Всего на сайте:
236 тыс. 713 статей

Главная | Литература

Чужой дневник 1 страница  Просмотрен 18

Чужой дневник: роман / Д.Ф. Вердиев. – Белгород: ИД «Белгород» НИУ «БелГУ», 2019. – 308 с.

 

 

Первый роман Даргаха Вердиева «Чужой дневник» – история любви, перевернувшей представления ее героев о главных жизненных ценностях. Молодой талантливый архитектор на самом пике карьеры вдруг бесследно исчезает. Что стало началом «конца» – несчастье, случившееся с любимой девушкой, или принципиальность героя, невольно подтолкнувшая его воспрепятствовать преступлению? Дневник пропавшего человека попадает в руки частного детектива, не подозревающего, что чужая история круто изменит и его судьбу.

 

 

© Вердиев Д.Ф., 2019

 

 

 

 

***

В дверь громко постучали. Никита Сергеевич тут же вскочил с кресла.

Лицо слегка онемело, рука затекла. Он опять уснул в своем кабинете.

Стук в дверь повторился более настойчиво.

– Да.

В кабинет вошла рыжеволосая девушка двадцати пяти – двадцати семи лет. Она робко поздоровалась и, осмотревшись, осталась стоять у двери.

– Проходите, присаживайтесь, – Никита указал ей на кресло, в котором провел всю ночь, и открыл окно. Свежий воздух бодрил лучше самого крепкого кофе.

На вопрос, что ее привело сюда, клиентка ответила не сразу, продолжая стоять, прислонившись к стене.

Никита Сергеевич за два годы работы частным детективом успел научиться терпению и выдержке. Он знал, что иногда надо дать посетителю возможность собраться с мыслями, выдержать паузу, а не забрасывать его сразу вопросами. Человек и так волнуется – к детективу, как и к врачу, люди приходят с проблемами, если не с бедой.

– Мне посоветовал к вам обратится один знакомый. Вы помогли ему разыскать невесту, она от поезда отстала. Помните?

Он помнит – «дело о потерявшейся невесте» было первым в его самостоятельной практике. Тогда он только что ушел из полиции, не проработав там и года. Молодого специалиста, закончившего университет и отслужившего в армии, достала бумажная волокита. Справки, отчеты, заявления – скукотища! Хотелось самостоятельности, независимости и интересной сыскной работы. И хотя теперь частному детективу увлекательные дела встречаются реже, чем хотелось бы, работы хватает. На этой неделе Никита дома еще не ночевал – то в машине приходилось подремать, то в офисе.

 

 

 

Пока девушка что-то рассказывает, он смотрит на часы. Половина девятого. Все-таки очень хочется выпить кофе. Головная боль мешает сосредоточиться.

– Простите, если упустил суть беседы, но с какой целью вы ко мне пришли? Чего вы хотите? – сев за стол, Никита открыл блокнот для записей.

– Пропал мой близкий друг, и я очень хотела бы его найти, – наконец она решилась пройти к столу для посетителей, но проигнорировав глубокое кожаное кресло, села на стул напротив детектива.

– Когда вы видели его последний раз?

– Давно, но не в этом дело! Понимаете, он уехал из города... На звонки не отвечает…

– Вы поссорились?

– Да нет, что вы. С ним что-то случилось, я чувствую.

– Послушайте, Настя, – Никита вспомнил, как представилась девушка. Он запоминал имена, связывая их с внешностью человека. Но имя девушки ей совсем не походило. – Люди иногда просто не хотят, чтобы их искали. У них появляется другая жизнь, новые связи, новые друзья… Поэтому, не стоит искать вашего друга – оснований для этого нет, да и ему это может не понравится.

Помолчав с минуту, девушка достала из сумочки черную, потрепанную книжку с белой полосой, идущей от середины корешка к правому верхнему углу, и положила ее на стол перед Никитой Сергеевичем.

– Что это?

– Дневник моего друга! Его зовут Дмитрий. До недавнего времени я его ненавидела и ничего не хотела о нем знать, но после прочтения все изменилось.

– К сожалению, я все же вынужден вам отказать.

 

 

 

– Просто прочтите. Тогда решите, браться за мое дело или нет, – она встала и направилась к выходу из кабинета. – Прочтите… Уверена, вы передумаете!

Незнакомка ушла. В кабинете повисла долгожданная тишина.

Где-то на столе завибрировал телефон. Рука до сих пор полностью не восстановилась, и когда Никита откопал телефон из вороха бумаг, тот уже смиренно умолк. Увидев множество пропущенных звонков и сообщений, Никита решил в первую очередь перезвонить маме.

– Привет, мам.

– Здравствуй сынок. Почему трубку не взял?

– Да я занят был. Что-то случилось?

– Нет, ничего. Просто ты давно не звонил.

– Извини, мам, заработался, – Никита вздохнул. Он не стал напоминать, что не далее, как вчерашним утром он минут двадцать, терпеливо выслушивал все мамины «новости».

– Ты поговорил со Светой? – ну вот, опять мама за свое. Ей никак не дает покоя его личная жизнь.

– Нет.

– Почему? Она такая хорошая девушка. И умничка, и хозяюшка. И фигурка у нее ничего. Что тебе еще надо?

– Мам, прекрати.

Никита вздохнул. Каждый разговор заканчивался упоминанием прекрасной Светланы – племянницы соседки. Привлекательная девушка с белоснежной кожей, голубыми-голубыми глазами, светлыми, чуть вьющимися волосами заканчивает юридический и Никита согласился помочь ей с дипломной работой.

Заговор мамы и соседки быстро раскрылся – они решили, что молодые люди очень подходят друг другу и нашли повод устроить им встречи наедине. Посмеявшись над «благими намерениями», Никита и Света провели несколько вечеров, с увлечением обсуждая юридические тонкости. И не более. Да, Никите общение с девушкой очень понравилось, но переводить его в отношения… Нет, это не для него. Работа

 

 

 

заполняет всю его жизнь. Детектива это полностью устраивает и к переменам он не готов.

– Прости, сынок, но я волнуюсь за тебя. Ты совсем один, а я хочу знать, что о тебе есть кому позаботиться.

– Мам, меня пока всё устраивает, и никто мне не нужен. Я сам справляюсь. Не переживай.

–Ты хоть позавтракал?

При упоминании еды его начало подташнивать от голода.

– Как раз собирался. Я побегу, мам, позвоню вечером…

Никита посмотрел на часы – поздновато для завтрака, зато можно позволить себе ранний обед. Обычно во время обеда он просматривает журнал или газету, чтобы занять себя чем-то. Взгляд детектива остановился на дневнике, оставленном девушкой.

– Почему бы и нет?

Прихватив его с собой, Никита спустился вниз и направился в кафе, где обычно обедал. Все столики свободны. Быстро сделав привычный заказ – комплексный обед из первого, второго и салата, – он открыл дневник, пытаясь настроиться на ход мыслей пропавшего человека…

***

 

 

20-21 марта Долгожданный, относительно теплый весенний день после длительных холодов. В 16:25 самолет приземлился в аэропорту. Наконец-то! Оказавшись на твердой земле, я поблагодарил Бога за благополучное приземление.

Терпеть не могу эти перелеты. Уж слишком сильно болят уши.

В этом городе находится один из филиалов компании, в котором я

– новый главный архитектор с неприлично высоким окладом и квартирой, которую для меня снимают мои работодатели.

Зайдя в здание аэропорта, я увидел вполне типичную картину: дети, бегающие по залу, их родители, туристы и прочие пассажиры, ждущие свои

 

 

 

рейсы. Я подошел к человеку, стоявшему с табличкой в руках, на которой было написано мое имя.

– Котик Дмитрий Степанович? – спросил он.

– Точно, – ответил я.

– Я уже начал волноваться, решил, что упустил вас, – с облегчением сказал мужчина, опуская табличку.

– Это моя вина. На детей засмотрелся.

– Сегодня я буду вашим водителем. Мне поручено отвезти вас в вашу квартиру и ввести в курс дела. Зовите меня Виталием, – сказал он, протягивая руку.

Виталий был высоким человеком со светло-русыми волосами, голубыми глазами и гладко выбритым лицом. С первого взгляда он показался мне гораздо моложе, чем выяснилось потом. С толку сбивала его добродушная и такая широкая улыбка, что можно было разглядеть чуть ли не все его коренные зубы. Возраст водителя выдавала лишь густая сеть морщин под глазами и, пожалуй, мозолистые, огрубевшие руки.

Вместе с водителем мы прошли к его машине. Как только я уселся на заднее сиденье, Виталий передал мне большой конверт. Заметив мой вопросительный взгляд, он пояснил:

– Там вы найдете все интересующие вас документы, а также ключи от квартиры.

– Куда мы сейчас? – поинтересовался я. – Я бы хотел где-нибудь перекусить. Не переношу еду, которую подают в самолетах.

Виталий рассмеялся:

– Не далеко от вашего дома есть маленький и довольно неплохой ресторан. Там и сможете пообедать.

– Тогда чего мы стоим?

– Как будет угодно, – сказал шофер, но неожиданно повернувшись ко мне, неуверенно спросил: – Котик… это ваша настоящая фамилия?

 

 

 

– Паспорт показать? – поинтересовался я в ответ.

– Нет-нет, что вы, – ответил Виталий, развернувшись к рулю.

Я только улыбнулся, и когда мы уже тронулись с места, вскрыл конверт.

 

***

«Значит человек, которого надо найти – главный архитектор крупной компании, – Никита прикинул, где может находится здание этого самого филиала и тут же себя одернул: – Минуточку. Пока не ясно, браться за это дело или вернуть дневник девушке. Судя по первым страницам, этот Дмитрий Степанович долго на одном месте не задерживается. С чего она решила, что он пропал?»

***

 

Распрощавшись с Виталием, я поднялся в квартиру. Такая же, как и прежние, она оказалась просторным, хорошо освещенным двухкомнатным помещением. Обои белого цвета, телевизор, диван, шкаф, стиральная машина, холодильник – все как я люблю: ничего лишнего, только самое необходимое.

Зайдя в ванную комнату, я внимательно посмотрел в зеркало: темно- русые, слегка вьющиеся волосы, карие глаза, резко очерченные скулы, широкие плечи. Рассматривание себя в зеркале стало для меня традицией. В каждом новом городе, в каждой новой квартире я смотрю на свое отражение, пытаясь увидеть, что во мне изменилось. Мне интересно, смогу ли я заметить в себе перемены, произошедшие со мной за то время, которое потребовалось, чтобы пройти очередной жизненный этап. Что это – седина на виске? Нет, показалось, да и рановато для седых волос, хотя я бы им не удивился.

 

 

 

Умывшись, я взял свою сумку и направился в спальню. Люблю ездить налегке, поэтому одежды у меня немного. Быстро повесив все в шкаф, достал из сумки новенькую черную тетрадь. Это еще одна традиция – в каждом новом городе начинать новый дневник, в который я буду записывать все самое интересное, происходящее со мной в течение дня. А старый дневник вместе с уже пережитыми событиями оставляю в прошлом, где ему самое место…

От голода заурчало в животе.

Приняв душ и приодевшись, я вышел на улицу в поисках обещанного водителем «маленького и довольно неплохого ресторана». Не без труда, только благодаря случайным прохожим, которые остановились на минутку выслушать, чего я хочу от них, мне удалось найти это заведение.

Когда я зашел внутрь, меня окутала царившая там атмосфера: легкая, приятная музыка, приглушенный свет, столы, накрытые белоснежными скатертями, на которых мерцали свечи, безумно вкусный аромат еды, доносившийся с кухни. Все увиденное располагало к романтическому ужину для влюбленных пар.

Но я пришел один.

Мне повезло – свободный столик оказалось у окна. Через минуту ко мне подошла длинноногая официантка с пышными темно-каштановыми волосами и большими янтарными глазами. Ее походка была идеальной – я засмотрелся на чуть покачивающиеся, округлые бедра, подчеркнутые тонкой, осиной талией. Улыбнувшись красивыми, пухлыми губами, она нежно произнесла:

– Добрый вечер.

– Вот уж точно добрый…

– Вы у нас в первый раз?

– А это сразу видно? – спросил я в ответ.

– Просто вас я тут раньше не видела, – ответила она, все так же мило улыбаясь мне.

 

 

 

В ней было идеально все. Существует два типа красоты: классическая и экзотическая. У нее был второй вариант. Она не была красавицей, похожей на победительниц конкурсов «Мисс Мира», но в очертаниях ее лица что-то манило. Тонкие брови, упругое сильное тело с легким загаром, придающим ее коже особую красоту. Низкий голос в сочетании с такой чертовски привлекательной внешностью только добавлял перчинку.

– А вы всех запоминаете, кто бывает в вашем ресторане? – наконец собравшись с мыслями, спросил я.

– Конечно. У меня отличная память.

Не сомневаюсь, – улыбнулся я и, взглянув на бейдж с ее именем, добавил: – Да, Мария, вы совершенно правы, ранее мне не доводилось бывать в вашем чудесном заведении.

– Тогда я могу посоветовать, что вам стоит непременно попробовать в первую очередь, – кокетливо сказала она.

– А я могу на вас положиться?

– Полностью.

– Тогда, что угодно на ваш вкус.

– Не волнуйтесь, вы останетесь довольны моим обслуживанием, а если же нет… Ну что же, обговорим это после, – подмигнула она мне и, развернувшись, ушла прочь.

Откинувшись на спинку стула, я посмотрел в окно. Бесспорно, официантка только что флиртовала со мной. Интересно, здесь все такие или просто мне повезло? Если только она так делает, то со всеми или же только со мной? А если со всеми, то она это делает ради работы, привлекая и тем самым заставляя клиентов ходить сюда постоянно, или я ей понравился?

Некоторое время спустя, Мария принесла мне бокал вина. Я удивленно взглянул на нее, на что она ответила:

– Ваш ужин уже начали готовить, а это, – указала она на мой напиток, – чтобы вы не заскучали, ожидая заказа.

 

 

 

– Благодарю, – поднял я свой бокал в знак благодарности.

– Вы в нашем городе проездом?

– Нет, я останусь здесь на некоторое время. В вашем городе у меня дела.

– Работа, или что-то… более важное? – уточнила она.

– А работа недостаточно важна?

– Работа – всего лишь один из многих способов обеспечить свои потребности, не больше. Мы не живем, чтобы работать. Значит, работа не может быть чем-то действительно важным, – сказала она.

– Но мы работаем, чтобы жить, – возразил я.

– Как я уже сказала, работа это один из способов добычи денег. Не хочешь работать, придумай что-нибудь стоящее, – отстаивала Мария свою точку зрения.

 

***

Никита оторвался от чтения. Когда-то давно он думал также, как официантка, разделяя жизнь и работу на две, совсем неравные, части. Спорил с каждым, кто пытался утверждать обратное. Так было до второго курса университета. На зачёте преподаватель задал один единственный вопрос, на который молодой студент никак не смог ответить:

– Если ты сам выбрал этот путь, разве он может быть для тебя тягостным? Делай любую работу, за которую взялся, с удовольствием, и она перестанет быть для тебя работой!

Как проста формула успеха! После этих слов отношение Никиты к своей профессии круто поменялось – он научился вкладывать в работу свои знания и опыт, получая удовлетворение от самого процесса. А деньги, заработанные на «обеспечение своих потребностей», теперь стали лишь приятным бонусом, а не целью.

 

 

 

Вернувшись к чтению, Никита поймал себя на мысли, что автор дневника согласился бы с ним в этом вопросе.

***

 

– Но вы же работаете?

– Я просто еще ничего стоящего не придумала, – улыбнулась она.

– А что, по-вашему, важно в нашей жизни?

– Родители, друзья, любовь.

– Достойно, – согласился я. – Я тут по работе. Получил новую должность, а для выполнения своих обязанностей, мне пришлось переехать сюда.

– И как первые впечатления?

– Очень хорошие. И все благодаря вам, Мария, – сказал я ей, улыбнувшись.

– Мое имя вы знаете, а мне ваше не известно. Не будете ли столь добры назвать его?

– Меня зовут Дмитрий Степанович.

– Так официально, – рассмеялась она.

– Положение обязывает! – поддержал я ее смех.

– И кем вы работаете?

– Секрет, – сказал я, скрестив руки на груди, давая понять тем самым, что не хочу говорить на эту тему, и моя собеседница ушла.

Испив пару глотков вина, которое было мне предложено в качестве аперитива, я почувствовал легкую сухость во рту и сладкий привкус.

– Рыба, значит.

Моя интуиция и элементарные знания вин помогли угадать, что сейчас мне предстоит попробовать, и я не ошибся – подали рыбное блюдо.

 

 

 

Мария оказалась права – я остался доволен сегодняшним ужином. Когда официантка подошла, я тихо, чтобы только она могла слышать, аплодировал ей, приговаривая:

– Признаюсь, вы знаете толк в еде.

– Как и положено любой уважающей себя женщине, – ответила она, собирая посуду со стола.

– Далеко не все женщины знают, что паштет из лосося следует подавать с белым, сухим вином. Шардоне кажется?

– О, вы смогли узнать это вино? – удивленно приподняла она бровь.

– Это всего-навсего один из моих талантов, – скромно ответил я.

На самом деле Шардоне было моим любимым вином, и его я ни с чем другим не перепутаю.

– Один из? Какие же остальные?

– А этого я вам сказать не могу, – и видя ее разочарованный вид, добавил: – Могу только показать. Не люблю пустую болтовню.

– С чего вы взяли, что я захочу посмотреть?

– Потому что я гарантирую, вы останетесь в таком же восторге, как и я от сегодняшнего ужина.

– Какой вы самоуверенный! – сказала она с легким упреком в голосе.

– Лучше быть самоуверенным и иногда ошибаться, чем вечно сомневаться в себе и бояться сделать что-нибудь интересное, а потом сидеть ни с чем, ненавидя себя за трусость.

– Звучит как цитата из книги, – тихо ответила она, протягивая мне счет.

Взглянув на сумму, я был приятно удивлен. Вышло не так дорого, как я предполагал. Впечатление о новом городе становилось еще более приятным.

Она уже собиралась уходить, как вдруг остановилась. Повернувшись, кинула оценивающий взгляд на меня, немного подумала и уверенно сказала:

– Через час моя смена заканчивается, – и не рассчитывая на ответ, покинула зал.

 

 

 

Остаток вечера обещал быть интересным. После вкусного и сытного ужина, прогулка была лучшим занятием. Неподалеку я обнаружил парк, но из-за позднего времени он был практически пуст. Только некоторые скамейки были заняты группами громко смеющихся молодых людей. Перебирая мысленно события дня, я не заметил, как быстро прошел час. Мне пришлось поспешить к ресторану, чтобы встретить Марию.

Когда я подходил, она уже ждала меня. Увидев, мое приближение, Мария с усмешкой спросила:

– Я так понимаю, пунктуальность не является одним из твоих талантов?

– Прошу меня извинить. Город новый для меня, увлекся, задумался и… Совсем потерял чувство времени, – оправдывался я.

Ненавижу оправдываться. Весьма унизительно и при этом человек теряет оставшуюся честь, которая и так пострадала из-за причины оправдания. Однако сегодня мне хотелось провести время с этой девушкой и мое желание осуществилось наилучшим образом. Несколько остроумных шуток, парочка комплиментов, вовремя сказанные слова, якобы случайные нежные прикосновения – и вот мы уже скидываем одежду у нее дома…

Никогда не вожу девушек к себе домой – моя обитель неприкосновенна. Дальнейшие события, которые будут происходить в моих отношениях с девушками, мне не известны, поэтому я стараюсь максимально обезопасить себя, не рассказывая и не показывая ничего лишнего. Лучший вариант – ехать к ней.

К тому же девушки чувствует себя более раскрепощенными, когда мы находимся на их территории.

Мария показала себя чрезвычайно страстной любовницей. Лишь под утро, оставив меня практически без сил, она уснула. Как можно тише и осторожнее, стараясь не разбудить ее, я оделся и вызвал такси.

Еще одно правило – никогда не оставаться у девушки на ночь. Так я делаю им своего рода одолжение. Всякий раз после того, как я просыпался с женщиной, она теряла для меня свою оригинальность, свою неповторимость.

 

 

 

В ней пропадало что-то, что заставило меня провести с ней упоительную ночь. Улыбка, которая еще вечером казалась мне обворожительной, теряла привлекательность. Ее очаровательный смех, которому я удивлялся и радовался, превращался в раздражающий. Наутро вся сказочность вечера и его продолжение теряли свою красоту и превращались в реальность. Так было много раз, пока я не понял в чем дело. Ни при каких условиях не оставаться на ночь. Но Мария мне настолько понравилась, что я решил не допускать подобной ошибки. Она была слишком хороша, и я не хотел испортить все впечатление о ней утренними бытовыми мелочами.

Я был большим фанатом тех прощаний, которые бывают в романтических фильмах. Мой любимый и часто используемый прием – оставить записку. Я оставил свое прощальное послание на подушке. Написал стандартные фразы о том, как мне было хорошо с ней, поблагодарил за прекрасный вечер, утверждая, что она особенная и неповторимая. Пожалуй, среди всей этой ерунды настоящей ценностью обладала только одна единственная строка: «Мария, я воспользуюсь твоим ключом, чтобы закрыть за собой дверь. Даю честно слово, что в скором времени его верну».

Найти запасные ключи не составило труда. Они находились на крючке, рядом с дверью. Взяв их, я закрыл за собой дверь и спустился вниз.

Уже через полчаса, я был в своей квартире. Приняв душ, я повалился на кровать и быстро уснул. Так прошел мой первый день в новой для меня среде обитания.

 

***

Возвращаясь к себе в кабинет, Никита Сергеевич обдумывал только что прочитанные страницы. Нет, этот архитектор совсем не похож на него, как показалось в начале. Хотя Никита так же, как автор дневника, продумывает каждое свое действие и смотрит на шаг вперед, им движут совсем другие мотивы. «Обезопасить себя» ему и в голову не приходит, привычка все

 

 

 

просчитывать – это особенность мышления любого детектива, а не жизненный принцип. Да и с девушками не все так легко и просто. Где взять время?! Никита вспомнил Светлану. Что бы он написал ей в записке? Точно уж не про ключи… И за опоздание он извинился бы совершенно искренне, если бы… Если бы вообще пришел на свидание! Никита улыбнулся своим мыслям.

Его отвлек телефонный звонок – очередной клиент перенес визит, есть еще пара часов свободного времени. Почему бы не полистать этот странный дневник?

***

 

22 марта Я продолжил знакомство с новым домом. Мне хочется узнать лучше то место, где придется жить некоторое время. Город оказался маленьким, тихим и очень уютным. Чистые улицы, аккуратно побеленные бордюры, разноцветные лавочки, выкрашенные совсем недавно, создают ощущение близкого праздника. Приятное удивление вызывают и проживающие здесь люди. Они будто никуда не спешат, искренне улыбаются друг другу и охотно уступают дорогу. Воздух пропитан ароматом первой зелени. Кажется, деревья тоже чувствуют себя полноправными горожанами, выстраиваясь в

аллеи или бросая тени в окна домов.

Недалеко от кинотеатра я увидел небольшой, деревянный храм, возле которого толпились прихожане. Новое строение, выдержанное в старорусской традиции архитектуры, смотрится здесь удивительно гармонично.

Религия и Бог для меня священная и закрытая тема. Я встречал людей, которые пытались навязать свое мнение, доказывая, что Бога не существует, приводя как сильные, так и слабые аргументы. Вначале я еще пытался их вразумить, но потом понял, что переубеждать людей – напрасное занятие.

 

 

 

Каждый имеет право на свою точку зрения. К тому же, если люди и меняют свои взгляды, то лишь благодаря собственному опыту, собственным шишками и «граблям». Тогда я принял решение ни с кем не вести бесед на эту тему и всячески уклонялся от подобных споров.

Внутренне убранство храма напомнило мне один случай из детства. Как-то раз, когда нас, местную детвору, привели в церковь, священник подошел к моему другу и спросил у него:

– Ты крещенный?

– Конечно да, – с гордостью ответил тот.

– А крестик у тебя с собой?

– Н-нет, я забыл его надеть.

– Забыл, – улыбнулся священник, и, повернувшись ко всем нам, сказал:

– Запомните дети: крещенный без крестика, словно солдат без оружия. Всегда носите его!

После этого случая я ношу крестик, никогда не снимая.

Домой я вернулся уже поздним вечером. Приняв душ, прочел должностные инструкции, которые мне передал Виталий, просмотрел план развития филиала компании – интересно, но кое-что я бы изменил.

День был насыщенным.

 

23-24 марта

Сегодня знакомство с руководством не состоялось. Мой новый босс уехал в командировку на всю неделю.

Вместо него меня встретила симпатичная секретарша. Улыбчивая, молодя девушка с соломенного цвета волосами, собранными в хвост, красивыми, ровными ножками, и прямо-таки ангельским голоском. Повезло же ее молодому человеку… и нашему директору! Любезно предложив мне кофе, от которого я отказался, это

 

 

 

прекрасное создание объяснила функции и задачи главного архитектора и озвучила ожидаемые от меня результаты.

В обеденный перерыв я решил прогуляться. Недалеко от нашего офиса обнаружил сквер, сел на свободную скамейку рядом с детской площадкой. Прямо передо мной проехал мальчик на маленькой машине, а за ним бежали хвостиком дети, крича и ожидая своей очереди прокатиться. У маленького водителя было такое серьезное лицо, будто он главный в этом парке. Похоже, на самом деле так оно и было. Среди остальных ребят этот мальчик был королем, имея такую игрушку.

Мое внимание вдруг привлекла девочка четырех-пяти лет. Я почувствовал, как защемило в груди, когда этот ребенок посмотрел на меня. Она была поразительно похожа на мою дочь! Каштановая густая челка, такие же, как у моей дочери, темно-карие глаза, маленький носик, даже ее улыбка. Все в ней напоминало о моей Николь… Эта девочка пристально и с любопытством смотрела на меня, а я не мог ничего сказать или сделать, боялся спугнуть ее. Рассмеявшись, она побежала к своей матери.

Нет, этого просто не может быть! Николь далеко отсюда, ее мать увезла девочку на другой континент. Но надежда зародилась в моем сердце, и я проследил взглядом, куда побежит девочка. Да, я был прав. Это была не она. Незнакомая женщина обняла девочку. А Николь сейчас где-то рядом с человеком, которого наверняка называет папой. Интересно, спрашивает ли у матери обо мне? Скучает? Прошло ведь уже два года, как мне пришлось попрощаться с любимой дочкой.

Смахнув ладонью невольно выступившие слезы, я быстрым шагом вышел из парка. Тяжело вспоминать о случившемся. Не проходило и дня, чтобы я не думал о своей маленькой жемчужинке. Каждую ночь я молился, чтобы у нее было много веселых событий в жизни и меньше поводов для грусти. Моя вина, что мы больше не можем видеться.

 

 

 

Мне стало жарко, и я ускорил шаг. Встречный ветер помог немного остыть. Единственное, что могло полностью унять боль, – вино. Купив две бутылки, я направился к себе в квартиру. Пил один бокал за другим, пока в памяти не перестали всплывать картинки из прошлого. Забираю свою жену с дочкой из роддома – один выпитый бокал, и это воспоминание больше не причиняет боль. Улыбка Николь, когда я беру ее на руки. Еще одна порция вина – и опять все в прошлом. Так продолжалось до тех пор, пока моя спасительная микстура не закончилась. Но, увы, иссякло лишь вино, но не воспоминания о прошлой жизни.

Вторым лекарством, не таким эффективным, но все же действенным, была работа. Но и это не помогло. Начиная что-то читать, через некоторое время ловил себя на мысли, что думаю о своей семье. Я не знал, за что браться. Хватая одно, тут же искал другое. Проклятье! Как одна мелочь, одна случайная встреча и улыбка может выбить человека из колеи! Я рассмеялся от этой мысли.

Вино подействовало. Я был пьян. Помучив себя еще немного попытками заняться работой, решил перейти к последнему, самому крайнему и опасному «плану спасения» – общению с другими людьми. Мой водитель, Виталий, был не самой лучшей кандидатурой. Безусловно, он бы меня выслушал и понял, но показывать свою слабость перед человеком, с которым работаем в одной компании, не следует. Нет, мне нужен тот, кто… с кем можно просто поговорить, ничего не опасаясь. И тут я увидел ключи, оставленные на столике ночью. Мария! Точно! Вот кто мне нужен. Как раз есть повод встретиться с ней. Обещал все-таки вернуть ключи.

Я надел свежую рубашку и только оказавшись на улице, посмотрел на часы и ужаснулся – шесть вечера! Неужели столько времени прошло? Рановато для ужина, но… какая разница. Войдя в зал ресторана, я постарался убрать пьяную улыбку с лица и пройти, не шатаясь, к тому самому столику у

Предыдущая статья:Судебная речь в защиту Веры Засулич Следующая статья:Чужой дневник 2 страница
page speed (0.4851 sec, direct)