Всего на сайте:
236 тыс. 713 статей

Главная | География

Лекция 3, Научная революция XVII столетия в Европе, проходившая под флагом перве..  Просмотрен 141

Научная революция XVII столетия в Европе, проходившая под флагом первенства опыта, для чего требовалось расчленение единого, столпами которой выступили великие Г. Галилей, Ф. Бэкон, И. Кеплер, Р. Декарт, И. Ньютон, подготавливалась исподволь.

В XVI в. Н. Коперник сделал революцию в космологии, создав гелиоцентрическую систему с несколькими сферами. Эта система окончательно вытеснила систему греческого астронома и географа Птолемея. Н. Коперник начинает свой революционный труд "О вращениях небесных сфер" с практического изложения сферичности Земли, "доказанной новейшими открытиями".

Начало новой системе ценностей, выдвигающей на первый план точное измерение отдельных явлений, положил Г. Галилей. И. Кеплер, опираясь на открытия Галилея, установил три известных теперь каждому старшему школьнику закона движения планет.

Родоначальник английского материализма Френсис Бэкон осуществил реформу в научном методе в методологическом плане. Он же первым из великих реформаторов науки Нового времени сделал значительный реверанс в сторону географических открытий, отметив их значение для научной революции своего времени.

Свой вклад в научную революцию внес Р. Декарт, стремившийся очистить науку от вредных и ненужных схоластических наслоений, дополнить ее тем, что вело бы к открытию достоверных и новых истин. Сочинение И. Ньютона "Математические начала натуральной философии" знаменовало важнейший методологический переход от правдоподобных спекуляций к количественной теории и точному эксперименту.

Период второй половины 17 – 18 вв часто называют Новым временем и началом научных географических исследований земной поверхности.

В рассматриваемую эпоху уже не было таких чрезвычайно выдающихся географических открытий, которые весьма существенно повлияли бы на изменения в географическом мышлении. Открытия географических объектов, разумеется, продолжались. Весьма больших успехов достигли путешественники-исследователи внутренних частей материков, открывая горные системы, речные бассейны и т. д. Но в отличие от предшествующих периодов на данном этапе стали снаряжаться экспедиции сугубо научного характера, как по своим официальным целям, так и по достигнутым результатам.

Самым первым ученым-путешественником, очевидно, следует назвать английского геофизика и астронома Эдмунда Галлея (1656-1742 гг.), который участвовал в чисто научной экспедиции по определению земного магнетизма. Для географии важно то, что Галлей впервые нашел рациональный способ пространственной группировки явлений - способ изолиний, составив карту магнитных отклонений в изогонах. Способ изолиний впоследствии получил в географии и картографии широкое распространение и стал важным, если не главным, методом установления географических закономерностей, поскольку он позволял пространственно группировать единичные факты и поднимать их на уровень всеобщности. Для развития географии и, особенно, океанографии, важно и то обстоятельство, что составленные Галлеем карты пассатных ветров и пояснения к ним (1686 г.) дали первое представление о направлении ветровых потоков и их смещении.

Здесь же уместно назвать и имя английского пирата Уильяма Дампира, который в 1683-1711 гг. совершил три больших плавания (в том числе два кругосветных) и в 1697 г. в своей книге "Новое плавание вокруг света" дал описание солености морских вод, привел величины магнитного склонения, предпринял попытку установления связи океанических течений и ветров.

Таким образом, Галлей и Дампир закладывали основы океанографии.

Одним из первых ученых-путешественников должен быть назван и Даниил Готлиб Мессершмидт(1685-1735 гг.), доктор медицины, уроженец Данцига, в 1716 г. приглашенный в Россию Петром I для изучения Сибири. Он был руководителем первой (в России) правительственной научной экспедиции, снаряженной по указанию Петра I. Семилетнее путешествие (1720-1727 гг.) по маршруту Иртыш - Томск - Кузнецкий Ала - Тау - Енисей - Лена - Забайкалье положило начало планомерному научному исследованию Сибири. Во время экспедиции были собраны богатые ботанико-зоологические, минералогические, этнографические и археологические коллекции, составлен ряд карт Сибири, открыто несколько месторождений полезных ископаемых (угля, графита и др.). Впервые в науке Мессершмидт описал вечную мерзлоту, хотя о ее существовании сообщали и землепроходцы. По итогам работы ученый подготовил 10-томное "Обозрение Сибири".

Но самым грандиозным научным предприятием XVIII в. была Вторая Камчатская (или Великая Северная) экспедиция, возглавляемая Витусом Берингом (1681-1741 гг.), которая состоялась в 1733-1743 гг.

Эта экспедиция была организована по инициативе Петра I и согласно новейшему истолкованию его секретной инструкции, которую Беринг выполнил очень скрупулезно и весьма творчески.

Главной ее задачей было достижение берегов Америки севернее испанских колоний с тем, чтобы потом приступить к освоению еще не занятых европейцами берегов. Попутно Беринг должен был выяснить место некоей земли да Гамы, якобы лежащей между Камчаткой и Америкой.

Именно Беринг первым предложил начать ряд планомерных исследований для выяснения возможности практического использования северного морского пути и для лучшего ознакомления с географией сибирской Арктики.

Размах работ этой экспедиции был столь значителен, что деятельность только ее четырех северных морских отрядов вполне заслуженно получила свое второе наименование - "Великая северная экспедиция". Ее участники описали северное побережье России, достигли северо-западных берегов Северной Америки (В. Беринг и А. Чириков в 1741 г.), изучили природу Камчатки и многих районов Сибири.

Особого внимания заслуживают академические отряды экспедиции, изучавшие внутренние районы Сибири; их возглавляли историк Герард Фридрих Миллер (1705-1783 гг.) и натуралист Иоганн Георг Гмелин (1709— 1755 гг.).

Труд Гмелина "Флора Сибири", изданный в 1747-1749 гг., оценивается как первое в ряду опубликованных географических описаний Сибирской России, основанных на собственных наблюдениях автора, произведенных во время его путешествия по Сибири. Интересно то, что ученый на основе анализа растительности пришел к выводу, что Урал не является серьезной преградой для распространения растений и, таким образом, вообще не представляет собой значительного природного рубежа, а таким рубежом, по его мнению, является Енисей. "Мне не казалось, что я в Азии нахожусь, пока до Енисея-реки не доехал, – писал Гмелин. Исходя из этого, Гмелин считал, что именно по Енисею следует провести границу между Европой и Азией.

Во второй половине XVIII в. наиболее значительными в России были знаменитые академические экспедиции 1768-1774 гг. По замыслу и результатам они относятся к самым продуктивным и исключительным явлениям в научном мире. Л. С. Берг писал: "В течение 1768-1774 гг. Академия, можно сказать, открыла всему свету новую часть мира - Россию". Руководителями экспедиций были Петр Симон Паллас, Иван Иванович Лепехин, Самуэль Готлиб Гмелин (племянник Иоганна Георга Гмелина), Иоганн Антон Гильденштедт, Иоганн Готлиб Георги, Иоганн Патер Фальк. Все они оставили заметный след в науке, не говоря уже о значении их исследований в то время.

В качестве конкретных примеров рассмотрим некоторые идеи двух участников экспедиций – И. И. Лепехина (1740-1302 гг.) и П. С.Палласа (1741-1811 гг.).

Лепехин рассуждает о происхождении окаменелостей на берегах Волги и в карстовых пещерах Урала, о разрушении гор и превращении их в долины, о наступлении моря на сушу и обратном процессе. В объяснении явлений живой природы он пришел к мысли о возможности изменений организмов под влиянием среды. В принципе, наблюдая одни и те же жизненные формы, скажем, растения, в разных географических условиях, можно вынужденно прийти к эволюционным идеям. Это свидетельствует о важности географического мировоззрения и географического метода в развитии эволюционных и экологических идей. И. И. Лепехин устанавливает взаимосвязи между распределением растений и животных и различиями климата.

Устанавливая свое исследовательское кредо, Паллас, наряду с необходимостью достоверного описания, указывает на важность описания всех явлений, которые могут быть и не понятны для своего времени. Эта установка свидетельствует о понимании Палласом гносеологической ограниченности познания на любом этапе.

Что также характерно для географического подхода Палласа, так это сопряженное рассмотрение не только природных явлений, но и явлений природы и хозяйственной деятельности человека. Он, например, указывает, что яицкие казаки строго регламентировали крупный лов рыбы четырехразовым заходом в год. Он писал об истреблении лесов и исчезновении некоторых видов животных (бобра, выдры, кабана); везде отмечал взаимосвязи между почвой, растительностью, климатом и жизнью животных.

Палласом впервые были поставлены такие вековые проблемы русского естествознания, как происхождение чернозема и причины безлесья степей, колебания уровня Каспийского моря, связи Каспия с Черным морем. Сравнительное изучение Урала и Алтая позволило Палласу выступить с общей схемой строения земной коры, согласно которой центральные массивы горных систем состоят из гранитов, которые окаймляются глинистыми сланцами, перекрытыми еще дальше молодыми осадочными породами. Он также писал о роли внутренних и внешних сил в образовании гор. Вместе с тем он не исключал возможность геологических катастроф типа библейского потопа.

В области живой природы Паллас допускал возможность образования видов путем исторического развития вследствие длинного ряда изменений поколений. Однако в 80-х гг. XVIII в. в работе "Мемуар о разновидностях животных" он выступил с критикой Линнея и Бюффона, отмежевавшись даже от умеренных эволюционистов.

"Физическая и топографическая картина Тавриды" – одно из первых сочинений по региональной физической географии.

Результаты Академических экспедиций внесли неоценимый вклад в развитие географической мысли, они поднялись до таких широких обобщений, как генетический подход к явлениям, ландшафтно-экологические подходы к разнообразию природы, комплексное изучение не только элементов природы, но и природы и хозяйственной деятельности. Вполне четко были поставлены также проблемы территориальной дифференциации не только климатических, зоологических и иных объектов и явлений, но и целостных комплексов, которые проявились в выделении географических полос на территории страны.

Широкие пространственные обобщения участников Академических экспедиций стали возможны благодаря развитию естествознания в мире, и вместе с тем нельзя сбросить со счетов и громадные размеры территории России, покрытой маршрутами экспедиций, которые давали возможность пространственного сравнения районов страны, расположенных в самых разных географических условиях - от Субарктики до субтропиков, от приокеанических до экстраконтинентальных климатов.

 

Предыдущая статья:Лекция 2, За начало этого периода вполне обоснованно берется первое путешествие .. Следующая статья:Географические открытия на Тихом океане и в Антарктике
page speed (0.1734 sec, direct)