Всего на сайте:
303 тыс. 117 статей

Главная | Философия

КНИГА X. Фрагменты: Сервий Туллий, Пифагор, Камбиз, Поликрат Самосcкий, Зенон, Тарквиний, Фемистокл.  Просмотрен 26

 

Переводчик: Мещанский Д.В.

 

1.
Сервий Туллий,[1] по случаю восстания Тарквиния,[2] вошел в сенат, и когда он увидел, всю степень интриги против него, он сказал только эти слова: "Что за смелость, Тарквиний?" Тарквиний ответил: "Какая есть, вся твоя. Ты, раб и сын раба, осмелился царствовать над римлянами, владычество над которыми, по наследству отца, принадлежит мне, ты отнял незаконно у меня это право и на него претендуешь?" С этими словами он бросился на Туллия и, схватив его за руку, швырнул его вниз по ступенькам. Туллий поднялся и, хромая от падения, пытался бежать, но был предан к смерти.

2.
Сервий Туллий, царь римлян, царствовал четыре года,[3] и в силу своего характера совершил большое число полезных для государства дел.

3.
Когда Ферикл был архонтом в Афинах, и была проведена шестьдесят первая Олимпиада,[4] философ Пифагор, признанный всеми, уже далеко преуспел в науках, и если есть человек из тех, кто имел заслуги в науках и заслуживает место в истории, так это он. По рождению он был самоссцем, хотя некоторые люди говорят, что он был тирренцем. (2) В его словах было столько убеждения и обаяния, что ежедневно все жители города прибегали, чтобы слышать этого мудреца, которого они рассматривали наравне с богом. (3) Не только в красноречии он показал себя великим, но он также был достоин восхищения чистотой своих помыслов, бывших лучшим примером для подражания молодежи. Всех, кто приходил к нему, он отвратил от вялости и роскоши. Всех, кто связан с ним, он отворачивал от расточительности и роскоши, хотя в эту эпоху злоупотребление богатством ввергало людей в праздность и разврат, а так же, в недостатки, вредные для души и тела. (4) Пифагор, узнав, что его старый учитель Ферекид лежит больной в Делосе и находится при смерти, отплыл из Италии в Делос. Там он ухаживал за стариком в течение значительного времени и сделал все возможное, чтобы старец благополучно оправился от болезни. И когда Ферикид уступил старости и тяжелой болезни, Пифагор сделал все необходимое для его погребения, и, выполнив последний долг, как сын своему отцу, возвратилась в Италию. (5) Всякий раз, когда кто-то из его учеников терял свое состояние, остальные делили свое имущество с ними как братья. Такое распоряжение своим имуществом они сделали, а не только со своими знакомыми, которые провели свою повседневную жизни с ними, но и, вообще говоря, со всеми, кто разделял с ними их учение.

4.
Клиний из Тарента, исповедовавший учение, о котором мы говорили,[5] узнав, что Прор из Кирены потерял свое состояние из-за политических потрясений и полностью разорился, тот час же отбыл из Италии в Кирену с достаточными средствами и восстановил Прору его состояние, хотя он никогда не видел этого человека и не знал о нем больше, ничего, кроме того, что он был пифагорейцем. (2) О многих других также сообщают, что они сделали что-то в этом роде. И это состояло не только в раздаче денег, где они показали себя настолько преданным своим друзьям, но они также разделяли друг с другом опасности, в которых им случалось бывать. (3) Так, например, время, когда Дионисий был тираном,[6] и некоторый Финтий, пифагореец, который затеял заговор против тирана, ожидал претерпеть казнь за это, попросил Дионисия отложить ее на время, чтобы устроить личные дела. Он сказал, что он даст одного из своих друзей в качестве залога на казнь. (4) И когда властелин выразил удивление, по поводу того, найдется ли такой друг, готовый занять его место в тюрьме, Финтий призвал одного из своих знакомых пифагорейцев по имени Дамон, который без колебаний вышел вперед сразу как поручитель за его смерть. (5) Среди свидетелей одни выразили одобрение этой чрезвычайной дружбе, другие оценивали как сумасшествие. Между тем в день, назначенный для казни, весь народ прибежал, чтобы видеть, придет ли Финтий освободить того, кто для него служил залогом. (6) Когда приблизился час, и все потеряли надежду, неожиданно, в решающий момент, прибежал без дыхания Финтий, когда Дамон уже шел на казнь. Такая дружба в глазах всех людей вызвала восхищение, и Дионисий, отменив наказание осужденному, призвал этих двоих включить себя третьим в их дружбу.[7]

5.
(1) Пифагорейцы также заставляли тренировать свою память, следующим образом. Они не встают с постели, прежде чем не воспроизведут в памяти все то, что было сделано за день до этого, начиная с рассвета и до заката. Если им случалось иметь больше досуга, чем обычно, они проводили этот экзамен для памяти до предыдущего третьего и четвертого дня, и так же, наоборот. Они рассматривали это упражнение как сильно способствующее укреплению памяти и снабжающее разум большими знаниями. (2) Пифагорейцы готовили себя в осуществлении самоконтроля следующим образом. Они готовили для себя все, что подают на самых блестящих пирах, и смотрели на это в течение длительного времени, а затем, после того, как через обычное созерцание они вызвали свои естественные желания с целью их удовлетворения, приказывали рабам, убрать столы и сразу уходили, не попробовав, что подали.

6.
Пифагор верил в переселение душ и считал употребление в пищу плоти мерзостью, считая, что души всех живых существ вселяются после смерти в других живых существ. И приводил в качестве примера себя, заявляя, что во время Троянской войны он был Эвфорбом, сыном Панфоя, который был убит Менелаем.[8] (2) Нам говорят, что однажды, когда Пифагор временно проживал в Аргосе, он увидел щит от взятых в Трое трофеев, прикрепленный гвоздями к стене и заплакал. И когда аргивянин спросил его о причине горя, он ответил, что он сам принес этот щит в земли Трои, когда он был Эвфорбом. (3) И когда все, прявив недоверие, стали судить о нем как о сумасшедшем, он ответил, что может дать им убедительные доказательства того, что он сказал так, потому что на внутренней стороне щита была надпись древними буквами "Эвфорб". После этого удивительного ответа все заговорили, чтобы снять щит, и на внутренней стороне на самом деле была найдена надпись. (4) Каллимах[9] утверждал, что Пифагор, первым ввел некоторые теоремы геометрии, а другие ввел из Египта в Грецию, вот место, где он об этом говорит:

Этот фригийский Эвфорб, первый из людей
учил о треугольника формулах
и о семи циклах круга,
так же учил о полном воздержании
от употребления мяса животных,
но не все этому внемли.[10]

7.
Он рекомендовал умеренность, так как роскошь моментально разрушает душу и тело человека. И действительно, большинство болезней происходит от несварения, которое является следствием роскошных пиров. (2) Многих людей он убедил есть сырые продукты и пить только живую воду, чтобы иметь бодрый разум в качестве поиска правды. Но сегодня, если бы было запрещено людям употребление одного или двух из продуктов, которые им кажутся приятными, эти люди отказывались бы от философии, утверждая, что было бы глупо, ища хорошее, то, что невидимо, упустить то, что имеется. (3) Когда идет речь о том, чтобы добиваться популярности среди толпы, или предаваться мелочным делам, у них есть время, и ничто им не мешает; но когда идет речь об образовании и о повышении морали, они скажут, что у них на это нет времени. Так получается, что они очень заняты, когда ничего не делают, и бездельники, когда они очень заняты. (4) Рассказывают, что Архит из Тарента,[11] который был последователем Пифагора, как-то рассердился на своих рабов за тяжкий проступок, но когда он оправился от ярости, то сказал им: "Вы бы не остались без наказания за такие проступки, если бы я не вышел из себя".

8.
Пифагорейцы проявляли большую заботу о постоянстве по отношению к своим друзьям, полагая, что дружба - величайшее благо, какое можно найти в жизни. (2) Справедливо восхищаемся, и безраздельно оцениваем, мотивы их взаимной дружбы. Было ли это их привычка, род их упражнения или их красноречия, которое внушало эту благосклонность тем, кто входили в общество пифагорейцев? (3) Многим посторонним хотелось бы знать причину этого, и они прилагали большие усилия, но никто из них так и не смог ничего узнать. Причина, почему их системы обучения находилась в тайне, в том, что пифагорейцы сделали одним из основных принципов то, чтобы ничего не записывать, но хранить их заповеди только в своей памяти.

9.
Пифагор, в дополнение к другим предписаниям, повелел своим ученикам редко клясться, но дав клятву, хранить ее и заботиться о ее полном выполнении. И что они никогда не должны отвечать так же как Лисандр Лаконец и Демад Афинянин,[12] из которых первый однажды заявил, что мальчики должны быть обмануты в кости, а мужчины в клятве, а Демад подтвердил, что в случае присяги, как и во всех других делах, необходимо выбрать наиболее выгодное условие, и что он сам наблюдал, что клятвопреступник немедленно оказывался в выгодном положении, в то время как человек, который сдержал свою клятву, терял свою собственность. Тот и другой смотрели на присягу, ни как на базу добросовестности, а как на как средство дурачить и достать себе позорную прибыль. (2) Пифагор приказал своим ученикам редко давать клятву, а когда они ее давали, соблюдать его в любых обстоятельствах. (3) То же Пифагор, размышляя о радостях любви, учил, что летом к женщинам лучше вовсе не подходит, а зимой подходить умеренно. По тому, что он смотрел на плотские удовольствия как на вредные для человека, и полагал, что привычка удовольствий любви истощала силы и приближала смерть. (4) Однажды, когда кто-то спросил у Пифагора, когда он должен придаваться любовным удовольствиям, он ответил: "Когда ты не хочешь быть хозяином самого себя". (5) Пифагорейцы разделили жизнь человека на четыре возраста, детство, юность, молодость и старость; они говорили, что каждый возраст отвечает одному из сезонов года: весне - детство, осени - молодость, зиме - старость и лету - юность. (6) То же Пифагор учил, что, когда несут жертву богам, их одежда должна быть не дорогой, но только белой и чистой, а также, когда они должны предстать перед богами, не только тело должно быть чисто от несправедливых поступков, но и душа, должна быт непорочной. (7) Пифагор говорил, что мудрецы должны просить богов за дураков; так как, говорил он, дураки не знают, что является настоящим счастьем в жизни, которое надо просить у богов. (8) Он говорил, что в своих молитвах люди должны молиться только за "все хорошее", а не называть конкретные желания, такие, как, например, власть, силу, красоту, богатство, и тому подобное, потому что часто бывает, что любая из этих вещей ведет до полного разорения тех, кто получает их в ответ на их желание. И в этом может убедиться любой человек, вспомнив стихотворение "Финикиянки" Еврипида, где Полинник, обращаясь к богам, начал таким образом: "Затем, глядя на Аргос в отдалении" и заканчивая: "Чтобы этой рукой мог поразить грудь брата".[13] Другие думали, что он молил о лучшем, но он, на самом деле, посылал на них проклятия. (9) . В течении всего времени он преподавал своим ученикам много других полезных идей; он пробуждал в них любовь к мудрости, повышал их мужество и другие добродетели, так, что удостоился от кротонцев почестей, подобных богам.[14]

10.
Пифагор называл основным принципом своей философии любовь к мудрости, остальное - ересью. Он критиковал живших до него так называемых семерых мудрецов, заявляя, что ни один человек не является мудрецом, в соответствии со слабостью его природы, и не в силах привести все вопросы к успешному решению, но тот, кто подражает, как пути, так и образу жизни мудрого человека, может более достойно называться "философом". (2) Несмотря на достижения, какие сам Пифагор и пифагорейцы свершили, и были причиной такого становления государств, они не избежали зависти, которая портит все благородные вещи. Действительно, я полагаю, что нет такого благородного дела среди людей, которое на протяжении многих лет будет существовать без покушения зависти.

11.
Одному кротонцу, по имени Килон, первейшему из граждан, отличавшемуся богатством и славой, не терпелось стать пифагорейцем. Но он получил отказ из-за проявляемых им насилия и жестокости и своего тиранического характера, который его делал жадным до власти.

Следовательно, будучи раздражен на пифагорейцев, он создал партию и никогда не переставал бороться против них всячески, и словом, и делом. (2) Пифагореец Лизис пришел в Фивы в Беотию и стал учителем Эпаминонда,[15] воспитал его полным достоинств и привязался к нему настолько, что усыновил. А Эпаминонд, из-за пристрастия к строгости и другим добродетелям, которые он получил от пифагорейской философии, стал первым человеком, а не только в Фивах, но и среди всех, кто жил в его время.

12.
Описание жизни людей прошлого, это задача, которая создает трудности для писателей, но она оказывает большую услугу обществу. Действительно, нам показываются благородные поступки добродетельных людей и со всей откровенностью дела нечестивцев. Таким образом, восхваляются те, кто это заслужил, и подвергаются упрекам те, кто этого не достоин. И хвала является, можно сказать, наградой добродетели, а также осуждение является наказанием разврата, и не влечет за собой никакого физического наказания. (2) И это отличная вещь для последующих поколений, чтобы человек выбирал, как жить на этой земле, какова память о нем останется после его смерти; этого принципа следует придерживаться для того, чтобы последующие поколения не думали о сооружении мемориалов в камне, ограниченных единственным местом и подлежащих быстрому разрушению, но скорее предаваться изучению науки и практики других достоинств, известность которых распространяется везде. Время, которое поглощает все, увековечивает красивые действия; оно даже омолаживает их. Благородное усердие захватывает умы, чтобы подражать этим красивым образцам. (3) Воспоминание об этих великих людях,[16] которые жили века тому назад, присутствует так же в нашем понимании, как если бы они были живы и сегодня.

13.
Кир, царь персидский, после того как он захватил земли Вавилона и Мидии,[17] стал лелеять надежды на то, чтобы стать обладателем всего обитаемого мира. После того, как он покорил эти сильные и великие народы, он считал, что нет царя или людей, которые могли бы противостоять его мощи, но справедливо, что те, кто обладает чрезвычайной властью, не могут поддерживать свое счастье, как подобает человеку.

14.
Камбиза[18] и слабоумие по природе, и его приход к большой власти, и величие его царства, сделали его гораздо более жестоким и надменным. (2) После взятия Мемфиса и Пелусия, перс Камбиз, опьяненный своим благополучием, заставил открыть могилу Амасиса, бывшего царя Египта. И, найдя его мумифицированный труп в гробу, он осквернил тело мертвеца, и после избиения его розгами бесчувственного тела, он, наконец, приказал его сжечь. Так как Египтяне не практиковали сожжение мертвых, он думал, что заставив сжечь Амасиса, умершего уже давно, он его подвергнет наиболее сильному наказанию. (3) Когда Камбиз был готов пойти походом против Эфиопии, он направил часть своей армии против жителей Аммония,[19] отдав приказы своим командирам ограбить и сжечь оракула и сделать рабами всех, кто жил рядом со святыней.

15.
После того, как Камбиз, царь персов, сделал себя господином над всем Египтом, ливийцы и киренцы, которые были союзниками египтян, посылали подарки к нему и заявили о своей готовности подчиняться всем его приказам.

16.
Поликрат, тиран Самоса,[20] отправлял триеры в наиболее подходящие места и грабил всех, кто был на море, и возвращал свою добычу, которую он взял только тем, кто были его союзниками.[21] А тем своим товарищам, кто его порицал, он говорил, что все его друзья будут чувствовать себя более благодарными ему, возвращая себе то, что они потеряли, и они не были бы довольны, если бы ничего не потеряли. (2) За несправедливыми действиями обычно неотступно следит соразмеренное наказание. (3) Любая благодать несет красивый плод похвалы от имени обязанных; и даже тогда, когда не все были бы признательны, будет, по крайней мере, один, кто, своим признанием, компенсирует неблагодарность других. (4) Некоторые лидийцы, которые бежали от властного правления сатрапа Орота, отправили корабль на Самос, принеся с собой много вещей, и стали просителями Поликрата. И сначала он принял их ласково, но через некоторое время он предал их всех мечу и конфисковали имущество.

17.
Феталл, сын Писистрата, был достаточно мудр, чтобы отказаться от тирании, и так как он стремился к равенству, то пользовался большой популярностью среди жителей Афин, но другие сыновья, Гиппарх и Гиппий,[22] были жестокими и несправедливыми людьми, оставаясь тиранами города. Они совершили множество актов беззакония по отношению к афинянам, а Гиппарх, воспылал любовью к юноше[23] необыкновенной красоты, из-за чего попал в опасную ситуацию... [24] (2) В настоящее время искреннее желание нападения на тиранов для достижения свободы отечеству были разделены между всеми людьми, назваными выше, и твердость души во время пыток и большое мужество терпеть жестокие боли, были продемонстрированы Аристогитоном, который в смертный час сохранил два больших непоколебимых чувства: верность своим друзьям и ненависть к врагам. (3) Аристогитон дал понять всем людям, что благородство души может преобладать над сильнейшим страданием тела.

18.
Когда философ Зенон[25] страдал от мучительных пыток, потому что вступил в заговор против тирана Неарха, тот спросил, кто из его товарищей был с ним в сговоре, он ответил: "Разве я на столько хозяин моего тела, как моего языка"! (2) Когда его отечество подверглось тирании Неарха, он устроил заговор против тирана. Но был найден, и когда его спросил Неарх, подвергая пыткам, кто состоял с ним заговорщиками, он ответил: "Если бы я был больше хозяином своего тела, чем моего языка"! (3) И когда тиран сделал пытки более тяжелым, Зенон выдерживал их некоторое время, а затем, стремясь избавиться, наконец, от страданий и в то же время поквитаться с Неархом, придумал следующей план. (4) Во время наибольшей интенсивности применения пыток, делая вид, что его дух уступил телесной боли, он воскликнул: "Остановитесь, я скажу всю правду". И когда они сделали это, он попросил Неарха подойти и послушать его единолично, утверждая, что многие вопросы которые он собирается раскрыть, лучше всего держать в секрете. (5) Когда тиран легко подошел к нему и поднес свое ухо близко к губам Зенона, тот схватил ухо зубами и сильно сжал его. И когда палачи, подбежав, стали применять различные муки, чтобы вынудить Зенона уступать, тот кусал только сильнее. (6) Наконец, будучи не в состоянии поколебать мужество этого человека, они закололи его до смерти, так как не смогли разжать челюсти. Таким образом, Зенон освободился от мук, которые он испытывал и отомстил за себя тирану.

19.
Когда кто-то делает определенные заявления по некоторым вопросам, утверждая, что они никогда не могут быть привлечены, их слова обычно сопровождает, своего рода, возмездие, который подтверждает слабость, бывшую уделом человечества. (2) Когда Мегабиз, звавшийся, также, Зопиром, и бывший другом Дария, избичевал себя и обрезал конечности лица,[26] потому что он решил стать дезертиром и предать Вавилон персам, нам говорят, что Дарий был глубоко тронут этим и заявил, что он предпочел бы Мегабиза невредимым, если бы это было возможно, чем принять десять Вавилонов под свою властью, хотя его желание не может быть достигнуто. (3) Вавилоняне решили назначить Мегабиза своим стратегом, не подозревая, что, что благодеяние, им сделанное, для них будет в будущем приманкой. (4) Успешный поворот событий является достаточным доказательством того, что было предсказано. (5) После того, как Дарий овладел практически всей Азии, он желал покорить Европу.[27] Его безграничное желание основывалось на уверенности в силах персов; он желал в своих замыслах захватить весь обитаемый мир, думая, что будет позором, если цари, его предшественники, победили наиболее сильные нации, а он, располагающий могущественными армиями, каких никто до него не имел, не совершит поступок, достойный упоминания. (6) Когда тирреннийцы[28] уходили на Лемнос, будучи в страхе перед персами, они утверждали, что они делают так, потому что повинуются оракулу, и отдали остров Мильтиаду.[29] Так как глава тиреннийцев, который совершил этот дар, звался Гермон, то с тех пор подарки этого рода стали называться гермониями.[30]

20.
Когда сын Луция Тарквиния (Гордого), царя римлян, Секст уехал, [31] то прибыл в город, называемый Коллатии и остановился у Луция Тарквиния.[32] Он был племянником царя, чья жена была Лукреция, женщина необычайной красоты и добродетельного характера. Когда муж Лукреции отбыл с армией в лагерь, гость, пробудившись, оставил свою спальню ночью и отправился к его жене, спящей в своей комнате. (2) Неожиданно войдя в дверь и обнажив меч, заявил, что пленен ею и готов убить ее, как будто застал ее в прелюбодеянии с рабом, представив в руки доказательство ближайшим родственникам мужа наказание, которое она заслужила. Поэтому, продолжил он, было бы мудрее, без возражения сделать то, что он хочет, а в качестве награды за ее милость, она получит большие подарки и станет его женой и будет царицей, введя ее, таким образом, из дома простого гражданина в царский дворец. (3) Лукреция была приведена в ужас столь неожиданным событием и, боясь, что ее смерть станет доказательством супружеской измены, хранила молчание. Но когда настал день, и Секст удалился, она призвала своих родственников не допустить того, чтобы этот человек остался безнаказанным за нарушение законов гостеприимства и родства и вонзив в грудь кинжал, умерла.

21.
[1]В связи с совершенным Секстом насилием над Лукрецией и ее самоубийством, из-за ее непроизвольной ошибки, мы признаем приемлемым не умалчивать о столь благородном поступке. Мы считаем достойной бессмертной славы ту, которая охотно убила себя, оставив столь прекрасный пример потомству: женщины, которые хотят сохраниться чистыми, должны принять Лукрецию за пример. (2) В то время как другие женщины скрывают с заботой подобный факт, если он имел место, чтобы избежать общественного осуждения и миновать наказания за преступление, она же обнародовало то, что было сделано в тайне, а затем убила себя, наилучшим способом защитив себя перед смертью. (3) В то время как другие женщины ищут себе оправдание от насилия, которому они, якобы, уступили, эта оплатила своей смертью оскорбление, чтобы, даже если и пожелают опорочить ее, они не не смогут осудить ее выбор, сделанный ею по собственной воле. (4) Так как люди по своей природе предпочитают клевету похвалам, она лишила повода для обвинения тех людей, которые любят позлословить, считая позором то, что кто-то сможет сказать, что в то время как ее законный муж был еще жив, у нее были отношения с другим человеком. За подобный позор, который претерпела она, когда законом предусмотрена смертная казнь, и виновные в этом должны цепляться за жизнь, она наложила на себя сама это наказание. Не желая жить дальше, и приобретя, таким образом, своей смертью, то, чему мы все должны будучи в долгу, вместо неодобрения, проявить наибольшие похвалы. (5) Таким образом, она не только приобрела бессмертную славу в обмен на земную жизнь, благодаря своему мужеству, но также заставила своих родственников и всех ее сограждан осуществлять неумолимую месть виновнику оскорбления, которому она подверглась.

22.
Царь Луций Тарквиний правил тиранически, насильственным образом и заставлял, под неверными обвинениями, казнить наиболее богатых граждан Рима для того, чтобы присваивать себе их имущество. Тогда Луций Юний,[33] так как он был сиротой и наиболее богатым из всех римлян, то по обеим этим причинам пробуждал жадность Тарквиния. А потому, что он был племянником царя, то поэтому находился рядом с ним при каждом удобном случае, и притворялся для отвода глаз, что был безумен, отводя подозрения царя, чтобы ожидать благоприятный момент и выполнять свой план по низвержению царской власти.

23.
Сибариты, числом в 300 000, вступили в несправедливую войну против жителей Кротона, но потерпели неудачу,[34] и так как они не были достаточно проницательны, в заботе о своем благосостоянии, то преподнесли своей собственной гибелью достаточный пример предупреждения того, что люди должны больше заботиться о своем благополучии, нежели нести зло.

24.
Диодор высказывается таким образом по поводу Геродота, "Мы мимоходом сделали это замечание, не для упрека Геродота, чтобы показать на примерах, что сказки имеют удивительное обыкновение преобладать над истиной". (2) Это правда, что даже женщины способны проявлять мужество. (3) Афиняне с умом воспользовались своей победой,[35] и после победы над беотийцами и халкидонянами они сразу же после боя овладели Халкидой. А десятую часть трофея, взятого от беотийцев они посвятили для бронзовых колесниц на Акрополе, начертав на них следующие элегические строки:

Рать беотян и халкидян совместную мы укротили,
Гордых афинян сыны, подвигом бранным своим.
Мрачной темницей и цепью железной их буйство смирили
И десятину Палладе сих посвятили коней.[36]

25.
Персы переняли у Греков сжигать храмы и отплатили таким же бессмысленным актом.[37] (2) Когда карийцы истощили силы в борьбе с персами, то спросили оракула, должны ли они принять в свой союз милетцев. Они сделали запрос, должны ли они сделать милетцев своими союзниками. И оракул ответил: "Некогда милетцы были доблестны". (3) Но страх перед грозившей опасностью заставил их забыть о бывшем соперничестве, вынудив быстро снаряжать триеры.[38] (4) Гекатей, Милетский,[39] отправленный ионийцами в качестве посла, спросил, что является причиной недоверия к ним Артафена. И тот ответил, что он опасается, что ионийцы будут помнить обиды, нанесенные персами их городам.[40] На что он сказал Артафену, что при плохом отношении население не будет верить, а при улучшении, оно будет относиться лучше. И тот согласившись с этим советом, вернул городам их бывшие законы и возложил на них дань фиксированную, в зависимости от их платежеспособности.

26.
[2]Ненависть большинства граждан, давно возникшая, вдруг проявилась с полной силой, как только появился повод. И потому, они поспешили дать свободу рабам, предпочитая скорее поделиться свободой со своими слугами, чем дать гражданство свободным людям.[41]

27.
Датис, стратег персов и мидянин по происхождению,[42] получив от своих предков предание, что афиняне были потомками Меда, который основал царство мидян, направил послание к афинянам, заявив, что он пришел с армией, чтобы потребовать царство его отцов. Мед, сказал он, который был одним из его предков, был лишен царства афинянами, и удалившись в Азию основал царство Мидию.

(2) Следовательно, продолжал он говорить, если они вернутся ему царство, он простит их за этот поход против Сард, но если они выступят против его требования, их постигнет судьба еще страшнее Эретрии. Мильтиад, выразив решение, принятое десятью стратегами, ответил, что в соответствии с заявлением послов было бы более уместно для афинян властвовать над империей мидян, чем дать Датису властвовать над афинянами, так как именно афинянин основал царство мидян, и Афины никогда не принадлежали никакому человеку мидийской нации. Датис, услышав этот ответ, приготовился к сражению.

28.
Гиппократа, тиран Гелы, после победы над сиракузянами,[43] разбил свой ​​лагерь около храма Зевса. Он удивил самого священника и несколько сиракузян, которые спешили снять золотые посвящения и главным образом одежду Зевса, на создание которой было использовано много золота. (2) Он их считал осквернителями, и приказал им возвратиться в город. Он сам воздержался от того, чтобы касаться приношений, сосредоточившись на получении доброго имени, потому что он был убежден, что на столь серьезной войне он не должен был ничего предпринимать против богов. Кроме того, он полагал, что действуя таким образом, он внушил бы сиракузянам недоверие против тех, кто были во главе государства, потому что люди будут думать, что последние пришли в управление государством для своей пользы, а не для всех людей на принципе равенства.
(3) Ферон из Акраганта[44] в рождении и богатстве, а также в человеколюбии, которые он проявлял, далеко превосходил не только своих сограждан, но и других сицилийцев.

29.
Гелон Сиракузский[45] закричал во сне, так как ему приснилось, что он был поражен молнией, и его собака, заметив, что он сильно кричит, не переставала лаять, ​​пока его не разбудила. Гелон был когда-то спасен от смерти волком. В детстве он сидел в школе, и волк подбежав, вырвал доску, которую он использовал. И когда он погнался за волком, чтобы забрать свою вешь, школа была сокрушена землетрясением и, рухнув до самого основания, погребла всех детей вместе с учителем. Историки, такие, как и Тимей, Дионисий, Диодор, а также Дион, называют число мальчиков, которые там остались, более ста. Точное число я не знаю. [46]

30.
Кимон, сын Мильтиада,[47] когда его отец умер в государственной тюрьме, потому что не был в состоянии оплатить в полном объеме штраф,[48] для того, чтобы получить тело своего отца для погребения, поместил сам себя в тюрьму и взялся выплатить долг. (2) Кимон, который был честолюбив, чтобы принять участие в ведении государства, в последствии стал способным стратегом и выполнил много славных дел благодаря своей храбрости.

31.
Кимон, как некоторые авторы говорят, был сын Мильтиада, но по другим сведениям, его отец был Стесагор.[49] И у него был сын по имени Каллий. И этот Кимон был женат на своей сестре Эльпинике,[50] как Птолемей был в более позднее время женат на Беренике, а Зевса на Гере перед ними, и как персы поступают в настоящее время. И Каллий платил штраф в размере пятьдесят талантов потому, что его отец Кимон не мог понести наказание в связи с позорным браком брата с сестрой. Перечислять тех, кто пишет об этом, было бы длинной для меня задачей, потому что количество тех, кто писал об этом, безгранично, как например, комические поэты, ораторы, Диодор и другие. [51]

32.
Фемистокл, сын Неокла, когда некий богатый человек подошел к нему, чтобы узнать, где он мог бы найти богатого зятя, посоветовал ему искать не богатства, которые испытают бы нехватку в человеке, но человека, который бы испытывал бы нехватку в богатствах. А когда совет был принят, Фемистокл посоветовал ему отдать свою дочь за Кимона. Так ставший богатым, Кимон вышел из тюрьмы и стал преследовать судей, которые его заключили, и обеспечил их осуждение.

33.
В то время как Ксеркс собирался перебраться в Европу,[52] все греки отправили о посольство к Гелону для обсуждения союза, а когда он ответил, что заключит союз с ними и предоставит им зерно, при условии, что они дадут ему верховное командование или на суше, или на море. Такая претензия тирана на славу и требование верховного командования сорвали союз, и все же величина помощи, какую он мог предоставить, и страх перед врагом, побудили их разделить славу с Гелоном.

34.
В то время, когда персы используют превосходство для удовлетворения алчности и получения даров, жадность тирана не упускает из виду даже любой небольшой прирост.[53] (2) Недоверие - наиболее верный сторож безопасности. (3) Так же как обиженные дети приходят жаловаться к своему отцу, города обращаются к своей метрополии. (4) Скупость тиранов не удовлетворяется законным добром, а стремится приобрести чужую собственность. (5) Они не дадут противникам властелинов стать сильными. (6) Вы потомки тех людей, слава которых является ценой их бессмертных достоинств. (7) Этот союз не стоит денег, которые он требует, которые часто можно увидеть презираемым даже самым низким человеком в личной жизни, но он требует похвалы и славы, ради которой благородные люди не боятся умирать. Действительно, цена славы выше денег. (8) Наследство, которое спартиаты получили от своих отцов - не богатство, а мужество, чтобы с радостью погибнуть ради свободы, и обычай помещать славу выше радостей жизни. (9) Давайте не будем в нашем стремлении к наемные войска отодвигать силы своих граждан и, в достижении того, что невидимо, не терять того, что находится в поле зрения. (10) Давайте не позволим себя запугивать мощностью армии персов, так как именно мужество а не количество решает победу. (11). В наследство мы получили от своих отцов право жить своей собственной жизнью, и, при необходимости, умереть для отечества. (12). Почему мы должны бояться золота, в которое они рядятся, и идут в бой, как женщины идущие на свадьбу, так как в результате победы в качестве вознаграждения нам будет не только слава, но и богатство? Необходимо бояться не блеска, оружие, и пленения, а военного мастерства руководителей. (13). Любая армия, которая превосходит обычные пропорции, вредит чаще себе самой. Прежде чем вся фаланга услышит команду, мы уже сделаем то, что мы хотим.
Grigory Vlasov:
Путанная и сложная глава. Надо бы поправить.
Grigory Vlasov:
Здесь тоже бы надо поправить стилистику.

 

ПРИМЕЧАНИЯ К КНИГЕ X.

 

[1] Сервий Туллий — согласно преданию, шестой из царей Древнего Рима, правивший в 578—535 г. до н. э. Ему приписываются реформы государственного строя и большая строительная деятельность.
[2] Луций Тарквиний Гордый (или Тарквиний II) — согласно римскому преданию, последний, седьмой царь Древнего Рима в 534—509 г. до н. э. Известен своей тиранией. Был изгнан из Рима. Традиционная дата восстания Тарквиния Гордого – 535 г. до н. э.
[3] 578 – 535гг. до н. э.
[4] 533г. до н. э.
[5] Учение Пифагорейцев.
[6] Дионисий Старший, тиран Сиракуз в 405—367 гг. до н. э
[7] История дружбы между Дамоном и Финтием была широко известен в древнем мире, и во многих формах. На основе этой легенды Р. Эдварде написал пьесу в стихах "Дамон и Финтий" (изд. 1571), в которой, правда, главные герои поменялись ролями: к смерти был приговорен Дамон. Этому же сюжету посвящены одноименные пьесы Г.

Четтла (1599) и Дж. Бэнима (1821), а тж. известная баллада Ф. Шиллера "Порука" (1798). заканчивающаяся словами Дионисия:Нет, вижу, что дружба не призрак пустой!Примите ж меня в свой союз вы святой,Пусть буду я третьим меж вами,И станем отныне друзьями. Пер. Ф. Миллера
[8] См. Иллиада, 17,1 и далее. В греческой мифологии Эвфорб - сын троянского старейшины Панфоя. Когда во время сражения у кораблей Аполлон нанес Патроклу удар, после которого тот зашатался и уронил щит и разлетевшееся на куски копье, Эвфорб, не опасаясь ответного удара, поразил греческого героя копьем между лопаток. Патрокл еще пытался идти, когда Гектор одним ударом копья оборвал его жизнь. Поспешивший к этому месту Менелай пронзил своим копьем горло Эвфорба, отправив его в царство мертвых. Спустя несколько веков знаменитый греческий философ и математик Пифагор утверждал, что в нем воплотилась душа Эвфорба.
[9] Каллима́х из Кирены (греч. Καλλίμαχος; около 310 — около 240 до н. э.) — один из наиболее ярких представителей александрийской поэзии.
[10] Ямбы, 124 и сл.
[11] Архи́т Та́рентский (428 год до н. э.—347 год до н. э.) — философ - пифагореец, математик, теоретик музыки, государственный деятель и полководец. Был современником и другом Платона.
[12] Лисандр (452—396 года до н. э.) — спартанский полководец, участник Пелопоннесской войны, отличавшийся выдающимися политическими способностями, честолюбивый и неразборчивый в выборе средств, суровый и жестокий, но умевший привлекать к себе расположение людей, с которыми имел дело.
Демад (ок. 380—319 или 318 гг. до н. э.) — афинский оратор и политик. Сын рыбака, малообразованный, но красноречивый. Приобрёл известность в 338 до н. э. благодаря своей промакедонской ориентации (битва при Херонее). Часто выступал на народных собраниях против Демосфена, не придерживаясь при этом никакой определённой политики.

[13] Эврипид, Финикиянки, 1364-1375. Перевод гласит:
Взор обратив к Микенам, Полиник
Так говорил с мольбою к властной Гере:
"Владычица, я твой с тех самых пор,
Как, в жены взяв аргосскую царевну,
В земле твоей я поселился жить:
Соперника и брата уничтожить
Ты помоги мне, Гера, и вручи
Мне кровью омытую победу".
[14] В 530 г. до н.э.
[15] Эпаминонд (ок. 418 до н. э.— 362 до н. э), полководец и политический деятель Древней Греции, глава Фив и Беотийского союза, внесший большой вклад в развитие военного искусства.
[16] Диодор, вероятно, до сих пор говорит об эпикурейцах.
[17] 550г. до н. э.
[18] Царь Персии 529-522 до н.э.
[19] Место оракула Амона, самый таинственный, самый удаленный оазис Египта Сива.
[20] Остальные части истории, такие как возмущение граждан, нападения на тиранов в 514 г. до н.э., убийства Гиппарха и Гармодия, и тому подобное, отсутствуют в греческом тесте.
[21] Цель Поликрата была в том, чтобы получить, как можно, больше союзников.
[22] Гиппий правил в 527-510 г. до н.э. Гиппарх был убит в 514 г. до н.э.
[23] Гармодия, Фукидид 6.54-57 дает наиболее верное описание этого знаменитого дела, ср. книга 9.1.4 .
[24] Остальные части истории, такие как возмущение граждан, нападения на тиранов в 514 г. до н.э., убийства Гиппарха и Гармодия, и тому подобное, отсутствуют в греческом тесте.
[25] Зено́н Эле́йский (др.-греч. Ζήνων ὁ Ἐλεάτης) (ок. 490 до н. э. — ок. 430 до н. э.), древнегреческий философ, ученик Парменида. Родился в Элее. Знаменит своими апориями, которыми он пытался доказать невозможность движения, пространства и множества. Научные дискуссии, вызванные этими парадоксальными рассуждениями, существенно углубили понимание таких фундаментальных понятий, как роль дискретного и непрерывного в природе, адекватность физического движения и его математической модели и др.
[26] Нос и уши.
[27] 519г. до н. э.
[28] В 520 году до н.э. Не следует путать с тирренийцами (этруски) в Италии. Эти тирренийцы пришли на Лемнос, по всей вероятности, из Малой Азии, после 700 г. до н.э.
[29] Знаменитый герой Марафона, 490 г. до н.э.
[30] Предположительно, такие дары давались в крайней необходимости. Современные историки утверждают, что Мильтиад "победил" Лемнос в 510 или в 493 г. до н.э...

См. Геродот, 6,140 .
[31] 510 до н.э. Он был в римской армии, осаждающей город Ардеи. См. Ливий 1,57 сл. ; Дионисий Галикарнасский. 4,64 и след. ; Дион Кассий, 10,12 и далее.
[32] Его звали Тарквиний Коллатин.
[33] Луций Юний Брут — один из основателей Римской республики, возглавивиший восстание против последнего римского царя Тарквиния Гордого в 509 до н. э.. Один из двух первых римских консулов.
[34] Война, которая состоялась в 510 г. до н.э., описывается более подробно в книге 12.9-10.
[35] 506 г. до н. э.
[36] Этот вриант надписи прицитирован Геродотом (5, 77), который прочитал его на четырех лошадной колеснице:
Рать беотян и халкидян совместную мы укротили,
Гордых афинян сыны, подвигом бранным своим.
мрачной темницей и цепью железной их буйство смирили
И десятину палладе сих посвятили коней.
Оригинальная надпись была уничтожена в 480 г. до н. э., когда персы разграбили и сожгли акрополь и, либо переплавили, либо увезли бронзовые колесницы.

[37] Геродот (5.102) говорит, что персы дали сжечь грекам храм Кибелы в Сардах в качестве предлога, чтобы сжечь храмы Греции.

[38] Имеется в виду ионийцы, как они почувствовали перед собой угрозу со стороны персидского флота. Ср. Геродот, 6,7.

[39] Гекатей Милетский, греческий историк и географ, родился в Милете в 6 в. до н.э. В 494 до н.э., когда ионийцы просили мира после неудавшегося восстания против персидского владычества. Гекатея, который с самого начала был противником восстания, отправили послом к персидскому сатрапу Артаферну. Гекатей составил не дошедшее до нас сочинение Путешествие вокруг света (сохранилось 300 фрагментов, большей частью мелких) в двух книгах: одна о Европе, другая об Азии, с картой земли, подобной карте Анаксимандра. Гекатею принадлежало также не сохранившееся сочинение по греческой мифологии (при цитировании античные авторы называют его по-разному – Генеалогии, Истории, Героологии). Труды Гекатея послужили одним из важнейших источников для Геродота.
[40] Битва при Ладе — морское сражение Греко-персидских войн, произошедшее в 494 году до н. э. В сражении участвовал объединенный флот восставших против персов греческих городов Ионии— участников Ионийского восстания и флот персидской Державы Ахеменидов, состоящий из флотов покоренных морских государств: Финикии, Египта, Киликии и Кипра. Итогом сражения стал фактический разгром Ионийского восстания и подчинение Ионии Персидской империи.
[41] Этот параграф может относиться к Аргосу, где рабы в 494г. до н. э. получили контроль над городом, на время, потому что многие граждане были убиты в войне со Спартой (ср. Геродот, 6,83 ).

[42] Мидиец Датис являлся одним из главных военачальников царя Дария. Участвовал в нескольких военных кампаниях империи Ахеменидов. В частности, он подавлял ионийское восстание, руководил захватом Родоса. После неудачного похода в Элладу Мардония в 492 г. до н. э. был назначен вместе с Артаферном руководителем нового похода.
[43] В битве у Гелора, в 491г. до н.э.
[44] Ферон (ок. 530-472 гг. до н.э.) - сын Энесидема, правнук Телемаха, убившего тирана Фалариса, тиран Акраганта.
[45] Гелон Сиракузский (ум. 478 до н.э.), сицилийский тиран родом из Гелы на Сицилии. Командир кавалерии при тиране Гелы Гиппократе, после его гибели сам стал тираном (ок. 490 до н.э.).
[46] Непонятный параграф. Во французском переводе и в греческом тексте его нет, написан он не от лица Диодора. Скорее всего, он принадлежит средневековому переписчику.
[47] Кимон (греч. Κίμων, около 504 до н. э. — 450 до н. э.). Выдающийся афинский полководец и политический деятель в войне между Делосским союзом и Персидской империей, и лидер консервативной партии в Афинах, пока не был подвергнут остракизму в 461 г. до н.э.

[48] Мильтиад был оштрафован на пятьдесят талантов после своего неудачного нападения на острове Парос в 489 г. до н.э.

[49] Стесагор был братом Мильтиада и. соответственно, дядей Кимона.
[50] Эльпиника была сводная сестра Кимона и Непота (Кимон, 1.2) говорится, что афинский закон разрешал брак брата и сестра, которые имели только одного отца. Она была явно энергичная личность (ср. Плутарх, Кимон, 4.5) . Рассказы об Эльпинике стали более скандальным, в течение времени (ср. Афиней 13,589 E).

[51] Непонятный параграф. Во французском переводе и в греческом тексте его нет, написан он не от лица Диодора. Скорее всего, он принадлежит средневековому переписчику.
[52] В 480 г. до н .э.
[53] Эта и следующие выдержки могут быть из выступления греков, как они выбирали между борьбой с персами, с возможным поражением, и приданием себе под тирана Гелона.

 

Предыдущая статья:КНИГА IX. ФРАГМЕНТЫ ИСТОРИИ СЕМИ МУДРЕЦОВ: КИР, КРЕЗ. Следующая статья:КНИГА XI. СОБЫТИЯ 450-410 гг. ГРЕКО-ПЕРСИДСКИЕ ВОЙНЫ. 1 страница
page speed (0.0654 sec, direct)