Всего на сайте:
236 тыс. 713 статей

Главная | Изучение языков

Нун в понимании христианских мистиков  Просмотрен 84

Харриетт Огаста Кертисс, Ф. Хоумер Кертисс («Ключ судьбы»):

Четырнадцатая буква, Нун (n)

Тот день будет для избранных защитою, а для грешников расследованием. И в тот день бyдyт распределены два чудовища: женское чудовище, называемое Левияфа, чтобы оно жило в бездне моря над источниками вод, мyжеское же называется Бегемотом, котоpый своею гpyдью занимает необитаемyю пyстыню.

Енох.10:8-9

Он произвел букву Нун, господствующую над обонянием, увенчал ее и сочетал со Скорпионом во вселенной, Хешваном (ноябрем) в году и кишками в человеке.

Сефер Йецира, 5, доп. 8.

Нун — четырнадцатая буква еврейского алфавита. Это одна из простых букв и соответствует она зодиакальному знаку Скорпиона. Нун означает рыбу или нечто происходящее из изначальных вод; нечто существующее с самого начала появления нашей планеты, с времен, когда еще не расступились воды Бездны, или просто обитающее или плавающее в материнской стихии (воде), которая лежит в основе проявления всей жизни. Можно сказать так: нечто живущее в той самой субстанции, из которой появляется вся жизнь на этой планете.

С древнейших времен рыба ассоциировалась с сокровенным таинством проявления Божественного и его действия на мир материи. Как мы неоднократно отмечали, если какое-нибудь слово или идея сохраняются в веках, заимствуются и находят свое выражение в различных формах религии, значит они отражают некую глубокую истину. Именно так обстоит дело и с символом рыбы, ибо ее коренной символизм передает общую для всех религий эзотерическую или тайную доктрину. Индийцы изображали первого Аватара Вишну в виде полурыбы-получеловека, точно так же, как халдеи своего Оаннеса, а финикийцы и филистимляне — Дагона. У древних мексиканцев и перуанцев также были боги-полурыбы. В еврейском Талмуде частый эпитет Мессии — Даг («Рыба»), и среди последователей Иисуса на заре христианства рыба была распространенным символом. Существует вариант описания потопа, в котором ковчег по безбрежному океану тащила за собой огромная рыба.

Гавайцы верят в священную акулу, которая живет в окружающих их острова водах. У них есть легенды о великих вождях или богах, которые, оказавшись выброшенными за борт, благополучно добирались до суши через быстрые и коварные течения бурных проливов и морей либо верхом на спине акулы, либо держась за ее хвост. Орфея также, по преданию, бросили за борт суеверные моряки, и спас его огромный дельфин. Все эти мифы очень сходны с историей Ионы и имеют такое же эзотерическое значение. А именно: прежде чем быть готовым проповедовать жителям Ниневии, Иона три дня и три ночи провел в брюхе рыбы (соответствующих трем дням и ночам в могиле), т. е. он оставался проглоченным (уединившимся от жизни) в течение трех периодов Великого Посвящения в Эзотерическую Мудрость.

Когда ученики Иисуса попросили его о знамении, он ответил им, что никакого знамения не будет, кроме знамения пророка Ионы,<$FМатф.12:39.> т. е. знака рыбы, внутренней эзотерической мудрости, ибо только она одна убедит их в истинности его учений и защитит их, когда они окажутся в бурлящем море человечества.

Иисус выбирал своих учеников из рыбаков, как Он это делает и сегодня, т.

е. из тех, кто «ловит рыбу» в огромном море эзотерической мудрости. Он продолжает разговаривать с ними и заверяет их, что они станут «ловцами человеков».<$FМатф.4:19.>

Такое очевидное почитание рыбы исследователи мифологии обычно рассматривают как признак примитивной культуры и суеверности, но в действительности оно свидетельствует о том факте, что по крайней мере провидцы и истинные священнослужители этих древних народов понимали глубокое духовное значение данного универсального символа. Поскольку в каждом из случаев изображаемые в виде Великой Рыбы различные божества были для поклонявшихся им народов Аватарами и Иерофантами, проводившими посвящения смертных во «внутренние» степени Религии Мудрости. Рыба представляла понимание и осознание сокровенного таинства той силы, которая извечно благополучно движет ковчег людской жизни по бушующим водам моря человечества. Такая же фундаментальная идея, хотя во многих случаях и неосознаваемая, побуждает гавайцев поклоняться Царю Акул как защитнику их островов и быстро исчезающей религии.

В этом состоит и суть аллегории о том, как Иисус накормил множество народа пятью хлебами и двумя небольшими рыбами, которые насыщали людей, но не заканчивались.<$FМатф.14:15-21.> Пять хлебов символизируют экзотерическое учение, доступное для понимания посредством пяти внешних органов чувств. Две же рыбы указывают на таинства учения эзотерического, которые можно постичь только с привлечением двух внутренних форм чувствительности человека; а также на таинство пары, мужчины и женщины, объединяющихся в единую плоть загадочной силой притяжения, называющейся любовью, один из аспектов которой проявляется в половом влечении. Когда сила любви поднимается над уровнем внешних понятий человеческого моря и восходит до небес, она воистину становится Посвятителем и Иерофантом развивающегося Ученика.

В Псалмах мы встречаем то же самое учение: «Ты сокрушил голову левиафана, отдал его в пищу людям пустыни» (Пс.73:14). Это вполне может служить пророчеством о веке, в который мы сейчас вступаем,<$FИмеется в виду Эра Водолея.> когда Великую Рыбу эзотерического учения о пробуждении божественной способности творить люди отведают в том же мистическом смысле, в каком сейчас мы вкушаем тело Христа. Эта задача стоит перед каждой Душой, ищущей Посвящения в Таинства. О ее сложности говорит вопрос, заданный Иову (Иов.40) при его посвящении: может ли он вытащить левиафана из глубин своей собственной природы и питаться его плотью?

Левиафан — мифическое чудовище, символизирующее глубокую, но еще не невыраженную силу притяжения полов. Это монстр, как говорит нам Енох, обитающий в глубине моря, т. е. непреодолимая сила, существующая в море человечества. Он живет «над источниками вод», т. е. над тем, что, как родник, питает и восполняет море человечества. А чудовище он потому, что постоянно пожирает (в форме похоти) чистоту и красоту творений человека.

Его слизистый след пересекает сушу, и искатели Эзотерической Мудрости даже задаются вопросом, возможно ли отыскать Путь Мудрости, не убив прежде окончательно и бесповоротно это чудовище. В ходе Посвящения Господь, Великий Посвятитель, спрашивает Иова: «Можешь ли ты удою вытащить левиафана и веревкою схватить за язык его?». Любой, кто внимательно прочитает сороковую и сорок первую главы Книги Иова, увидит, что за символическим языком просматривается обсуждаемое нами значение. Процитируем: «Будет ли [он] говорить с тобою кротко? сделает ли он договор с тобою, и возьмешь ли его навсегда себе в рабы? станешь ли забавляться им, как птичкою, и свяжешь ли его для девочек твоих?..

Не упадешь ли от одного взгляда его? Нет столь отважного, который бы осмелился потревожить его». И далее: «Не умолчу о членах его, о силе и красивой соразмерности их... Кто подойдет к двойным челюстям его?.. Глаза у него как ресницы зари; из пасти его выходят пламенники, выскакивают огненные искры... Дыхание его раскаляет угли, и из пасти его выходит пламя... Когда он поднимается, силачи в страхе... Булава считается у него за соломину; свисту дротика он смеется... [Он] оставляет за собою светящуюся стезю... Нет на земле подобного ему... на все высокое смотрит смело; он царь над всеми сынами гордости».

Из всего этого нам должно стать очевидно, что эту величайшую из сил, которая становится чудовищем, если ей позволить господствовать в глубине нашего естества, тем не менее, следует не уничтожить, а укротить, использовать и превратить в венчающее жизнь благословение, дарованное нам нашим создателем не как опасность, от которой надо бежать, или чудовище, которое нужно убить, а как нечто необходимое для поддержания нашей духовной жизни, что можно видеть из эпиграфа к настоящей главе. В день, когда мы одолеем эту могущественную силу и бесстрашно посмотрим в лицо ее низшему аспекту или удою вытащим ее из моря и поместим в водах над твердью, она будет отдана нам в пищу; то есть все человечество отведает ее в том же самом духовном смысле, в котором мы вкушаем плоть Христа. Другими словами, люди впитают ее мощь, укрепятся ее добродетелями и разделят ее благословения.

Иисуса Навина, которому Моисей Законодатель (экзотерический учитель) передал бразды правления после того, как вывел евреев из Египта, называли «Сыном Нун», т. е. эзотерическим учителем. Подлинные эзотерические учителя должны начинать с поучения о том, как вознести Орла из логовища скорпиона, чтобы он мог свить себе гнездо в вышине. Пока на знамени Скорпиона виден только «змей на дороге, аспид на пути»,<$FБыт.49:17.> мы боремся с морем. Многие люди, претендующие на роль капитана или учителя, ведя корабль личности по этому морю, бросают Иону за борт, когда ветер и волны грозят затопить корабль, — то есть объявляют весь вопрос запретным. А тот, кто, подобно Ионе, проповедует высшее эзотерическое учение, для них лишь провоцирующий шторм возмутитель спокойствия, поэтому его следует выбросить за борт. Но если Иона действительно послан Господом, Великая Рыба примет и защитит его.

Море именуют Великой Матерью, а рыба есть продукт моря; поэтому некоторые толкователи иероглифики называют букву Нун «детищем» и связывают ее с порождением. Кроме того, Нун называют символом индивидуального телесного существования. В этом смысле ясно видна связь этой буквы с зодиакальным знаком Скорпиона, поскольку данный знак отражает серьезную проблему пола, стоящую перед нами.

Во-первых, в своем аспекте скорпиона, укус которого несет с собой смерть; но вместе с тем в бессмысленном гневе скорпион может обратить свое оружие против самого себя и ужалить себя до смерти, символизируя результат неуправляемой сексуальной развращенности. Во-вторых, в своем аспекте орла, т. е. уже хорошо усвоенных уроков пола, он показывает, что приобретенный таким образом опыт позволяет осуществить пророчество: «вы видели,.. как Я носил вас на орлиных крыльях, и принес вас к Себе» (Исх.19:4), «а надеющиеся на Господа [Закон] обновятся в силе: поднимут крылья, как орлы» (Ис.40:31). Кроме того, Иову при его Посвящении был задан вопрос: «По твоему ли слову возносится орел и устрояет на высоте гнездо свое?»<$FИов.39:27.> — т. е. рождает и вскармливает свое потомство в высших сферах.

Буква Нун считается господствующей над обонянием. Любопытен факт, что большинство производимых человеком духов имеет в своей основе мускус, получаемый из высушенных яичек мускусного быка. Все такие духи имеют сильный чувственный запах, и в прошлом их использовали только куртизанки и наложницы в гаремах. Всем ученикам, искренне стремящимся к высшему образу жизни, настоятельно рекомендуется проявлять осторожность в выборе духов. Собственно, лучше вообще ими не пользоваться, ибо развивающаяся Душа, подобно распускающемуся цветку, источает свой собственный запах. На высших уровнях этот аромат легко отличим и служит решающим фактором в привлечении к развивающейся Душе необходимых ей сил и помощников. Более же сильные запахи, в особенности на основе мускуса, притягивают таких астральных сущностей, единственное желание которых состоит в продлении собственной жалкой жизни на своем иллюзорном уровне. И они стремятся любыми средствами поощрять низшие страсти человечества, чтобы впитывать высвобождающуюся при этом жизненную силу. К тому же, когда Великие Учителя (Владыки Мудрости) желают связаться с учеником, все чувства последнего должны быть готовы уловить их присутствие. Учителя охотно используют тонкое обоняние ученика, и зачастую даже легкое дуновение свойственного им характерного аромата оказывается достаточным сигналом, указывающим на их присутствие. Но если обоняние притуплено искусственными духами, его нельзя использовать для обнаружения «аромата присутствия Учителя». Для привлечения учителей нет необходимости в духах. Достаточно одного благоухания любви, возвышенного стремления и набожности, исходящего от чистого сердца. С таким же успехом розовый куст мог бы пытаться привлечь ценителей красоты его прекрасного цветка, пропитывая нераскрывшиеся бутоны искусственным розовым маслом.

Буква Нун выражает также идеи сосредоточенности и гармонии. Некоторые связывают ее с любовью к родному дому — не показной, но совершенной любовью и гармонией в семейной жизни.

Самех

Предыдущая статья:Нун в понимании еврейских мистиков Следующая статья:Написание буквы в квадратном стиле
page speed (0.063 sec, direct)