Всего на сайте:
248 тыс. 773 статей

Главная | Экономика

Больше финансовой помощи, больше регулирования, больше правительства  Просмотрен 23

Курс действий правительства был вполне предсказуем. Сначала правительственные чиновники неправильно описали проблему, оградив себя от любых обвинений и свалив вину на других. В качестве руководства к действию они взяли причины Великой Депрессии и меры борьбы с ней — неправильно интерпретируя их. Затем они провели аналогию между нынешним кризисом (в их интерпретации) и Великой Депрессией (в их интерпретации).

Затем они сказали, что с целью недопущения ещё одной Великой Депрессии у правительства нет другого выхода, кроме как осуществить те самые меры, что не смогли вывести экономику из Великой Депрессии. И наконец, подошло время сделать ситуацию хуже, начав (но, не ограничившись) массивную и безпрецендентную финансовую помощь. Экономика, таким образом, останется в депрессии гораздо дольше, чем если бы в работу рынка не вмешивались.

Когда в сентябре 2008 г. Палата Представителей одобрила план финансовой помощи на 700 миллиардов долларов для финансового сектора, который администрация Буша и лояльные СМИ потом назвали «план спасения», реакция публики была быстрой и ясной. Сенатор — Демократ от штата Калифорния Барбара Боксер получила около 17000 сообщений, большинство из которых были негативными. Из 2000 звонков в её офис в Калифорнии (за один день) только 40 были в поддержку — это 2 процента. Из 918 звонков в её вашингтонский офис всего один был в поддержку. Другие члены Конгресса сообщили о похожей реакции. Сенатор от штата Огайо Шерод Браун сообщил, что 95 процентов всех сообщений по этому вопросу были негативными[3].

Что могло заставить представителей игнорировать столь интенсивное неприятие представляемых? Как вы думаете? Согласно Центру Ответственной Политики (Center for Responsive Politics) за 2008 г. финансовая индустрия пожертвовала 53 000 000 долларов кандидатам в Конгресс и в президенты, что ставит их вторыми после юристов. Конгрессмены, голосовавшие за этот план, получили на 54% больше денег от банков и финансовых компаний, чем те, кто голосовал противю[4].

Удивительно то, что этот план не прошёл с первого раза.

Но это было не надолго. Вместо того чтобы принять тот факт, что избиратели против, законодатели начали искать пути протащить его. В поле зрения законодателей оказались приманки, стоящие миллиарды долларов и план быстренько превратился в закон. Конечно, идея ограбить народ Америки на 700 000 000 000 долларов ради финансовой помощи наиболее рисковым игрокам с Уолл Стрит выглядела как плохая, но теперь, после налоговых послаблений для производителей деревянных игрушек на 6 000 000 долларов, впрочем, это совсем другая история.

После того, как законопроект о финансовой помощи прошёл, министр финансов Генри Полсон повёл себя не совсем так, как ведёт себя тот, кто контролирует происходящее. Вначале нам говорили, что деньги, выделенные для финансовой помощи, пойдут на выкуп плохих активов у банков (таких, как неоплаченные закладные и «токсичные» ценные бумаги, обеспеченные закладными), и таким образом восстановят межбанковские платежи, которые значительно сократились из-за неуверенности одних банков в платежеспособности других. Администрация, лидеры в Конгрессе и массмедиа дружно провозглашали впику сомневающимся и инакомыслящим, что это правильный и нужный план.

Но когда этот план прошёл, они передумали. Стратегию выкупа плохих активов была изменена на выкуп правительством долей банков, даже если банки не хотели продавать. Затем идея выкупа плохих активов была оставлена окончательно тем самым Генри Полсоном. Стратегия, как было сказано, жизненно важная для экономики, без которой произойдёт катастрофа невиданного масштаба, была быстро и просто забыта. Генри Полсон даже потом признался, что он знал с самого начала, что эта стратегия — на основании которой план финансовой продали публике — была неверной[5].

Теперь вливания понадобились потребительскому кредитованию. Согласно тому же Полсону «миллионы американцев» столкнулись с проблемой роста процентов по потребительским кредитам или получения потребительского кредита, как такового, что «увеличивает расходы семей на ежедневные покупки». В этом ещё меньше смысла, чем в других рассуждениях мистера Генри Полсона. Подумайте сами: Возможно ли, что бы семьи делали каждодневные покупки в кредит в долгосрочной перспективе? Как это вообще может продолжаться? И, тем не менее, нам предлагают профинансировать очевидно нежизнеспособную систему, основанную на долгах и расходах, вместо того, чтобы призвать людей жить по средствам. Что рынок и пытается сделать.

Обычно от правительственных чиновников никто не ждёт понимания экономики, однако Канцлер Ангела Меркель совершенно правильно предупредила в ноябре 2008 г., что если Вашингтон и дальше будет продолжать политику создания новых денег и поощрения займов, то это просто «заложит основы точно такого же кризиса через пять лет»[6].

Оба кандидата в президенты в 2008 г. согласились с планом финансовой помощи. Конечно, американцам нельзя дать сделать самим столь серьёзный выбор. Благодаря мании финансовой помощи к концу 2008 г. Вашингтон сделал себя (а значит и всё население) должником на 7.7 триллиона долларов. И судя по всему это только начало.

 

«Перемены, в которые можно верить»

 

Первый же взгляд на команду экономистов Барака Обамы подтверждает подозрение, что «перемены» означают старые меры — больше денежных вливаний, больше правительственного вмешательства, больше внимания симптомам, чем причинам — всё это вместе с гигантским дефицитом и огромным увеличением государственных расходов должно, как суеверно верят наши лидеры, восстановить экономику. Как и бывает с суевериями, никакие логические аргументы или исторические свидетельства не способны ничего опровергнуть. Особенно трудно опровергнуть то, что даёт обоснование дальнейшим тратам правительства, то есть тому, что правительство делает всегда.

Возомнившим себя невесть кем Генри Паулсону, Бену Бернарке, Бараку Обаме, Берни Фрэнку и Крису Додду следует оставить всё это. Ни правительство, ни Фед. Резерв не могут сделать ничего, чтобы улучшить ситуацию и они много чего могут сделать, что бы ситуация стала хуже. И как я предполагаю, они уже сделали.

Нельзя ожидать улучшения ситуации пока мы не поймем, как в неё попали.

Новые теории не нужны. На этих страницах я изложу взгляд обывателя на то, где экономика сейчас, что нужно сделать и привлеку ваше внимание к идеям, которые слишком долго игнорировались. Перспектива свободного рынка — в особенности идеи Мизеса и Хайека — проливают свет на переживаемый нами кризис, кризис, который полностью не понимают многие экономисты и финансовые аналитики и который не был объяснён ни одной из традиционных теорий. Большая часть идей в этой книге — старые идеи. Их просто игнорировали.

 

Предыдущая статья:Глава 1. Слон в посудной лавке Следующая статья:Федеральный Резерв
page speed (0.0199 sec, direct)