Всего на сайте:
248 тыс. 773 статей

Главная | Экономика

Когда приходит время платить  Просмотрен 12

 

У правительства нет волшебной сокровищницы. Оно либо возьмет деньги взаймы, либо напечатает их, либо изымет деньги у населения. Часть денег может придти из повышенных налоговых поступлений, либо сразу, либо — в случае заимствования — через несколько лет. Производственный сектор станет беднее и все потенциальные инвестиции и производства, которые могли быть созданы на основе этих фондов, будут безвозвратно потеряны ради помощи фирмам, заслуживающих банкротства. В качестве альтернативы Фед. Резерв может напечатать больше денег для того чтобы администрация Обамы их потратила. Процесс, который приведёт к удешевлению денег. Этот процесс начался ещё в 2008: только за период между сентябрём и декабрём балансовый отчёт Фед. Резерва вырос с 900 миллиардов до 2.2 триллионов долларов[62]. Этот рост в балансовом отчёте говорит о том, сколько новых денег было создано Фед. Резервом. В середине декабря New York Times писала, что балансовый отчёт Фед. Резерва скоро достигнет 3 триллионов долларов[63].Этот «лёгкий» рост баланса Фед. Резерва говорит о том сколько новых денег было создано, поскольку для того чтобы купить активы, увеличивающие балансовый отчёт, Фед. Резерв должен создать деньги из воздуха. Пока что банки придерживают большую часть этих денег, но как только они начнут выдавать их в кредит результатом станет взрывной рост потребительских цен, особенно учитывая тот факт, что на каждый доллар, созданный Фед. Резервом из воздуха, банки могут создать 10 долларов из воздуха. Чтобы не допустить этого Фед. Резерв будет вынужден резко сократить предложение денег, ещё больше усиливая хаос (Я знаю, с трудом верится, что подобная система может создать нестабильность!)

Что бы правительство ни решило сделать, результатом будет отвлечение ресурсов от производства богатства, сокращение здоровой экономической активности, сокращение количества ресурсов для восстановления частного сектора. Всё это будет относительно незаметно, поскольку невозможно сказать точно какие именно фирмы не смогут выжить из-за этих мер. Так называемые выгоды, небольшие и даже нежелательные, будут заметны, политики смогут ткнуть в них пальцем. И они будут широко рекламироваться как достижения Президента Обамы. Цена же, как обычно, будет широко распределена по всей экономике, и поэтому не будет интересовать наших мудрых плановиков.

Сумма, которую правительству США придётся занять чтобы поддержать финансовую систему вместо того чтобы позволить случиться здоровым банкротствам, будет такой большой что мало кто согласится её предоставить, особенно осознавая что эти деньги никогда не вернут. Что то должно произойти, учитывая грядущий коллапс Социального Страхования и Медикейра — ещё одного вполне предсказуемого кризиса, которого все предпочитают не видеть. Эти проблемы нельзя решать снова и снова печатая новые деньги.

Между тем кандидаты в президенты от двух главных партий были просто безнадёжны. Оба пришли к согласию по вопросу финансовой помощи. Джон Маккеин, «финансовый консерватор», даже предложил, чтобы Федеральное Правительство выкупило финансовые обязательства на триллионы долларов. Спустя несколько дней он критиковал своего оппонента за спонсирование 3 миллионов долларов планетарию в Чикаго, приблизительно 1/3000 000 от того, что предлагал потратить он сам[64].

Нет ничего принципиального нового в процессе мышления, мотивирующего финансовую помощь. Экономист Лайонел Роббинс (Lionel Robbins) заметил в самый разгар Великой Депрессии: «Везде, на финансовом рынке, на товарных рынках, а также в области финансов компаний и государственных задолженностей усилия центрального банка и правительств были направлены на поддержку неудачных деловых начинаний»[65] Чуть раньше Уильям Грэхам Саммер (William Graham Summer) из Иелля заметил: «В течение трёхсот лет наша история ознаменовывалась временами «процветания» и «бедствия», возникавшими в периоды бумов и коллапсов. Когда случается коллапс, люди, на руках у которых остались непроданные товары и земля (и акции) всегда поднимают крик и начинают политическую агитацию. Их излюбленное средство — инфляция и рост цен до уровня, на котором им будет выгодно продавать... Ни одна из их схем не смогла восстановить бум»[66].

Но это никогда не их не останавливало и сегодня Фед. Резерв считает, что закачивание новых денег и снижение процентной ставки — другими словами те же самые меры — могут решить проблему. Но Людвиг фон Мизес предупреждал:

Волнообразные колебания, воздействующие на всю экономику, повторение периодов роста за которыми следуют периоды спада — есть неизбежные результаты попыток, повторяющихся снова и снова, понизить рыночную ставку процента методами кредитной экспансии. Не существует средств избежать финального краха после бума, вызванного кредитной экспансией. Единственной альтернативой является кризис, начавшийся раньше в результате добровольного отказа от кредитной экспансии, или полная финансовая катастрофа всей финансовой системы позже.

Другими словами короткого пути к процветанию не существует. Мы не станем богаче удерживая ставку процента ниже того уровня, который установился бы рынком. Не существует волшебной палочки, которая может сделать всех богатыми. Уровень процентной ставки устанавливается рынком на том или ином уровне не просто так и когда правительства и их центральные банки искусственно меняют его, они направляют инвесторов в тех направления, которые они не выбрали бы в иных условиях. Они стимулируют инвестиции в направлениях, не имеющих смысла в долгосрочной перспективе. Они стимулируют потребление в то время когда инвесторам нужно заниматься накоплением капитала.

Тем временем на свободный рынок сваливают все беды, когда все эти искусственно стимулированные инвестиции и производства накрываются медным тазом. Но свободный рынок не имеет к этому никакого отношения. Это вмешательство в свободный рынок, отказ позволить свободному рынку координировать производство и потребление, вот что создаёт проблемы.

Ф.А. Хайек получил Нобелевскую Премию за то, что показал как центральные банки — правительственные — а не рыночные институты — запускают цикл подъема-спада, когда пытаются создать короткий путь к процветанию[67]. Коротких путей нет, и попытки центрального банка сделать вид что они есть, обречены закончиться катастрофой. Это и случилось в нашем случае: искусственно заниженная Фед. Резервом процентная ставка стимулировала создание производств, не имеющих смысла и не рентабельных в долгосрочной перспективе.

Хайек — это тот нобелевский лауреат, которого стоит послушать. А что ему есть сказать — тема следующей части.


 

Предыдущая статья:Бессистемная финансовая помощь Следующая статья:Глава 4. Как государство создает экономический цикл
page speed (0.0187 sec, direct)