Всего на сайте:
236 тыс. 713 статей

Главная | Литература

Чужой дневник 7 страница  Просмотрен 32

Мысли об Алисе сильно утомляют. Это что-то внутри меня. Массивное, темное, большое. Высасывает все силы и время. Ничего не остается. Вместо ожидаемой сверхновой звезды появилась черная дыра.

Мне захотелось развеяться, поэтому увиделся с Мари. Ничего особенного. Все, как всегда. Разговоры, прогулка, еда, секс. Происходило удовлетворение базовых инстинктов. Практически никаких высших целей.

На одной из встреч Мари захотелось поговорить о моем прошлом:

– А ты никогда не хотел увидеть своих родителей?

– С чего это ты вдруг заинтересовалась?

– Дима, что за глупая привычка отвечать вопросом на вопрос? – заворчала она.

Я тяжело вздохнул. Такие вопросы мне задавала почти каждая девушка.

– Нет, думаю, это ни к чему.

– Почему? Разве тебе неинтересно?

– Нет.

– И не важно, кем они были?

– Абсолютно. Они отказались от меня еще в детстве, так какое мне теперь до них дело? – уже я спросил Мари, но это скорее был риторический вопрос. Ответа на него я не ждал.

– Свои корни надо знать!

– Мне безразлично кто они, кем работали и что из себя представляли. Главное, каким стал я. Родители никакого отношения ко мне не имели и в моем становлении как личности участия не принимали.


 

– Я ни за что не поверю, что тебе вообще никогда не хотелось их увидеть. Даже краешком глаза, – настаивала на своем Мари.

Я задумался. Мария в чем-то права. Был один момент, ради которого я готов был бы сделать исключение.

– Есть одна причина, по которой я бы и согласился увидеть их. Посмотреть, как, возможно, буду выглядеть в их годы, и на кого я похож, на мать или отца.

Мари помолчала. Немного погодя, тихо спросила:

– Не пытался их разыскать?

– Нет, да и бессмысленно. Мне рассказывали, что меня нашли у порога больницы с одной лишь запиской «Дима». Кто знает, может, это было мое имя, а может имя того, кто оставил. Хорошо хоть не на помойку выкинули…

Не знаю почему, но я рассмеялся от этой мысли.

– А фамилия тогда откуда?

А это воспоминание вызвало у меня улыбку. Одно из приятных воспоминаний детства. Как только я вспомнил ее лицо, у меня на душе сразу потеплело.

– Когда меня передали в дом малютки, там работала одна пожилая нянечка. Как только она увидела меня, сказала, что я похож на маленького котенка с большими глазами. К ее радости, как только мне поднесли бутылочку с молоком, я вцепился в нее и не отпускал, пока не высосал все до капельки. Тогда она и записала меня как Дмитрий Котик.

– А отчество?

– Имя охранника, нашедшего меня при обходе территории.

– Откуда ты все это знаешь?

– Говорю же, рассказывали. Я там был до четырех лет.

– И ты, конечно же, все это запомнил? – с сарказмом спросила она.

– Да. Ничего другого не оставалось, потому что ничего другого и не было. Так я хоть пытался понять, где мое место и откуда я взялся.


 

Больше вопросов не было. Может из-за жалости или страха, что разозлюсь. На самом деле, мне было безразлично. Я мог рассказать ей все, что она захочет знать. Наверное, это плата за то, что Мария со мной. Или нет. Да какая разница?

 

11 августа

Не знаю, как назвать эти семь дней. Кошмарные, ужасные, чудовищные

– лишь самые легкие из эпитетов, что только приходят в голову. Каждый день я писал Алисе, пытаясь наладить наши отношения, вернуть их в прежнее русло, и думал, что, быть может, удастся вновь разжечь огонек влюбленности на старых дровах, запустить холодное сердце Алисы. Как же поэтично я написал. Драматизм из меня так и рвется. Подумать только…

К недовольству моих подчиненных, я все время был поглощен Интернетом.

– И снова здравствуйте, – по традиции я написал Алисе первый, потому как она всегда молчала и не проявляла активности.

– Привет.

– Как жизнь?

– Со вчерашнего дня ничего не изменилось.

Надо же. Я привык к ее коротким ответам, а когда-то они меня раздражали. Дальше последовали бессмысленные попытки чуть больше ее разговорить, рассмешить, сделать хоть что-нибудь, чтобы пробить ее защитную стену.

– Что интересного у тебя произошло?

Этот вопрос кажется мне нелепым и очень глупым, особенно, если принимать во внимание то, что она уже ответила: «Со вчерашнего дня ничего не изменилось». Но, что поделать, чувства и непреодолимое желание общаться с Алисой мешают думать и задавать нормальные вопросы.


 

– Да, есть кое-что, – ответила она, сильно удивив меня. Неужели она хочет что-то мне рассказать? Неожиданно.

– Что же?

– Тебе не понравится.

– Мне интересно все, что происходит с тобой, вплоть до мельчайших деталей, так что говори смело.

– Уверен?

– Да!

С нетерпением ждал, когда исчезнет графа "пишет" и появится её ответ. Ожидание уже затягивалось, как вдруг:

– Я беременна и выхожу замуж.

Интересно, у кого-нибудь были ощущения, будто сердце обливают раскаленным железом, кислотой, зажаривают на сковороде и из-за чего сердце начинает жутко печь и становится невыносимо дышать? У меня было. В тот момент, когда я прочел ее сообщение.

Беременна и выходит замуж… Это все. Это конец. Точка невозврата.

Я не знал, что мне делать. Я просто сидел и смотрел на экран.

Не в состоянии ей что-нибудь ответить, с дикой болью в груди и пустотой в голове, я в полной мере осознал значение выражения «словно земля ушла из-под ног».

Нет, я не верил. Невозможно. Не может этого быть. Судьба не так жестока. Такого не бывает.

– Это правда?

– Абсолютная.

– Поэтому ты не хочешь со мной видеться?

– Молодец какой, а ведь угадал!

Если бы не потрясение, я был бы в ярости от ее ответа, но тогда было не до этого.

– Почему ты раньше мне не сказала?


 

– Не хотела тебя расстраивать.

– А что изменилось теперь?!

– Ты мне надоел. Пишешь каждый день, преследуешь каждую секунду.

Жить нормально не даешь. Отвали от меня!

Это… нет. У меня нет слов.

Я не знал, куда себя деть. Встал со стула, прошелся вдоль стола, сел обратно. Набрал сообщение, а потом стер, так и не отправив.

Никому не пожелаю испытать такое.

Без лишних слов я выключил компьютер и вышел из кабинета, не попрощавшись с Алексом и Алиной. Пока направлялся домой, вспоминал наши встречи с Алисой. Теперь такого не будет, отныне это – история, и мы больше с ней не… Проклятье!

Лучше бы ничего не было. Ни этого города, ни Алисы, ничего!

 

17 августа Я был подавлен. Мне ни с кем не хотелось общаться. Ходил на работу, только чтобы не умереть дома. Алиса выставляла новые фотографии, и я внимательно рассматривал их. Ждал, что у нее появится растущий живот, но ничего такого не было заметно. Либо фотографии старые, либо срок еще маленький. Первые три-четыре дня я просто смотрел на ее страничку, друзей, подписчиков. Ожидал, что появится ее жених, как-то проявит активность.

Тишина. Значит, она его скрывает, либо он сам предпочитает не светиться.

Я уговаривал себя оставить Алису в покое, не вмешиваться, ведь скоро у нее будет ребенок, муж, а значит, она всем довольна и без меня. Я не имею права теперь лезть со своими чувствами, поезд ушел, мое время вышло. Но какого черта?! Почему я должен отойти в сторонку, упустить свое счастье? Как же все сложно… Поступить по-мужски и уйти с ее дороги, ничему не препятствуя,


 

лишь на расстоянии наблюдать за ней, или все же настойчиво, эгоистично пытаться лезть в ее жизнь, опять влюбить в себя и…?

Два ужасных дня меня терзали эти мысли. Два долгих мучительных дня я не находил себе места. Сегодня, когда противоречивые чувства достигли апогея, я сорвался и написал ей. Как только это сделал, моментально наступило облегчение.

– Мне грустно.

– Почему же? – ответила Алиса через некоторое время.

– Почему? Потому что теперь ты не только моя. Теперь я не смогу проводить с тобой столько времени, сколько раньше. Теперь ты беременна и принадлежишь другому. А я… а мне остается лишь вспоминать о тех замечательных часах, что мы проводили с тобой вместе. Мне бесконечно жаль, что я не смог стать для тебя любимым человеком. С сегодняшнего дня мне придется делить тебя с твоим мужем. И я знаю, что с этого момента на меня у тебя не останется времени, потому что ты честная, прекрасная девушка, и так будет правильно. У тебя уже есть другая семья, а я останусь лишь частичкой твоего прошлого, напоминанием о былых временах. Нельзя всегда быть в прошлом, надо смотреть вперед. А там, в будущем тебя ждет твой малыш и отец твоего ребенка. Я всегда буду позади, желая тебе счастья и добра, чтобы не случилось.

Наступило еще большее облегчение. Теперь, на самом-то деле, не столь важно, что она ответит. Я сказал, что хотел.

– Мне нечего сказать. Ты сам во всем виноват.

– Да, знаю. Я обманывал тебя и чувствую свою вину. Жалею об этом каждый день. Будь возможность, поступил бы иначе? И не сомневайся! Но ничего не изменить. Это было и все тут. Видимо тогда я… хотя нет, не знаю, о чем думал.

Алиса прочла и, ничего не ответив, вышла из сети. Я последовал ее примеру. Остаток дня все свое внимание уделил работе.


 

20 августа Вчера Алекс пригласил нас с Алиной на свою дачу, чтобы отметить завершение очередного проекта. Желая развеять тоску, навалившуюся на меня в последнее время, я с радостью принял это приглашение. Закупив все необходимое, мы поехали наслаждаться жареным мясом и тишиной, которой так не хватает в городе. Когда прибыли на дачу, уже наступил вечер,

медленно переходящий в ночь.

Дача – обычный деревянный домик, расположенный на небольшом участке, окруженном железным забором. Перед домом была выложенная камнем площадка, где мы и поставили черный от копоти мангал и развели огонь, накидав туда сухих веток и дров. Аромат горящего дерева, оранжевое пламя костра, потрескивание поленьев, согревающее душу тепло, исходящее от тлеющих угольков, шипение жарящегося мяса… И звезды! Огромное количество звезд. Казалось, что все небо усыпано ими. Яркие и не очень, большие и малые, одиночные и в скоплении. Смотря на них, понимаешь, как ты мал по сравнению со всем миром, что твои проблемы на самом деле ничтожны.

Как я раньше не замечал такого зрелища? Почему мне не приходило в голову поднять глаза наверх и хоть раз взглянуть на них?

– Так, идите пока в дом, приготовьте там все. Скоро уже все будет готово, – сказал Алекс. – Надеюсь, вы не против, что я тут раскомандовался, Дмитрий Степанович? – ехидно спросил он.

Я только усмехнулся.

Мы послушно пошли в дом и стали распаковывать одноразовые тарелки, стаканы, доставать из пакетов сок, вино, Алина нарезала салаты, а я ей помогал. Мы почти не говорили. На работе у нас было достаточно тем для разговоров, а здесь, когда мы остались наедине, вдали от города, суеты и официальных встреч, мы замолчали. Смотрели друг на друга и вежливо улыбались. Алина делала вид, что о чем-то напряженно думает, а я подыгрывал ей, делая то же самое.


 

На счастье, наше неловкое и вынужденное уединение нарушил Алекс, вошедший с шампурами в руках. Вместе с ним вошла черноволосая девушка невысокого роста – я видел ее впервые.

– Знакомьтесь, это Наташа, – представил Алекс гостью. Указывая одним из шампуров на меня, Алекс сказал:

– Этот хмурый молодой человек мой начальник и друг Дмитрий. Кстати, фамилия у него очень добрая – Котик. А вот эта улыбающаяся девушка Алина.

– Хватит разговоров, давайте уже есть, – потребовал я, глотая слюну.

– Ну вот, даже здесь умудряется раздавать указы, – покачал головой Алекс, подходя к столу.

После того, как мы разложили еду по тарелкам, Наташа подсела к Алине, и они о чем-то оживленно зашептались, кидая в нашу с Алексом сторону эти свои женские взгляды. Но на это внимания я уже не обращал. Слишком сильно хотелось есть.

Густо полив мясо кетчупом, я откусил маленький кусок.

Мне стоило огромных трудов сдержать стон удовольствия. Алекс передержал мясо на огне, благодаря чему образовалась легкая корочка, что придавало мясу горьковатый привкус. Эта горчинка вместе с мясным соком и насыщенным, чуть сладковатым, кетчупом создавали прекрасную гармонию вкуса. Хотелось есть еще и еще, не останавливаясь.

Мои сотрапезники с аппетитом уплетали все, до чего могли дотянуться.

Лишь Наташа скучала над тарелкой с салатом.

– Наташ, а чего ты мясо не ешь? Очень даже вкусно получилось.

– Я не особо люблю мясо, – смутилась девушка.

– Как это?

– Она вегетарианка, – сказал Алекс с полным ртом еды.

– Да ладно, – удивилась Алина. – Серьезно, что ли?


 

Наташа смущенно улыбнулась. На ее лице и шее появился легкий румянец.

– Ну да, я не ем мясо.

– Почему?

– Тебе жалко животных? – предположил я.

– Да что вы пристали к человеку? Ну не ест она мяса с детства, что тут такого? Радуйтесь, вам же лучше, больше достанется, – заступился за свою подругу Алекс.

– Все хорошо, – улыбнулась Наташа. – Нет, не то, чтобы мне было жалко животных, просто у меня возникает отвращение всякий раз, когда я ем мясо. Не знаю почему.

– А много раз пробовала?

– Всего пару раз, но этого хватило, чтобы понять – я вегетарианка, – пояснила она.

Больше к этой теме никто не возвращался. Мы разговаривали обо всем подряд. Наташа немного поведала о себе, своей семье и своих интересах. Алекс в подробностях рассказал, как познакомился с ней и прочие мелочи, которые на самом деле оказались не так уж и интересны.

Еды и питья было больше, чем наших возможностей вместить это все в себя, поэтому все наелись досыта. Позднее время, теплая комната, мягкие диваны, набитые желудки... Нас клонило в сон, и с этим невозможно было бороться. Мы разошлись по своим комнатам. Я расположился в зале, Алина в бывшей комнате Алекса, а сам хозяин дома со своей девушкой – в спальне. Несмотря на то, что они старались вести себя тихо, их смех и шепот все-таки доносились до нас. От этого мне стало безумно тоскливо.

Я весь вечер видел, как обнимаются Алекс с Наташей, как они мило перешептываются, как он заботливо накладывает ей в тарелку салат. Куда бы он ни пошел, она следовала за ним. Они вместе сидели в обнимку, грелись у


 

тлеющих угольков. Меня часто тошнит от излишней романтики, но сейчас то, что я наблюдал, было прекрасно.

В такие моменты я особенно сильно ощущал, что одинок и чувство вины перед Алисой во сто крат усилилось. Я скучал по ней. Всем сердцем. По ее дерзкому нраву, ее издевательским шуткам и иногда ребяческому поведению. И теперь, лежа один в пустой комнате, в то время как в соседней в обнимку засыпают Алекс с Наташей, я чувствовал весь ужас одиночества.

Мне было холодно, хотя дом и отапливался. Ничего важного в будущем для меня не было, однако впереди ждало еще одно продвижение по работе и новый город, а значит новые люди.

Я вспомнил о Мари. Я благодарен ей за то, что она терпит и принимает меня с моим переменчивым настроением, невнимательным отношением к ней, которого она на самом деле не заслуживает. Вдруг захотелось позвонить ей, услышать ее голос, но она не взяла трубку. Уже три часа ночи.

 

24 августа Я опять пытался поговорить с Алисой. Писал ей доброжелательно, открыто, интересовался ее жизнью, рассказывал о своей, а в ответ получал только односложные ответы – «да», «нет», «не знаю». Удача, если она писала

«да, я тоже так думаю». Это не могло длиться вечно и, в конечном счете, мне это надоело. Всякое терпение имеет предел. Я удалил все диалоги, все заметки, фотографии, чтобы не видеть ее и не приходить в бешенство.

Как вообще она так может? Кем она себя возомнила?! Деревенщина, живущая в городке, о котором никто не знает. Думает, что я за ней буду бегать? Я?! Наивная, зазнавшаяся девчонка! У меня такое будущее, о котором она даже и не мечтала! Я побываю в таких местах, о которых она только слышала и молилась по ночам, чтобы попасть туда, хотя бы на денек. Добьюсь такого, о чем ее будущий муженек вообразить не может из-за


 

своего скудоумия. Дура! И не знает ведь, об кого ноги вытирает, кому отказывает! И я должен терпеть ее выходки? Ну, уж нет. И зачем? Ради кого? В чем она уникальна? Что в Алисе особенного? Ничего! Абсолютно! Слава Богу, в мире еще полно женщин куда красивее и лучше во всех смыслах этого слова.

Ох, как я зол на нее. Внутри меня все кипит и ненавидит каждое воспоминание о ней. Я еще покажу, чего она лишила себя. Я заставлю ее понять, какая она высокомерная, наглая, грубая стерва!

 

31 августа Всю неделю я провел с Мари. Я был с ней везде: дома, в бесчисленных магазинах, ресторане, на своей работе. Каждый день оставался у нее на ночь.

Я ублажал ее изо всех сил и во всех сферах. Использовал все приемы, все свои возможности и средства, лишь бы Мария была довольной.

В сексе я каждый раз доводил ее до пика блаженства. Заставлял кричать от удовольствия, исполнял любое желание, придумывал разные способы удовлетворить ее. Старался выжать максимум из себя. В общении я смешил ее до слез, рассказывал новые факты о себе, раскрывал секреты компании, учил хитростям общения с деловыми партнерами, делился с ней всеми новостями, что произошли со мной.

Каждую минуту этих семи дней, я старался быть идеальным мужчиной. Романтичным, веселым, умным, интересным, сексуальным. Заботился о ней, одаривал подарками, водил в лучшие места города, не жалея ни денег, ни времени. Знакомил с выгодными, богатыми людьми, которые могли бы хоть как-то помочь с открытием ее ресторана. Все это я делал, чтобы Мария была счастлива. Я старался окружить ее всем, что пожелает ее душа. Я пытался сделать так, чтобы она почувствовала себя в раю и мне это удалось.


 

Я хотел, чтобы Алиса услышала, как Мария стонет, как смеется над моими шутками. Я хотел, чтобы Алиса знала, от чего отказалась, знала, что я мог бы ей дать! Я ненавижу ее за то, что она сделала со мной. Разрушив всю мою защиту, тщательно выстроенную годами, дав мне попробовать влюбленность на вкус, она развернулась и ушла, забрав с собой сладость любви. Ушла, оставив меня наедине с болью, которую я вынужден испытывать каждый день, самому разбираться с тем хаосом, что развернулся вокруг меня. Оживив мое сердце, Алиса оставила меня медленно умирать.

Я сделаю Марию самой желанной, самой красивой женщиной, на которую будут равняться абсолютно все независимо от возраста. Пусть Алиса продолжает свое серое существование в своей убогой жизни в этом глухом городке. Она ответила мне «нет», и я заставлю ее об этом пожалеть. Алиса еще долго будет мучиться мыслью, что на месте Мари могла быть она!

 

 


 

Сегодня будет короткая запись.


3 сентября


На работе я по привычке зашел в Интернет.

Тихо, мирно просматривал что-то по работе, как вдруг услышал звук пришедшего сообщения.

– Ты тут? – короткое сообщение от Алисы.

Чтобы она написала первой? Сама?! Никогда такого не было. Даже не знаю, что должно было случиться, чтобы Алиса пошла на такой шаг. Неужели кто-то умер? Интересно, что ей нужно. Свои мысли я высказал ей, на что получил в ответ:

– Не об этом сейчас. Есть минутка?

– Если только одна.

– Дим, я не беременна.


 

Не беременна? Как это? Неужели плод погиб?! Неудачная была шутка. Очень.

– Что случилось?!

– Ничего. Я обманула тебя на счет беременности.

– В смысле?

– И про замужество это тоже неправда…

– То есть, как это?

– Да соврала я тебе, чтобы ты отстал от меня, но нет, даже тогда ты не оставил в покое. Приставучий, блин!

Я был поражен. Алиса была способна на такое? И все ради чего? Чтобы избавиться от меня? С такими вещами не шутят…

– Почему тогда сейчас сказала?

– Совесть замучила. Извини.

Извини? И все? Она думает, что после такого обмана все можно уладить одним словом?! Одним простым словом? Ни за что!

– Нет!

Я видел, что она печатала, собираясь отправить мне еще что-то. К черту. Я вышел из контакта. Злости на нее не хватает. Нельзя так поступать с людьми. Ни к чему хорошему это никогда не приводило.

 

 


 

– Здравствуй.


12 сентября


Еще одно сообщение, пришедшее от Алисы без моей инициативы. После последнего разговора и недельного молчания это было неожиданным.

– Привет.

– Не занят?

– Не очень.

– Где пропадал?


 

На три дня я уезжал в другой город по работе, двое суток устраивал себе внеочередной отдых, а оставшееся время… не помню. Но я не стал ей ничего говорить.

– Работа.

Она прочла и пару минут молчала. Когда я уже подумал, что Алиса ушла, пришло сообщение.

– Ты обиделся?

Не надо задавать вопросов, чтобы понять, о чем она. Не зря я столько размышлял об этом.

– Нет, не обиделся.

– Врешь?

Она не верит. Неудивительно. Я готов был сорваться, сказать, что думаю по этому поводу, и как мне плевать на ее доверие, но вместо этого глубоко вдохнул и постарался спокойно ей объяснить:

– Я не обижаюсь. Честно слово, нет. Просто теперь ты для меня чужая. Больше я не могу с тобой общаться. Ты стала другим человеком, и это грустно. В твоей жизни все поменяется, или уже поменялось, и в ней больше нет места для меня, – я остановился, обдумывая, чтобы еще ей написать, потому что было, что сказать. – Ты дорога для меня, ты многое сделала, ты все изменила. Но время прошло, теперь ты ушла, оставив меня одного разбираться с последствиями. Я должен научиться жить с этим. Без тебя. Самостоятельно. Возможно, ты мне все еще небезразлична. Возможно, я к тебе еще что-то испытываю. Именно поэтому я должен уйти. Мне необходимо научиться жить дальше без тебя, как бы тяжело это не оказалось.

– Мне жаль.

Я усмехнулся. Какая ирония.

– Мы поменялись ролями? Теперь ты извиняешься, а я строю из себя холодную недотрогу?

– Иди ты в пень!


 

– Я ошибался. Ты не поменялась, все такая же грубиянка.

– В пень!

Вроде и нагрубила, но отчего-то было приятно. Наверное, потому что это отдаленно напомнило мне прошлое? Возможно. Все может быть.

Вспомнив об этом, я немного погрустил. И срок приличный прошел, и моментов разных случилось достаточно, да много чего произошло, но отчего–то все равно…

 

20 сентября

Мари скинула мне смску: «Есть разговор. Это важно». Я поехал к ней, уйдя с работы немного раньше. Все равно там скучно и делать нечего, а если и есть, то Алекс с Алиной в состоянии справиться сами. Я их хорошо обучил, теперь им надо набраться опыта.

Воспользовавшись ключом, я открыл дверь и вошел внутрь. Мария крикнула мне из спальни:

– Я тут. Иди сюда.

Первая возникшая мысль: «Опять?». Вчерашняя ночь была долгой и насыщенной настолько, что пришлось остаться у нее. Я уснул без сил.

Там, в спальне, Мари, склонившись, читала мой дневник. Внимательно, нахмурившись, водя пальцем, чтобы не сбиться со строчки. «Черт, дневник… Не надо было его таскать с собой. Как я умудрился его тут забыть?!» – подумал я.

Она подняла голову и внимательно, оценивающе осмотрела меня.

– Вот оно как, – я был недоволен.

Кому понравится, если посторонний человек прочтет все тайные мысли, желания, переживания и сомнения? То, что обычно скрыто глубоко- глубоко в душе, не предназначено для посторонних глаз. Теперь я чувствую


 

себя незащищенным, смущенным, абсолютно уязвленным и голым перед Марией, и это вызывает у меня возмущение.

– Часто сквозь сон я слышала, что ты пишешь что-то, черкаешь.

Думала, это по работе, но дневник? Если честно, я немного удивлена.

– Чем же? – спросил я, сузив глаза.

– Не надо на меня так смотреть, – спокойно сказала Мари. – Да, не удержалась и прочла.

Сделав пару глубоких вдохов, я сел на кровать рядом с Мари.

– Нашла что-нибудь стоящее?

– Не без этого. Здесь много интересного для меня.

– Что, если не секрет?

– Долго рассказывать. Да и содержание дневника ты знаешь лучше, – она склонила голову на бок. – Знаешь, хоть мне и было неприятно читать про себя некоторые моменты, но в целом мне понравилось. Это очень трогательно.

– Да ладно, – удивился я.

Неужели мои пессимистичные мысли, упаднические настроения и унылые слова кому-то могли понравиться?

– Да. Ты совсем другой в дневнике. Спокойный, чувственный, внимательный, безупречный.

Я не о герое, если ты мог подумать, я действительно о тебе как о человеке говорю. Это твой мир, в котором ты ведешь себя естественно. Ты такой, какой есть на самом деле, и в тексте я любуюсь тобой. Только оттуда я много узнаю о тебе, хотя и так немало знаю, но все-таки…

Разумеется, мне было очень приятно и лестно это слышать, но в ответ ничего не мог сказать. Повисло минутное молчание. Уже становилось неуютно.

– Можно вопрос? – она первая нарушила молчание.

– Да, конечно.


 

– Почему ты используешь такой стиль письма?

– Какой еще стиль? – я не сразу сообразил, о чем она.

– Ты пишешь так, будто это не личный дневник, а настоящая книга.

Похоже на роман!

– Наверное, я всегда хотел написать книгу, и так получилось, что моя жизнь и стала сюжетом моей книги. Я стараюсь писать всегда так, будто переживаю это здесь и сейчас, но не всегда получается.

Она смотрела в дневник, что лежал у нее на коленях, бережно перелистывая одну страницу за другой.

– Что заставило тебя писать дневник?

– Мой старый друг посоветовал. Еще давно.

– Ясно.

Настала теперь ее очередь молчать. Мне было немного неловко. Немало плохого упоминалось о ней в последние дни и много про Алису. Чтобы узнать, как далеко Мария продвинулась, надо было спросить:

– Мари, как много ты прочла?

– Все.

Этого я и боялся. Надо было как-то выкручиваться из ситуации.

– Мария, послушай, то, что я там написал про тебя…

– Дима, все нормально.

– Правда?

– Да, – улыбнулась она. – Но наши отношения продолжать не имеет смысла. Ты любишь другую, часто о ней вспоминаешь. Раньше я не понимала причину резкой смены твоего настроения и поведения, пыталась оправдать это стрессом из-за работы, а сейчас, когда мне в руки попал дневник, все стало ясно – ты постоянно меня с ней сравниваешь, и когда я в чем-то не соответствую или уступаю ей, ты выходишь из себя. И все, что ты делал для меня, ты делал, для нее. Спасибо, конечно, но я в этом не нуждаюсь. Не этого я хотела.


 

– Мари…

– Дима, давай не будем все портить. Остановимся на этом. Лучше сохраним в памяти хорошие события, через которые прошли. Не хочу портить их очередной ссорой. Так что уходи.

– Ты уверена?

– Знаешь, всё, что было, в прошлом. Соответственно, и ты – это прошлое… Это всё балласт, от которого надо избавляться, чтобы идти дальше и находить что-то новое и более интересное… Тем более, с таким отношением, которое неприемлемо для меня. Меня с тобой вообще уже ничего не связывает, и мне от тебя ничего не нужно, ни сейчас, ни в будущем. В этом я абсолютно уверена, так что все, на этом наш разговор заканчивается раз и навсегда. Спасибо за все хорошее, что ты сделал. – Мария замолчала. Выдержав паузу, показавшуюся мне бесконечной, она сказала то, чего я услышать никак не ожидал: – Знаешь, Дима, только сейчас я поняла, что именно в тебе меня настораживало. Ты пассивен! Абсолютно во всём. В этом городе ты оказался только благодаря работе. Со мной всё завертелось, потому что я начала с тобой флиртовать. С Алисой познакомился и не порвал со мной. А зачем напрягаться и что-то решать? Если бы Алиса нас не увидела… На самом деле ты ни разу не принял самостоятельного решения. Тебе ни разу не приходилось делать выбор! Ты удачлив, и умён, но никакой жизненной активности от тебя не исходит. Это грустно...

– Я тебя услышал.

Меня поразили ее слова. Она права! Она права...

– Оставь ключ. Он тебе больше не понадобится.

Я положил ключ на тумбочку рядом с ее кроватью, взял свой дневник, протянутый мне Марией.

– Прощай.


 

– Удачи, Дима. Надеюсь, ты найдешь женщину, которая тебя полюбит, а главное, которую полюбишь ты. Хотя… ты уже ее нашел, не так ли?

Мы оба понимали, о ком она говорила.

– Да, нашел.

– Так не потеряй ее. Она смогла сделать то, что не в силах была я – пробудила в тебе сильные чувства. Наверное, она необычайная девушка.

– Так и есть.

И все. Я ушел. Теперь потеряна и Мария. Странное чувство. Я бы даже сказал, невыразимое. Не знаю, как к этому отношусь. Наверное, я еще этого не осознал. Меня будто откинуло назад – в то время, когда я впервые приехал сюда. Ни Марии, ни Алисы. Только работа, коллеги и подчиненные.

 

22 сентября

Я не пошел на работу. Я подавлен. Или это называется депрессия? Не знаю. Сейчас с этим сложно определиться. Все понятия перемешались. Но одно известно точно – в этом состоянии я уже пребываю достаточно долго. И есть одно проверенное и верное средство от этой хандры, передающееся из поколения в поколение…

Я спустился в магазин, купил бутылку коньяка, хотя следовало сразу водки, и вернулся обратно к своему холостяцкому жилищу. Пить на голодный желудок было хорошей идеей – я быстро опьянел. Чем больше повышался градус в моей крови, тем более странные мысли меня посещали. Они были настолько бредовые, что и половины их не припомню, а ту немногую часть, что осталась в памяти, стыдно записывать. Стыжусь собственных мыслей.

Предыдущая статья:Чужой дневник 6 страница Следующая статья:Чужой дневник 8 страница
page speed (0.0183 sec, direct)