Всего на сайте:
248 тыс. 773 статей

Главная | Экономика

Играть на понижение непатриотично  Просмотрен 17

В число действий федерального правительства входил запрет на игру на понижение с акциями 799 фирм. Игра на понижение — это стратегия, которой инвесторы придерживаются, если они ожидают падения цены на акции компании. Если кто-то ожидает роста цены акций, то он покупает эти акции. Если он ожидает понижения цены, то он может быстро продать эти акции. Предчувствуя понижение цены, он берёт в долг некое количество акций, продаёт их по завышенной (по его мнению) цене, и когда цена падает — покупает эти акции по новой цене, что бы вернуть эти акции тому, у кого одолжил. А выручку оставляет себе.

Предположим, вы одолжили одну акцию компании, цена которой 100 долларов. Вы продали эту акцию за 100 долларов. Через две недели цена за акцию понизилась до 80 долларов. В этот момент вы покупаете эту акцию за 80 долларов, чтобы вернуть тому, у кого одолжили (и кто вовсе не собирался продавать). Вам остаётся разница — в нашем случае 20 долларов.

Запрет на такие продажи имеет эффект прямо противоположный тому, на который надеются. Если инвесторы хотят куда-то вложить деньги, им надо знать что надёжно, а что — нет. Продажи спекулянтами акций одних компаний — свидетельство надёжности для тех компаний, чьи акции они не продают. Инвесторы могут принимать правильные решения о своих вложениях. Без такой информации инвесторы будут вдвойне осторожны и деньги для инвестиций будет труднее найти даже наиболее ответственным[41].

Регулировщики весьма критичны к таким игрокам. И это не удивительно: очень часто такие продажи выставляют напоказ просчёты регулировщиков. В конце концов, это регулировщики должны выявлять мошенников, двойную бухгалтерию и всё прочее, что выставляет прибыльность компаний лучше, чем есть на самом деле. Спекулянты, особенно те из них у кого есть доступ к внутренней информации, делают то, что должны делать регулировщики и очень часто они привлекают внимание к сомнительным компаниям раньше, чем эти самые регулировщики.

Именно это и случилось в случае с компанией ЭНРОН (ENRON) в конце 2001 г. Комиссия по ценным бумагам (The Securuties and Exchange Commission) одобряла деятельность компании, несмотря на то, что её бухгалтерия вызывала всё больше и больше вопросов. Ведь это биржевик Джеймс Чанос (James Chanos) первым присмотрелся к финансам Энрона и увидел разлагающийся труп. Чанос продал первым и таким образом поднял тревогу. Именно у биржевого спекулянта была мотивация и ум, чтобы увидеть мошенничество.

Спекулянты такого рода — это своего рода критики всех регулирующих органов, которые самим своим существованием вводят инвесторов в заблуждение относительно финансового здоровья и практики тех или иных компаний — ведь если что не так, то они скажут! — и напоминание о множестве форм частного регулирования, которые бы процветали в отсутствии всеведущих слуг народа, заботящихся о нас[42].

Более того, в отсутствии такого рода спекуляций, только держатели акций могли бы сказать переоценены их акции или нет. Но нет никаких оснований думать, что только владельцам доступна достоверная информация о делах фирмы. То, что спекулянты иногда ошибаются — правда. Но кто не ошибается? Те, кто покупает акции и держат их тоже бывают неправы. А если они оказываются правы, то значит неправы были те, что продали им свои акции[43]. Все аргументы против игры на понижение просто не заслуживают доверия.

 

Предыдущая статья:Мать всей финансовой помощи Следующая статья:Лихорадка финансовой помощи
page speed (0.075 sec, direct)