Всего на сайте:
248 тыс. 773 статей

Главная | География

Метод циклов  Просмотрен 86

Базовым основанием этого метода является тот факт, что почти всем пространственно-временным структурам присуща цикличность. Метод циклов относится к числу молодых и поэтому, как правило, персонифицирован, то есть носит имена своих создателей.

Известны, например, методы энергопроизводственных циклов Н.Н. Колосовского, природно-ресурсных циклов И.В. Комара (1960–1970-е гг.), природно-общественных циклов Ю.Г. Саушкина (1970–1980-е гг) и др.

Все эти циклы, выявленные учеными, включают в себя определенные технологические цепочки. Но при этом они имеют и достаточно ярко выраженный пространственный, региональный аспект, поскольку развертываются на определенной территории. Региональная же специфика взаимодействия циклов, естественно, имеет выход на региональную политику, является фактором обоснования тех или иных управленческих решений. Так, Н.Н. Колосовский на основе своей концепции провел в конце 1940-х гг. районирование страны, выделив 30 районных производственно-территориальных сочетаний и определив возможные перспективы их развития.

Метод циклов использовал в своей концепции этногенеза Л.Н. Гумилев. Проанализировав историю более 40 суперэтносов, он составил «кривую» этногенеза, выделив семь его циклов (фаз, стадий): подъема, акматический, надлома, инерционный, обскурации, регенерации, реликта. Для каждого цикла этногенеза ученым были определены периоды развития (от 150 до 300 лет), характерные черты пассионарного напряжения этнической системы, от которых зависит поведение этноса.

Концепция Л.Н. Гумилева, имеет несомненный методологический потенциал в исследовании региональных этнических процессов.

В социально-экономической географии, экономических науках, геополитике большое признание получила концепция Н.Д. Кондратьева, которую называют концепцией больших циклов, или «длинных волн».

Концепция Н.Д. Кондратьева тесно связана с теорией мирового хозяйства. О цикличности в его развитии писалось много и до Н.Д. Кондратьева, в том числе и К. Марксом. Но при этом имелись в виду малые и средние циклы.

Анализ развития мирового хозяйства привел Н.Д. Кондратьева в 1920-е гг. к выводу о существовании длительных, примерно полувековых циклов конъюнктуры. Их смена, по Кондратьеву, определяется тремя основными элементами – научно-техническим прогрессом, внедрением новых форм организации производства и соответствующими географическими, территориальными сдвигами.

Первый большой цикл – 1790–1840 гг. – был непосредственно связан с промышленными переворотами того времени, прежде всего, в Англии. Последующие радикальные изменения в производстве заложили основы второго (1840–1890 гг.) и третьего (1890–1940 гг.) больших циклов. Продолжая эту линию, четвертый цикл (1940–1980 гг.) ученые, последователи Н.Д.

Кондратьева, связали с НТР, а пятый (с 1980 г.) – с переходом наиболее продвинувшихся вперед стран к постиндустриальной стадии развития.

Каждый из своих циклов Н.Д. Кондратьев подразделял на две большие фазы, примерно по 25 лет каждая, – фазу роста и фазу стагнации. Поэтому графическое их изображение действительно напоминает своеобразные волны.

«Длинные волны», или большие циклы, Н.Д. Кондратьева так или иначе проявляют себя во всех странах, охватывают не только производство, но и другие сферы человеческой деятельности. Поэтому его концепция является не только инструментом анализа современного состояния того или иного общества, страны, региона, но и имеет большой прогностический заряд.

После открытия Н.Д. Кондратьевым долгосрочных циклов развития мирового хозяйства многие исследователи начали по аналогии разрабатывать тему циклов мирового политического развития.

Так, И. Валлерстайном (современный геоисторик, социолог) определены три цикла гегемонии, для каждого из которых обязательно прохождение через три фазы – мировую войну, гегемонию одной из великих держав, упадок. Первый, по Валлерстайну, цикл гегемонии – нидерландский – продолжался с 1618 по 1672 г., второй – британский – с 1792 по 1896 г., третий – американский – начался с 1914 г.

С наличием цикличности в геополитическом мировом процессе согласен и британский ученый П. Тейлор. По Тейлору, мировая гегемония одной какой-либо страны – редкий феномен: она была всего три раза – гегемония Нидерландов в XVII в., Британская – в середине XIX в., гегемония США – в середине XX в. Истинная геополитическая гегемония, по утверждению этого ученого, заключается не в завоевании колониальных пространств, а в мировой монополии в производстве, торговле, финансовой сфере.

Американские политологи Дж. Модельски и В. Томпсон предложили концепцию длинных мировых политических циклов. Они определяются ими как последовательность подъема и упадка великих держав.

Глобальные экономические процессы, по утверждению ученых, по времени сопряжены с длинными политическими циклами – «циклами лидерства». Смена таких циклов периодически изменяет структуру мирового политического устройства, способствуя выдвижению новых великих держав и географических зон их влияния. В основе глобального лидерства, в соответствии с концепцией длинных циклов развития мировой геополитики Дж. Модельски и В. Томпсона, лежат такие факторы, как мобильные военные силы, передовая экономика, открытое общество, реагирование на мировые проблемы при помощи нововведений. Дж. Модельски и В. Томпсон считают, что между циклами Кондратьева и выделенными ими длинными циклами мировой политики должна существовать глубокая внутренняя связь. Они не говорят о жесткой детерминации политики от экономики, но обращают внимание на вероятность существования самоорганизующихся механизмов двух типов циклов мирового развития.

Логическое развитие идей Модельски и Томпсона позволяет сделать вывод о том, что государства, играющие роль мирового лидера, служат и первоначальными источниками волн Кондратьева, т.е. мировое политическое лидерство тесно связано с лидерством экономическим.

Связь «своих» гегемонических циклов с кондратьевскими циклами мировой экономики подчеркивает и И. Валлерстайн. В учебнике В.А. Колосова и Н.С. Мироненко рассматривается сдвоенная модель Кондратьева–Валлерстайна, анализируя которую авторы делают ряд выводов, в том числе и о том, что «геополитические процессы находятся в неразрывной, хотя и не строго детерминированной связи с мирохозяйственными процессами».

Как видно, все модели цикличности геополитического развития исследуют циклические видоизменения в геополитической системе мира, процесс перехода от одного «мирового порядка» к другому, изменения баланса сил между великими державами, возникновения новых зон, регионов конфликтов, центров силы. Таким образом, все эти модели важны при изучении процессов мировой политической регионализации.

 

Предыдущая статья:Учение о географической зональности Следующая статья:Балансовые методы
page speed (0.0181 sec, direct)