Всего на сайте:
282 тыс. 988 статей

Главная | Естествознание

Медицина  Просмотрен 29

В напряжённой борьбе с официальной наукой протекало утверждение нового и в медицине. В течение полутора тысяч лет в науке господствовала теория Галена. Она учила, что венозная и артериальная кровь – разные жидкости и назначение у них разное: первая питает органы, а вторая разносит по телу тепло и жизнь. Со временем накопилась масса фактов, которые не укладывались в эту схему, но её авторитет оставался незыблем.

И вот в начале XVII века английский врач и естествоиспытатель Уильям Гарвей предлагает совершенно иное понимание. Он выступил с идеей кругов кровообращения, показав роль сердца и лёгких в очищении и восстановлении живительных сил крови. Уильям Гарвей немедленно подвергся нападкам. Притом со стороны не только отдельных учёных, но и медицинских обществ. «Лучше ошибки Галена, чем истины Гарвея!» – так определили они своё отношение к новому. Больные отказывались от услуг Гарвея, на него шли жалобы даже королю Карлу I.

В 1747 году главный врач морского госпиталя британского города Госпорт – Джеймс Линд, проведя первое в истории клиническое исследование, доказал, что цитрусовые фрукты и зелень способны предотвратить развитие цинги. Однако официальная медицина ещё более 100 лет отвергала этот факт ввиду устоявшегося мнения об инфекционной природе данного заболевания. Джеймс Линд подвергался критике со стороны авторитетных британских учёных, врачи отказывались применять подобные методы, поскольку считалось, что «какие-то фрукты не могут лечить столь тяжёлую болезнь». Признание пришло лишь в начале XX века после открытия витамина C.

В 1872 году микробиолог Луи Пастер представил научному миру своего времени странную теорию: вакцины состоят из культур микробов, вызывающих определённую болезнь, ослабленных воздухом и теплом. Эта культура, введённая здоровому организму, вызывает лёгкую форму болезни и формирует иммунитет к серьёзному инфекционному заболеванию. Реакция на эту идею была резкой. Например, Пьер Паше, профессор французского университета Тулузы, заявил: «Теория Луи Пастера о микробах – смешная фантазия».

По мнению тогдашних лекарей, все болезни происходили либо от плохого воздуха, либо от неправильного соотношения четырёх жидкостей в теле человека: крови, мокроты, жёлтой и чёрной желчи. Луи Пастер не смог переубедить докторов. Необходимость дезинфекции рук и хирургических инструментов, а также обеззараживания ран вошла в привычку врачей постепенно, после того как некоторые из них всё-таки прислушались к теориям Пастера.

Существует даже специальный термин «эффект помидора», когда эффективные методы лечения отвергаются лишь потому, что не вписываются в текущую теорию. Название связано с тем, что до конца XIX века помидоры были исключены из рациона питания в северной Америке, поскольку все знали, что они ядовиты. Хотя в Европе помидоры массово употребляли в пищу, начиная с середины XVI века.

 

Химия

 

Борис Павлович Белоусов проводил исследования цикла Кребса, пытаясь найти его неорганический аналог. В результате одного из экспериментов в 1951 году, а именно окисления лимонной кислоты броматом калия в кислотной среде в присутствии катализатора – ионов церия, он обнаружил автоколебания. Течение реакции менялось со временем, что проявлялось периодическим изменением цвета раствора от бесцветного к жёлтому и обратно. Сообщение Белоусова об открытии было встречено в научных кругах скептически, поскольку считалось, что автоколебания в химических системах невозможны. Статью Белоусова дважды отклоняли в редакциях журналов, поэтому опубликовать результаты исследований колебательной реакции он смог только в сокращённом виде спустя 8 лет в ведомственном сборнике, выходившим небольшим тиражом. Впоследствии эта статья стала одной из самых цитируемых в данной области, а реакция получила название реакции Белоусова.

 

Предыдущая статья:Громоотвод Следующая статья:Радиоактивность
page speed (0.0124 sec, direct)