Всего на сайте:
236 тыс. 713 статей

Главная | Литература

Кто такой Муллер? — Металл легче воздуха. — Человек номер 794. — Чем питаются люди в Муллер-доме.  Просмотрен 32

  1. Вест-Вестер, город авантюристов. — Гедония, город блаженства. — Индустрия наслаждений в Гедонии
  2. Молодой старик. — О чем рассказало Броку зеркало в конце коридора. — Распыленный
  3. И снова снится желтый огонек. — Окна и люди. — Трактир «На краю света». Продавец снов
  4. Коммерция на Тигровой улице. Гостиница «Эль-дорадо». — Избранное общество в сборе. — Революция в Муллер-доме
  5. Гарпона. — Мастер Перкер — яды. — Сыворотка КАВАЙ. — Газ СИО. — Линзы на висках слепого
  6. Астроном Галио, властелин звезд. — Первый космический корабль. Звездный голод Муллера. — Как Галио стал гигантским нулем. — Сударь Чулков, король 50 000 звезд
  7. Любопытство Петра Брока, и к чему оно привело. — Нос отравителем. — Схватка в трактире. — Больше всех бесновался безрукий Гарпона
  8. Предательские стекляшки на висках слепого. — Петр Брок в западне. — Побег. — Лифт — и опять сон
  9. Глава о звездах. — Звездная торговля и промышленность. — Реклама. — Раковина-талисман
  10. Ужас темноты. — Экспортно-импортный концерн «Вселенная» — переправа на звезды. — Петр Брок не может вспомнить. — Голландская колония на Луне
  11. Переселенцы. — Обедневший миллионер. — Сладострастный донжуан. — Миссионер Альва. — Аббат Лир. — Франциск Фарани
  12. Зал ожидания на пороге вселенной. — Бесполезные споры, «…всюду земля господня…» — Бархатный зал. — Брок пытается спасти принцессу

Старик покачал головой:

— Не знаю… И никто не знает. Никто не знал его подлинного лица. Одни твердят, что он дряхлый еврей, грязный, засаленный, с рыжими пейсами. Другие видели круглую лысую голову с двойным подбородком, словно приклеенную к уродливой туше, бесформенной, заплывшей жиром; не человек, а раздутый мешок, который самостоятельно передвигаться не может, и слуги переносят его с места на место… Дипломаты и банкиры знают совсем другого Муллера — бледного аристократа тридцати пяти лет, с моноклем и оттопыренной, чуть вывернутой нижней губой — признак непомерной, воспитанной веками спеси. А иные готовы поклясться, что это седовласый, согбенный старец, с лицом морщинистым, как печеное яблоко. Говорят еще, что маленькие серые глазки глядят из этих складок и морщин с младенческой доверчивостью. Но подпись его всегда одинакова, она ошеломляет и внушает ужас. Тонкая, будто выведенная иглой, она молнией падает вниз. Эта подпись знаменует собой его волю, его приказ, окончательный приговор, не подлежащий обжалованию. Сколько раз Огисфера Муллера убивали! Сколько пуль дырявило его череп! Сколько раз его топили, травили, сколько раз линчевали взбунтовавшиеся толпы! И всегда это был не Он! В конце концов всегда оказывалось, что это или его секретарь, или провокатор, или пешка какая-нибудь, или двойник, которого он подставляет вместо себя…

— А что такое солиум? — спросил Петр Брок, вспомнив записи в блокноте. Его память, не обремененная прошлым, работала просто замечательно. Он сам поражался, с какой легкостью вспоминает любую подробность событий после своего пробуждения. Каждое слово записей четко запечатлелось в его мозгу.

— Так называется вещество, которое обнаружено на этом острове глубоко под выработанным угольным пластом. Оно образует прежде неизвестный слой земной коры, примыкающий непосредственно к огненному сердцу Земли. Видимо, это последняя оболочка раскаленного ядра планеты.

Солиум легче воздуха. Очищенный от примесей, он взлетает к Солнцу, чтоб никогда уже не вернуться.

Никто в мире не знает, сколько солиума добывает Муллер в своих рудниках. Больше, чем железа! Больше, чем угля! Мир бы преобразился, жизнь на нашей планете стала бы совершенно другой, если б солиум использовался на благо человечества.

Но Муллер ревниво стережет свои рудники. Сверху они засыпаны, попасть в них можно только через подземелья Муллер-дома. Поэтому никто в мире знать не знает о невероятных запасах солиума. И Муллер с видом благодетеля продает его крупицами по неслыханной цене. Так, ничтожное количество солиума — не больше пылинки, танцующей в солнечном луче, — он продает университетам и богатым клиникам, а взамен получает золото, сумасшедшие, невообразимые деньги… Для себя же он солиум не экономит. Изготовляет из него бетон тверже стали, но легкий, как воздух. Из этого материала и построен его дворец в тысячу этажей — его гордость, его триумф, его победа. С высоты тысячи этажей он взирает на мир, а гордыня его возносится еще выше! Нет у Муллер-дома ни окон, ни дверей. В него трудно проникнуть и еще труднее выбраться. Он ничем не связан с окружающим миром, в котором находится. Так Муллер хранит свою преступную тайну…

Старик умолк.

— А теперь скажи мне, кто ты? Почему тебя держат взаперти? Ведь ты и так уже пленник вечного мрака — разве этого мало?… Как тебя зовут? — допытывался Брок.

Старик раскрыл ладонь. На ней был выжжен номер — 794.

— У меня нет имени, только этот номер… Я из восьмого набора рабочих, которые завершили постройку восьмой сотни этажей Муллер-дома. Все, кто строил эту окаянную башню, через пять лет теряли зрение.

Бетон из солиума сверкает в солнечных лучах, выжигает глаза. Вся наша колония, занимающая сто этажей, населена слепыми. Это бывшие каменщики и штукатуры Муллер-дома!

— Чем же вас тут кормят?

Старик показал на стол. Возле кувшина с водой лежал кубик, запечатанный в целлулоид с рекламой фирмы «Окка». Размером он был не больше кусочка сахара. Брок снял обертку, лизнул кубик кончиком языка. Что это — зола, дерево, камень? Он был совершенно безвкусный.

— Это наш завтрак, обед и ужин. Концентрат питательных веществ, необходимых человеческому организму на одни сутки. Но в эти кубики по приказу Муллера вносят еще какую-то добавку, чтобы подавить наше естество. Он стремится высушить в нас те живительные соки, что зажигают пламя в глазах мужчин и женщин, что превращают человеческое тело в остров блаженства, где сбывается греза о потерянном рае… Мы не знаем любви, поэтому дни наши долги и унылы, и впереди у нас только смерть. Мы не чувствуем ни жажды, ни голода, нет у нас ни мечты, ни желаний, кроме одного, яростного, мучительного, которого не отнимет даже Господь Муллер! И желаем мы — смерти! Каждое пробуждение для нас — пытка, весь день мы помышляем лишь об одном — лечь, уснуть, умереть! Об этом мечтают тысячи и тысячи людей — о тихой ночи без сновидений, которой не будет конца…

— А уйти отсюда вы не можете?

— Куда? — спросил старик. — Всюду тьма. И даже будь я зрячим, мне все равно бы не убежать. На лестнице ждет голодная смерть…

— А куда ведет эта дверь? — поинтересовался Брок, внимательно осмотрев комнату.

— В коридор. В конце его железная клеть. Отсюда можно попасть в пятую зону.

— А там что?

 

V

 

 

Предыдущая статья:Тайна первого зеркала. Дом в тысячу этажей. — Человек, потерявший память. Наконец-то: дверца в мраморной стене. Новые сведения о Муллере. Следующая статья:Вест-Вестер, город авантюристов. — Гедония, город блаженства. — Индустрия наслаждений в Гедонии
page speed (0.2009 sec, direct)