Всего на сайте:
282 тыс. 988 статей

Главная | Литература

Северус хотел застать директора за завтраком, но, очевидно, тот не был.. Глава 4  Просмотрен 18

  1. - Северуссс… – медленно раскачивая в руках поблескивающий хроноворот, .. Глава 1
  2. Он решился выйти из своих комнат только ночью. Со страхом ожидал появл.. Глава 2
  3. На следующий день он решился выйти только к обеду – впрочем, это никог.. Глава 3
  4. Утро – последнее тихое утро перед приездом учеников – выдалось серым и.. Глава 5
  5. Как и ожидалось, Лорд оказался весьма недоволен своеволием Грейнджер. .. Глава 6
  6. Отборочные в школьный турнир не были настолько опасны, как боялся Севе.. Глава 7
  7. Большую часть следующего дня он провел, выстраивая дальнейшую стратеги.. Глава 8
  8. Не добрался. На полпути его перехватил вестник от Реддла. Скрипнув зу.. Глава 9
  9. Приемы в Малфой-Мэноре были прекрасно знакомы Северусу еще по прошлой .. Глава 10
  10. После этого памятного разговора они не виделись почти две недели. Точн.. Глава 11
  11. И сбежала. Сбежала задолго до того, как он смог, наконец, внятно ей от.. Глава 12
  12. Троецарствие 108 страница

Северус хотел застать директора за завтраком, но, очевидно, тот не был сторонником совместных приемов пищи. В кабинете его тоже не оказалось – или он просто не хотел видеть Снейпа. Горгулья не подавала признаков жизни, словно обычная каменная статуя.

Поттер за завтраком был весьма красноречив – казалось, ему доставляет удовольствие доводить Снейпа до бешенства.

- Ты решил притвориться человеком? Может, еще и на ужины начнешь ходить? – поприветствовал он, едва зельевар перешагнул порог Большого зала. Северус этот выпад проигнорировал, заметив одиноко сидевшую за гриффиндорским столом Грейнджер. Та вяло ковырялась в тарелке, всем своим видом крича о бессонной ночи.

- Не понимаю, почему директор делает ей такие поблажки, - едва Снейп сел за стол, Поттер тут же пересел на соседнее кресло. – Можно подумать, она особенная… Любую другую магглорожденную уже выставили бы вон за несданный зачет.

- По полетам, - язвительно ответил Северус, не выдержав. – Тебя ничего в этой жизни больше не интересует, ведь так?

- Я просто не понимаю, с чего вдруг к ней такое особенное отношение, - пожал плечами Поттер. Жест был равнодушным, но взгляд говорил о другом. Джеймс смотрел на Грейнджер так, словно она была куском хорошо прожаренного стейка. Разве что слюни не текли. От этого взгляда у Северуса по спине прошел неприятный холодок. Нет, дело тут не в «особенном» положении Грейнджер, хотя его оно тоже удивляло. Тогда в чем? Обычное желание поддразнить его? Или действительно хочет устранить Грейнджер, дабы расчистить первое место в турнире? Очень похоже на Поттера – бить исподтишка.

- Что-то ты вялый, Снейп, - ворвался в его мысли голос Поттера. – Где же оскорбления, где уничтожающие взгляды? Я без них сиротею…

- Можно подумать, тебе их от жены недостаточно, - огрызнулся он. Не думать о Лили было сложно – он гнал от себя эти мысли, говорил, что не желает знать, что случилось с ней в этом мире, но не удержался.

Реакция Поттера была более чем странной. Разом спав с лица, он горящими бешенством глазами уставился на Снейпа. На напряженном, бледном лбу выступили бисеринки пота.

- Не смей говорить мне о Лили, - словно гадюку, выплюнул он. – Ты, мерзкая тварь! Ты портишь все, к чему прикасаешься!

- Довольно, - вклинился голос МакГонагалл. Она встала между ними. – Джеймс, опусти палочку. Ну же. Не будьте детьми. Северус, – на плечо легла ее рука, - на пару слов.

Он неохотно поднялся, направляясь к выходу и спиной ощущая ненавидящий взгляд Поттера. Остальные молчали, как мыши под веником – в зале стояла оглушающая тишина. От выброшенного в кровь адреналина по всему телу бегали мурашки. Чертова кошка, а повод раз и навсегда разобраться с Поттером был так близко! Интересно, правда, чего он так завелся?

Минерва семенила следом, словно боясь, что они все же сцепятся. Только закрыв за собой двери Большого зала, она позволила себе длинный, трепещущий вздох и, цапнув его за локоть, потащила за собой, выговаривая:

- Что на тебя нашло, Снейп? Думаешь, маггловский мордобой тут поможет? Зачем ты его провоцируешь?

- Я? – изумился Северус, входя в ее кабинет. Минерва с силой захлопнула дверь и злобно ткнула в него острым и изогнутым, как кошачий коготь, пальцем:

- Вы каждый божий день скалите зубы друг на друга, но до сих пор тебе хватало ума не переходить границы!

- Я их расширяю, - ядовито отозвался Северус, прохаживаясь по ее кабинету.

- Северус, - вздохнула Минерва устало. – Не забывай, что мы на одной стороне. Меня не волнуют все эти сплетни о тебе и… И Лили. Но какой реакции ты ждешь от Джеймса?

Он замер, порадовавшись, что успел повернуться к старухе спиной. Стороне? Лили? Она… Жива?

Внутренности скрутило узлом – дыхание перехватило.

- Их брак – законный, по всем заветам крови, - продолжала между тем МакГонагалл, подходя к нему.

– Его одобрил Дамблдор… Ты не можешь… Не должен…

Окончательно стихнув, она беспомощно замолчала. Он медленно повернулся к ней, начиная осознавать, во что вляпался.

- Чего я не должен, Минерва?

Ласковость голоса ее не обманула. Нервно обхватив себя за плечи, она твердо посмотрела ему в глаза:

- Джеймс нужен нам, Северус. Гарри нужен. Поэтому веди себя разумно.

- Обязательно, - фыркнул он, оставляя за собой последнее слово.

Замок во время каникул словно опустел: слизеринцев и пуффендуйцев не осталось вовсе, из Гриффиндора Грейнджер да Поттер, из Когтеврана только одна студентка, имени которой он не знал, поэтому за все время пути Северус не встретил ни единой души.

Лили.

Он промчался мимо теплиц, поднялся на третий этаж, по потайным ходам поднялся еще выше.

Лили.

Звук ее имени преследовал его, словно призрак. Выскочив на открытую всем ветрам галерею, Северус замер, позволяя им выдуть из него все ненужные мысли. Опустил взгляд – пальцы сжались на перилах, но продолжали дрожать.

Значит, вот как? Слухи о нем и Лили? Судя по реакции Джеймса – правдивые.

Жгучее желание увидеть ее завладело всем его существом. Эти волосы, эти глаза… Неужели она простила его? Полюбила его?.. И что за насмешка судьбы, если она по-прежнему принадлежит не ему?.. Как сильно нужно изменить будущее, чтобы Лили была только его?!

Где они встречались? Может быть, существовал какой-то договор? Ведь Джеймс в Хогвартсе, а значит… Может ли он появиться перед ней сейчас?

Даже кончики пальцев у него зудели от нетерпения, когда Северус торопливо шагал к воротам Хогвартса. В эту секунду ему было наплевать на всех – Реддла, Поттера, да хоть самого Мерлина! Он должен был ее увидеть!

Годрикова впадина осталась все той же. Тихий угол, оплот волшебников, одно из немногих мест, где они могли не таиться. В покрытой снегом деревушке царило послепраздничное затишье – подмигивали красные фонарики на деревьях, валялись то тут, то там ветки омелы, серпантин от хлопушек полоскался на ветру. Он аппарировал за квартал от их дома – неожиданно испугался – и теперь медленно шел, оставляя на снегу свои следы. Дом выглядел знакомым – и в то же время другим. Неудивительно, ведь тогда он видел его почти разрушенным, а теперь – богато украшенным гирляндами и омелой.

Потоптавшись на крыльце, Северус несколько раз собирался постучать и столько же – отступал в сторону. Им неожиданно овладел страх. Какая она? Узнает ли в нем другого? Не того, с которым…

Дверь с тихим скрипом открылась.

На пороге стояла Лили.

Он всегда считал глупостью все эти россказни о том, как мир переворачивается и время останавливается, когда видишь любимого человека, но в этот миг, в эту секунду все было именно так. Птицы окаменели в воздухе, серпантин замер, причудливо изогнувшись, рыжие локоны ее волос, потревоженные ветром, неподвижно застыли, и даже сердце его остановилось на один бесконечный миг, когда он смотрел в знакомые до боли глаза. Время не лечит.

А затем мир взорвался.

Она увидела его, и в глазах мелькнуло нечто, от чего он невольно шагнул назад. Брезгливость? Отвращение?

- Лили… - вырвалось у него вместе с судорожным вдохом.

- Северус, - тихо обронила она, опуская ресницы. – Рада тебя видеть. Проходи…

Огорошенный, беспомощный от этого несоответствия слов и тона, он шагнул в дом, закрывая за собой дверь.

Если бы его спросили в тот момент, какая она – Лили? Каково видеть ее старше на восемнадцать долгих лет?

Он бы не смог ответить. И тогда, и теперь Северус всегда видел ее ребенком. Той юной девушкой, что однажды разбила его сердце, и ничего – ни время, ни рождение ребенка, ни его собственные скитания - не могло этого изменить.

Тихо ступая по ковру, она прошла по темному коридору (он шел следом) и вошла в гостиную. Огромная украшенная елка занимала почти половину комнаты. На камине висели вязаные носки.

- Дикси! – с металлом в голосе окликнула Лили. С тихим хлопком перед ней появилась маленькая эльфийка. – Ты забудешь все то, что происходило здесь с момента прихода мистера Снейпа и до его ухода.

- Да, госпожа… - эльфийка поклонилась и исчезла. Он замер на пороге, не зная, что предпринять, и не понимая, что происходит. Она повернулась к нему. Словно закаменевший, равнодушный взгляд смотрел сквозь него, пока тонкие руки расстегивали пуговицы на платье.

- Что ты делаешь? – опомнившись, хрипло спросил он. Лили приподняла брови, зеленые глаза холодно блеснули осколками бутылочных стекол:

- А на что это похоже?

Платье бесформенной кучей упало на пол.

От его тихого шороха он вздрогнул, как от удара.

- Не нужно…

- Через два часа придут Гарри с Джеймсом, - нетерпеливо перебила его Лили. – Давай быстрее, Снейп.

Снейп.

Она никогда не называла его так. Даже когда они были в ссоре.

Ощущение абсурдности ситуации, ужас от происходящего накрыли его с головой, не давая пошевелиться. Он мог только беспомощно смотреть на нее. На какую-то секунду в глубине ее глаз мелькнуло что-то человеческое: жалость, сочувствие? Но миг спустя ничего, кроме издевки, в них не осталось:

- Ах да, я забыла, - выдавила Лили, поворачиваясь к нему спиной. Идеальную, нежную спину с молочно-белой кожей закрывала копна густых рыжих волос, свисавших до самых ягодиц. – Так лучше? Когда не приходится смотреть мне в глаза…

- Нет, - выдавил он, начиная непроизвольно пятиться от нее, как от чумной. Этого не могло быть. Не могло! Это же Лили, его Лили… - НЕТ!

Выскочив на улицу, Северус, шатаясь, как пьяный, ослепленный чувством вины, омерзением и ужасом, добрел до края деревни, и только там, посреди пустой дороги, его вырвало. Спазмы не утихали долго, даже когда в желудке ничего от скудного завтрака не осталось – стоило только вспомнить ее равнодушный, сломленный взгляд, ее тихое «когда не приходится смотреть мне в глаза…».

Как он мог? Как он… посмел прикоснуться к ней? И почему она это позволила?..

Стоя на коленях, уткнувшись в снег лицом, он впервые за всю свою сознательную жизнь плакал. Из глаз, непривычных к слезам, они катились градом, застывая колючими льдинками, резали кожу. Он хватал ртом воздух, которого отчаянно не хватало, кусал снег, цеплялся руками за торчавшие из сугробов сухие остовы травы и мечтал, чтобы она убила его. Почему она не сделала этого? Зачем сохранила ему жизнь?

Он понятия не имел, сколько прошло времени, когда он смог, наконец, вернуться в реальность. Глухую боль от ее смерти сменило тошнотворное омерзение к самому себе. К тому себе, которого он вышвырнул из этого тела. Как он докатился до этого? Ведь она презирает его… И что он делал? Как заставил?.. Он не мог даже думать об этом.

Чудом не расщепившись при аппарации, Северус ввалился в Кабанью голову и рухнул за барную стойку. Едва взглянув на него, трактирщик – не Дамблдор, а с этим-то что случилось? – поставил перед гостем рюмку и до краев наполнил ее чем-то мутно-прозрачным, за метр разящим сивухой. Северус опрокинул ее в себя, не глядя. Рюмка тут же наполнилась – вместе с тем, как по его пищеводу стекал жидкий огонь.

Но, по крайней мере, холод, могильной плитой давивший на плечи, его покинул. Вот бы еще точно так же стереть из памяти все, что видел…

Он никогда не строил иллюзий относительно своей высокоморальности. Приходилось и преданность продавать, и любовь – покупать. Не говоря уже о пытках и убийствах. Но она… Лили была единственным светлым пятном в его жизни – даже после смерти. Как он мог это уничтожить?

Таким его и нашел Драко – напившимся до свинячьего визга, едва не оглохшего от чувства вины и собственной никчемности, злого на весь мир.

- Знаешь, крестный, - пыхтя, парень перебросил его руку себе на шею, подпер плечом, потащил к выходу. Северус с трудом шел за ним и пытался вспомнить отрезвляющее заклинание. – Ты, конечно, правая рука и все такое… Но нужно же иметь хоть какое-то чувство самосохранения… Если ты снова опоздаешь, да еще в таком виде…

Они вывалились на улицу, едва не рухнув в снег, и Драко взмахнул палочкой, прочищая Снейпу мозги. Хмель выветривался с трудом и оставил после себя жуткую головную боль, которая даже немного оттеснила с первого места душевную.

- Аппарировать сам сможешь? – сочувственно спросил Драко, упираясь ладонями в колени и тяжело дыша.

- Смогу, - глухо ответил Северус, а сам подумал: «Если меня расщепит, это будет к лучшему»…

К его сожалению, аппарация вышла успешной – он очутился прямиком на пороге поместья Малфоев. Окна первого этажа светились, и он только теперь понял, что уже давно стемнело.

- Проходи живей, замерзнешь, - Драко легко поднялся по ступеням, оглянулся. – Все уже собрались, только Лорда нет.

Он немного постоял в прострации перед массивными дверями, окончательно приходя в себя и прикидывая варианты. Интересно, если сейчас уйти, Реддл его сразу убьет или ограничится мучительными пытками?

В конце концов, то ли слабоволие, то ли разумная его часть победила, и Северус вошел в замок. Мэнор был огромным, и в обоих мирах оставался средоточием богатства и власти – ничуть не изменился. Другой ковер на полу или портьеры на окнах – разве это имело значение, когда Малфои остались все те же? Даже собрались все в привычном месте – библиотеке.

Нарцисса – как всегда ухоженная, словно тепличная роза, сидела рядом с надменным Люциусом, Драко как обычно держался чуть поодаль – так, чтобы внимание отца было сосредоточено на чем-то другом. Кроме хозяев, вокруг массивного стола вишневого дерева расположились Долохов, Мальсибер, Лестрейндж (куда, интересно, подевалась Бэлла?), Нотт и Эйвери – только самые верные псы.

- А, Снейп! – отсалютовал ему Лестрейндж бокалом. Жирное лицо лоснилось от пота. – Мы уж думали, ты снова повеселишь нас рассказом о том, что тебя задержало…

- Или Лорд доставит своим друзьям удовольствие и запытает тебя до смерти, - лениво добавил Долохов.

- Полно, мальчики, - попросила Нарцисса, сидя на низкой банкетке у ног мужа. Тот лениво перебирал ее волосы. – Мы рады видеть тебя, Северус.

- Заметно, - пробормотал он, пытаясь понять, куда ему сесть. Где нынче место у бывшего шпиона? Драко что-то говорил о правой руке?

Определиться с местом он так и не успел: по ковру, лениво, но быстро проскользнул удав. Все замолчали, наблюдая, как огромная тварина свивается кольцами вокруг стула и перебирается на стол. Влажно блестела в свете камина зеленовато-коричневая чешуя.

- Вс-се в с-сборе? – раздалось за спиной. Северус медленно обернулся, наткнувшись на изучающий взгляд Реддла. – Северус-с? Не ожидал, что ты присоединиш-шься.

- Как я могу, мой Лорд, - он склонил голову, чтобы не встречаться с Реддлом глазами. То, что случилось в Годриковой впадине, не должно выйти наружу. Никогда.

- Тогда, полагаю, на привычное место? – Реддл кивнул на стул по правую руку от себя, и Северус неохотно его занял. Пребывая в такой близости от Волан-де-Морта, он чувствовал себя так, словно висит над пропастью, не зная, в какой момент переменчивое настроение его хозяина качнется в сторону маньяческого садизма.

Но собрание, на удивление, прошло спокойно – да и вопросы, которые обсуждались, поначалу ввели его в ступор. Экономика? Страхование?

- Эйвери, ты уже закончил в приюте? – когда Малфой завершил отчет по внешней торговле, неожиданно спросил Реддл.

- Мой Лорд, девочка и вправду чистокровная, - ухмыльнулся тот.

- Как она оказалась в маггловском приюте? – резко бросил Том. Северус покосился на него.

- Вероятно, родители скрывались в мире магглов, - развалившись в кресле, Эйвери с мерзким звуком поскреб щетинистый подбородок. – Скорей всего, одни из питомцев Дамблдора… Она даже не знала о мире магии. Я пока оставил ее у своей тетки, там она в безопасности.

- Не думаю, что хоть одна девушка может быть в безопасности рядом с тобой, Эйвери, - холодно осадила его Нарцисса. – Мой Лорд… Могу я…?

- Говори, - Реддл шевельнул пальцами, призывая Эйвери замолчать. Тот недовольно скривился, но возражать не посмел.

- Не лучше ли будет, если наша семья возьмет девочку под свою опеку? – осторожно предположила Нарцисса, оглянувшись на мужа. – В конце концов, у нас сын чуть старше нее.

- В этом-то и проблема, - вклинился Эйвери с гаденькой ухмылкой. – Думаешь, я не знаю о твоих планах, Цисси? Это ведь так удобно, воспитать чистокровную невестку смолоду…

- Можно подумать, будет лучше, если ты просто затащишь ее к себе в койку и наделаешь ублюдков, - парировал Люциус. Воздух между ними трещал от напряжения, и Северус переводил взгляд с одного на другого, силясь уловить все подводные течения. Но голос Волан-де-Морта пресек перепалку, вылившись на них ушатом ледяной воды:

- Довольно, - приказал он еле слышно, и в комнате тут же воцарилась идеальная тишина. Нарцисса склонила белокурую голову, Эйвери продолжал злобно сверлить ее глазами.

- Никто из вас не прикоснется к девочке, - продолжил между тем Лорд, поглаживая свернувшегося перед ним удава. – По крайней мере, до тех пор, пока мы не выясним, из какого она рода. Нас слишком мало, чтобы я мог позволить кому-то из вас уничтожить чистокровную. Нужно найти для нее такого мужа, который войдет в ее род, а не наоборот. Нужно продолжить линию. А до тех пор… Я думаю, Северус отлично справится с обязанностями опекуна.

- Что?! – вырвалось у него. Судя по вытянувшимся лицам остальных, они хотели бы спросить примерно то же. – Нет!

- Ты отказываешься, Северус? – вдоволь насладившись реакцией окружающих, Реддл обернулся к нему.

Северус тут же почувствовал себя так, словно его сунули в морозильник. Подавив желание отъехать на стуле подальше, он, тщательно выбирая слова, произнес:

- Мой Лорд… Не думаю, что я – подходящий кандидат на эту роль… Не лучше ли выбрать того, кто больше понимает в воспитании детей?..

- Кто может знать об этом лучше, чем декан целого факультета? – коварно спросил директор, явно получая удовольствие от его растерянности.

– Лучшего факультета? Или я не прав?

- Правы, мой Лорд, - склонив голову еще ниже, сквозь зубы прошипел Снейп, уже понимая, что битва, даже не начавшись, проиграна. И все же он не мог так просто сдаться. – Но в этом-то и проблема. Мы не можем поселить ее в Хогвартсе, среди магов-недоучек. А я не могу надолго отлучаться из школы.

- Ее можно обучать экстерном, - беспечно пожал плечами Реддл и встал, показывая, что официальная часть собрания окончена: - Зачислим со следующего года, подберем учителей… А эти полгода, я думаю, вполне может продержаться в приюте. Естественно, ты будешь ее навещать. Чтобы девочка привыкла. Эйвери, дай ему адрес…

Вот и все. Эти слова камнем осели ему на плечи. Может, это и был тот выбор, о котором говорил Лорд? Тогда Северус определенно не желал будущего, в котором у него на шее висит маленький ребенок. Не то чтобы он ненавидел детей – скорее считал их глупыми и отвратительными, особенно маленьких. О чем можно разговаривать с пускающим слюни существом полуметром роста? Впрочем, подростки были еще хуже – малолетние хамы, которые, даже осознавая, о чем идет речь, пропускают мимо ушей большую часть из того, что ты пытаешься в них вложить, и понимают лишь страх.

Уже в Хогвартсе, далеко за полночь переправившись вместе с Реддлом по камину в его кабинет, он все же решился попытаться еще раз:

- Мой Лорд, могу я сказать?

Реддл недовольно покосился на него, сбросил мантию на кресло и прошел к столу, на котором успела скопиться стопка писем. Удав прошелестел по ботинкам Снейпа, заставив его брезгливо вздрогнуть и сделать шаг назад. Они не зажигали свет, но Реддлу вполне хватало и заглядывающей в окна луны, чтобы все видеть – змеиные глаза фосфоресцировали в темноте.

- Я знаю, что ты хочешь сказать, Северус, - наконец, ответил он. – Я не создан для отцовства, мой Лорд… Я не хочу брать на себя воспитание ребенка… Моя жизнь меня полностью устраивает… Так?

- ДА, мой Лорд, - угрюмо обронил Северус, скрестив руки на груди. От стола послышался легкий вздох, и Реддл опустился в кресло. Задумчиво посмотрел на потолок, побарабанил пальцами по подлокотнику.

- Проблема в том, Северус, что твоя жизнь не устраивает меня.

В какой-то момент ему показалось, что стены качнулись.

- Что? – выдавил Снейп, разрываясь между сотнями причин, по которым Волан-де-Морт мог хотеть его смерти.

- Сколько тебе лет, Северус? Тридцать пять? – продолжил между тем Реддл, с любопытством уставившись на него.

- Тридцать восемь, мой Лорд, - тихо ответил он.

- Легиллимент, зельевар, владеешь беспалочковой магией – позволю заметить, что Мерлин одарил тебя потрясающими талантами, - Лорд деланно вздохнул. – И как больно мне видеть, что в то время как я пытаюсь восстановить былое могущество магического мира, ты с ослиным упрямством отказываешься заводить семью.

Горка камней на его могиле неожиданно пополнилась самым тяжелым и начала медленно съезжать в сторону. Северус сглотнул.

- Я предлагал варианты, Северус, но ни один из них тебя не устроил, - продолжил директор сухо. – Не знаю, в чем причина, но терпеть это я больше не намерен. Бери девчонку, воспитывай ее, как пожелаешь – хоть свою копию сделай, но ее род должен продолжиться. Как и твой. Ты понял?

Он кивнул, хотя даже на одно это движение усилий было затрачено столько, сколько он не прикладывал за целые годы. Вот, значит, как. И где же здесь выбор? Почувствуй себя племенным быком, Северус.

- Я знаю, что обещал тебе Лили, Северус, - по-своему истолковал его угрюмое молчание Реддл. – И ты ее получил.

- Я просил не об этом! – вырвалось у него хриплое. Даже дышать было тяжело. Тяжело и незачем. Две реальности, нынешняя и прошлая, смешались в его голове.

- И, тем не менее, разве не ты трахаешь ее при каждом удобном случае? – пожал плечами Лорд. – Никто не забирает ее у тебя, Северус. По крайней мере, пока.

Он явственно услышал угрозу в этой фразе, холодком скользнувшей вдоль позвоночника. Она заставила его склониться в почтительном поклоне, сказать необходимые слова и абсолютно спокойно выйти из кабинета. И только оказавшись в своих комнатах, Северус позволил себе сползти вдоль закрытой двери и мешком упасть на пол. Конечности отказались его держать.

 

Предыдущая статья:На следующий день он решился выйти только к обеду – впрочем, это никог.. Глава 3 Следующая статья:Утро – последнее тихое утро перед приездом учеников – выдалось серым и.. Глава 5
page speed (0.029 sec, direct)