Всего на сайте:
282 тыс. 988 статей

Главная | Естествознание

Авиация  Просмотрен 34

По законам аэродинамики пчёлы не могут летать.

Но они об этом не знают.

 

Мечта о полётах преследовала человека с того дня, когда он научился мечтать. На рубеже последних веков эти фантазии, наконец, обрели вполне реальные очертания. Всё больше инженеров строили свои летательные аппараты.

При этом полёты аппаратов тяжелее воздуха считались невозможными очень многими учёными. Одним из первых выступил французский астроном XIX века Жозеф Лаланд. Позднее аналогичное мнение высказал немецкий изобретатель второй половины XIX века Эрнст Сименс. С его заключением, безусловно, считались, и это не могло не сказаться на прогрессе научно-технической мысли. Так же и Герман Гельмгольц оказался тормозом на пути нового, когда в 70-х годах XIX века пришёл к выводу о бесперспективности полётов механических систем. Его заключение произвело впечатление в руководящих и финансовых кругах Германии, которые и без того относились к таким полётам настороженно.

Подобное же отношение сложилось и в других странах. В частности, Томас Эдисон заявил, что «Если летательный аппарат тяжелее воздуха когда-нибудь и будет построен, то, в лучшем случае, он будет только детской игрушкой». Лорд Кельвин в 1895 году считал, что летающие машины тяжелее воздуха вовсе невозможны. Однако всё больше инженеров посвящали себя конструированию летательных аппаратов. Поэтому ряду видных учёных предложили в конце XIX века прокомментировать возможности создания таких машин. И что же? Мнение подавляющей части было отрицательным. Как правило, ссылались на законы Природы.

Например, Саймон Ньюком, крупнейший американский астроном того времени, профессор, руководитель астрономического морского ежегодника США. Предложенные им числовые значения для некоторых астрономических явлений используются до сих пор. Вооружившись данными науки и массой расчётов, он сделал следующий вывод: «Полёт аппаратов тяжелее воздуха нецелесообразен, не имеет практической ценности и откровенно невозможен, поскольку они не смогут даже оторваться от земли».

Спустя 18 месяцев в 1903 году братья Уилбур и Орвилл Райт благополучно совершили полёт на «запрещённом» механизме.

Конечно, они произвели лишь несколько подъёмов длиной 36, 52 и 60 метров, высотой около 3 метров и общей продолжительностью 59 секунд. И если сравнивать это с размерами Боинга 747, то они не пролетели даже от носа до хвоста, и не поднялись даже на высоту салона, но это был всё же полёт на «аппарате тяжелее воздуха».

Ещё раньше, в 1882 году, поднялся самолёт русского изобретателя Александра Можайского. Можайский тоже ломал сопротивление «специалистов». Министерство вначале выделило средства на проведение опытов, поскольку в комиссии, готовившей вопрос, участвовал Дмитрий Иванович Менделеев.

Но когда зашла речь о постройке самолёта, новая комиссия сочла принципиально неверным намерение Можайского конструировать аппарат с неподвижными крыльями. Ему указали, что крылья обязательно должны быть машущими. Получив отказ, изобретатель начал создавать машину на свои средства.

И братья Райт и Можайский происходили из дилетантов. Американские конструкторы начинали как владельцы типографии. Позднее содержали мастерскую по ремонту велосипедов, а потом, после гибели в 1896 году немецкого планериста Отто Лилиенталя, заинтересовались авиацией, изучили работы в этой области и занялись созданием аэроплана. Они ставили на планеры двигатель внутреннего сгорания, постепенно совершенствуя свои конструкции.

Так же и Можайский не был специалистом в этой области. Он морской офицер. Шёл к изобретению, изучая полёты птиц, воздушных змеев, на которых поднимался и сам.

Однако даже после этих первых успехов Саймон Ныоком не сдавался. Он заявил, что как средство перевозки людей авиация, безусловно, не годится. «Быть может, летательный аппарат построить удастся, но пилота и пассажира он никогда не поднимет. Самолёт даже с одним человеком летает на пределе технических возможностей».

Другой учёный, американский астроном Уильям Пикеринг, в начале XX века, когда машины уже уверенно уходили в воздух, доказывал невозможность дальних перелётов. «Напрасны надежды когда-либо пересечь в самолёте океан», – говорил он.

После первого полёта самолёта, поднимавшего в воздух 10 человек, главный инженер компании Боинг заявил, что построить самолёт большего размера не удастся никому и никогда.

Но апофеоз торможения развития техники произошёл в год, когда братья Райт подняли в воздух свой самолёт. Сразу после этого американский конгресс принял закон, запрещающий финансировать работы по созданию летательных машин. Одновременно патентное бюро США объявило, что не будет принимать заявки на летающие аппараты.

Аналогичным образом сейчас патентные ведомства отказываются принимать заявки на устройства получения свободной энергии.

Первые дельтапланы были сделаны из бумаги и дерева. Это означает, что даже древние египтяне владели технологией постройки планера. Но они считали, что летать дозволено только богам.

А вот пример из совсем недавней истории. Уже во время полётов в космос инженеры объясняли, почему человеческой мускульной силы недостаточно, чтобы летать. Они сравнивали массу тела человека и силу мышц, и доказывали, что, в отличие от птиц, человек слишком тяжёл для полёта. А 12 июня 1979 года 26-летний велосипедист и дельтапланерист Брайен Аллен перелетел Ла-Манш (35 км) на самолёте, приводимом в движение велосипедным приводом.

Космос

В начале XIX века Парижская академия наук специальным решением постановила не принимать сообщений о «камнях, падающих с неба». Это о метеоритах. В постановлении указывалось, что «камни с неба падать не могут, ибо тверди небесной не существует». Среди подписавших значился и великий химик Антуан Лоран Лавуазье.

Первые идеи полёта на ракетах и межпланетных путешествий появились ещё во второй половине XIX века. И не только в романах Жюля Верна и других фантастов, но и в научной литературе, например в работах Роберта Годдарда. Однако множество учёных, считавших себя специалистами, выступали против. Они ссылались на многочисленные законы Природы, по которым ракеты не должны летать. Считалось, например, что в космическом пространстве, лишённом атмосферы, аппарату не от чего будет отталкиваться.

«Профессор Годдарт не понимает отношений между действием и реакцией, ему не известно, что для реакции нужны условия более подходящие, чем вакуум. Похоже, профессор испытывает острый недостаток в элементарных знаниях, которые преподаются ещё в средней школе», – статья в газете New York Times, посвящённая работе Роберта Годдарта на тему создания ракеты, 1921 год.

В 1926 году английский профессор Александр Бикертон отозвался об этом так: «Глупейшая идея. Пример тех предельных абсурдов, до которых доходят учёные».

И даже в середине XX века бесспорный авторитет, английский королевский астроном Ричард ван дер Вулли выступил с заявлением, в котором характеризовал мысль о космических полётах «совершенно неосуществимой». В 1956 году, за год до запуска первого спутника, он решительно объявил, что «Старты в космос – святая чепуха».

«Человек никогда не попадёт на Луну, несмотря на развитие науки в будущем», – Ли де Форест, изобретатель электронной лампы, 1957 год.

В 1961 году Т. Крейвен, председатель Федеральной комиссии по связи США утверждал: «Вероятность того, что космические спутники будут использоваться для улучшения качества телефонной, телеграфной, телевизионной или радиосвязи на территории США практически равна нулю». Первый коммерческий спутник связи был запущен спустя 4 года – в 1965 году.

Предыдущая статья:Факты реализации «невозможного» Следующая статья:Электричество
page speed (0.0128 sec, direct)