Всего на сайте:
282 тыс. 988 статей

Главная | Литература

Приемы в Малфой-Мэноре были прекрасно знакомы Северусу еще по прошлой .. Глава 10  Просмотрен 23

  1. - Северуссс… – медленно раскачивая в руках поблескивающий хроноворот, .. Глава 1
  2. Он решился выйти из своих комнат только ночью. Со страхом ожидал появл.. Глава 2
  3. На следующий день он решился выйти только к обеду – впрочем, это никог.. Глава 3
  4. Северус хотел застать директора за завтраком, но, очевидно, тот не был.. Глава 4
  5. Утро – последнее тихое утро перед приездом учеников – выдалось серым и.. Глава 5
  6. Как и ожидалось, Лорд оказался весьма недоволен своеволием Грейнджер. .. Глава 6
  7. Отборочные в школьный турнир не были настолько опасны, как боялся Севе.. Глава 7
  8. Большую часть следующего дня он провел, выстраивая дальнейшую стратеги.. Глава 8
  9. Не добрался. На полпути его перехватил вестник от Реддла. Скрипнув зу.. Глава 9
  10. После этого памятного разговора они не виделись почти две недели. Точн.. Глава 11
  11. И сбежала. Сбежала задолго до того, как он смог, наконец, внятно ей от.. Глава 12
  12. ГЕРЦОГИНЯ ПАРДЛОУ

Приемы в Малфой-Мэноре были прекрасно знакомы Северусу еще по прошлой жизни, поэтому он не ждал от них ничего хорошего. До первого падения Волан-де-Морта, пока тот еще сохранял разум, Лорд использовал их, чтобы привлечь тех, кого можно подманить вкусной едой и хорошей беседой, а любопытных, но несговорчивых – зельем подчинения в вине. Подготовкой всегда занималась Нарцисса, поскольку сам Реддл не разбирался или не хотел разбираться в тонкостях аристократического этикета.

Впрочем, балы и званые ужины длились недолго – вскоре после этого случилось то, что случилось, и Малфои почти исчезли со страниц светской хроники.

После возрождения Волан-де-Морта с изысками было покончено. Пожиратели превратились в сброд свихнувшихся отбросов, да и сам Реддл окончательно утратил связь со своей человеческой половиной. Каждый раз после таких «собраний» Северус пережидал мучительные желания сброситься прямиком с Астрономической башни, дабы изгнать из головы эти воспоминания и ощущения. Хорошо, хоть думосбор помогал. Главное – не пересматривать…

На одном из нынешних собраний он уже присутствовал – с четким ощущением, что для него сыграли хорошо отрепетированный спектакль. И теперь подозревал, что Реддл поставил еще один – специально для Гермионы Грейнджер.

Малфой-Мэнор светился, как новогодняя елка. Нарцисса блистала, ослепляя улыбкой, Люциус едва не лопался от гордости за жену и с превосходством смотрел на прибывающих гостей, которых становилось все больше. Северус нашел самый темный угол, откуда открывался хороший обзор, и теперь с удивлением наблюдал, как из камина, отряхивая парадные мантии, выходят Поттеры. Лили - в бутылочно-зеленом, который так шел ее глазам, Джеймс – в черном, с бордовым гриффиндорским отливом. Поттер-младший, наряженный в черную шелковую мантию, важно вышагивал следом.

Снейп вдавился глубже в кресло, мечтая, чтобы они ушли раньше, чем увидят его. Лили была прекрасна. От вида ее распущенных, огненным водопадом спускавшихся на спину волос у него перехватило дыхание, и до боли, в муках совести, сжалось сердце. Как он посмел?..

Она держала Джеймса под руку, что-то с улыбкой ему говорила, а он, как дурак, мечтал оказаться на его месте. Джеймс не заслуживал ее. Не заслуживал…

- Северус, Мерлин великий, держите себя в руках! Нам не нужен еще один скандал! – раздался слева сварливый голос МакГонагалл.

Он невольно вздрогнул, с удивлением покосившись на старуху. Та ответила ему предостерегающим взглядом:

- Не уверена, что Джеймс выдержит еще одну такую выходку… Во власти Тома я не сомневаюсь, но незачем дразнить гусей. В прошлый раз больше половины зала собственными глазами видели, как вы уводите ее в коридор!

Он поперхнулся на вдохе и подавил желание обреченно зажмуриться.

- Не говоря уже о том, в каком виде она потом оттуда вышла, - проворчала Минерва, ничуть не щадя его чувства. – Я надеюсь, сегодня такого не повторится?

- Что ВЫ здесь делаете? – он встал, уступая старухе место в кресле и надеясь куда-нибудь сбежать. Но МакГонагалл цепко держала его за руку.

- А вы думали, я оставлю Гермиону на ваше попечение? – отрывисто бросила она и не без злорадства заключила: – Реддл слишком самоуверен, чтобы меня опасаться, к тому же ему нужно сохранить видимость приличий, поэтому выгнать меня он не может. Хоть и очень хочет…

- Незачем дразнить гусей, - повторил он ее слова с изрядной долей сарказма.

- Где они, кстати? – не обратив на него никакого внимания, МакГонагалл окинула цепким взглядом зал.

- Полагаю, прибудут последними, - пожал он плечами, опираясь бедром на спинку ее кресла. Несмотря на эту уверенность, его терзала тревога за Гермиону. Уже почти шесть. В половине пятого она должна была встретиться с Лордом, где их Моргана носит?

- А где твои дружки? – Минерва кивнула на чету Малфоев, приветствующих гостей. – Мальсибер, Долохов? Блэки? Где их черти носят?

Северус сглотнул. Скажи он ей, где они и чем занимаются, старуху хватил бы удар. Он уже жалел, что явился раньше назначенного срока – это не удивило собравшийся в мэноре Ближний круг, но весьма пошатнуло его психику. Вдоволь насмотревшись на то, что сделали с проигранной в покер грязнокровкой, он от игры отказался и сбежал сюда под предлогом встречи четы Поттеров. Это тоже никого не удивило, к его печали.

- Они в покерной, играют, - наконец, подобрав самое невинное определение, ответил он.

- Опять вывалятся ближе к концу пьяные и в одних трусах? – проворчала МакГонагалл. – Том пытается носить маску аристократа, но его шавок это совсем не привлекает.

Боюсь представить, на что будет похоже Министерство, если он его возглавит…

Ей пришлось замолчать, потому что посреди зала внезапно возникло темное, закрученное в спираль марево. Все уплотняясь, оно, наконец, оформилось в очертания двух человек. Том, привычно сверкающий белозубой улыбкой, явно наслаждался произведенным эффектом – толпа, поначалу отхлынувшая от них, теперь с восторженными возгласами подкатилась ближе. В идеально сидевшем черном маггловском фраке он выглядел странно, учитывая его отвращение ко всему маггловскому, но, едва марево развеялось, стало понятно, чем продиктован такой выбор – стоявшая рядом Гермиона была одета так же – матово переливающееся от черного до изумрудно-зеленого платье-футляр было прекрасно, но, учитывая наряды собравшихся, выделялось слишком сильно. Пожалуй, только присутствие Реддла в столь же экстравагантном одеянии превратило фиаско в фурор.

Северус был уверен, что уже через десять минут местные модницы с помощью волшебства изменят закрытые мантии на облегающие платья, но сомневался, что кто-то из них привлечет столько же внимания.

Он дождался, пока ажиотаж от появления Лорда немного спадет, и двинулся к ним, лавируя в толпе. Гермиона выглядела несколько нервозно – побледневшая, с улыбкой, больше похожей на ее подобие, она как комнатная собачонка послушно следовала за Реддлом. Он незаметно просканировал ее на магические воздействия и, ничего не найдя, немного успокоился.

Реддл же чувствовал себя, как рыба в воде: когда Северус подошел к ним, он как раз с восхищением в голосе рассказывал о прошедшем первом этапе турнира журналистам – среди них со своим прытко-пишущим пером была и Рита Скитер, бросавшая острые взгляды на стоявшую перед ним пару.

Северус попытался посмотреть на увиденное ее глазами: Гермиона стояла к Тому явно ближе, чем того требовала ситуация и субординация, его правая рука спокойно, расслабленно лежала чуть выше ее талии и смотрелась там так, словно это было ее законное место. Выглядели они и впрямь органично – высокий, подтянутый Реддл и тонкая, изящная как статуэтка девушка рядом с ним. Колдографии выйдут отличные…

- А, Северус! Друг мой, подойди! – заметив его появление, Том на секунду отвлекся от журналистов. - Еще одно наше дарование! И наполовину полукровка – чем не доказательство, что в нашем мире возможно все? Я приложил немало усилий, чтобы вывести его в люди… Как знать, может быть, и мисс Грейнджер добьется не меньших успехов? Эта девушка обладает поразительными талантами, уж поверьте. Навыки темной трансгрессии далеко не единственные, которыми она владеет. Жалко только, что она лишена поддержки сильного рода, но за этим, учитывая красоту мисс Грейнджер, думаю, дело не станет…

- Я планирую сначала доучиться, - чуть суховато вставила явно недовольная Гермиона. Но Реддла невозможно было смутить.

- Конечно, моя дорогая, - тут же ответил он. – Ваши магические таланты – прежде всего! Простите меня за такую вольность, я человек старой закалки…

Слышать это от выглядевшего лет на двадцать пять-тридцать Реддла было странно, но все прекрасно знали, что он далеко не юн.

- Зато у мистера Снейпа, я полагаю, карьера уже сложилась, - донеслось до Северуса, пока он смотрел на Гермиону. – Думаю, в не столь отдаленном будущем мы узнаем о его женитьбе… Как поживает мисс Вернон, Северус? Поразительной силы юная особа, я вам скажу! И на Северуса смотрит, как на бога… Боюсь даже представить, какой силы окажется его потомок!

Он закаменел, услышав эту поразительную ложь, так густо замешанную на правде, что ее невозможно было даже опровергнуть. Удивленный взгляд Гермионы обрушился на него кувалдой, пригвоздив к месту.

- Вот, значит, зачем он поручил тебе девочку? – хмыкнула у него под ухом Минерва. – Стесняюсь спросить, а ты ее хоть раз навещал?

- Минер-рва! - глухо пророкотал Снейп, едва сдерживаясь, чтобы не выместить всю свою злость на старухе.

Реддл меж тем закончил метать бисер перед журналистами и, окинув зал внимательным взглядом, обнаружил прискорбное отсутствие своих прихлебателей. На какую-то секунду улыбка его увяла, но затем засияла в два раза интенсивнее. Наклонившись к самому уху Гермионы, он что-то сказал, слегка пожал ей руку и, кивнув напоследок, оставил одну разбираться с наседавшими журналистами.

- Пожалуй, хватит с мисс Грейнджер на сегодня публичности, - тут же подлетела к подопечной Минерва, за что он был старухе несказанно благодарен, разрываясь между желанием последовать за Лордом и защитить Гермиону.

За кулисами, куда не было хода посторонним, открывалась совсем другая картина. Когда он вошел в игровую, Реддл как раз небрежным жестом прикончил ставшую невольной свидетельницей происходящего магглу. Это была юная девушка, темноволосая и белокожая, чуть полноватая, с мелкой россыпью веснушек по телу. Теперь – слишком заметных на сероватой мертвой коже. Он мог только догадываться, что они успели с ней вытворить, пока не пришел Реддл – тело девушки, скованное магическими путами, покрытое густеющей на глазах кровью, тягуче капавшей с бесстыдно распяленных ног, марионеткой повисло над столом для покера, на котором горкой возвышались вперемежку золотые галеоны, драгоценные камни, амулеты и скомканные расписки.

Северус невольно запнулся на входе, в доли секунды окинув комнату цепким взглядом. Да уж… Отвык он уже от таких зрелищ…

Судя по сжавшимся в тонкую линию губам Реддла, он был собравшимися сильно недоволен, но экзекуции пришлось отложить на потом. Взмах палочки – и маггла сгорела в пламени. Пепел облаком осел на столе. Еще взмах – и от следов разгула ничего не осталось, даже пустые бутылки из-под стола испарились в мгновение ока. Северус был уверен, что и хмель из голов тоже выветрился. Он застыл у дверей, словно контролируя, чтобы никто не вошел, а на деле – не решаясь нарушить ни единым звуком тишину, грозовой тучей повисшую в комнате.

- Через три минуты я жду вас на балу! - шипяще проклокотало в горле у Волан-де-Морта. – Балу, на котором вполне может решиться, стану я министром Магии или нет. И если кто-то из вас… - он замолчал, и в какой-то момент Снейпу почудился тот, прошлый Волан-де-Морт за этой красивой и холодной маской.

Пот сбежал у него по позвоночнику, пальцы до судорог сжали палочку.

- Если кто-то из вас помешает этому… - но Реддл, очевидно, контролировал себя лучше, отложив экзекуцию (а в том, что она будет, Северус не сомневался) на потом.

- Мы все сделаем, мой Лорд, - с подачи Снейпа, это обращение быстро распространилось среди Пожирателей. Долохов, умудрявшийся даже после устроенной тут оргии выглядеть, словно сошедший с обложки франт, выступил вперед и склонил голову. Светлые волосы закрыли лицо.

Вместо ответа Реддл вылетел из комнаты, даже не взглянув на скользнувшего в сторону зельевара.

- Что там, Снейп? – тот же Долохов опомнился быстрее всех и теперь поспешно приводил мантию в порядок, разглаживая несуществующие складки. – Министр уже явился?

- Нет, - протянул Макнейр, пошатываясь и еле попадая ногой в брючину. – Иначе нас бы уже от пола отскребали. Эй, разбудите кто-нибудь эту крысу!

Северус вышел, увидев все, что ему было нужно. Причина, по которой Реддл так жаждал появления своих приспешников в бальной зале, сейчас остро нуждалась в хорошей взбучке и защите одновременно. Против Реддла Гермиона словно мышь перед кошкой – он играл с ней, забавлялся тщетными попытками сопротивления, которые никто из них не мог отбить.

Или не пытался.

Он замер, стоя в тени портьеры, частично закрывавшей проход в бальную залу. Там играла музыка, негаснущие, не дающие тепла магические огни трепетали в светильниках, отбрасывая неровные тени на стены, и Реддл стоял, наклонившись к Гермионе, что-то рассказывая ей и одновременно вычерчивая палочкой медленно тускнеющие золотистые линии в воздухе. Она следила за этими движениями, словно завороженная лягушка. Приглядевшись, Северус понял, что мисс Грейнджер клюнула на одну из самых коварных ловушек, известных еще греческим софистам. На этот крючок Реддл поймал не одну невинную душу. Вопрос, собственно, был прост – проблема выбора пути из лабиринта. Постепенно, предлагая варианты развития событий, сужать их до двух единственно выгодных, заставляя забыть о сотнях других. Гермиона кивала, указывала пальцем в развилки нарисованного в воздухе лабиринта и, как и сотни других до нее, увязала в расставленных сетях.

Первый порыв – подойти и спасти ее от этой ловушки, объяснить несмышленой – угас почти сразу. Северус замер, наблюдая, пользуясь тем, что никто не замечает его. Возможно, лучше было бы оставить все как есть? Со временем, если примет основные постулаты Реддла, Гермиона могла бы стать среди них своей? Это было бы гораздо более безопасно для нее, чем продолжение борьбы… Он мог бы незаметно удалить ее «со двора»…

- Смотри, Сев, твоя маленькая шлюшка пришла, - неожиданно толкнув в бок, хрюкнул Макнейр, заставив его вздрогнуть.

На секунду Северус подумал, что тот говорит о Гермионе – и чуть было не свернул подлецу челюсть. Но нет, к ним, непонятно как заметив его, двигалась Лили.

- Уолден, - холодно поприветствовала его Лили, остановившись прямо напротив Снейпа.

- Миссис Поттер, - издевательски протянул тот в ответ и, мазнув по ней сальным взглядом, двинулся в зал. Северус заставил себя посмотреть на женщину, в который раз задаваясь вопросом – чем Реддл шантажировал ее? Ведь не по доброй же воле... С минуту они изучали друг друга, не говоря ни слова. Вряд ли из его горла смог вырваться даже писк – настолько все существо Снейпа было затоплено горечью и чувством вины. В глазах женщины плескались те же чувства, смешанные с изрядной доле настороженности, если не испуга.

- Так значит, это правда? – наконец, спросила она.

- Что именно? – Северус, наблюдая из-за ее плеча за происходящим в зале, едва не выругался вслух – Пожиратели в полном составе и Грейнджер в самом центре, пришпиленная ласковой рукой Нарциссы, лежащей на ее плече. Если и можно было побледнеть еще больше, то сейчас Гермиона была похожа на привидение. И слабая, нервная улыбка только еще больше показывала это.

- Я про Элис Вернон, - отрывисто сказала Лили.

- Если Лорд так сказал, - пожал плечами Северус. Им нужно было поговорить. Обсудить все, что произошло. Но не теперь и не здесь, и уж, тем более, он не собирался говорить о…

- Значит, ты поэтому больше не приходишь? – Лили шагнула ближе, заставляя его отступить глубже в тень. Северус кинул беспокойный взгляд на Грейнджер, понимая, что ему нужно быть сейчас там, защитить ее, но не в силах прервать этот странный разговор.

- Мне нужно идти…

- Северус, подожди! – она уперлась маленькой ладонью ему в грудь. – Скажи мне? Ты сердишься – я вижу, но прошу… прошу, пусть это не отразится на Гарри…

Вот теперь он окончательно перестал что-либо понимать.

- Что ты хочешь от меня? – продолжала между тем Лили, и ее горячий шепот вызывал к жизни прежний туман страсти, знакомый, видимо, тому Снейпу. – Прости… Я сорвалась, я знаю… И все сделаю, только не позволяй ему добраться до Гарри, Северус!

В глазах ее мелькнуло отчаяние, и он, не выдержав, перехватил ее руки, сжимая в ладонях, привлекая к себе.

- Лили…

- Северус! – злобное шипение МакГонагалл он узнал бы где угодно и испытал огромное облегчение, избавившись от необходимости объясняться с Лили.

На них пролился свет из зала – женщина отшатнулась от Северуса, словно от чумного, проскользнула мимо Минервы и исчезла в толпе, а он оказался один на один с разъяренной старухой.

- С ума сошел? – ткнув в него костлявым пальцем, рявкнула она. – Я едва удержала Джеймса! О, великие боги, за что мне это?! При виде этой девчонки ты лишаешься рассудка, Снейп! Иногда я думаю, что проще было бы ее убить – тогда я была бы больше уверена в твоей лояльности!

- Что тебе нужно, Минерва? – вздохнул он, пытаясь пройти мимо нее в зал, но МакГонагалл вцепилась в его локоть и с угрозой произнесла:

- Я знаю, как хорошо Реддл умеет играть на наших слабостях, Северус.

Если только я подумаю, что ради этой девчонки ты пойдешь на измену…

Он едва не расхохотался ей в лицо. Когда-то это действительно было так, вот только изменил он Волан-де-Морту… И это привело к катастрофе.

- Нам не об этом нужно сейчас беспокоиться, - он выдернул руку и кивнул в сторону Гермионы, почти потерявшейся в рядах Пожирателей. Только неизменное присутствие и опека директора позволяли ей оставаться живой и нетронутой – не нужно было быть легиллиментом, чтобы заметить сальный взгляд Макнейра, презрительный – Малфоя-старшего, насмешливый – Долохова… Разве может такая, как она, стать среди них своей?

- Помоги ей, - побледнела Минерва, уже подталкивая Северуса в спину. – Северус, ну же… Ты должен сейчас думать о долге, а не о своих любовных интрижках…

Простив ей эту колкость, он скользнул к центру зала.

И успел как раз вовремя, чтобы услышать весьма странные для Волан-де-Морта речи.

- Мне нет дела до вашего мнения по этому вопросу, мисс-могучая-ведьма, - донеслось до него издевательское. Судя по голосу, это Долохов решил проверить терпение Реддла на прочность.

- На твоем месте я бы выслушал его со всем вниманием, Антонин, - тут же послышался резкий ответ Реддла. Северус подошел ближе, вставая за спиной Грейнджер. – Полагаю, что мисс Грейнджер вскоре займет не самое последнее место в министерстве Магии и еще припомнит тебе эту вольность… И уж конечно она не в последний раз присутствует на наших… собраниях.

Воцарилось неловкое молчание, когда каждый из них переваривал сказанное Лордом и пытался выстроить новую стратегию поведения с девчонкой, что так открыто пользуется Его покровительством.

- Я не мстительна и не злопамятна, директор, - голосом, чуть более высоким, чем того требовала ситуация, ответила Гермиона. Выбившиеся из тугого узла на затылке кудряшки влажными змеями прилипли к тонкой шее, выдавая ее волнение. – И понимаю, что вопрос о свободе эльфов невозможно решить за бокалом шампанского. Однако и вы должны признать, что с эльфами больше нельзя обращаться, как с рабами – времена рабства давно минули, если даже магглы смогли построить современное гражданское общество, то чем мы хуже?

Северус чуть не поперхнулся собственным дыханием. Магглов? Мы? Если эта девчонка желала настроить против себя…

- Мы – лучше, Гермиона, - тут же встрял Реддл, опустив руку ей на плечо. – Не пойми меня неправильно, магглы несомненно достигли больших высот во многих областях науки, но в погоне за развитием они упустили очень много вещей, которые терять никак нельзя. Родственные узы, например, силу семьи.

- Я вполне обхожусь и без нее, - парировала Гермиона с некоторым бахвальством в окрепшем голосе. Попытка противостояния Лорду и его приспешникам оказалась удачной: никто не оскорбил ее, и она почувствовала себя более уверенно – Северус видел это по распрямившимся плечам. Как видел и довольно блеснувшие глаза Лорда – рыбка заглотила наживку. Как легко ты, девочка, ведешься на столь простые игры…

- Вас сложно сравнивать с большей частью магов, - проронил Малфой любезно, но со скрытой усмешкой.

- И все же вы могли бы достичь высот неизмеримо больших, имея за спиной поддержку сильного рода, - вкрадчиво добавил Реддл. Рука его покоилась на плече Гермионы, оберегая и одновременно пришпиливая ее к месту, словно бабочку-однодневку. – Только представьте, если бы ваша личная сила слилась бы, например, с силой Слизерина? С его знаниями? Библиотекой, в конце концов. Хотя, даже далеко идти не нужно – вы ведь чувствуете, сегодня ваша сила немного другая? Более… Мужская? Агрессивная?

- Я боюсь, что сегодня я не в лучшей форме, - маленький, неуловимый шаг назад выдал ее неуверенность.

- Наоборот, вы в лучшей форме, в какой вообще могли быть после такой растраты силы, какую продемонстрировали нам вчера, - перебил ее Том с видимым удовольствием. Он наверняка видел Снейпа и теперь наслаждался бессильной злобой, которая плескалась в глазах зельевара. – Другие лежали бы пластом еще месяц, но не вы. И все потому, что вас поддержал род. Пусть не самый сильный, не связанный с вами, но… представьте, если бы за вашими плечами был весь род Слизерина?

- Род?.. – растерянность и испуг в голосе Гермионы были слишком хорошо различимы.

- Разве мистер Снейп не сказал вам? – деланно удивился Реддл и посмотрел на него. – Он поделился с вами силой…

Северус склонил голову в поклоне, лишь бы не видеть ее испуганного, гневного, обвиняющего взгляда. Знал, что она никогда не позволила бы… И Реддл знал, против воли затянув его в этот водоворот. Одним махом убил трех зайцев – втянул гордячку в омут черной магии, оттолкнул ее от Снейпа и показал притягательную сторону монеты.

Моргана его задери.

В дальнейший разговор он почти не вникал – явно растерянная Гермиона не участвовала в нем, погрузившись в размышления и, скорее всего, терзания совести. Добившись желаемого, Реддл оставил ее в покое и в итоге вовсе сбросил на попечение Снейпа, сославшись на неотложные дела.

- Ну, по крайней мере, вы добились, чего хотели – директор приблизил вас к себе, - за локоть он довел ее до балкона. Воздух был свежим, влажным – с севера несло тучи.

Гермиона ощутимо вздрогнула. Отошла к перилам, облокотившись на них. Спина была напряженная, и он гадал, в какую сторону повернулись ее мысли?

Медленно, но верно начал накрапывать дождь.

Где-то вдалеке громыхнуло, ее платье пошло темными мокрыми пятнами. Буря разошлась не на шутку, но она даже воздушный щит не поставила – стояла мокрая, поникшая. Узел на затылке распался, волосы рассыпались по спине, скручиваясь в тугие спирали, прыгающие между лопаток. Пальцы так сильно сжались в кулаки, что побелели – хотя, может быть, это от холода.

Он понимал, что ей требуется эта встряска, чтобы прийти в себя, но смотреть на экзекуцию было выше его сил:

- Вы хотите, чтобы Лорд запытал меня до смерти за ваш простуженный нос? – спустя пятнадцать минут Северус не выдержал. – Прекратите сейчас же!

Он не был уверен, но в ответ прозвучало что-то совсем не благозвучное.

- Вы ведь любимая ученица Минервы, мисс Грейнджер, - поморщился он, накидывая на нее воздушный полог и взмахом палочки высушивая платье. Не то чтобы зрелище полуголой Грейнджер наскучило ему, но он не хотел потом ее лечить. – Должны понимать, что цель оправдывает средства!

- И какая же цель у вас? – зло парировала Гермиона, обернувшись. На лице ее красовались потеки туши и помады, которые она даже не пыталась стереть. - Чего вы боитесь больше, Северус Снейп? Что Темный Лорд доберется до власти, или что он сделает это без вашей помощи?

- Не говорите чушь, - он опешил от такого нападения, не ожидая ничего подобного от пигалицы, едва достающей ему до плеча. Но Гермиона только презрительно скривилась:

- Я не глухая! Слышала и про Эллис Вернон, и про зелье… Очевидно, оно тоже было идеей директора Реддла? Пытаетесь подстелить соломку заранее? Нельзя, слышите, нельзя усидеть на двух стульях, не выбирая сторон!

Она сорвалась на крик, гневно сжимая кулаки, обвиняюще глядя на него. Так вот в чем дело? Надо же, а он считал, что она как раз способна понять всю особенность его положения… Очевидно, ни в одном из миров его надеждам не суждено было сбыться. Гермиона смотрела на него, как на врага, и в этом была до боли похожа на прошлую Грейнджер.

Он пообещал себе, что не позволит ее судьбе повториться. У него не хватит моральных сил еще раз взять ее мертвое тело, смотреть в глаза Реддлу и делать вид, что он остался прежним. Есть же, в конце концов, какие-то пределы у извращенной фантазии кукловода его судьбы?

- Я не знаю, за кого был прошлый Снейп, но вам тоже придется выбрать сторону. Иначе… - Гермиона, очевидно, приняла его молчание за растерянность, потому что в глазах мелькнуло нечто, похожее на жалость.

Пришлось ее в этом жестоко разочаровать.

- Давайте без пустых угроз, - перебил он. – Вы, мисс Любительница-кидаться-обвинениями, сегодня коснулись только верхушки айсберга, в то время как я исследовал его дно вдоль и поперек. Вы даже представить себе не можете тех ужасов, которые я не испытал бы на себе или других еще до завтрака и вместо него, – говоря это, он подходил все ближе. Гермиона упрямо оставалась на месте – на обдуваемых ветром щеках засыхали потеки туши, и он, смерив непотребство взглядом, вытер большими пальцами эти «украшения». – Или думаете, Минерва осталась белой и пушистой? Не знала о зелье? Перестаньте. Она едва не довела вас до потери магических способностей и на этом не остановится! Друзей, мисс Грейнджер, нужно выбирать тщательнее и никогда не полагаться на них слишком сильно. Примите это не как угрозу, а как совет на будущее – в шпионаже я понимаю в сотни раз больше вашего прошлого Снейпа, уж поверьте… А теперь, если вы исчерпали обвинения, предлагаю…

Она не сделала ничего, чтобы остановить его, стерпев и не слишком нежные прикосновения пальцев к своим щекам, и жесткую хватку на локте, покорно шагнула в зал, и, если бы не тихий вопрос, прозвучавший в пустоту, Северус бы подумал, что девчонка действительно прониклась его монологом. Но нет, во всех словах она видела… только его.

- И кого же из своих друзей вы ненавидите больше? – бросила она и, не дожидаясь ответа, прошла в зал.

Там ее тут же перехватила встревоженная МакГонагалл, метнувшая в его сторону такой злобный взгляд, что Северус невольно отступил назад.

Этот вечер казался ему ужасно долгим. Когда после полуночи сумма пожертвований в пользу открываемых Реддлом приютов перевалила шестизначную цифру, гости стали расходиться.

- Доставь мисс Грейнджер в школу и возвращайся, нам есть, что обсудить, - Том ненадолго вышел к гостям проститься с отбывающим министром. Смотреть на их общение было все равно, что наблюдать за львом и бизоном на водопое – когда ради всеобщего спокойствия оба спокойно стоят рядом, хотя всем ясно, что уже через несколько метров охота начнется снова.

С Гермионой он вел себя неизменно учтиво, однако было заметно, что ее роль в этой комедии себя исчерпала. Семена сомнений посеяны, пыль в глаза пущена, теперь у директора были другие задачи, и Северусу бы очень хотелось знать, какие именно. Поэтому он без возражений подхватил девчонку под локоть, увлекая ее к порталу. Уставшая, она опиралась на него и покорно обняла за талию, уткнувшись носом куда-то в грудь, когда их закрутило в магическом вихре.

Северус, испытывая от этих доверчивых касаний неуютное чувство вины, отстранил ее от себя тут же, как портал выбросил их недалеко от границ Хогвартса.

В молчании они двинулись по тропинке, хрустя мокрым после дождя гравием. Замок светился хаотичной россыпью огней.

- Как думаете, у меня получилось сегодня… Приблизиться к нему? – неожиданно тихо спросила Гермиона.

- Несомненно, мисс Грейнджер, - чувствуя горечь во рту, отстраненно ответил он. Знала бы она… Если бы она только знала, кто тут на самом деле охотник, а кто - дичь! И как глупо выглядят все их с МакГонагалл потуги, когда Реддлу уже заранее известен каждый их шаг. Кто может поручиться, что их сегодняшняя жизнь не череда тщательно контролируемых им событий? Возможно, когда-то они уже пытались его убить, возможно даже, он узнал о пророчестве и теперь вернулся назад – в который уже раз? – чтобы пустить их жизни по нужным, тщательно выверенным траекториям?

- Почему вы не хотите нам помогать? – очередной ее вопрос вырвал его из омута пугающих мыслей.

Потому что времена, когда он хотел и умел бороться, давно прошли. Потому что единственное его желание – выбраться из набившей оскомину траншеи «Реддл - Дамблдор», усеянной призраками прошлых и будущих смертей. Потому что любая борьба означает ее смерть.

- Потому что у меня нет причин для обратного.

Предыдущая статья:Не добрался. На полпути его перехватил вестник от Реддла. Скрипнув зу.. Глава 9 Следующая статья:После этого памятного разговора они не виделись почти две недели. Точн.. Глава 11
page speed (0.0146 sec, direct)