Всего на сайте:
248 тыс. 773 статей

Главная | Экономика

Больше правил» — это ответ?  Просмотрен 16

Финансовое «дерегулирование» часто называют причиной всех бед. Сенатор Барак Обама во время кампании 2008 г. всё порицал администрацию Джорджа Буша за мнимую склонность к «свёртыванию правил». О финансовом дерегулировании скажем позже, но что касается рынка недвижимости, смысл в том, что кредиторы делали именно то, что от них хотело федеральное правительство. Говорить, что требовалось больше правительственного контроля, не имеет смысла. Больше рискованных займов — вот что хотело правительство. Популярное мнение повсеместно, особенно в правительственных кругах, приветствовало отказ от традиционных стандартов кредитования и принятие более рискованных. Почему? Американская мечта распространялась на большее количество людей!

И это были не только Демократы — ни в коей мере. В 2004 г. Джордж Буш заставил Федеральное Управление Жилищного Строительства скорректировать требования к первоначальному платежу для нужд 150 000 новых домовладельцев. Он заявил, «Что бы построить общество собственников, мы поможем купить дома большему количеству американцев. Некоторые семьи более чем способны оплачивать кредит, у них просто нет сбережений для первого взноса»[24]. Первый взнос, традиционно служивший средством минимизации случаев невыполнения обязательств, был сметён самим Президентом США, и таким образом тренд отклонения от традиционных стандартов кредитования получил президентское одобрение.

И теперь предполагается, что мы должны возложить наши надежды на регулировщиков, которые не настолько храбры, чтобы пойти против всего политического, академического и медийного истеблишмента? Что регулировщики сделали бы что-то по-другому, или посмели бы сказать что-то отличное от того, что хотел слышать режим?

Высокопоставленные люди, чьи экзальтированные офисы придают их словам незаслуженный авторитет, заверяли нас в надёжности системы. Бэн Бернанке лично заверил страну, что чиновники, следящие за рынком закладных на дома, обнаружили превосходно функционирующую систему и никаких причин для беспокойства.

«Наши ревизоры докладывают, что стандарты кредитования в целом разумны и не идут ни в какое сравнение со стандартами, приведшими к проблемам в банковской индустрии 20 лет назад. В особенности практика оценки на рынке недвижимости улучшилась»[25]. В 2004 г. два экономиста Фед. Резерва опубликовали исследование, в котором утверждали, что никакого пузыря на рынке недвижимости нет[26]. Бывший председатель Фед. Резерва Алан Гринспен советовал заёмщикам брать займы с плавающей ставкой процента, которая с тех пор адаптировалась, что теперь означает больше отказов от выполнения обязательств со стороны домовладельцев. В 2003 г. Алан Гринспен утверждал, что растущие цены на дома не являются признаком пузыря на рынке недвижимости, хотя он не ожидал такого быстрого роста цен. «Идея лопнувшего пузыря и повсеместно падающих цен по всей стране представляется мне крайне маловероятной», говорил Гринспен Сенатскому комитету[27]. Кроме экономистов Австрийской школы и нескольких других, кто последовательно указывал на растущий пузырь на рынке недвижимости и грядущий ущерб от него, было немного голосов, выражавших предостережение и здравый смысл. Немногие могли представить, что на всём рынке недвижимости сразу может быть спад, принять идею противоположную обычному ходу мысли о том, что недвижимость локальна и не характеризуется общенациональными изменениями.

Некоторые ведущие финансовые институты действовали на основании допущения, что бум на рынке жилья был основан на реальных факторах и не являлся пузырём. Поведение этих фирм можно назвать рискованным, только если знать, что бум был пузырём. Что заставляет некоторых думать, что чиновники увидели бы риск в ставке этих фирм на то, что бум на рынке недвижимости основан на реальных факторах и не является пузырём?

Даже если допустить, что существуют методы, при помощи которых чиновники, заглянув в бухгалтерские книги ведущих финансовых институтов, могут устранить все главные риски и увидеть картину чётче тех, чьё благополучие прямо зависит от результатов деятельности этих институтов, мы всё равно будем иметь дело только с последствиями, хотя и значительными, но не с причинами.

Пока Фед. Резерв может создавать столько денег, сколько захочет и понижать ставку процента до разрушительно низкого уровня, пузырь — разрушение богатства, выглядящее прибыльным только благодаря искусственно низкой процентной ставке — где-нибудь возникнет. Если бы это не случилось на рынке недвижимости и в финансовой индустрии, то это случилось бы где-то в другом месте.

 

Обвиняемый №6: «Слишком большие, чтобы рухнуть»

Некоторые герой данной драмы действовали на финансовом рынке так, словно знали что не им, не системе в целом не дадут рухнуть, и что так или иначе население Америки компенсирует их потери. Алан Гринспен укрепил свою репутацию как Мистер Выкуп после финансовой помощи мексиканскому песо в 1994 г., понижения ставки процента с целью помощи Long Term Capital Management hedge fund, и наполнения банковской системы наличностью после 11 сентября, не говоря обо всём прочем. По словам экономиста Антони Мюллера, в этом и заключалась философия (если это можно так назвать) Фед. Резерва Гринспена начиная с 1987 г.:

С тех пор как Алан Гринспен возглавил Феде. Резерв, финансовые рынки США действовали согласно полуофициальной установке, что Центральный Банк защитит основных игроков от банкротства. Следовательно, если вы удачливы, то вы заработаете большую прибыль и часть рынка, но если вы потерпите неудачу — власти вам всё равно помогут… Когда денежные власти постоянно держат на дистанции экономические неурядицы и поставляют на рынок свежую ликвидность, вера в вечный бум распространяется всё больше и больше и экономическая активность становится всё интенсивнее. В продолжение этого бума благоразумие исчезает и появляются предприниматели иного рода[28].

Аналитики иногда называли это «Опцион Гринспена», или как это описала Financial Times — «если на рынке проблемы, рассчитывайте на помощь Фед. Резерва и его председателя Алана Гринспена.» В 2000 г., после бума доткомов, Times писала о росте беспокойства по поводу того, что опцион Гринспена создаёт в экономике «разрушительную тенденцию к чрезмерно рискованным инвестициям, укреплённую верой в то, что Фед. Резерв поможет если ситуация ухудшится». «Все эти безумные инвестиции в доткомы, всё это уничтожение капитала, все эти безумные издержки последних лет не случились бы без Фед. Резерва и его лёгкого кредита», сказал финансовый консультант Майкл Белкин[29].

Дайте нескольким ведущим фирмам — да, даже в секторе финансов, где, как мы суеверно убеждены, банкротства не допустимы — разорится для разнообразия. Дайте всем понять раз и навсегда, что не будет финансовой помощи, не будет грабежа публики ради спасения какой либо фирмы. Это поможет встряхнуть финансовый сектор и сделает его участников более разумными и осторожными лучше любых правил в мире.

 

Предыдущая статья:Обвиняемый № 5: Федеральный Резерв и искусственно дешёвый кредит Следующая статья:Будущее
page speed (0.0557 sec, direct)