Всего на сайте:
248 тыс. 773 статей

Главная | Экономика

Обвиняемый № 2: Закон о Местных Реинвестициях и компенсация дискриминации в предоставлении кредитов  Просмотрен 23

Fannie Mae и Freddie Mac не были единственными организациями, проталкивающими идею лёгкого кредита. Различные правительственные агентства, в борьбе за «расовое равенства», оказывали давление на банки с тем, чтобы те выдавали кредиты на более лёгких условиях. А поскольку банкирам не хотелось выплачивать многомиллионные компенсации по судебным искам, они делали то, что им велело правительство.

Обвинения в расовой дискриминации здорово всё это подстегнули. Исследование, проведённое Федеральным Резервным Банком Бостона в 1992 г., показало, что даже с учётом разницы в кредитоспособности представители меньшинств получали меньше займов, чем белые. Это исследование было принято как решающее теми, кто верил его выводам, что американские банки виновны в дискриминации против черных и испаноязычных (но не против азиатов, получавших больше займов, чем белые) и должны сделать кредит доступнее для жителей бедных районов. Доказательства, представленные позже, показали неточность исследования, отсутствие доказательств дискриминации после исправления всех ошибок, но уже было слишком поздно.

Закон «О коммунальных [местных] реинвестициях» The Community Reinvestment Act (требует, чтобы банки удовлетворяли кредитные потребности местности, в которой они принимают депозиты, в том числе — потребности близлежащих отсталых и бедных районов; принят конгрессом в 1977 г.), (далее CRA) закон времён Джимми Картера, получивший новую жизнь от администрации Клинтона, очень много критиковался с тех пор, как начался кризис. Этот закон подставил банки под обвинения в дискриминации и судебные иски, если те, с точки зрения властей, выдавали не достаточно много кредитов меньшинствам. Но даже не CRA толкал вниз требования к заёмщикам. Это были все правящие круги. Согласно Стену Лейбовицу из Университета Техаса, единственная вещь, которую вы не найдете в литературе по жилищному вопросу за период с 1990 по 2006 г., это предположение, что «возможно низкие требования к заёмщикам, которые проталкивались всеми правительственными агентствами, Конгрессом, президентами — и которые были приняты и с энтузиазмом поддержаны кающимися в дискриминации банкирами — могли привести к высоким показателям отказов от платежей по долгам, в особенности, когда цены на недвижимость перестали расти»[12].

Вскоре после публикации своего исследования дискриминации Фед. Банк Бостона выпустил руководство по недискриминационному кредитованию для банков. В нём говорилось, что у банков возникнут проблемы, если они будут отвлекать бизнес от потребителей из меньшинств, если их «требования к кредитоспособности содержат чрезмерные и неразумные критерии.» Можно с уверенностью сказать, что банкам не надо говорить что если их «требования к кредитоспособности содержат чрезмерные и неразумные критерии», то это плохо скажется на их бизнесе. Что бостонский Фед на самом деле имел ввиду, так это то, что если представители меньшинств не получают кредитов, то «требования к кредитоспособности содержат чрезмерные и неразумные критерии.» В остальном руководство состояло из политкорректной демагогии о кредитной истории, выплатах по кредиту, традиционных источниках доходов, что было представлено как незначительные препятствия на пути увеличения числа домовладельцев среди менее удачливых членов общества[13].

Естественно, банки делали то, что хотело правительство. «Банки начали понижать стандарты кредитования», пишет Лейбовиц. «Они понижали и понижали под возгласы одобрения политиков, чиновников и привелигированых правительством компаний»[14].

Беар Стёрнс, главный поручитель по ценным бумагам, обеспеченных закладными, рассуждал об их надёжности на том же новоязе Оруэлла, на каком разговаривал бостонский Фед. Кредитный рейтинг заёмщика не должен быть столь важен. «Займы CRA не слишком вписываются в стандартную структуру кредитных баллов»[15]. И так далее, по всему списку традиционных требований к заёмщикам.

Когда случился большой облом на рынке недвижимости сторонники CRA стали уверять всех, что, так как этот закон касался только доверенных организаций (таких как Bank of America) и что наиболее неразумные инвестиции были сделаны не этими организациями (более специализированными на займах на недвижимость как Countrywide), то претензии к CRA безосновательны. Что они не сказали, так это то, что тот же самый необдуманный подход к оценке рисков которым был пронизан CRA, распространился по всему рынку недвижимости благодаря другим агентствам, которые продвигали эту разрушительную стратегию на все финансовые институты Америки: Fannie и Freddie, Департамент Строительства и Развития Городов (читайте далее), Фед. Резерв и прочие, так же как ещё один экземпляр законотворчества Equal Credit Opportunity Act («Закон о Равенстве Возможностей Получения Кредита).

Генри Сиснерос, первый секретарь Департамента Строительства и Развития Городов в администрации Клинтона, ослаблял ограничения на получение займов как во время своей работы на правительство, так и в своих начинаниях в частном секторе, чтобы сделать покупку жилья возможной для тех, кто не отвечал требования к заёмщикам. Он сам стал дивелопером, присоединившись к KB Home работая в правлении которой он построил 428 домов для людей с низкими доходами в Лаго Виста дивелопмент в Сан Антонио[16].

Но даже Сиснерос был вынужден признать что, несмотря на добрые намерения, «домовладельцами становились те, кто не должны были быть домовладельцами.» New York Times, симпатизировавшая его политике, писала что Сиснерос «поощрял не подготовленных людей покупать дома — часть общенационального тренда с тяжелыми последствиями для экономики. Он часто размышляет о своей роли в катастрофе, которая изменила статус домовладения с того, что делало людей частью среднего класса на то, что выталкивает людей из него. «Я жду, что кто-нибудь назовёт меня виноватым», говорит он с юмором и беспокойством».

Сиснероса можно назвать идеальной моделью защитника маленького человека, чей отеческий присмотр должен защищать нас от разрушительных действий свободного рынка и на кого мы можем рассчитывать и будущем, когда «свободный капитализм» будет регулироваться ещё строже. Сиснерос является воплощением амбиции федерального правительства по увеличению количества домовладельцев, которая, по его же словам, означает понижение требований к заёмщикам и одобрение выдачи кредитов тем, кто не смог бы получить их в прошлом. Тем не менее, Сиснерос не поднял тревоги по поводу займов на покупку домов, и не сделал ничего, чтобы воспрепятствовать плохому кредитованию вернувшись в частный сектор. Его собственная дивелоперская компания, American CityVista, в партнёрстве с КВ, где он уже был членом правления — вместе с Джеймсом А. Джонсоном, бывшим Ген. Директором Fannie Mae. Fannie гарантировала множество закладных на дома в альянсе KB/CityVista.

Главным клиентом Fannie была Countrywide, где Сиснерос также был членом правления и не издал ни звука пока Countrywide решительно проталкивала плохие займы. Не может быть сомнений в том, что Сиснерос поддерживал плохие займы. Как ещё его амбициозные планы по «расширению домовладения» могли быть достигнуты.

Виктор Рамирес, купивший дом в Лаго Виста в 2002-ом, сказал New York Times, «Я был студентом, зарабатывающим 17 000 долларов в год. У моей жены не было постоянной работы. Как мы смогли получить кредит?» Большинство жителей, говорит Рамирес, «поверили в то, что всё было проще, чем есть на самом деле. «Подпишите здесь, подпишите здесь, напечатанное мелкими буквами можно не читать». Рамирес не говорит, что людей принесли в жертву; «мы сами захотели стать жертвами,» признаёт он.

Что касается «правил» как решения проблем — как будто правила могут остановить людей от таких глупостей, как например покупка акций под залог их домов — то Сиснерос не уверен насколько это будет эффективно: «Я не знаю, как можно регулировать трёхсотмиллионную страну, в которой подобное поведение стало эпидемией». Если что и нужно регулировать, так это власть Фед. Резерва создавать кредит, которая и создаёт безумия, подобные пузырю на рынке недвижимости. Но в своём интервью New York Times Сиснерос следовал правилам и Федю ни разу не упомянул.

Андрю Куомо, также работавший секретарём в Департаменте Строительства и Развития Городов в администрации Клинтона, с восторгом говорил после выигранного иска о дискриминации с компанией AccuBanc Mortgage в результате которого компания была вынуждена выдать заём на основании, по его же словам, «предоставления преимущественных прав». Компания «возьмёт на себя больший риск, да… 2.1 миллиарда долларов по закладным будет очень большим риском. И я уверен, что по этим закладным процент невыполнения обязательств будет выше, чем по оставшемуся портфелю ценных бумаг». Так что секретарь Куомо чувствовал себя вполне комфортно, подставляя банк под заведомый невозврат денег, не в этом ли всё дело?

Либералы утверждают, что недобросовестные заимодавцы бесчестно заставили беспомощных и необразованных заёмщиков подписаться на плохие займы на сложных и невыгодных условиях, а консерваторы говорят, что политическое давление заставило банки выдавать такие займы. Как мы видели, действительно существует анекдотическое доказательство против либералов в лице человека, которого сами либералы уважают, Генри Сиснероса. Есть серьёзные доказательства в пользу консерваторов: такие левые группы как ACORN делали бизнес для банков невозможным, пока те не соглашались с требованиями выдать миллиардные займы, которые они никогда бы не выдали. Все эти отдельные запугивания в совокупности с компанией о понижении требований к заёмщикам, проникшей на все уровни правительства, помогли направить поток свеженапечатанных денег в рынок недвижимости помогая надувать пузырь.

 

Предыдущая статья:Обвиняемый № 1: Fannie Mae и Freddie Mac Следующая статья:Обвиняемый № 3: Искусственная стимуляция спекуляций
page speed (0.019 sec, direct)