Всего на сайте:
236 тыс. 713 статей

Главная | Литература

Чужой дневник 5 страница  Просмотрен 23

– Они периодически видятся? – рискнул предположить я.

– Именно, – довольно хлопнул он по столу. – Любовь прошла, да как оказалось не до конца. Еще одна маленькая деталь. Когда Алина ездила в Питер по учебе, их дорожки пару раз пересекались. По ее словам, там он был чутким и нежным, всячески заботился о ней, даже ножки ее укрывал пледом! А здесь по какой-то неведомой причине превращался в холодного эгоиста. Поэтому она иногда позволяет себе надеться, что, в конце концов, они будут вместе.


 

– Понятно, – тихо сказал я. – И как я понимаю, он вновь вернулся?

– Наверное, раз она так расстроена, – ответил он, довольно откидываясь в кресле. – У нее это сезонно. Каждый год. Как аллергия.

– Знаешь, тебе только сказки рассказывать, – холодно сказала Алина.

– Да, у меня к этому талант, – довольно улыбнулся Алекс.

– Подожди, а ты откуда это все знаешь? – спросил я у него.

– Я довольно близко знаю того парня. Мы с ним были одноклассниками, – ответил он.

– Ты же говорил, что они учились в параллельных классах.

Получается…

– Да, мы втроем учились в одной школе. Алина, я и он.

– Ты об этом раньше не говорил, – в моих словах проскочила нотка упрека.

– А какая разница? – вмешалась в разговор Алина. – Главное, чтобы мы хорошо делали свое дело, а остальное не важно, так ведь, Дмитрий Степанович?

– Да, так… – я прекрасно понял ее намек. Она специально напоминает мне мои же слова. – Послушай, Алина…

– Вот не надо сейчас этих ваших умных речей, – предупредила она, пригрозив пальцем. – Я все сама знаю. Это плохо, надо забыть и бла-бла-бла. Говорить со стороны всегда легче, а попади вы в мою ситуацию, что тогда?

Я не знал, что ответить. Она права хотя бы потому, что я не в состоянии забыть жену и дочку. Поэтому решил помалкивать и не приставать к ней с пустыми речами. Пока Алина с Алексом работали, я пытался понять, как проходит любовь и проходит ли она вообще.

Из моей жизни любовь после расставания исчезала в три этапа.

Первый этап – обида. Я утопал в жалости к себе, ощущал настоящую душевную боль, задавался вопросами: «Почему так со мной поступили?»,


 

«Что во мне не так?», «Чем я хуже?». Копался в своих чувствах, пытаясь что- то изменить, а тем временем запускал себя все больше и больше.

Второй этап – злость, гнев. Когда жалость к самому себе заполнила всего меня и вылилась через край, начала закипать ненависть. Только уже не на себя, а на жену. Проклинал того, кто, ворвавшись в мою спокойную размеренную жизнь, бесцеремонно ушел из нее, оставив после себя хаос, боль и непонимание. Появилось омерзение, стыд за себя, за то, что ты мог полюбить такое ничтожество.

Третий этап – безразличие, равнодушие. Во мне будто все выгорело, как поле после пожара, и уже ничего не осталось к этому человеку. Не важно, что с ней происходило, где и как она. Никак не реагировал на новости, хоть как-то связанные с ней. И когда я отчетливо понял, что разлюбил, на душе стало неописуемо легко. Потом я даже поймал себя на мысли, что желал счастья ей.

Многие люди на мои вопросы отвечали, что у них было примерно так же. Но скорость прохождения этих этапов у каждого индивидуальна. Одни годами могут застрять на первом, а некоторые за несколько месяцев проходят все три. Чтобы не говорили, как бы сильно меня не пытались убедить, я абсолютно, совершенно точно уверен, что невозможна дружба между мужчиной и женщиной после завершения романа.

Эта фраза «давай останемся друзьями» – чушь. Сладкая ложь, призванная смягчить удар и всю тяжесть расставания. Почему люди не могут остаться друзьями? Наверное, из-за того, через что они прошли, после всех искренних слов и чувств, после того, как показывали свои слабости, продемонстрировали свое настоящее лицо, рассказывали о себе вещи, никому неизвестные. И в тот момент, когда бывшие любовники находятся рядом, смотрят друг другу в глаза, они испытывают неловкость. Как быть друзьями, когда невозможно общаться? Когда всякий раз при встрече в


 

памяти всплывают моменты, как вы в обнимку засыпали вместе, покупали подарки и отмечали праздники, а сейчас вы просто никто друг другу.

Я был так занят своими мыслями, что не заметил, как быстро пролетел рабочий день. Впереди меня ждал скучный вечер в одиночестве. Мария проводит время с родителями. Она пыталась и меня туда затащить, но я сопротивлялся, как мог. Мари уже несколько недель пытается меня уговорить познакомиться с ее папой и мамой. Считает, что если у нас серьезные отношения со всеми вытекающими последствиями, то чем раньше мы познакомимся, тем лучше. Но я не согласен. Мне не хочется торопить события. Знакомство с родителями девушки означает, что все уже действительно серьезно и следующим этапом в наших отношениях будет свадьба. А я не уверен, что вообще захочу еще раз жениться, а если и решусь на это, то не факт, что это будет Мария. Про детей я вообще молчу.

Нет, Мария великолепная женщина, прекрасный человек, с которым есть, о чем поговорить, и в будущем она будет великолепной женой, но не для меня. Ей подойдет какой-нибудь политик, бизнесмен или любая другая птица высокого полета. А я ни к кому из перечисленных не отношусь, да и не стремлюсь, если честно.

 

***

«Надо навестить этих ребят, они должны что-то знать о Дмитрии, – детектив отложил дневник и завел машину. – Если у него все шло хорошо, почему же теперь его подчиненные занимают его пост? Что заставило его исчезнуть? Или… кто?»

По дороге в офис компании Никита перебирал в памяти все, что когда- то слышал или где-то читал об этом предприятии. Устроиться работать в подобную компанию очень непросто. Интересно, как это удалось Алексу и


 

Алине? Гонорары сумасшедшие, льготы соблазнительные, пенсии завидные.

Государство заключает контракты с компанией на многомиллионные суммы. Никита Сергеевич подъехал к высокому зданию. Оно выглядит роскошно, но не вычурно. Странно, детектив часто проезжал здесь, но никогда не обращал на него внимания. Никита вошел, сразу заметил лифт и проходя через просторный холл удивился, что нигде не увидел ресепшена или стола охраны. Поднявшись на нужный этаж, он подарил секретарше

очаровательную улыбку:

– Добрый день. Я к Колесникову Александру и Шишкиной Алине. Они на месте?

– Да. У вас назначена встреча?

– Скажите им, что я по поводу Дмитрия Степановича.

– Присядьте, пожалуйста. Там сейчас идет совещание. Как только все закончится, вас сразу же примут.

Никита с удовольствием сел в мягкое, удобное кресло.

– Вам что-нибудь принести? Кофе? Чай?

– Нет-нет. Не утруждайтесь.

Чтобы как-то скоротать время, детектив открыл прихваченный с собой дневник и продолжил чтение.

***

 

 

4 июня Сюрпризом дня стал звонок Алисы. Я разбирал один из проектов, поступивших нам накануне, наткнулся на документы, которые меня

насторожили, и поэтому ответил не сразу.

– Дмитрий? – когда она произносила мое имя, в ее голосе звучала усмешка.

– Да-да, я вас слушаю, – я решил ей подыграть.


 

– Скажите, пожалуйста, найдется ли в вашем плотном графике пару свободных часиков, чтобы пропустить чашечку-другую капучино? – теперь это был твердый голос, которым обычно приглашают на деловую встречу.

– Ой, ну не знаю, не знаю, – откинувшись в кресле, сказал я.

– Это в ваших же интересах. У меня хранится ваше, как вы выразились, имущество, – дополнила она. – Но если вам не нужно…

– Место и время встречи?

– То же самое, что и в прошлый раз. До свидания, – сказала она и сразу же отключилась.

– До свидания…

Опять возникло чувство детской радости, а за ним пришло и волнение. Я не мог сконцентрироваться. Предвкушение встречи мешало нормально работать. Моя фантазия создавала один сценарий за другим, где планировались слова, поступки, подбирались темы для общения.

Я отвлекался от работы, и мне это не нравилось. Я взрослый мужчина, который не может оторваться от иллюзий? Грош мне цена, как профессионалу, если не смогу себя перебороть. «Соберись. Хватит думать о ерунде. У тебя есть дела», – приказал я сам себе. Колоссальными усилиями я все же смог продолжить работу. Опасный момент, такого больше не должно случиться.

Вечером я встретился с Алисой. Джинсы, серая кофточка с оголенным плечиком и маленькая черная сумочка. В таком виде она пришла, держа в руках мой пиджак. Алиса кинула его мне:

– Держи. Еще раз спасибо.

– Надеюсь, ты его почистила? – спросил я.

– Ага, конечно. Еще и погладила. Не маленький, сам справишься.

– Грубиянка, – наигранно расстроился я.

– И горжусь этим!


 

Забавная девушка. Достаточно милая, хорошо одевается, далеко не глупая, а дерзость придает ей особое очарование.

– На что это ты так смотришь?!

– Ни на что. Задумался.

– О чем-нибудь плохом?

– Напротив. Только о хорошем. И кстати, почему так долго? Я ждал звонка намного раньше.

– Уезжала по делам.

Она улыбнулась. Да, я тоже почувствовал. Между нами что-то зарождается.

– И? как будешь меня развлекать? – со скучающим видом спросила Алиса.

– Я? – с такой наглостью мне раньше никогда не доводилось сталкиваться. – С чего ты взяла, что я стану тебя развлекать?

– А зачем тогда пришел?

– Что бы забрать свою вещь, – я показал ей пиджак.

– Ах, так? Забрал, что хотел? – холодно спросила она и, не дождавшись, пока я отвечу, сказала. – До свидания, Дмитрий Степанович.

Она развернулась и ушла. Просто развернулась и ушла! Я даже не знал, как вести себя! Надо было отпустить ее, уйти по своими делам, заехать к Мари, опять заняться работой, но нечто неведомое внутри меня подталкивало окликнуть ее.

– Алиса! Подожди…

Она обернулась. Разумеется, с победным выражением лица и такой улыбкой, будто выиграла миллион.

– Я знала, что ты недолго выдержишь, но что так быстро сдашься…

– О Боже…

– Позакатывай мне тут еще глаза! – повысила голос Алиса.

– Не злись. Ладно, так и быть, развлеку тебя.


 

Мы шли вместе, но я молчал. Она заставила меня заткнуться! Меня, умного, образованного человека, одобряющего или опровергающего проекты по постройке зданий и сооружений, которые разрабатывались годами. Человека, которого боятся десятки сотрудников! А она, не колеблясь, и без особых усилий заткнула меня за пояс. Как интересно…

Уже ближе к ночи я провожал Алису домой. По пути говорили о какой- то несуразной ерунде, но эта чушь тогда казалась очень важной и интересной. Еще один эффект, вызываемый Алисой?

– Вот эта улица, вот этот дом, – пропела Алиса, указывая на девятиэтажное здание. – Спасибо за вечер, это было чудесно.

– Не могу поверить. Что я слышу? Неужели это слова благодарности?!

– Паясничаете, молодой человек?

– Нет, что ты, и в мыслях не было.

– Ну-ну, – она подозрительно сузила глаза.

Терпеть не могу, когда говорят «ну-ну». Всякий раз передергивает, стоит только услышать эти жутко надменные слова. Разумеется, я не стал ей этого говорить. Мои тараканы могут ее напугать, чего мне не хотелось. Пока.

– Так, – прервала Алиса молчание. – Домой я тебя приглашать не собираюсь, так что пора прощаться.

«Пора прощаться».

Отличное выражение. Надо будет запомнить.

– А вежливые дамы хотя бы чаю приглашают попить.

– А кто сказал, что я вежливая? Я грубиянка. Забыл?

И вот тут, в этот самый момент случилось кое-что, чему я не в силах дать объяснения. Алиса отправила мне воздушный поцелуй. Да, просто легкий поцелуй, но мое сердце екнуло, и тепло медленно начало распространяться в груди. Да, звучит по-детски, да, нелепо, но что делать, если это так?!

– Нет, я помню.

– Тогда пока?

– До скорого.


 

Алиса улыбнулась, и опять мое сердце, как послушная собачка на знакомую команду, дало о себе знать. Она точно издевалась, а если нет, то умело манипулировала моим состоянием.

Алиса ушла, оставив меня одного на улице. Не знаю почему, но мне было хорошо. Ночь казалась великолепной!

 

8 июня

Я шел в магазин, спрятанный где-то во дворах. Так получилось, что мой путь пролегал мимо парка с расположенным неподалеку детским садом, а в это время на площадке прогуливались дети. Шум, веселье, смех, беззаботность. Детство, одним словом. Мое внимание привлек мальчик со звонкой игрушкой в руках. Мне удалось рассмотреть предмет, и когда я понял, что это, мое сердце заныло. Копилка. Кому-то она может показаться обычной безделушкой, но только не для меня. Точно такую же большую бронзовую жабу я когда-то подарил своей дочери. Как это давно это было…

 

– Как мне надоели твои оправдания! – возмущалась жена, уперев руки в бока.

– Но я, правда, заработался… – устало сказал я, садясь за стол.

– Почему ты не можешь хоть раз вовремя прийти домой?

– Чем больше я буду работать, тем раньше сдам проект. А за это выдают хорошую премию, – терпеливо объяснял я в сотый раз.

Каждый вечер было одно и то же. Я приходил глубокой ночью, а моя благоверная ждала меня, готовая пилить за каждую минуту задержки.

– Тебя дома ждет семья. Ты нужен здесь, а не у себя в кабинете! Ты хоть когда-нибудь об этом думал?!

– Не говори глупости, ты же...

– И чем я думала, когда выходила за тебя?!


 

Она кричала, гремя посудой, создавая невероятный шум. Мало того, что меня сильно выматывает работа, так еще и дома, где должен быть уют и покой, разворачивается такой цирк.

– Да как ты не понимаешь?! – закричал я на нее, рывком поднимаясь со стула. – Нам нужны деньги! Деньги, чтобы платить за квартиру. Деньги, чтобы купить продукты. Деньги, чтобы оплатить этот чертов сад, куда ходит наша дочь! Неужели это нельзя понять?!

Я стоял, тяжело дыша, и с нескрываемой злобой смотрел на свою жену, а она уставилась на меня так, будто увидела впервые. В этот момент послышался тихий всхлип. Резко развернувшись, я увидел Николь. В глазах, наполненных детским страхом, стояли слезы. В руках она держала свою копилку.

– Что это? – спросил я у нее.

– Ты говорил про деньги. У меня есть. Много. Она почти полная, смотри, – Николь оживленно трясла копилку. В ней слышался звон монет.

– Но это же твоя копилка... – сказала ее мать.

– Мне не жалко. На, – настойчиво протягивала она копилку, трясущуюся в ее ручках.

Мне стало очень стыдно за себя. Моя маленькая дочь, копившая деньги на детские игрушки, предлагала мне забрать все ее сбережения, не требуя ничего взамен. Просто чтобы помочь. Ничего не сказав, жена юркнула в ванную. Николь положила на кухонный стол копилку и быстро ушла к себе в комнату. Выключив плиту, на которой разогревался мой ужин, я пошел за ней. Николь сидела на кровати, обхватив коленки.

– Ты почему не спишь?

Николь молча смотрела на меня, не реагируя на вопросы. Я сел на край её кровати.

– Почему ты не спишь? – повторил я вопрос, но уже чуть мягче.

– Вы с мамой опять ругаетесь… – жалобно сказала Николь.


 

Она спрятала лицо в коленках. Я придвинулся ближе и прижал ее к себе – сжавшуюся, точно испуганный котенок.

– Извини. Мы, наверное, разбудили тебя?

– Почему вы ссоритесь? – тихо спросила она.

– Понимаешь, так бывает… Но ты знай, что мы с мамой очень тебя любим.

– Пап, я не хочу завтра в садик.

– Почему? Тебя кто-то обижает?

– Нет. Не хочу и все.

– Давай-ка спать, жемчужинка, завтра будет хороший день, я тебе обещаю…

Я положил ее копилку на рядом стоящую тумбочку. Прижал ее к себе, и тихонько, но так, чтобы она отчетливо слышала, сказал:

– Моя маленькая, большое тебе спасибо. Давай так, когда нам понадобится твоя копилка, мы ее возьмем, а пока ты будешь ее хранить для нас. Хорошо?

– Да… – слабо сказала она, кивнув головой.

Я чувствовал, как она крепко сжимает меня ручонками. И мне тоже не хотелось ее отпускать. Уложив ее, я накрыл Николь одеялом и, гладя ее волосы, сказал:

– Спокойной ночи, жемчужинка.

– Спокойной ночи, папа. Я люблю тебя.

– И я тебя.

Я вышел из комнаты дочери, зарекаясь, что моя семья больше никогда ни в чем не будет нуждаться, особенно в деньгах…

 

– Какая встреча!

Каково было мое удивление, когда услышал этот голос. Оглянувшись, я увидел Алису.


 

– А ты что здесь делаешь?

– Работаю вообще-то. Уже забыл, что я воспитательница?!

Точно. Но какова вероятность, что среди всех детских садов города, я пройду именно мимо того, где работает Алиса? И тогда мне вспомнилась фраза Алины: «Наш город – большая деревня». Получается, она права.

Видимо, я привык к большим мегаполисам.

– Нет, не забыл.

–Куда идешь с таким суровым выражением лица? Убивать конкурентов?

– Смешно. Очень, – сухо ответил я. – По делам. Вижу, вывела малышей на прогулку?

– Вижу, ты наблюдательный, – ехидно улыбнулась Алиса. Вот опять. Провоцирует меня.

К нам подбежала девочка. Вначале я ее не заметил, но после того, как та ударила меня по ноге песочной лопаткой, пришлось обратить на нее внимание.

– Привет!

– Ты…

Это была та самая девочка, которую я пару раз видел в парке.

– И ты тоже тут?!

– Вы знакомы? – удивилась Алиса.

– Виделись пару раз, – ответил я, оттряхивая штанину от песка.

– Как тесен мир, – покачала головой Алиса.

– Даже слишком.

– Пошли от него, – девочка потянула ее за руку. Алиса рассмеялась, посмотрев на меня.

– Почему?

– Плохой, – ответила девочка, морщась от прилагаемых усилий. Алиса еще громче расхохоталась.


 

– Нет, ты слышал это? – спросила Алиса. – Такая маленькая, а уже насквозь тебя видит!

– Мне нечего ответить на это, – развел я руками.

Не кричать же на ребенка, что это все плод ее воображения. Да и не думаю, что она права. Откуда ей знать? Мелюзга.

– Не оспариваешь, значит, согласен? – Алиса повернулась к своей воспитаннице и что-то прошептала ей на ушко, после чего та отпустила ее и убежала к своим сверстникам.

– Что ты ей сказала?

– Профессиональный секрет, – отмахнулась Алиса. – Какие планы на ближайшие дни?

– Встретиться хочешь? Опять? Ты смотри, а то у меня закрадутся подозрения, что я тебе не безразличен.

– Иди ты! – легонько ударила меня в плечо Алиса.

– Не злись, – я успел взять ее ладонь в свою. – На самом деле, сам хотел пригласить тебя завтра, но… – дальше я не стал продолжать. Еще не до конца продумал легенду.

– Но что? Забыл мой телефонный номер? Странно. А мне казалось, тебе нравится названивать мне по ночам.

– Алиса, я с удовольствием проведу с тобой вечер, перетекающий в ночь.

– А звучит-то как двусмысленно!

– Да, и правда… – задумался я над тем, что сказал.

– Значит, завтра в семь?

– Я заеду за тобой.

– На чем? Такси? У тебя же нет машины! – улыбаясь, ткнула она пальцем меня в грудь.

– А вам женщинам только машину и подавай!

– Ой, ой, ой, – состроила она гримасу. – Больно надо. Не обломимся, пешочком пройдемся!


 

– Отлично! То, что надо!

– Каков наглец! – ахнула Алиса.

Дети как-то особенно громко зашумели, и Алисе пришлось обратить на них внимание. Посмотрев на часы, она сказала мне:

– Все, если что-то поменяется, звони, но если позвонишь – убью! До встречи, – привстав на цыпочки, Алиса легонько поцеловала меня.

Какое-то двоякое чувство. Вроде поцелуй обычный и ничего не подразумевающий, но какое удовольствие от такого невинного жеста. Глупо, наверное, я со стороны выглядел. Улыбающийся сам себе, смотрящий ей в след. Стоп. Опять?! Часто это стало происходить. Странное влияние на меня оказывает эта девушка. Как бы до чего-нибудь плохого не дошло.

 

 


 

Я влюбился. Господи, я и правда влюбился!


24 июня


Прошло всего пару недель – слишком мало времени для возникновения чувств, а тут такое. Никогда такого со мной не было! Даже не верится!

Алиса… Алиса… Вот это девушка. Вот это женщина! Она смогла изменить мой мир, привнести в него огромную палитру красок и вихрь эмоций. Будто прорвалась плотина, которая годами сдерживала все внутри меня. Алиса, как ураган, ворвалась в мою жизнь, перевернув все с ног на голову, разметала все устаревшие принципы, которым я следовал, и заставила создать новые.

Я всегда относился скептически к заявлениям своих старших товарищей:

«с ней я чувствую себя моложе», «полюбил и скинул десяток годков». Но черт подери, я чувствую себя влюбленным мальчишкой! Стоит только подумать об Алисе, как тут же теплеет в сердце, и это тепло по каждому капилляру распространяется к каждой клеточке моего тела. И когда уже нет сил, кажется,


 

что выдохся и ничего не получится, а руки опускаются от безысходности, в голове возникает ее образ, ее насмешливый взгляд, и тогда открывается второе дыхание. Я готов горы свернуть, лишь бы впечатлить Алису и услышать ее похвалу. Три ее простых слова – «ты просто крут!» – имеют такую значимость! А когда мы ссоримся или я ее обижаю, тот огонь, тот пожар, что горит внутри, кипятит кровь и обжигает сердце.

Ну и ну. Со мной творятся странные, но ужасно приятные вещи.

Но есть и другая сторона медали. Работа. С ней все не так радужно. Начну с того, что нашего директора сменил толстый, неприятный, жадный человек. Прежнего за заслуги и хорошую работу перевели в главный центр компании, расположенный в столице. С новым у нас далеко не дружеские отношения. В прошлом наши дороги как-то пересекались, и между нами нередко возникали разногласия, а тут его назначили моим начальником...

Мое приподнятое настроение влияет и на наши отношения с Мари. С ней я стал учтивее, романтичнее, нежнее. Стараюсь ее всячески радовать, устраиваю сюрпризы, задариваю цветами и подарками. Такое она любит, поэтому в восторге от всего. Говорит, что так на меня влияет лето. Что ж, лето у меня всегда ассоциировалось с влюбленностью, так что Мария и не представляет, как сильно права. Меня устраивает ее предположение. Пускай думает, что хочет, лишь бы не узнала об истинной причине моей перемены.

А как насчет нее, героини сегодняшней записи? Катализатора всех реакций, что теперь во мне протекают? Человека, что в прямом смысле слова вернул меня к жизни, и я теперь могу ощутить в полной мере все ее проявления? Я будто проснулся от глубокого сна, в котором пребывал с момента развода. Потрясающе! С ней я провожу все время, когда не занят на работе или с Мари. В среднем, получается видеться два-три раза в неделю, но и этого мне уже недостаточно. Я хочу больше.


 

28 июня Сегодня виделся с Алисой. Правда, для этого пришлось немного ее… поуговаривать что ли. Рабочее время подходило к концу, а на улице стояла шикарная вечерняя погода, когда уже не так жарко, но еще не сильно

прохладно.

Идеально. Лучше и быть не может для прогулки.

Я позвонил Алисе.

– Привет, – у нее был веселый голос.

– Как с настроением?

– Отлично, но уже немного начинает портиться.

– Почему же?

– Гулять хочется, да вот не с кем. Скучно…

– Может, я сумею развеять твою тоску?

– Каким образом?

– Увидимся сегодня?

– Увидеться? Сегодня? С тобой?! – Алиса громко рассмеялась, а потом серьезным тоном сказала. – Ну не знаю. Мне надо подумать. Столько дел… Столько дел…

– Вот это да! Сама жалуешься, что умираешь от безделья, а сейчас…

– Ладно, ладно, прекрати ворчать! Как обычно заедешь ко мне, и мы что-нибудь сообразим.

Начало было многообещающим. Ее предложение мне определенно нравилось.

– Готовься, скоро буду.

– Мне не надо готовиться, я всегда красивая, – с вызовом ответила Алиса.

– Обратного я и не говорил.

– Значит, тебе дорого твое здоровье.

Час спустя я стоял у нее в прихожей. Как не удивительно, она металась из одной комнаты в другую, пытаясь найти что-нибудь подходящее из одежды.


 

– Тебе не надо готовиться, ты всегда красивая, – передразнил я ее.

– Не мешай! – крикнула Алиса.

Я тихо рассмеялся. Какая же она удивительная… С каким бы настроением я не начинал с ней разговаривать, как бы тяжело не было на душе, рядом с Алисой все проблемы улетучивались. Хватало только двух минут ее присутствия!

Наконец Алиса закружилась возле меня, демонстрируя выбранный наряд.

– Что скажешь? Годится?

– Разве тебе нужно мое одобрение?

– Нет. Вообще-то я рассчитывала на комплимент, но от тебя этого не дождешься!

– Вот, опять…

– Ну, все-все, пошли, мой черствый сухарь, – Алиса потянулась и поцеловала меня.

Как сладок поцелуй любимой. Но было и еще одно. Когда Алиса коснулась моей руки, то место, где произошел контакт, покрылось мурашками, и там же пронеслась волна возбуждения. Непередаваемое чувство…

 

1 июля

Меня мучает совесть. Как-то не спокойно на душе. Да, я говорю о сложившемся треугольнике.

Мария. Шикарная, утонченная, изысканная, амбициозная женщина с потрясающей внешностью. Именно с такой приятно выходить в люди, принято присутствовать на официальных встречах. А ее манера держаться, не требует каких-либо комментариев. Одним словом, настоящая леди современности. Большая удача быть с такой прекрасной особой.


 

С другой стороны – Алиса. Беспардонная, маленькая грубиянка, говорящая, что первое в голову пришло, не выбирая слов. Она тоже красива, но до Мари все же не дотягивает. Однако именно Алису… я полюбил. Простую, ничем не примечательную девчушку из поселка, которая порой забывает брови вовремя выщипать. А это что-то да значит?!

И кого выбрать? Марию или Алису? Будущего ресторатора или простую воспитательницу? Роскошь или любовь? Как говорил один мой хороший знакомый: «Запомни, Дима. Всегда надо выбирать ту женщину, на которую тебе будет приятно смотреть через пятьдесят лет». Я думал над его словами и пришел к выводу, что у такой женщины есть всего лишь одно преимущество перед другими – она должна быть любима мной.

Дневник – прекрасная вещь. Только ты и твои проблемы. Лицом к лицу.

 

 


 

 

– Идем в кино!

С таким требованием мне позвонила Алиса рано утром.

– Сейчас?!

– Нет же! Вечером. Выберешь фильм сам.

– А если тебе не понравится?

– Меня фильм не интересует, я в кино хочу!


3 июля


Я не стал с ней спорить. Бесполезное дело. Если женщина хочет – сделай. Все равно будет так, как она сказала. Вопрос в том, сколько нервных клеток потеряешь, если попытаешься возразить. Разумеется, это правило касается только тех дам, к которым испытываешь какие–либо теплые чувства.

– Ладно. Я освобожусь в шесть и заеду за билетами.

– Молодец.

Даже не попрощавшись, она бросила трубку.


 

В обговоренное время я уже ждал Алису в кинотеатре. Она ворвалась и, не глядя по сторонам, пошла ко мне. Серьезная, уставшая и немного грустная.

С того момента как Алиса вошла в кинотеатр и до того, как оказалась рядом со мной, она успела стукнуться о дверной косяк, врезаться в проходящую перед ней парочку влюбленных и пока извинялась, чуть было не сбила ребенка с ног. С трудом Алиса все же пробралась ко мне. Приблизившись, она уткнулась мне в грудь:

– Я ракушка, – жалобно сказала она.

Господи, как же я тебя благодарен, что свел меня с такой прекрасной девушкой. Я крепко обнял ее.

– Ммм… – Алиса обняла меня в ответ.

Людей было много. Они шли к кассе, за попкорном, сидели на диванчиках и просто слонялись вокруг. Не знаю, сколько мы так простояли. Тогда я отключил голову и наслаждался моментом.

Алиса посмотрела на меня и подарила мне самый нежный, горячий, интимный поцелуй. Нет, не в губы, шею или лоб. В щеку. Долгий, чувственный, приятный.

– Спасибо, – прошептала она.

Мое сердце разрывалось от избытка чувств. Я столько всего хотел ей сказать, излить в один момент все, что возникло и пронеслось в голове, но я выбрал, то, что давно сидело внутри меня.

– Что? Что в тебе такого, отчего мои мысли постоянно крутятся вокруг тебя? Что особенного в тебе, чего нет в других? Почему? Почему я всегда хочу быть рядом с тобой и защитить тебя от этого жестокого мира? Откуда во мне желание во всем тебе помочь и быть надежной опорой? Зачем мне это? Я постоянно задаю себе эти вопросы и никак не могу найти на них ответы. Хотя, если признаться, ответ я знаю. Как меня угораздило так нелепо влюбиться?


 

Алиса только улыбнулась. Еще крепче стиснув меня в объятьях, она сказала:

– Попался.

– Куда это я угодил? В какую историю вляпался?

– Глупый Котя.

Котя… Поначалу я был против, но потом проникся симпатией. Мне нравилось, когда она так меня называла.

– Мы на фильм не опоздаем? – спросила Алиса.

– Если будем еще столько же обниматься, то точно пропустим начало.

– Тогда заканчиваем с нежностями и вперед на просмотр.

– А я думал, тебе не важен фильм, – раздосадовано говорил я, пока Алиса тянула меня за собой.

Мне понравилось чувствовать Алису так близко, ее объятия приятно волновали. Алиса… она не перестает меня удивлять. Все время преподносит неожиданности, раскрывает новые черты своего характера. И когда, кажется вот оно, я смог ее понять, тут же повергает меня в шок своим поведением, мышлением, просто самой собой.

Предыдущая статья:Чужой дневник 4 страница Следующая статья:Чужой дневник 6 страница
page speed (0.0535 sec, direct)