе. А без этой конкретики все богословские разговоры и проповеди — разновидность атеизма, поскольку и Бог обладает некой вполне определённой нравственностью[32], и этой Божией нравственности как таковой вне зависимости от исторически сложившихся культурных традиций (и даже вопреки им) должен по совести следовать человек, если он желает быть в ладу с Богом: в этом смысл уподобления человека Богу[33].

И хотя можно согласиться с тем, что Мануил II Палеолог писал: «Чтобы убедить благоразумную душу, вовсе нет необходимости применять ни руки, ни оружие, ни любое другое средство, которым можно грозить человеку смертью…», — однако он не высказал ничего о том, как защититься от агрессивного неприятия вразумляющей проповеди «душами, впавшими в неблагоразумие». Но именно с этой проблемой столкнулся Мухаммад и первые мусульмане: не все, кому вероучение Мухаммада было не по нраву, оставались бездеятельными.

Изначально мирное распространение ислама в арабском обществе встретило целенаправленное силовое сопротивление именно потому, что противники ислама ничего не могли возразить Мухаммаду ни в прямом диалоге в публичной полемике, ни на основе домашних заготовок; и попытки подкупить его в обмен на отказ от проповеди — тоже не увенчались успехом. Их силовое сопротивление распространению ислама выразилось в торговой блокаде первых мусульман — по существу в попытке экономического геноцида в отношении них, в организации нескольких покушений на жизнь Мухаммада, что вынудило сподвижников Мухаммада и его самого переселиться из Мекки (уже тогда общепризнанного главного центра арабской культуры) в тогда ещё провинциальную Медину, из которой проповедь ислама была продолжена. И только после 10 лет мирной проповеди был начат первый в истории джихад — как война за защиту мира ислама от агрессии против него, а не как ничем не спровоцированная агрессия мусульман, направленная на захват и подчинение ими себе остального мира.

В этом первом в истории джихаде мусульмане победили, и их победа для многих бывших их противников, воевавших против них с оружием в руках с редкостным упорством, стала убедительным доказательством того, что Бог и Правда-Истина на стороне Мухаммада и мусульман, а не на стороне им противящихся. После этого многие бывшие противники мусульман приняли ислам без лицемерия, а тем, кто не пожелал принять ислам, было позволено безпрепятственно удалиться. Репрессий в отношении бывших военных противников не было.

При этом в Коране тем, кто склонен оправдывать свои агрессивно-захватнические действия религиозными мотивами — «джихадом», — неоднократно даются предостережения. В частности:

«О вы, которые уверовали! Когда вы отправляетесь [сражаться] во имя Бога, то различайте [друзей от врагов] и не говорите тому, кто предложит вам мир: “Ты не верующий”, — домогаясь благ земной жизни. Ведь у Бога великая награда. Таковы были вы раньше (т.е. были неверующими — наше пояснение при цитировании), но Бог оказал вам милость. Различайте же: поистине, Бог сведущ в том, что вы делаете! (т.е. вы Бога не обманете в своём сокровенном — наше пояснение при цитировании)» (сура 4:94, на основе переводов И.Ю.Крачковского и М.-Н.О.Османова, в квадратных скобках пояснения по контексту М.-Н.О.Османова).

«А если кто-нибудь из многобожников просил у тебя убежища, то приюти его, пока он не услышит слова Бога. Потом доставь его в безопасное для него место. Это — потому, что они — люди, которые не знают (истины — наше пояснение при цитировании)» (сура 9:6 (6)).

Т.е., если следовать Корану, то миссия просвещения неверных — первостепенна; а истребление невежественных неверных, которым истина неведома, соответственно кораническому вероучению — грех. Тем более это грех, если под лозунгами джихада — священной войны в защиту веры и Правды-Истины — ведётся уничтожение невежественных людей, до которых смысл коранического откровения не был донесён, либо ведётся прямая захватнически-поработительная война. От «кармической» (по жизни) и религиозной (перед Богом) ответственности за такого рода действия не спасёт ритуально безупречный пятикратный на день намаз, поскольку, как сказано в Сунне, раб Божий получает от молитвы только то, что он понял. Если же он ничего не желает понимать, в силу чего смысл его жизни далёк от заповеданного в Коране, то, сами понимаете, перспективы для такого “мусульманина” — удручающие.

Как видите, если знать текст Корана, понимать его смысл и соотноситься с жизнью (включая и историю становления мусульманской культуры), то Бенедикт XVI сам бы мог упрекнуть мусульманский мир в целом и порождённых в нём экстремистов-террористов персонально в отступничестве от заповеданного мусульманам в Коране.

А президенту Ирана Махмуду Ахмадинежаду ничто, кроме его собственного непонимания Корана и возможно орденской дисциплины посвящённого в нечто, не мешало изложить это и большее с трибуны ООН, а так же и в глаза Дж.Бушу при личной беседе.

А поскольку этого нет, то складывается впечатление, что “Сатанинские стихи” Салмана Рушди (конец 1970‑х гг.), карикатуры на пророка Мухаммада в европейской прессе (осень 2005 г.) и искусственно инспирированная истеричная реакция мусульманского мира на выступление папы римского в Регенсбургском университете 12 сентября 2006 г.[34] — звенья одной цепи в длительной попытке целенаправленного разжигания новой мировой войны — глобального столкновения носителей исторически сложившейся библейской культуры в различных её модификациях[35] с последователями исторически сложившегося ислама.

При этом становится всё более очевидным, что иерархи обеих культур либо не понимают происходящего, либо сами заинтересованы в сохранении предпосылок к этому конфликту.

Бенедикт XVI как человек, на протяжении всей своей жизни профессионально занимающийся богословием, которое неотделимо от истории человечества и каждого из составляющих его народов, обязан был это знать не то, что ко времени чтения лекции в Регенсбурге, но ещё ранее — ко времени посвящения в сан кардинала[36].

Тем не менее это — не ответ на вопрос, истинно ли кораническое вероучение. Это только показатель того, что Мухаммад был убедителен в своей проповеди, и был одним из наиболее выдающихся практических политиков в истории нынешней глобальной цивилизации, чего не скажешь о большинстве мусульман последующих времён, а тем более — об экстремистах, для которых лозунги ислама — объективно, т.е. вне зависимости от их деклараций, — только прикрытие для достижения целей тех заправил глобальной политики, кто манипулирует мусульманскими экстремистами.

Запад в целом (а тем более верующие традиционных для него конфессий, включая и «россионское» православие) убеждён в своей непреходящей веками политической правоте и глобальной цивилизаторской миссии по отношению к народам других регионов планеты. И как следствие этого мусульманский мир, не приемлющий эту цивилизаторскую миссию, представляется его интеллектуалам беспричинно агрессивным. Но в действительности Запад не хочет знать и понимать не только Коран, но и Библию, на основе которой сложилась культура всех его государств (включая и Россию, хотя она представляет собой не только Запад, и не только Восток). Запад не желает знать сути возложенной на него цивилизаторской миссии и страшится посмотреть Правде в глаза. Обратимся к Библии[37]:

«Не да­вай в рост бра­ту твое­му (по кон­тек­сту еди­но­пле­мен­ни­ку-иу­дею) ни се­реб­ра, ни хле­ба, ни че­го-ли­бо дру­го­го, что воз­мож­но от­да­вать в рост; ино­зем­цу (т.е. не иу­дею) от­да­вай в рост, что­бы гос­подь бог твой (т.е. дья­вол, ес­ли по со­вес­ти смот­реть на су­ще­ст­во ростовщи­ческого паразитизма) бла­го­сло­вил те­бя во всём, что де­ла­ет­ся ру­ка­ми твои­ми на зем­ле, в ко­то­рую ты идёшь, что­бы вла­деть ею» (по­след­нее ка­са­ет­ся не толь­ко древ­но­сти и не толь­ко обе­то­ван­ной древ­ним ев­ре­ям Па­ле­сти­ны, по­сколь­ку взя­то не из от­чё­та о рас­шиф­ров­ке един­ст­вен­но­го свит­ка истории болезни, най­ден­но­го на рас­коп­ках древней психбольницы, а из со­вре­мен­ной, мас­со­во из­дан­ной кни­ги, про­па­ган­ди­руе­мой все­ми Церк­вя­ми и ча­стью “ин­тел­ли­ген­ции” в ка­че­ст­ве веч­ной ис­ти­ны, дан­ной яко­бы Свы­ше), — Второза­коние, 23:19, 20. «...и будешь давать взаймы многим народам, а сам не будешь брать взаймы [и бу­дешь гос­под­ство­вать над мно­ги­ми на­ро­да­ми, а они над то­бой гос­под­ство­вать не бу­дут] (аналогично Второзаконие, 15:6). Сделает тебя господь [бог твой] главою, а не хвостом, и будешь только на высоте, а не будешь внизу, если будешь повиноваться заповедям господа бога твоего, которые заповедую тебе сегодня хранить и исполнять», — Вто­ро­за­ко­ние, 28:12, 13. «То­гда сы­но­вья ино­зем­цев (т.е. по­сле­дую­щие по­ко­ле­ния не-иу­де­ев, чьи пред­ки влез­ли в за­ве­до­мо не­оп­лат­ные дол­ги к пле­ме­ни рос­тов­щи­ков-еди­но­вер­цев) бу­дут стро­ить сте­ны твои (так ны­не мно­гие се­мьи ара­бов-па­ле­стин­цев в их жизни за­ви­сят от воз­мож­но­сти по­ез­док на ра­бо­ту в Из­ра­иль) и ца­ри их бу­дут слу­жить те­бе (“Я — ев­рей ко­ро­лей”, — воз­ра­же­ние од­но­го из Рот­шиль­дов на не­удач­ный ком­пли­мент в его ад­рес: “Вы ко­роль ев­ре­ев”); ибо во гне­ве мо­ём я по­ра­жал те­бя, но в бла­го­воле­нии мо­ём бу­ду милостив к те­бе. И бу­дут от­вер­зты вра­та твои, не бу­дут за­тво­рять­ся ни днём, ни но­чью, что­бы бы­ло при­но­си­мо к те­бе дос­тоя­ние на­ро­дов и при­во­ди­мы бы­ли ца­ри их. Ибо на­ро­ды и цар­ст­ва, ко­то­рые не за­хо­тят слу­жить те­бе, по­гиб­нут, и та­кие на­ро­ды со­вер­шен­но ис­тре­бят­ся», — Иса­ия, 60:10 — 12.

Иерархии всех якобы-Хри­сти­ан­ских Церк­вей, включая и иерархию “русского” “православия”, на­стаи­ва­ют на свя­щен­но­сти этой мер­зо­сти, а ка­нон Но­во­го За­ве­та, про­шед­ший цен­зу­ру и ре­дак­ти­ро­ва­ние еще до Ни­кей­ско­го со­бо­ра (325 г. н.э.), про­воз­гла­ша­ет её от име­ни Хри­ста, безо всяких к тому оснований, до скон­ча­ния ве­ков в качестве благого Божьего Промысла:

«Не ду­май­те, что Я при­шёл на­ру­шить за­кон или про­ро­ков (закон и пророки во времена Христа — то, что ныне именуется Ветхий Завет: — наше пояснение при цитировании). Не на­ру­шить при­шёл Я, но ис­пол­нить. Ис­тин­но го­во­рю вам: до­ко­ле не прей­дёт не­бо и зем­ля, ни од­на ио­та или ни од­на чер­та не прей­дёт из за­ко­на, по­ка не ис­пол­нит­ся всё», — Матфей, 5:17, 18.

При признании священности Библии и убеждённости в неизвращённости в ней Откровений Свыше, расово-“элитарная” фашистская доктрина порабощения всех “Второзакония-Исаии” становится главенствующей политической доктриной в культуре библейской цивилизации, а Новый Завет программирует психику паствы церквей имени Христа на подчинение заправилам библейского проекта порабощения всех:

«… не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щёку твою, обрати к нему и другую; и кто захочет судиться с тобой и взять у тебя рубашку, отдай ему и верхнюю одежду»,Матфей, гл. 5:39, 40.«Не судите, да не судимы будете» (т.е. решать, что есть Добро, а что Зло в конкретике жизни вы не в праве, и потому не противьтесь ничему), —Матфей, 7:1.

Это конкретный смысл Библии, в результате которого возникла и которым управляется вся библейская цивилизация — так называемый «Запад» и отчасти Россия. Всё остальное в Библии — мелочи и сопутствующие этому обстоятельства, направленные на расстройство ума и порабощение воли людей.

Приведённое выше — глобальная политическая доктрина порабощения всего человечества от имени Бога и уничтожения всех, кто с нею не согласен, и, прежде всего, — тех, кто ей противится мыслью, словом и делом, включая и ратное дело. В ней есть место и атеистам, живущим мирскими заботами, и верующим в истинность исторически сложившегося иудаизма, и верующим в истинность исторически сложившихся так называемых христианских конфессий, отвергших и предавших забвению всё, чему учил Христос своих современников по плоти.

И не надо думать, что эта глобально-политическая доктрина — порождение «стихийного графоманства» многих людей во многих поколениях, а не продукт политического творчества некой группы лиц — зачинателей проекта и их преемников. Даже если бы она «сама собой» возникла в ходе «стихийного графоманства» авторов и редакторов библейских текстов, то с течением времени у этой доктрины неизбежно бы появилась мафиозно организованная корпорация её хозяев, которые целенаправленно рвались бы к своему безраздельному мировому господству на её основе. Так что у этой доктрины уже на протяжении многих веков не может не быть хозяев и заправил. Другое дело, что они не стремятся к всемирной славе среди людей и не ждут благодарности за свои дела от человечества и потому предпочитают действовать опосредованно или анонимно; кроме того, большинство людей такие “умные”, что, не вдаваясь в анализ течения истории, по предубеждению будут возражать против того, что в этой доктрине они — всего лишь “бараны”.

Т.е. если не словоблудить, то цивилизаторская миссия Запада — поработить всех. И потому:

· Если Библия от Бога, то лучше всего — согласиться с нею и подчиниться иерархии истолкователей жизни на её основе.

· А если эта доктрина порабощения всех в действительности — отсебятина властолюбцев, возводимая ими напраслиной на Бога, то подчиниться ей и усердно работать на неё или попустительствовать распространению её власти вплоть до глобальных масштабов — значит быть в заведомом конфликте с Богом.

Однако, как показывают приведённые в настоящей записке высказывания представителей библейской культуры и характер других публикаций СМИ Запада, Запад не осознаёт ни библейской доктрины порабощения человечества как таковой, ни того, чем сопровождается политика на её основе, ни последствий проводимой политики по реализации этой доктрины.

Коран и ислам (пусть даже исторически сложившийся, во многом в реальной жизни отвергший коранические заповеди точно так же, как иудаизм и христианство отвергли в своей житейской практике смысл Откровений Моисею и Христу) — противится проведению в жизнь библейской глобальной политики.

И мир ислама именует политику, выражающую библейскую доктрину порабощения всех, сатанизмом, соответственно коранической оценке принципов построения этой политики:

«276(275). Те, которые пожирают рост (т.е. получают доходы в виде ссудного процента, в том числе и по вкладам в банки — наше пояснение при цитировании), восстанут (в судный день — наше пояснение при цитировании) только такими же, как восстанет тот, кого повергает сатана своим прикосновением[38]. Это — за то, что они говорили: “Ведь торговля — то же, что рост” (в другой стилистике: прибыль в торговле — то же что, и процентный доход по займу — наше пояснение при цитировании). А Бог разрешил торговлю и запретил ростовщичество. К кому приходит увещание от его Господа и он удержится (от ростовщичества в дальнейшем — наше пояснение при цитировании), тому (прощено), что предшествовало: дело его принадлежит Богу; а кто повторит, те — обитатели огня, они в нём вечно пребывают!

277(276). Уничтожает Бог ростовщичество и выращивает милостыню. Поистине, Бог не любит всякого неверного грешника! (277). Те же, которые уверовали, и творили благое, и выстаивали молитву, и давали очищение, — им их награда у Господа их, и нет страха над ними, и не будут они печальны!

278(278). О вы, которые уверовали! Бойтесь Бога и оставьте ростовщичество, если вы верующие.

279(279). Если же вы этого не сделаете, то услышьте про войну от Бога и Его посланника. А если обратитесь (к жизни в соответствии с нравственностью и заповедями Божиими — наше пояснение по контексту), то вам — ваш капитал. Не обижайте, и вы не будете обижены!» (Коран, на основе перевода И.Ю.Крачковского, сура 2).

И это — не единственное предостережение в Коране от ростовщичества в какой бы то ни было форме.

Однако нет принуждения в религии: и всякому человеку после того, как он ознакомлен с библейской доктриной и кораническим мнением о ней, предоставлена возможность самому решить:

· либо от Бога библейская доктрина порабощения всего человечества и уничтожения всех с нею несогласных;

· либо от Бога запрет на ростовщичество и заповедь деятельно противиться распространению библейского рабства (вопрос о применении военной силы против её распространителей, если они не внемлют вразумляющему слову, ­— вопрос обусловленный конкретными историко-культурными обстоятельствами).

Как сказано в Коране о противниках Ислама (смысл этого арабского слова по отношению к человеческому обществу передают слова Царствие Божие на Земле; т.е. речь идёт не о противниках исторически сложившейся мусульманской обрядности и исторически сложившейся культуры народов, исповедующих ислам, а о качественно ином — более значимом):

«И большинство их следует только за предположениями. Ведь предположение ни в чём не избавляет от истины. Поистине, Бог знает то, что они делают!» (сура 10:37 (36)).

Бог написал: “Одержу победу Я и Мои посланники!” Поистине, Бог — сильный, могучий! (сура 58:21 (20)).

Предыдущая статья:О КРИЗИСЕ СОВРЕМЕННОЙ ОРИЕНТАЛИСТИКИ Следующая статья:Почему иерархи конфессий против Правды-Истины
page speed (0.0135 sec, direct)