Всего на сайте:
236 тыс. 713 статей

Главная | Литература

Чужой дневник 9 страница  Просмотрен 17

посторонний человек находится в моем доме.

Когда Алиса вошла в квартиру, она долгое время осматривала все вокруг, обращая внимание на мелочи.

– Пусто как-то у тебя тут, – сделала она вывод, оборачиваясь ко мне.

– Не люблю, когда много ненужных вещей в квартире, – пожал я плечами.

– Типичное холостяцкое жилье, – улыбнулась она. – Это конечно хорошо, что у тебя только самое нужное, но атмосфера тут… холодная.

– Разве? Сквозняков тут вроде нет.

– Ты прекрасно понимаешь, о чем я, – она сузила глаза и вновь окинув взглядом комнату, сказала. – Не хватает женской руки, домашнего уюта.

– Для этого я и привел тебя сюда, – подмигнул я.

– Да неужели? А с чего ты взял, что я соглашусь на это? – хитро заулыбалась Алиса.

– Куда же ты денешься? – я медленно подходил к ней. – Раз ты здесь, значит я тебе полностью, безоговорочно доверяю, что я уже не могу без тебя и хочу прожить с тобой каждую свободную и занятую минуту.


 

– Я могу расценивать это как одно из редких признаний в любви? – предположила она, двигаясь мне на встречу.

– Можно и так сказать, – кивнул я, обнимая ее.

– Знаешь, сошли бы и цветы с конфетами, – рассмеялась она.

– Нет, для такого события этого было бы мало. Есть еще один смысл твоего присутствия здесь. Я хочу… как это не просто говорить…

– Ты взрослый мальчик, уж постарайся.

– В общем, я хочу создать с тобой семью, – признался я ей в намерениях.

– Ох, – Алиса отстранилась с изумленным видом, резко изменила выражение своего лица, и наиграно поклонилась. – Какая честь.

– Веселишься? – обиженным тоном спросил я. – Тут тебе в самых сокровенных чувствах признаются, а ты ерничаешь.

– Ну, прости, – Алиса кинулась меня обнимать. – Никак не привыкну, что ты такой ранимый. И как ты стал таким важным человеком?

– Алиса! – я попытался отстраниться от нее, но она еще сильнее прижалась ко мне.

– Молчу-молчу!

Алиса обняла меня и успокаивающе погладила по спине. Я чувствовал не только это. Она старалась подавить в себе приступ смеха, но ее тело периодически трясло от новой волны хохота.

Всегда так. Объясняешься с человеком, признаешься в чувствах, раскрываешься перед ним, а этот достойный уважения поступок высмеивается, – это ранит, словно нож. Защитный механизм в таких случаях

– раздражение, которое на самом деле маскирует под собой обиду из-за банального непонимания всей важности ситуации. Поэтому неудивительно, что я схватил Алису и, чуть отодвинув от себя, посмотрел на нее и раздраженно спросил:

– Так что? Ты согласна?!


 

– Согласна, – сразу ответила Алиса. Настала моя очередь гладить ее.

– Если честно, это сейчас было немного странно, – слегка боязливо, после недолгого молчания, призналась Алиса.

– Ничего ты не понимаешь, – тихо сказал я, крепко стиснув ее в своих объятиях.

Алиса положила свои ладони на мои плечи, дав понять, что хочет сказать. Частично освободившись, я все равно держал ее чуть ниже спины, она внимательно посмотрела на меня.

– Дима, я все понимаю, и знаю, насколько это важно для тебя. Спасибо за доверие. Я постараюсь оправдать его.

– Не надо стараться что-то оправдать, в особенности, мои глупые требования. Тебе это не нужно. Просто будь собой, этого достаточно. Ты воплощение всего того, что я хотел бы видеть в женщине.

Окончательно убрав мои руки, Алиса прошла вглубь комнаты, покружилась на месте, придирчиво осмотрела все вокруг и негромко сказала:

– Помнится, ты говорил, что это не твоя квартира?

– Совершенно верно.

Я прошел к своему рабочему столу. Усевшись на краешек и скрестив руки на груди, я внимательно следил за Алисой и готовился выслушать ее мнение.

– Как бы тебе сказать…? – неуверенно начала Алиса

– Честно.

– Мне не нравится эта квартира. Извини, но это правда. Если я правильно поняла, эта квартира компании, на которую ты работаешь?

– Да.

– А значит, компания может отнять ее у тебя в любой момент?

– Только если меня уволят, что вряд ли, либо я сам уйду, что еще невероятней.


 

– Несмотря на твою уверенность, не слишком ли рискованно? Мы можем потерять квартиру в любой момент и что тогда? На улице окажемся!

Я чувствовал, что Алиса хитрит, чего-то не договаривает. Странная, неестественная осторожность с ее стороны. Для нее это не характерно.

– Алис, в чем дело?

– Ты о чем?

– Да брось, – улыбнулся я, – давай серьезно. Что такое? Почему ты не хочешь здесь жить?

– Я же сказала, эта квар…

– Алис, – ее имя прозвучало несколько жестче, чем мне хотелось бы, – я тебя хорошо знаю. Скажи честно, я не обижусь.

Она молчала. Покачиваясь с пятки на носок, Алиса немного стыдливо, почти по-детски тихо сказала:

– Просто… я всегда думала, что влюбленные строят свой собственный дом самостоятельно. Я бы пригласила тебя жить к себе, но и у меня нет квартиры, ты знаешь, я ее снимаю.

Надо признать, это было вполне разумно. Она права, но надо было уточнить на счет ее планов:

– Что ты хочешь? Чтобы я дом построил для нас?

– Ну не совсем, – уклончиво ответила она, вильнув головой. – Дом у меня уже есть.

– А что тогда?

Она пару секунд смотрела мне прямо в глаза, словно пытаясь перебороть себя и задать мне важный вопрос:

– А… а у тебя много денег?

Я рассмеялся. Вот теперь я узнаю свою Алису. Беспардонные вопросы, под которыми скрываются добрые намерения.

– Ах, вот оно что, тебя интересуют только деньги? Ты со мной только ради них? – я притворился, будто обиделся на нее.


 

– Ты за кого меня вообще принимаешь?! – раздраженно, сквозь зубы спросила она.

– Ну а что ты тогда хочешь?

–Идеальный вариант, это купить квартиру, – вид у нее был озабоченный, когда она предлагала эту затею.

– Хорошо.

– Правда? – моментально расцвела она.

– Да, думаю, будет здорово. Сегодня же займусь поисками квартиры.

– Котя, как же я тебя люблю, – она кинулась ко мне с поцелуями.

– Вот оно. Наконец-то ты это сказала, а понадобилось всего-то пообещать купить квартиру, – покачал я головой.

– Ой, не придумывай, – рассмеялась Алиса, обнимая меня.

После долго молчания, когда я обдумывал детали, а Алиса, наверное, уже планировала, как и что расставит в нашем будущем доме, я отстранился от нее и серьезном тоном спросил:

– Это же будет наша квартира? Наше уютное гнездышко?

– Ну, да, – настороженно сказала Алиса.

– Ну, если это так, и квартира будет общая, то скидываемся поровну?

– Интересный ты. Сам же предложил съехаться, – она гладила воротник моей рубашки. – Мне было удобно и так. Так что плати за все сам,

– ткнула Алиса пальцем мне в грудь.

Я не смог сдержать смеха. Конечно же, я шутил и, разумеется, все расходы брал только на себя.

– Хитрая ты.

– А ты простак.

– Это точно любовь, – подытожил я.

– Точно.

Остаток дня мы с радостью, сродни детской, обсуждали, чтобы хотели увидеть в своем доме, как его обустроить, какие обои выбрать и другие бытовые мелочи.


 

17 декабря

На удивление квартиру удалось приобрести довольно быстро. Двухкомнатную, небольшую, в центре города. Все, как мы с Алисой и хотели.

Спасибо Алине – благодаря ее знакомым в агентстве недвижимости, легко нашлась хорошая квартира.

Алиса была в восторге. Она не ожидала, что мне удастся провернуть все в такие короткие сроки. Когда мы в первый раз пришли в уже нашу квартиру, Алиса не удержалась от шутки:

– В дом первого принято впускать кота. Так что давай, вперед, мой Котик.

– Как смешно...

Но волна радости должна же была когда-то ее оставить.

– Так, надо здесь все поменять, – неожиданно сказала Алиса, уперев руки в бока. – И начать надо со стен.

– Ты о чем? – я подошел к ней и попытался найти причину ее недовольства.

– Я же говорила. Хочу, чтобы мы все создали в своем доме сами. От стен до тумбочки.

– Радикально.

– Так, а теперь слушай, что нам нужно, – Алиса повернулась ко мне.

И она говорила. Долго, много и приказным тоном. Возражать ни в коем случае нельзя. Если честно, я и не думал вставлять что-то свое.

Как-то давно в моем представлении сложилось, что глава дома

– женщина, а семьи – мужчина. Именно женщина находится большую часть времени дома и именно она создает уют, так зачем лезть со своим мнением, какого цвета должны быть обои? Основные моменты мы, конечно же, обсуждаем, но мелочи оставляю на нее.

Тем более, мужчинам


 

незначительные детали не важны. Мы можем смириться со всем, лишь бы женщина в доме была счастлива и довольна.

К тому же, я люблю Алису, а значит, я полностью доверяю ее мнению.

 

24 декабря Так как квартира была почти пустой, убирать и выбрасывать из нее ничего не пришлось. Мы расстелили на полу клеенку, Алиса сделала нам смешные пилотки из старых газет, и мы вместе приступили к преображению нашего дома. Обои мы специально поклеили белые, чтобы потом на них рисовать. Идея Алисы. Обычная, детская мечта, но почему бы и нет? Когда ее реализовывать, как не сейчас, когда повзрослели, есть возможность и средства? Было весело. Алиса нарисовала бабочек, слона, волка, гепарда. У

нее настоящий талант!

– Ты где так рисовать научилась?!

– Я воспитатель в детском садике. Я столько раз рисовала этих зверей, что и левой рукой с закрытыми глазами нарисую, кого хочешь.

– Красиво…

– Пришлось научиться. Некрасивых детки рисовать не хотят.

В нашем творческом дуэте слабым звеном оказался я. Увы, но талант художника во мне ничуть не развит. Это с лихвой компенсировала Алиса. Она разрисовывала все, что попадалось ей на глаза. Даже мини-картину сумела изобразить на кухне. Водопад, воды которого стекают вниз и образуют что-то вроде большего водопоя, куда приходят множество животных: олени, лисы, слоны, зебры, антилопы, львы. Все было так реалистично. Однако, если бы я не придрался, то это уже был бы не самим собой.

– Алис, по-моему, ты что-то не то нарисовала. Эти звери не могут встретиться в одном месте.

– Дима, не будь занудой. Включи воображение.


 

Творческие люди… Мне их никогда не понять. В отличие от них, я ко всему отношусь проще и реалистичнее.

Я заметил, что Алиса начинает потихоньку раздражаться, и чтобы как- то успокоить ее, кое-что придумал. Уйдя в зал, я разрисовал свою левую ладонь в синий цвет и, сомкнув пальцы, нанес отпечаток на стену. Получилось косо, но так было нужно.

– Что это? – недовольно спросила Алиса. – Да еще так криво?

– Ты видишь только часть всей картины. Если ее доделать, то получится…

Пока я говорил, разрисовывал правую ладонь Алисы в красный цвет. Она подозрительно смотрела на меня и ждала, что будет дальше. Я поднес ее ладонь к своему будущему шедевру и приложил к ней руку Алисы. В итоге получилось сердечко из наших скрещенных ладоней.

– Как ты до этого додумался?

– С недавних пор в моей жизни появилась муза, вдохновляющая на такие поступки.

– Ты что, завел другую?!

– Я о тебе говорю!

– Да поняла я!

– Ненормальная…

Вместо ответа Алиса ткнула меня всей ладонью в грудь, оставив четкий красный след на футболке.

– Зря ты это сделала…

Естественно, я не мог оставить это без ответа. Я испачкал ее, она опять меня, и понеслось. Алиса рисовала мне усы, бороду, повязку на глаз, как у пирата, шрамы на теле и много чего еще.

Со стороны люди могла бы сказать, что мы вели себя, как дети, и они будут абсолютно правы. Но мне плевать. Я счастлив.


 

5 января

Слава Богу, мы въехали в наш дом. Даже не представляю, насколько это всё затянулось бы, не будь рядом родителей Алисы. Я постоянно наблюдал за ними со стороны, какие они сплоченные, дружные, как они любят друг друга. Я всегда хотел себе такую семью, где меня поддерживали, обо мне заботились. И как я рад, что стал их частью.

Закончив с мелким ремонтом, занялись выбором кровати. Выбор остановили на большой, просторной модели. Алиса любила раскинуться на всю свою половину кровати. Остальную мебель выбирали также по вкусу Алисы.

Наш переход к совместной жизни ожидаемо оказал влияние на мою работу. Теперь во мне столько энергии – горы готов свернуть! Вот только директор после той истории с проектом школы перестал мне доверять. Скользкий тип, но… Мне нужна эта работа! Пока. А дальше – посмотрим.

 

13 января После окончания всех хлопот с переездом, я полностью включился в работу. Два дня назад директор вызвал Алекса с Алиной, пока я нагонял упущенное за время моего маленького отпуска. Как только они вернулись, я

поинтересовался:

– Ну что, душевный разговор получился?

– Да я вообще не понял, чего он от нас хотел, – возмутился Алекс, усаживаясь на свое место. – Выспрашивал, чем сейчас занимаемся… Можно подумать, он не в курсе!

– Значит, ничего особенного?

– Ну как сказать? Поблагодарил за работу, заверил, что ценит нас как специалистов… Еще бы нас не ценить! Потом вдруг о вас стал вопросы задавать. Где вы пропадаете, с кем видитесь, кто ваши друзья.


 

– Даже так?

– Привязался как… Спрашивает, а нет ли у нас знакомых журналистов или кого-то из внутренних органов. Да когда мы сюда пришли, нас проверяли, как агентов разведки! Всю родословную, даже мою бабушку!

– Тогда с чего такое любопытство? – удивился я

– Не знаю, – потёр лоб Алекс. – Вообще он дерганный какой-то был, нервный. Всё время смотрел на сложенные на столе папки. А под занавес вообще намекнул, что видит одного из нас главным архитектором.

– Что?! – поразился я

– Кажется, он ляпнул это так, от балды. Может, боится, что вы от нас уйдете?

– Да ладно. Не берите в голову, – я рассмеялся, хотя на самом деле мне не понравилось, то, что я услышал. – Никуда уходить я не собираюсь. Но это не значит, что вам не надо думать о своей карьере. А потому – за работу!

Еще какое-то время я обдумывал услышанное от Алекса.

С чего вдруг наш директор занервничал? Не найдя вразумительного объяснения, я переключился на текущие дела.

В отличие от работы, в личной жизни все было идеально. Каждый день я с превеликим удовольствием мчался сразу домой. Там меня ждала моя милая Алиса. Жить вместе с ней оказалось одно удовольствие. Признаюсь, вначале я сомневался, что смогу с кем-нибудь ужиться, терпеть посягательство на мое личное пространство, делить с кем-то кровать, ванну… Но все обошлось. Любовь меняет людей и их привычки. Каждый вечер мы дурачимся, смеемся, смотрим передачи, мультики. Последнее особенно забавно. Я уже не говорю о постоянном, домашнем, горячем ужине, что готовит Алиса. Откуда в ней столько сил? Ведь она тоже работает, и профессия связана с детьми, а значит с нервотрепкой, но как-то успевает еще и вкусно накормить. Но засыпать вместе лучше всего. Хоть и прошло всего-


 

то пару недель, как мы с Алисой съехались, но я так привык к этому, что и не представляю, как раньше жил один. Теперь моя прошлая жизнь кажется мне холодной и пустой. Вместе с Алисой она стала намного ярче и уютнее.

Определенно, мне это на пользу.

 

 


 

 

Я начал бояться сразу двух вещей.


26 января


Первое – Алисе со мной наскучит. Она активная, веселая, бодрая, молодая, а я иногда чувствую себя стариком. Уставшим, измотанным жизнью, скучным. Алиса иногда называет меня в шутку занудным, но что если она вскоре и правда так будет думать? Мне не хватает той энергии, что кипит в ней. Она, конечно, меня подзаряжает, но не всегда получается, как надо. Боюсь, в конце концов, я ей наскучу, и она решит меня бросить. Не знаю, что будет тогда. Переживу, но как изменюсь потом?

Это ложь, что противоположности притягиваются, но если так случается, то ненадолго. К примеру, инертный домосед и энергичная тусовщица. Если кто-то из них не изменится, не сломает себя ради другого, их пути разойдутся, и не будет никакого счастливого конца, пока они вместе. Домоседу будет не комфортно в клубе, а девушка умрет дома от рутины. Отношения – далеко не физика, где плюс притягиваются к минусу, создав сильный союз. Тут наука куда сложнее. Я стараюсь придумать что-нибудь интересное, веселое, смешить Алису, но суть не меняется. Она в таком возрасте, что ей надо гулять до утра, веселиться с друзьями, а не сидеть со мной дома. Хотя для справедливости надо сказать, что не все так плохо. Мы развлекаемся не хуже.

А мой второй страх заключается в существовании дневника. Пока мне удавалось прятать его, вносить записи, когда Алиса спит. Но рано или


 

поздно, она найдет эту книжку. Возникнут вопросы о доверии, а там всплывут и другие поводы для ссор и обид.

Это, кстати, одна из причин, почему записи стали намного короче. Опасаюсь, что Алиса проснется и увидит, как я пишу что-то. С тех пор, как мы съехались, это дело несколько усложнилось.

 

2 февраля Возвращаясь с работы домой, я всегда выжат, как лимон, но хватает одного ее вида, улыбки, детского поцелуя в щечку со словами: «Привет,

Котя!», и усталость снимало как рукой.

Я могу понять мужчин, которые хотели, чтобы по приходу домой, их ждал готовый, желательно горячий, ужин, и чтобы жена, не донимая своими расспросами, дала нормально отдохнуть после тяжелого дня. Но это мне не подходит. Я хочу общаться с Алисой, мне приносит огромное удовольствие готовить вместе с ней, даже если у меня и плохо получается. Так я отдыхаю. Поэтому, я запретил ей хозяйничать на кухне без меня. Каждый день мы стараемся приготовить интуитивно придуманные блюда. Иногда получается очень вкусно, но чаще всего приходится переделывать, а то и вовсе признать, что это ужасная идея, и использовать старые проверенные годами рецепты. А когда нам бывает лень, или мы оба сильно устали, заказываем пиццу на дом, ужинаем в кафешках, заходим в ресторан.

После еды я с Алисой прогуливался по ночному городу. У нас с ней есть одно место, куда мы ходим почти каждый день – площадка на крыше одного клуба, рядом с огромной статуей. Внизу, прямо под нами, простирался потрясающий красоты вид: огни больших зданий, свет множества фонарей, сотен проезжающих машин… Этот пейзаж, любимая женщина, отличная работа, прекрасные друзья. Это было похоже на сказку.

На самом деле, с появлением в моей жизни Алисы я словно оказался главным героем в какой–то романтической повести. Знаю, не подобало


 

мужчине говорить такое, но мне плевать. Даже если все мужчины мира начнут меня осуждать, посмеиваться надо мной, я не поменяю своего мнения. То, что дает мне жизнь с Алисой, ни с чем и никогда не сравнится.

Дома, мы включаем телевизор и всегда, лежа в обнимку, смотрим черно-белые старые фильмы. Алиса крепко обхватывает мою левую руку и моментально засыпает. Как только я это замечаю, выключаю телевизор и, целуя ее, сам засыпаю. В это время она всегда что-то невнятно бормочет. В такие моменты Алиса мне кажется самой чудесной, самой любимой женщиной на всем белом свете.

 

8 февраля

Я избавился от своих страхов. Сразу двух.

Одновременно. Чтобы не было непредвиденных обстоятельств, как с Марией, я сам принес Алисе дневник, надеясь, что это сблизит нас еще больше. Это было вечером. Я пришел с работы, Алиса смотрела телевизор, сидя на кровати, подобрав под себя ноги. Я тихо подошел к ней и положил дневник ей на колени.

– Что за книжка? – спросила Алиса, вертя ее в руках.

– Это мой дневник, который я веду с самого первого дня, как приехал


сюда.


 

 

– Ого, – Алиса открыла его и быстро перелистывала страницы. – У тебя


красивый почерк.

– Спасибо.

– Совсем, как у девчонки.

– А вот это необязательно было говорить.

– Стоп, – она захлопнула дневник. – Зачем ты мне его даешь?

– Я хочу, чтобы ты прочла его.

– Поняла, что не на хранение! Зачем?

– Алиса, ты стала незаменимой частью моей жизни. Всей жизни. Не справедливо что-то утаивать от тебя, особенно такую важную вещь, как личный дневник.


 

– А не боишься, что я подумаю что-нибудь не то? – хитро улыбнулась Алиса.

– Думаю, ты правильно все поймешь.

– Ясно, – Алиса кинула дневник на край кровати, продолжая смотреть телевизор. – Тогда почитаю потом.

– Что? – удивился я.

Этого я не ожидал. Уже успел вообразить, что как только ей в руки попадется самая ценная вещь, что у меня есть, она сразу же кинется читать, забыв про всех и вся. Но оказалось наоборот.

– Ты пришел домой уставший, наверное, голодный, а я вместо того, чтобы согреть тебя, накормить, буду что-то читать? – Алиса посмотрела на меня, и тихо, с нежностью спросила. – Кушать хочешь?

Иногда мне не верится собственному счастью. Рядом со мной оказалась такая умная, мудрая женщина. Она стоила всех испытаний, что попадались мне на пути к ней.

– Очень.

Алиса читала дневник, пока меня не было дома. Весь процесс занял два дня. Прочитав последнюю запись, подошла ко мне. Я тогда работал за компьютером. Алиса без объяснений закрыла мой ноутбук, а когда я начал возмущаться, крепко поцеловала.

– Спасибо… – она положила мой дневник на стол.

– За что?

– За то, что позволил войти в твою жизнь. За то, что показал мне, каким ты бываешь. За то, что ты помог мне понять, какие эмоции бушуют в твоем мире. Котя, я люблю тебя.

Идеально. Превосходно. На такое я и не рассчитывал. Все получилось лучше, чем я смел надеяться. Когда мы уже лежали в постели, уставшие, но счастливые, она сказала:

– Я от тебя никуда не денусь, Котя. Вместе. Навсегда.


 

В этот миг мне пришлось приложить немало усилий, чтобы сдержать в себе слезы. Я всегда мечтал услышать именно эти слова, именно в таком контексте, от женщины, которой принадлежало мое сердце.

 

17 февраля Буквально вчера я понял важную вещь. Когда мы занимались с Марией сексом, все было прекрасно. Бесспорно. Страсть, желание, ненасытность.

Мой мозг, словно туманом окутывала животная похоть, и я мало что помнил из происходящего. Знаю только, что было обоим очень хорошо.

Но то, что было с Алисой… Нет, мне тоже было очень хорошо, но это совсем по-другому. Я помнил все. С первой секунды, с первого поцелуя и до последнего стона. Каждое прикосновение, каждое движение, каждый взгляд и дыхание. Ничего не осталось незамеченным. Я жаждал сделать ей приятно, свести с ума от удовольствия – и мотивом моего желания была сама Алиса, любовь к ней, а не ненависть и месть, которые бросали меня в постель к Марии. Вот тогда я и понял, что это теперь не просто секс. Впервые в жизни я занимался любовью! И это прекрасно. Ни с чем несравнимое чувство.

И еще один немаловажный факт. С Марией, как бы сильно она мне ни нравилась, меня связывал один лишь секс. Он был единственным звеном наших отношений, без которого все рано или поздно развалилось бы. С Алисой все иначе. С ней у нас духовная связь. Мне хорошо с ней и без всякого секса. Хватает и остального.

 

***

Никита Сергеевич отложил дневник и набирал номер Светы.

– Але, привет, – голос девушки звучит совсем тихо.

– Привет, Свет. Не отвлекаю?


 

– Ну, если только немного. Что-то случилось?

У Светланы необычный и очень приятный голос. Я не сразу понял, что особенность его звучанию придает редкий для этих мест, едва заметный акцент – гагаузский. Ее семья родом то ли из Румынии, то ли из Молдавии.

– Нет, ничего особенного. Просто я подумал, мы могли бы увидеться с тобой.

– По поводу диплома? Я уже сдала его на проверку, спасибо, что помог. Без тебя ничего бы не вышло.

– Рад, что пригодился! Значит, дело сделано. А почему бы нам не встретиться как-нибудь вечером? Сходим в кафе или в кино.

Пообщаемся на обычные, человеческие темы – без улик, убийств и свидетелей преступлений!

Никита вдруг понял, что отказ девушки он принять не готов.

– А... ты имеешь ввиду... свидание? Хорошо, я согласна.

Интонация, с которой она сказала это, подсказала Никите, что девушка улыбается, она ждала этого предложения.

– Свет, давай так. Сегодня мы уже никуда не успеем, а завтра вечером, как освободишься, позвони. Я за тобой заеду.

– Договорились! Я позвоню после восьми. Не поздно?

– Отлично! Буду ждать. До завтра!

Никита Сергеевич довольно улыбнулся своему отражению в зеркале заднего вида. Пора ехать. Сегодня опять придется переночевать в своем офисе.

Поспать удалось всего несколько часов. Ночная духота заставила открыть окно, и шум то и дело проезжающих по проспекту машин мешал снова заснуть. Вспомнив старый проверенный способ, Никита стал считать каждую машину. И только когда ночная темень чуть рассеялась, он заметил, что давно потерял счет и думает совсем о другом. Заварив кофе покрепче, он достал из тумбочки свежую футболку, переоделся и снова открыл дневник.


 

28 февраля

Я восхищаюсь женщинами. Честно. Осознавая, через что они проходят, мне остается только удивляться. Они так много делают, а мы этого вовсе не замечаем, а если и видим, то воспринимаем как должное. Нам, мужчинам, и половину не сделать из того, чем они героически занимаются каждый день.

Женщины выщипывают брови, проходят чистку лица, обкалывают себя уколами, делают глубокую эпиляцию, сидят часами у парикмахера. Все это ради одного – понравится нам, мужчинам. Сидят на всевозможных диетах, чтобы избавится от килограммов, доводя себя до параметров, которые придумали опять же мы, мужчины.

Попробуйте заставить мужчину пройти хотя бы через часть всего этого, и он вас высмеет. Мы ни за что не выдержим просидеть шесть часов, чтобы нам ногти сделали покрасивее, да еще и деньги за это отдать. Или хотя бы заставить его не есть после шести вечера. Немыслимо!

Большинство из представителей сильного пола предполагают, что именно они доминируют и командуют в этой жизни, решая важные вопросы. Но это далеко не так. Женщина! Вот истинное лицо власти! Они умело управляют нами, заставляя поступать так, как им хочется. Но это еще не все. Женщины при этом умудряются выставить это так, будто желание исходило от самого мужчины.

Именно женщины позволяют нам быть сильными. Они позволяют нам ухаживать за ними: открывать двери, подавать пальто, и делать кучу других вещей, что вполне могли бы сделать и сами. Но оставляя это нам, женщины повышают нашу самооценку. Думаю, часто оставаясь в одиночестве или собираясь вместе с подружками, они посмеиваются над нами, какими мы важными выглядели в те моменты.

В то время как мы ходим на работу, они сидят дома и ухаживают за детьми. Не трудно находиться в офисе, кабинете и выполнять монотонную работу. Труднее уследить, чтобы ребенок ничего лишнего не проглотил,


 

ничего не засунул в нос, и вообще, чтобы дожил до трех лет, хотя бы со всеми конечностями.

Помимо всего этого стирают, к утру гладят нам рубашки, убирают квартиру до блеска, моют посуду. А какие требования предъявляют нам? Стараться быть рядом в нужный момент, не сильно проявлять неприязнь к теще, обнимать вечерами, периодически шептать на ушко нежные слова и комплименты, и, наконец, изредка дарить цветы. Все. Больше ничего им не нужно. Никаких звезд с неба и склада шуб с бриллиантами. Разве это так много? Думаю, нет.

Мы разучились их ценить. Мы забываем, как много они для нас делают. Мы жалуемся на их истерики, вспыльчивость и эмоциональную нестабильность. Но, может быть, это можно им простить?

Не спорю, не все такие. Но я говорю о женщинах. Настоящих, редких, удивительных. А не о бабах, которых сейчас полно. Это большая разница.

 

8 марта Получилось, что я вернулся домой раньше Алисы. Она задержалась на работе, потом ушла гулять с подругой по магазинам, а затем в клуб

собралась... Пришла уставшей и замученной.

– Боже, я дома! – с облегчением сказала Алиса, стягивая сапоги. – У меня ноги отваливаются!

– Неудивительно. Столько ходить, да и еще на таких каблуках, – сказал я с легким осуждением.

Моя возлюбленная, усевшись прямо на пол, проговорила:

– Сама жалею, – она жалобно посмотрела на меня. – Дима… я умираю.

– Не придумывай.

– Я серьезно… Сил даже до кровати доползти нет. Вот что она за человек?


 

– Тогда я помогу тебе, – я подошел и взял ее на руки.

Алиса прильнула ко мне, склонив голову к моей груди. Стоило нам зайти в ванну, она восторженно заверещала, крепко обнимая меня за шею.

– Ты просто чудо!

Да, я чудо. Перед самым ее приходом, я набрал горячую ванну. Мне доставляет удовольствие радовать Алису, придумывая что-то этакое. Доходит до такого, что я сам себе удивляюсь, откуда такие мысли и фантазии берутся у меня в голове.

Видимо, дерево приносит первые плоды…

Я стараюсь для Алисы, даже если это не приносит мне пользу. Собственно, к этому я и не стремлюсь. В отношениях все должно быть безвозмездно, от души и чистого сердца, иначе, в чем отличие от банального сожительства? Такого мне не надо.

Лежа в горячей воде, Алиса тихо говорила:

– Ты ж мой хороший...

Предыдущая статья:Чужой дневник 8 страница Следующая статья:Чужой дневник 10 страница
page speed (0.1353 sec, direct)