Всего на сайте:
248 тыс. 773 статей

Главная | Экономика

Левее Хуго Чавеса: Национализация банков  Просмотрен 20

В своём выступлении 8 октября Секретарь Полсон напомнил американцам, что закон о финансовой помощи уполномочил Казначейство «использовать до 700 миллиардов долларов для закачивания капитала в финансовые институты, покупки или страхования активов на рынке недвижимости и покупки любых других активов, которые Казначейство и Фед. Резерв посчитают необходимым купить в целях стабилизации финансового рынка»[50]. Возможно, не было совпадением, что Секретарь перечислил эти задачи именно в таком порядке, хотя Казначейство делало упор на две последних, новая стратегия была построена на прямой закачке «капитала» в банки.

Нил Кашкари (Neel Kashkari), бывший вице-президент Goldman Sachs, которого выбрал бывший исполнительный директор Goldman Sachs Генри Полсон в качестве промежуточного главы Отдела Финансовой Стабильности при Казначействе (чем был бы этот отдел не имей он такого названия в стиле Оруэлла), объяснил через несколько дней у программы будут «хорошие условия для привлечения в неё здоровых институтов»[51]. Федеральное правительство будет добиваться покупки банков используя для этого 250 миллиардов долларов. Половина денег пойдёт на покупку девяти больших финансовых институтов, таких как Citibank, Bank of America, Goldman Sachs, а вторая половина пойдёт на банки поменьше. Согласно New York Times Полсон сказал банкирам что «им придётся принять инвестиции правительства ради блага финансовой системы Америки»[52].

Даже Хуго Чавес, президент-социалист, нашёл такой шаг через чур радикальным для, вроде как, рыночной экономики. «Буш теперь левее меня», сказал он, «Товарищ Буш объявил о покупке частных банков»[53].

Так что теперь от американцев требовалось отдать собственные деньги, залезть в ещё больший долг и смотреть, как национальная валюта теряет стоимость, в то время как здоровые институты получают финансовые вливания. (Помните! На обсуждение всего этого у нас нет времени! Здоровые институты нуждаются в деньгах сейчас!) Да, и пожалуйста, не волнуйтесь, говорят нам: государственная собственность на банки — явление временное. Ценное заверение в свете истории отказов нашего правительства от чрезвычайных полномочий. (Ссуда для AIG была выдана на основании чрезвычайных полномочий, предоставленных правительству во времена Великой Депрессии, более 70 лет назад[54].)

Вмешательство правительства в банковскую деятельность не означает что более осторожный, более ответственный подход к кредитованию заменит безрассудные риски последних лет. Безрассудные риски останутся, просто выгодоприобретателей будут выбирать из числа друзей политиков и различных групп избирателей.

«Собственность правительства», предупреждает Джефри Майрон (Jeffrey Miron) из Гарварда, «означает, что политические силы будут определять победителей и проигравших в банковском секторе. На пример правительство захочет подтолкнуть банки к помощи заёмщикам с плохой кредитной историей, субсидированию отраслей, заручившихся политической поддержкой и кредитованию в избирательных округах влиятельных членов конгресса»[55].

В чьих бы интересах правительство не прессовало банки, правительственные чиновники хотят, чтобы банки ссудили деньгами кого-то прямо сейчас. К неудовольствию федеральных чиновников институты, получившие эти принудительные вливания правительственного «капитала» не спешат раздавать его в виде кредитов. Для разумного человека такое поведение вполне оправдано: когда экономика катится по наклонной плоскости вниз, банки должны быть особенно осторожны проверяя платежеспособность заёмщиков. Этот кризис, причиной которого было неразумное и чрезмерное кредитование, не может быть разрешён при помощи политически мотивированного и искусственно стимулированного кредита. Правительство, конечно, видит всё совсем по-другому. Пресс Секретарь Белого Дома Дана Перино (Dana Perino) отчитала непослушные банки: «Мы пытаемся заставить банки делать то, что они и должны делать — поддерживать американскую систему. Банки существуют, чтобы выдавать кредиты»[56]. Сначала претензии были в том, что банки слишком рискуют, что они не достаточно осторожны, недостаточно консервативны. А теперь они, видите ли, стали слишком консервативны.

Противоречия и отказы от сказанного были уже повсюду, в то время как перепуганные правительственные чиновники бегали как безголовые курицы, не имея ни малейшего представления о том, что делать и почему мир на деле не таков, каким он описан в стандартном учебнике экономики. На пример, к середине ноября Секретарь Полсон полностью отказался от идеи выкупа «токсичных» активов у банков утверждая, что это, якобы, никогда не было истиной задачей закона о финансовой помощи, или же Полсон настолько не разбирался в том, что происходит в экономике, что едва мог решиться хоть на какой-то курс действий.

Эта идея никогда не была хорошей. Федеральное правительство утверждало, что если оно скупит долговые обязательства по закладным и удержит их до дня окончательной оплаты, то сможет вернуть их номинальную стоимость. Сейчас, как тогда утверждалось, эти активы временно неликвидны, но если правительство выкупит и попридержит их, то, в долгосрочной перспективе, они будут стоить гораздо дороже, чем теперь. В этом оптимистичном сценарии отсутствовала вероятность отказов от выплат по долгам по такому количеству обязательств, что большинство из них просто не достигнет дня окончательной оплаты, так как никаких выплат не будет производится.

И эти активы не были настолько уж неликвидны: для них были покупатели, но только непотем нереалистичным ценам, на которые некоторые, включая правительство, надеялись. В действительности, как только Генри Полсон объявил, что правительство не будет скупать плохие активы, управляющий частного хеджь-фонда Джон Полсон (не родственник) высказал желание купить некоторое количество этих активов[57]. Правительство попыталось бы удержать цены на жилье, скупив эти активы по ценам, которые никто не стал бы платить. Но их было так много, что для их скупки потребовалось бы создать такое количество новых денег, что это разрушило бы доллар.

По какой-то причине Секретарь Полсон внезапно решил, что сотни миллиардов долларов, которые он выпросил, не следует тратить таким образом. Теперь оказалось, что в стимулировании нуждается рынок потребительских кредитов. «Неликвидность в этом секторе способствует росту цен и сокращает доступность автозаймов, студенческих ссуд и кредитных карт», предупреждал Полсон[58]. Потому что, если американцам что и нужно, так это кредитные карты. Как это ужасно, когда вы не можете себе позволить купить новую кредитку и вынуждены пользоваться старой ещё год.

Если потребительский кредит стал слегка менее доступен, вряд ли это станет причиной всеобщей паники. Рынок, таким образом говорит, что американцам следует начать делать некоторые сбережения, а не покупать в кредит ещё одну плазменную панель. Но наши правители не могут оставить в покое тех, чьё положение относительно благополучно. Если бы они не обкрадывали публику ради помощи для какого-нибудь богатого разрушителя, они бы просто не знали, куда ещё себя деть.

 

Предыдущая статья:Сделайте что-нибудь! Следующая статья:Бессистемная финансовая помощь
page speed (0.0507 sec, direct)