Всего на сайте:
248 тыс. 773 статей

Главная | Литература

Чужой дневник 6 страница  Просмотрен 41

Она весь фильм что-то рассказывала мне на ухо, спрашивала, комментировала происходящее на экране. Я не знал, на чем сосредоточиться: на фильме или речах Алисы. К тому же, я чувствовал неловкость за создаваемый шум.

– Алиса, если ты хотела поговорить, то зачем мы пошли в кино? – не выдержал я, когда уловил очередной неодобрительный взгляд с нижнего ряда.

– Потому что я хотела в кино!

– Так смотри свое кино!

– Ладно!

Остаток фильма Алиса молчала, скрестив руки на груди. Я расслабился и спокойно продолжил просмотр, но столкнулся с другой проблемой – из-за нее я половину фильма пропустил и не понимал в чем смысл. Делать было


 

нечего. Перспектива смотреть на мелькающие картинки с уже бессмысленными диалогами не привлекала, и я обратился к своей спутнице.

– Фильм смотри! И вообще, потише, молодой человек, вы мне мешаете!

Досада. Ни фильм посмотреть, ни с Алисой поговорить. К счастью, оставалось до конца сеанса не так уж и много времени.

– Ну что, понравился фильм? Доволен? – этот вопрос прозвучал, когда мы вышли из зала.

– Нет.

– А могли бы поговорить! – с упреком сказала Алиса.

– Ну, извини, извини.

– Я подумаю, – но после короткого взгляда на меня, сказала: – Эх, ну что с тобой поделать. Прощаю.

Все. Дальше мы гуляли и обсуждали что-то. Видимо, не очень важное, раз не запомнилось.

 

5 июля

Сегодняшний день начинался как нельзя лучше. С самого утра у меня было прекрасное настроение, все вокруг только доставляло удовольствие. Я как никогда рад был видеть улыбчивого Алекса и серьезную Алину. Они гармонично дополняют друг друга. Из них когда-нибудь получатся отличные руководители.

Проект давался на удивление легко, работа доставляла наслаждение. Я сходил в земельный областной архив и удивился, когда легко отыскал старые документы, которые не надеялся найти. Сегодня определенно был мой день. Пока он проходил удачно. Но это было пока…

Ровно в семь часов вечера я уже был на пороге у Мари.

Мы вышли и не спеша прогуливались по улицам города. Мария рассказывала, как у нее обстоят дела, что произошло с момента нашей


 

последней встречи. Я в свою очередь делился успехами на работе, говорил о перспективах и о том, что, если все пойдет так же хорошо, как сейчас, скорее всего, не за горами очередное повышение и переезд в более крупный город. В общем, все по стандарту. Одни и те же вопросы, похожие разговоры.

Беда маленьких городков в том, что буквально через пару месяцев активного проживания успеваешь побывать везде, а дальше остается только довольствоваться старыми добрыми местами. Так бывает и в общении с давно знакомым человеком – никакого разнообразия. Но именно сегодня открылось кафе, которое обещало удивить своих посетителей – открытая веранда, оформленная в стиле шале, приятная музыка, аромат ванили и шоколада… Мимо этого заведение пройти просто невозможно.

Мы уже шли к столику, когда я вдруг заметил знакомое лицо. Лицо Алисы. В сердце закололо, словно в него резко вонзилось что-то острое, усилились удары, я моментально вспотел.

– Что с тобой? – спросила Мария, заметив мою реакцию.

Я проигнорировал ее вопрос, всматриваясь в толпу людей. Если это была она, и если увидела меня с Мари…

«Нет, показалось», – подумал я тогда. В самом деле, откуда Алисе взяться в том же месте, куда я пришел с Мари, и в то же самое время?

– Дима, все в порядке?

– Да, извини, что-то меня переклинило, – медленно сказал я, все еще высматривая Алису.

– Ну что, пошли? – Мари потянула меня внутрь.

Мы расположились за столиком, который Мари предусмотрительно забронировала.

– Ты как-то изменился, – неожиданно сказала Мари, отпивая карамельное глясе.

– Надеюсь в лучшую сторону? – усмехнулся я.


 

– Нет, – заметив мою реакцию, она добавила: – Но и не в худшую.

Просто стал другим. Это заметно. Я еще не решила в какую.

– Как решишь, дай знать, – попросил я, целуя ей руку.

– Проси так чаще, и совсем скоро получишь свой ответ, – улыбнулась она.

Мария потянулась ко мне. Ее поцелуй запомнится мне надолго. Он был таким робким, нежным, почти извиняющимся. Ее мягкие губы слабо коснулись моих и буквально через пару мгновений отстранились.

– Чем заслужил?

– У тебя на губах остались крошки торта, – прошептала Мария.

– Игривое настроение? – спросил я тоже шепотом, наклонившись к ней.

– Да. С таким мужчиной, как ты… – она еще ближе подвинулась ко мне.

Здесь в напитки, наверное, что-то подсыпают. Мне еще не доводилось видеть Марию такой возбужденной, особенно в публичных местах. Совру, если скажу, что у меня не возникло ответного влечения к ней. Кровь уже начинала бурлить, тело само звало прижаться к Мари, глаза начали жадно рассматривать каждый сантиметр ее тела. Глубокое декольте сводило меня с ума. Еще мгновение и я готов был накинуться на нее. Все испортил звук пришедшего сообщения на телефон. Смска была от Алисы: «Какая она у тебя красотка!». Внутри меня все похолодело. Я осмотрелся. Пытался понять, откуда она могла наблюдать за мной.

Мне было холодно, я был в панике, ерзал на стуле. Алиса заметила нас?

Она была тут? Мне тогда не показалось? Как много успела увидеть?

– Вот сейчас ты меня пугаешь, – обеспокоенно сказала Мария. – Ты здоров?

– Да-да, все нормально.

– Ты ужасно бледный.

– А… это… живот. У меня живот крутит, – я придумывал все на ходу, стараясь сказать более-менее правдоподобную ложь.


 

«Что же делать?» – терзал мой мозг вопрос. Мария хотела отправить меня домой, но я отказался. Нельзя было этого делать. Если я уйду, то сразу позвоню Алисе, а это было бы сравнимо признанию.

Я набрал Алису уже поздно ночью, сидя у себя на кровати. Она не брала трубку. Только с третьим звонком Алиса ответила:

– Слушаю, – ее голос звучал холодно и пренебрежительно.

– Привет.

– Привет, – безучастно ответила она.

–Что это было? – я попытался начать шутливо, будто ничего и не произошло.

– О чем ты?

– Сегодня вечером ты прислала мне смс. Что это значит?

– Ровно то, что написано.

– Не понимаю.

Я пытался притвориться, что не знаю, о чем речь. Надеялся, что все пройдет мимо меня.

– Жаль тебя.

– Алиса!

– Не прикидывайся. Ты прекрасно знаешь, что я видела тебя с той бабой, – видимо, она уже не выдержала, раз сорвалась, говоря злобно.

Мои страхи, которые я пытался отогнать от себя, оправдались.

– Алис, это не то, что ты думаешь, – кое-как промямлил я.

– Да что ты говоришь. А кто это тогда? Сестра? Тетя? Племянница?!

Может, я бы и поверила, но поцелуй всё прояснил!

– Нет, это… – я встал с дивана и стал ходить по комнате, лихорадочно придумывая, хоть что-нибудь разумное.

– Можешь не утруждаться, все и так понятно.

Она смеялась. Что-то было не так. Голос звучал странно, казался каким-то... влажным.


 

– Алиса…

– Вот я дура… – она еще больше рассмеялась. – А вы молодец, Дмитрий Степанович.

Играли на два фронта, еще и так удачно. Как долго это продолжалось?

– Это не так!

– На этом и закончим. Прощай, Котя.

С последней фразой, до меня все дошло. Я понял, что это было, почему ее голос был странным. Она плакала. Во время разговора Алиса плакала!

Я перезванивал десятки раз. Я отправлял бесчисленное количество сообщений с извинениями, с просьбой взять трубку, с мольбой поговорить. Когда я понял, что все бессмысленно, толку никакого нет и не будет, то молча сел на кровать. Вот и все. Все кончено. Я навсегда потерял Алису. Никогда больше не услышать от неё нежных слов, не почувствовать теплых объятий. А ведь сегодня хотел порвать с Марией. Сказать, что между нами все кончено. Сегодня!

Вновь найдя любовь, тут же ее потерял. Я сам все испортил. Сам во всем виноват…

 

12 июля Говорят, когда уходит любимый человек, оставляет тебя одного, возникает чувство «разбитого сердца». Такого нет. Вместо этого есть пустота. В сердце, душе, везде вокруг. Черная, беспощадная, парализующая пустота, целиком и полностью поглощающая человека. Не знаю, может быть, только у меня так, но именно такие ощущения возникли у меня в последние дни. Я ничего не делал. Сидел, как овощ, дома, в кабинете, парке или кафе.

Ничего не воспринимал, не ел и ни о чем не думал. Один день сменялся другим, точно таким же… Я не могу уже писать об этом.


 

С трудом мне удалось выбраться из этого состояния. Кажется, инициатором моего пробуждения стала Мария. Она позвонила и предложила увидеться, сказав, что прошлый вечер был великолепен.

В тот день я потерял Алису, единственное, что было мне дорого, а она осмелилась назвать тот вечер великолепным?! Эта мысль вызвала у меня сильную вспышку гнева, подобную которой не могу припомнить за всю свою жизнь. Ненависть, агрессия, весь негатив был направлен в сторону Мари. Может быть, нечестно, может быть, она не заслуживала такого, но эта была ниточка, за которую я крепко ухватился, и она помогла мне выбраться из апатии.

 

***

– Можете войти. Вас уже ждут.

Голос девушки отрывает Никиту Сергеевича от чтения. Он так увлекся, что не заметил, как быстро пролетело время.

Детектив оказался в просторном кабинете. Ему показалось, что он уже здесь был, так точно его описал Дмитрий. Молодой человек и девушка, работающие за отдельными столами, должно быть, Алекс и Алина.

– Никита Сергеевич? – молодой человек встал из-за стола, приветствуя посетителя.

– Да. А вы, я так понимаю, Алекс и Алина?

– Мы знакомы? – девушка насторожилась.

–Нет. Вам должны были сказать, что я по поводу Дмитрия Степановича. Я частный детектив. Меня наняли для поиска Дмитрия Степановича.

– А мы здесь причем?

Алина нахмурилась. Что это? Волнение? Или недовольство тем, что их попусту отвлекли от дел?

Он упоминает вас в дневнике, как своих помощников.

– В дневнике? Он вел дневник?


 

– Да. Он довольно тепло о вас пишет. Поэтому я и пришел к вам. Не возражаете, если мы поговорим?

Молодые люди переглянулись. «Сомнение?», – подумал Никита Сергеевич. Впрочем, развить эту мысль он не успел. Они кивнули в знак согласия.

После нескольких формальных, детектив перешел к самым главным и интересующим его вопросам.

– Что вы можете сказать о нем?

– Он… он был замечательным.

Алина. Эмоциональная девушка. На ее глаза навернулись слезы, стоило заговорить о нем.

– А подробнее?

– Он был хорошим руководителем. Трудоголиком до мозга костей.

Щедрый, умный, добрый.

– Так было всегда?

– Только первое время, – вмешался Алекс. – Потом он стал пропадать, подрываться в самом разгаре дня и уезжать, или вообще не выходить на работу. Все из-за влюбленности в Алису. А работа накапливалась, не успевали вовремя сдавать проекты. Нам с Алиной часто приходилось заменять его и выполнять обязанности главного архитектора.

– А были в нем качества, которые не нравились вам?

– Упрямый. В нашем деле, особенно на такой должности, надо уметь уступать и подчиняться вышестоящим руководителям, даже если не согласен в чем-то. Но он был не таким.

– А каким он был?

– Чрезмерно требовательным. Всегда все должно было быть так, как положено. Никому никаких поблажек. В этом плане он был суровым начальником. Когда был на работе...

– Он был конфликтным человеком? Ссорился с кем-нибудь?


 

– Был один случай. Тогда Дмитрий Степанович забраковал проект, предложенный другом нашего директора, и тогда он… Сами понимаете.

Алина закашлялась, и Никита понял, что Алекс сказал лишнее.

– Что-то не так?

– Всё в порядке.

– Вы не знаете, где бы Дмитрий мог быть сейчас?

– Нет. После больницы мы...

На этот раз Алина схватила Александра за плечо. Он посмотрел на неё и поспешил сказать:

– Извините, мы больше ничем не можем вам помочь. К тому же у нас совсем нет времени на разговоры.

Никита Сергеевич не стал настаивать. Он выяснил меньше, чем хотел, но ничего другого они не скажут.

Хотя ясно, что ребята что-то скрывают – похоже, очень дорожат своим местом…

Сидя в машине, детектив раздумывал, что ему делать дальше. Нужно больше информации. Больше фактов.

***

 

13 июля

Я приехал к Мари весь на взводе и ужасно злой. Она улыбалась, что еще больше меня взбесило. Какое она имеет право быть такой радостной, когда лишила меня шанса на счастье?! Казалось, что она специально провоцирует меня, будто говоря этим: «Ты только мой. Теперь у тебя только я, и никто больше».

Мари что-то говорила, но я не хотел ничего слушать. Я заставил ее замолчать, только когда поцеловал до боли в губах. Больше никаких разговоров. Попутно скидывая с себя одежду, я завел Марию в спальню. В этот раз все было жестче. Раньше я все делал нежно, не применяя силу, но в


 

этот раз не стал сдерживаться. Я видел, как ей вначале это нравилось, как она получала удовольствие, и это заставляло меня еще сильнее злиться. Я заставил исчезнуть с ее наглого лица улыбку, получаемую от наслаждения!

– Мне больно, – испуганно сказала она.

Но мне было наплевать. Я это знал. Я этого хотел. Я это делал!

Я хотел, чтобы она почувствовала хоть каплю того, что каждый день приходится ощущать мне из-за нее.

Потом мы лежали. Мария покорно, не издавая никакого звука, обнимала меня, положив свою голову мне на грудь. Со стороны это было похоже на то, что она просит прощения. Не церемонясь, я откинул ее руку и, не сказав ни слова, стал одеваться. Мария неотрывно наблюдала за мной. Жалкое зрелище. Одевшись и даже не попрощавшись, я захлопнул за собой дверь. Надо было прогуляться. Надо было успокоиться.

 

20 июля Мария пригласила меня к себе. Обещала показать какой-то сюрприз, который мне обязательно понравится. Она решила поднять мне настроение, предполагая, что мое состояние связано с проблемами на работе. Если бы Мария узнала, в чем дело на самом дело, сомневаюсь, что решилась бы на

реализацию своей задумки.

Я пришел к ней около восьми вечера, как и договаривались. На стук в дверь она крикнула: «Открыто». Когда я вошел внутрь, мне навстречу вышла хозяйка квартиры. В черно-фиолетовом нижнем белье, с роскошной прической, а ее идеальная фигура… Мари была невероятно сексуальной.

Мои эмоции в отношении к Марии слегка поутихли. Глупо ее винить.

Произошедшее – целиком и полностью моя вина.


 

Она подошла ко мне, обвила руками мою шею и нежно поцеловала. Признаюсь, в тот момент мне с трудом удалось контролировать себя и не наброситься на нее прямо в коридоре.

– Здравствуйте, Дмитрий Степанович.

– Добрый вечер. Так вот о каком сюрпризе шла речь?

– Нет, – улыбаясь, помотала она головой. – Твой подарок ждет тебя впереди.

– Если мне понравилась презентация, то боюсь представить мою реакцию на сам продукт/

Она взяла меня за руку и повела в зал.

– Вот это да!

Посреди комнаты появился длинный блестящий шест. Напротив шеста находилось мягкое кресло. Туда меня Мари и усадила легким толчком в грудь.

– Сиди и наслаждайся, – она подходила все ближе к шесту и, перехватив его рукой, сказала: – Этот танец я выучила специально для тебя.

Мария начала крутиться вокруг него, взбираться вверх и скользить вниз. Это было красиво. Она нисколько не уступала профессиональным танцовщицам. Она молодец. Ох, как она хваталась своими длинными пальцами за шест! Как перекидывала ножки… Ее волосы, вздымающаяся грудь, тело… С каждой секундой желание все больше поглощало меня, но я терпел. Знал, что дальше будет только лучше.

Не знаю, что случилось, но тут я вспомнил об Алисе. В этот момент возбуждение, успевшее появиться за это короткое время, сменилось недовольством, перерастающим в злость. Я злился не на себя или Алису, а на Марию. «Как она смеет танцевать передо мной? Кто ей дал на это право?! Я пришел не на дешевый стриптиз посмотреть. Если захочу, то зайду в Интернет и посмотрю на настоящих мастеров этого дела, а не на неумеху вроде нее». Я чувствовал, как мне противна ее улыбка, какое отвращение


 

вызывал ее якобы страстный взгляд, какими нелепыми и неуклюжими казались ее движения.

Мне хотелось встать и сбросить ее с шеста, схватить Марию, только бы она закончила это безобразие. Я специально вцепился в подлокотники кресла, чтобы не сорваться с места, идя на поводу эмоций. Дабы не совершить поступков, о которых впоследствии пожалею, я выскочил из комнаты. Обувшись в коридоре, я обернулся и увидел шокированную Марию. Я вышел из квартиры.

Алиса ни за что на это не согласилась бы. Ни за что и никогда. Скорее, она послала бы меня, ударила, устроила скандал, заикнись я об этом. Но чтобы танцевать передо мной стриптиз?! Нонсенс! Ни за какие деньги. Слишком много в ней гордости… Грубости…

 

22 июля

Сегодня странный день. Алина призналась, что пару дней хочет задать вопрос, но никак не решается, а тут набралась смелости:

– Дмитрий Степанович, все хорошо? Вы себя уже который день странно ведете.

– Все нормально, – мне не хотелось делиться переживаниями. Это не их дело.

– Да ладно вам, мы же друзья. Можете нам все рассказать, – подключился Алекс.

Его улыбка, с которой он обратился ко мне, да и вообще, с которой он ходит по жизни, вывела меня из себя. С самого утра настроение и так паршивое, так еще эта раздражительная выскочка достать меня решил.

– Послушайте оба, – сурово обратился я к ним, оторвавшись от монитора. – Вы мне не друзья и даже не приятели. Вы мои подчиненные и точка. Единственное, что вам надо знать, касается работы и только. Моя


 

личная жизнь, переживания и мысли – не вашего ума дела.

Делиться ими с вами я не собираюсь. Надеюсь, я ясно выразился?

Они молчали. Наконец-то исчезла дебильная улыбка Алекса, и Алина перестала смотреть на меня всепонимающим взглядом. Удостоверившись, что мою мысль они четко уяснили, я вернулся к своему делу – просмотру бестолковых и бесполезных сайтов.

Прошло от силы две минуты, как вновь заговорил Алекс:

– Шеф, а я не согласен с вами.

– Мне плевать.

– Вот послушайте, – не унимался Алекс. – Из-за вашего плохого настроения страдает в первую очередь наша работа. Вы перестали выполнять свои обязанности, ничего не делаете, только пялитесь целыми днями в монитор. Мы не возражаем, вы начальник и вам по умолчанию положено так себя вести, но на нас с Алиной свалилась дополнительная нагрузка, с которой мы не всегда можем справиться. А если помните, приближается срок сдачи проекта. Так кто там говорил, что мы команда?

– Занимайся своими делами, – все так же безразлично отвечал я.

– Он прав, Дмитрий Степанович. Вы ушли в себя, и со стороны видно, как вас мучает какая-то проблема. Да, может мы вам не друзья, но я и Алекс можем помочь. Разве не для этого вы нас взяли на работу?

Как бы ни хотелось признавать, но они правы. После ссоры с Алисой моя работоспособность резко снизилась. Просто не могу работать. Раньше я чувствовал в себе силы, особое рвение, огонь, если можно так сказать, а сейчас ничего нет, черная дыра, высасывающая из меня все соки. Даже делать ничего не хочется. С трудом заставляю себя ходить на работу, но от моего присутствия толку все равно никакого.

Может, если рассказать им, то что-нибудь изменится? Две холодные головы лучше одной горячей.

– Что вы хотите услышать?


 

– Что вас гложет? – спросила Алина.

Чисто женский вопрос. Мужчина никогда бы такого не задал.

Вот Алина, умудрилась же спросить. И как ей ответить? Надо было обдумать каждое свое слово. Как бы хорошо я к ним не относился, полностью доверять никогда не смогу. Только общими словами, никакой конкретики.

– Я виноват перед одной девушкой, и это меня сильно беспокоит. Хочу извиниться, но не могу. Встреч избегает, телефонный номер сменила, на работе вечно занята, дома ее никогда нет, или просто скрывается. Так что никакого контакта не получается. Вот такая вот беда.

– Крепко же вы ее обидели шеф, – прокомментировал Алекс.

– Бегали за двумя зайцами? – сузила глаза Алина.

Женщины… Всегда могут догадаться о правде, когда речь идет о темах такого плана.

– Неважно. Вы спросили, я ответил. Теперь все понятно? Отлично.

Возвращайтесь к работе.

– То есть вы не хотите, чтобы мы вам помогли? – хитро улыбнулся Алекс.

– Я же сказал, она не хочет меня видеть.

– Ну, – Алекс встал со своего стула и медленными шагами пошел к центру кабинета. – Если игнорирует в реальном мире, так постучимся к ней в виртуальном.

– Социальные сети? – спросила Алина.

Эта мысль приходила мне в голову, как одна из многих, но почему-то я отметал ее вместе с остальными.

– Самое верно средство, – кивнул Алекс. – Зарегистрируем вас в Вконтакте, поставим фотографию посексуальнее, а потом добавим ее в друзья. Пишем каждый день, оцениваем и комментируем каждую запись,


 

видео, музыку. И так до тех пор, пока девушка не обратит внимания на назойливого поклонника.

– А если не обратит? – спросил я.

– Если сама не заметит, то укажут друзья. В любом случае, глаза мозолить точно будем, и ничего другого, как ответить вам, ей не останется.

– Она может поместить его в черный список, – сказала Алина, немного остудив пыл своего коллеги.

– Ничего страшного, создадим новую страничку. В этом ограничений пока нет, – парировал Алекс.

После споров, моих отпираний и уговоров со стороны помощников, с горем пополам мы все же сделали мне страничку.

– Ну, вот, сделано, – довольно произнес Алекс, потягиваясь. – Когда- нибудь сталкивались с этим, шеф?

– Было дело. Так, ребята, а сейчас надо найти ее.

– Я помогу, – вызвалась Алина. – Скажите ее имя и фамилию.

Минуту спустя перед нами была открыта ее страничка со всеми данными, интересами, предпочтениями.

– Это она? – Алина внимательно всмотрелась. – Алиса… красивая девушка.

– Нам повезло. Ей можно написать, не добавляя в друзья. А теперь давайте что-нибудь напишем, – предложил Алекс.

– Спасибо за помощь, дальше я сам. Вы свободны, – сказал я, подвигаясь ближе к клавиатуре.

– Эх, – тяжело вздохнул Алекс. – Самое интересное и нас прогоняют.

Вот тебе и вся благодарность.

– Пойдем, оставим их наедине, – сказала Алина, выталкивая Алекса за дверь.

Они ушли. Передо мной было открыто диалоговое окно, лежала клавиатура, Алиса была в сети. Все предрасполагало к общению. Просто возьми и напиши. Но… не могу. Вроде вот он, шанс, который я так долго


 

искал. Случай, возможность поговорить, но что-то не получается. Когда я дорвался до желаемого, не знал, что делать дальше. С чего начать? Что спросить? Не выставлю ли себя идиотом?

Я закрыл диалог, опять открыл и вновь закрыл. Посмотрел ее фотографии, прочитал ее статусы и мысли, зашел в группы, на которые подписана, немного послушал музыку. Боже, не было ничего, чтобы мне не понравилось. Все было идеально. Ни к чему невозможно было придраться. Может, это потому, что я предвзят и заинтересован в ней? Не знаю. «В ней вообще есть какой-нибудь недостаток?» – спрашивал я сам себя. – Ладно, давай уже пиши. Сама она не напишет». Что я мог написать в сообщении? Конечно же, одно единственное, к чему никаким образом не придерешься.

– Привет.

Я смотрел в созданный мной диалог и ждал, пока она прочтет, ответит, мы разговоримся, помиримся, и все будет как раньше. Но Алиса молчала. Если она и заметила мое сообщение, то проигнорировала. Мне это не нравилось, но я не хотел надоедать и навязываться. Это могло все ухудшить.

Хотя, куда еще хуже? Алиса обижена, если вообще не возненавидела меня. Обновив страницу, я увидел, что Алиса вышла семь минут назад. Черт, надо было написать ей раньше, может, что-то изменилось бы. А может, и нет…

До конца дня Алиса так и не ответила. Я обновлял страничку через каждые пять-десять минут. За сегодня ничего толком не сделал, а если и брался за что-то, то не довел и до середины.

 

 


 

Алиса ответила, но все было не так, как я ожидал.


23 июля


Утром, придя в офис, первое, что сделал – зашел в социальную сеть. Мое сердце сразу же забилось быстрее, стоило моим глазам увидеть сообщение от Алисы. Правда, оно было коротким:


 

– Привет.

Я думал, что она напишет: «Дима, привет, рада тебя видеть. Как хорошо, что ты зарегистрировался!», но нет. Реальность оказалась жестче моих фантазий. Хотя, чего я ожидал? Глупо было надеяться, что после увиденного, она прыгнет мне на шею с поцелуями.

Раз прочел, то и ответить надо было. Задал самый логичный и интересующий меня вопрос:

– Как ты?

Мне невероятно повезло. Алиса была online и сразу ответила:

– Отлично. А ты?

– Спасибо, хорошо.

И все. Я не знал, что писать дальше. Передо мной словно образовалась стена, напрочь отрубившая поток мыслей. Мне повезло, Алиса написала то, за что я мог бы ухватиться и развить тему.

– Не думала, что ты есть в Вконтакте.

– Меня раньше и не было. Я тут недавно. Решил вот зарегистрироваться, – не стал ей признаваться, что она – причина создания моей странички.

– Зря.

– Почему так категорично?

– Скоро узнаешь.

Вновь молчание. Не лучший сценарий, по которому могло пойти общение после длительного перерыва, в особенности в нашей с ней ситуации.

– Мне пора уходить. Рада была пообщаться.

Алиса вышла из сети. Интересно, ее уход – это прикрытие, чтобы закончить диалог или действительно у нее дела? Рада была пообщаться? Вежливость в ней говорила или она действительно рада?

В любом случае, я этого не узнаю.


 

30 июля

Она в сети. Может, написать ей? Нет. Давай, нажми всего несколько кнопочек. Это не сложно. Нет, Алиса не хочет разговаривать.

Примерно такие сомнения терзали меня целый день. Ситуация усугублялась тем, что Алиса все мое рабочее время была online, то есть возможность черкануть ей письмо было всегда. Будто специально дразнила!

Я так хочу написать ей, отсылать одно сообщение за другим, узнавать, как ее дела. Но я боюсь. Боюсь, что быстро наскучу, вызову раздражение и она будет испытывать ко мне только жалость. От одной только мысли, что Алиса будет насмехаться надо мной, бросает в дрожь. Поэтому я могу позволить себе наблюдать за ней только издалека, видеть, как она радуется жизни. Господи, как же я хочу быть ее частью...

В конце концов, я все же сделал это. На удивление она моментально прочла и так же быстро ответила. Общение было схоже с предыдущими эпизодами. Я что-то рассказывал, на что Алиса отвечала кратко, холодно и без энтузиазма.

– Дима, зачем ты мне пишешь?

– Как зачем? Мне не хватает тебя, твоей компании и твоего общения.

– Того, что было раньше, уже не будет, и не рассчитывай.

Меня это, безусловно, расстроило. Я все еще думал, что мне удастся вернуть прежние отношения. Наивно, но никто не запрещает надеяться. Особенно, когда дело касается любви.

– Алис, прости меня, я не знаю, как так вышло.

– Мне нет до этого дела. Все в прошлом, и к этому мы больше не вернемся.

– Почему? Неужели я никак не могу искупить свою вину?!

Она набирала сообщение, а я ждал и уже придумывал, как оспорить ее слова и привести свои аргументы, почему нам стоит вновь быть вместе.

– Я теперь с другим.


 

– Что?

Небольшой сюрприз. Этого можно было ожидать. Проблема, но несерьезная. Всегда можно отбить, главное показать, что ты лучше.

– Да. У меня есть молодой человек, и мы любим друг друга. Это похуже, но все еще не катастрофа.

– Хочешь сказать, что я теперь тебе безразличен?

– Именно.

– Прости, но я не верю в это. Мало времени прошло с тех пор, как мы разошлись.

– Он и раньше за мной ухаживал. Я решила попробовать с ним.

– Я не про ваши отношения, а про нас. Слишком быстро ты ко мне охладела.

– Как знаешь.

На этом все закончилось. Алиса вышла из сети. Несмотря на сомнительную новость, вызвавшую у меня тоску на весь остаток дня, сегодняшним общением я остался доволен. Меньше молчания, больше разговора и подробностей о ее жизни. Можно считать это началом примирения. Думаю, в следующий раз будет еще лучше.

 

 

4 августа Загруженные были дни. Времени передохнуть не оставалось. Опять разразился скандал между мной и директором. Он поручил мне одобрить один из проектов, не вникая в дело, поставить нужные печати и соблюсти прочие формальности. В общем, дать зеленый свет. Конечно же, я проигнорировал его просьбу и все детально проверил. Кто знает, какую свинью он мог нам подсунуть. Моя интуиция не подвела. Судя по сметам, кто-то хотел отхватить большой кусок пирога, использовав под строительство школы старый полигон для химических отходов. Про него


 

мало кто помнил в городе – пустырь как пустырь, но документы, запрещающие его застраивать объектами социального назначения, я нашел. Разумеется, я все высказал директору и… В общем, мне дали понять, чтобы я поубавил свой пыл.

Предыдущая статья:Чужой дневник 5 страница Следующая статья:Чужой дневник 7 страница
page speed (0.0152 sec, direct)