Всего на сайте:
248 тыс. 773 статей

Главная | Право

Раздел II 32 страница, Английское право по самой своей природе «это не право, изу­ченное в ..  Просмотрен 159

  1. Раздел II 33 страница, Существовавшие наряду со светскими судами церковные су­ды действовал..
  2. Раздел II 34 страница, Оценивая характер изменений, произошедших в английском праве в резул..
  3. Раздел II 35 страница, Следует отметить, что в западной юриспруденции текущие (обычные) зак..
  4. Раздел II 36 страница, Неслучайно также при рассмотрении вопроса о характере со­отношения з..
  5. Раздел II 37 страница, 1 Филиппе У. Конституционное право. М., 1950. С. 394. 2 Б..
  6. Раздел II 38 страница, При рассмотрении спорных вопросов стороны, участвующие в судебном пр..
  7. Раздел II 39 страница, Говоря о сути договора и договорного права, функционирую­щих в рамка..
  8. Раздел II 40 страница, Однако в развитии прецедентного права различных стран много не тольк..
  9. Раздел II 41 страница, Благодаря этому воздействию, как отмечается в специальной литературе..
  10. Раздел II 42 страница, кто-либо уже принял на себя обязанности третейского судьи, то..
  11. Раздел II 43 страница, Кроме того, ограничения преторской власти распространя­лись на опред..
  12. Раздел II 44 страница, Бескомпромиссно отрицательное отношение древних иуде­ев к чужой рели..

Английское право по самой своей природе «это не право, изу­ченное в университете, не право принципов. Наоборот, это право процессуалистов и практиков». Крупный юрист в Англии это не профессор университета, а судья, вышедший из практиков. Изу­чение материального права и принципов права в университетах «не дало бы этим юристам ничего нового»3.

Как показывают научные исследования, главным для англий­ского юриста вплоть до XIX в. было уметь найти форму иска об­ращения в Королевский суд и уйти от тех препятствий проце­дурного характера, которые могли встретиться ему на этом пути. Самая большая трудность при этом состояла в возбуждении са­мого судебного процесса, а также в выработке «строгих правил о доказательствах», с тем, чтобы вердикт участвующих в процес­се «невежественных и впечатлительных присяжных был разум­ным»4.

Таким образом, для английских юристов, а позднее и для всех юристов общего права, процессуальные вопросы самой логикой развития государственно-правовой жизни в Англии и других странах все больше выдвигались на первый план.

1 Давид Р. Указ. соч. С. 295. 2 Там же. 3 Там же. С. 296. 4 Там же.

Такая ситуация сложилась еще и потому, что английские юри­сты, будучи весьма благоразумными людьми, хорошо понимали, что «быть правым - это еще мало для того, чтобы добиться удов­летворительного решения». А также потому, что английское мате­риальное право, будучи вплоть до XIX в. «чрезвычайно бесфор­



менным и нечетким», по всем параметрам не могло не уступать процессуальному праву1.

В настоящее время положение дел в сфере общего, и в осо­бенности английского, права в определенной мере изменилось. Исследователи отмечают, в частности, что значительно упрости­лась судебная процедура2. «Обогатилось и стало, столь же дейст­венным, как и правовые системы континентальной Европы», английское материальное право. Английские юристы стали больше вйимания уделять изречению не только конкретных су­дебных решений, ставших прецедентами, но и анализу конкрет­ных норм, институтов, а также принципов английского права.

Однако, несмотря на все эти изменения, «стиль мышления, порожденный вековыми традициями, сохраняется до сих пор»3. С психологической точки зрения и в других отношениях он осо­бенно ярко проявляется опять же в придании исключительной важности в системе общего права судебной процедуре, процессу­альному праву, а тем самым - в определенной недооценке роли и значения материального права.

Если юрист континентальной Европы видит в праве некие «принципы социального порядка», принципы политической сво­боды, говорит о конституционных правах и обязанностях, священ­ности и неприкосновенности частной собственности и т. п., остав­ляя при этом практикам «заботу о проведении этих принципов, прав и свобод в жизнь», то юрист, имеющий дело с общим правом, и в особенности современный английский юрист - «своего рода наследник практиков» - относится ко всему этому совсем иначе, а именно - с большим скепсисом и недоверием4.

Будучи по своей профессиональной натуре не только «наслед­ником практиков», но и весьма целеустремленным прагматиком, он с большим недоверием относится ко всякого рода общим пра­вовым положениям, принципам и декларациям, резонно считая их пустыми словами, если в практическом отношении не сущест­вует гарантированных способов их осуществления5.

Все внимание английских юристов, замечает Р. Давид, «веками было обращено на судебную процедуру и очень медленно перено­сится на само существо права». Если во Франции политические сво­боды - «объект торжества юридических деклараций», то в Англии эти свободы выступают «в гораздо более скромной форме», хотя они и «эффективнее гарантируются процедурой habeas corpus*1.

В-пятых, важной особенностью общего права, подчеркиваю­щей ее весьма своеобразный, а в целом ряде аспектов даже уни­кальный характер, является довольно высокий уровень независи­мости судебной власти по отношению ко всем другим государст­венным властям, ее реальная, разносторонне гарантированная самостоятельность как в вопросах организации своей внутрен­ней жизни, так и в отправлении правосудия, в решении относя­щихся к ее компетенции «внешних» проблем.

Разумеется, каждое современное государство, именующее се­бя цивилизованным и тем самым стремящееся всячески отмеже­ваться от «нецивилизованных» государств, в конституционных актах или же в текущем законодательстве не только провозглаша­ет, но и в ряде случаев юридически гарантирует независимость судебной власти, а вместе с тем и осуществляющих ее судей2.

Однако из практики многих государств хорошо известно, что одно дело провозглашать .и даже формально-юридически гаран­тировать независимость судебной власти и совсем другое - ее ре­ально осуществлять.

В странах общего права, и в особенности в Англии, такого рас­хождения между словами и делами практически не существует3. Суды в Англии, уверенно заявляет Р. Давид, - это «настоящая власть. Именно им Англия обязана созданием общего права и права справедливости; именно они сформировали действующее ныне английское право, так как законодательная и исполнитель­ная власти в этом отношении играли до XX в. второстепенную роль»4.


Судебная власть в Англии и ряде других стран общего права, ее действенность и самостоятельность проявляются и в иных от­ношениях. В частности, в том, что эта власть обладает несомнен­ной прерогативой в процессе создания не только материального права, но и судебных процедур - важнейшей составной части про­цессуального права. Суды обладают неоспоримым правом (и од­новременно - конституционной обязанностью) отправления пра­восудия. Согласно сложившейся традиции и обычаям, суды Анг­лии наделяются прерогативой повседневного контроля за рассмотрением «юридических» споров, возникающих между раз­личными субъектами правоотношений - юридическими и физи­ческими лицами.

Наконец, на суды общего права возлагаются весьма широкие и действенные по своему характеру полномочия, позволяющие судебной власти оказывать огромное влияние не только на про­цесс развития правовой системы, но и на само общество и госу­дарство, полномочия, связанные с толкованием законодательных актов и с решением вопроса об их конституционности1.

Значительная роль судов общего права в обществе и их отно­сительной высокий уровень самостоятельности проявляются и в других отношениях. Реальный характер выполняемых ими функ­ций традиционно обеспечивается многими средствами или фак­торами - материальными, правовыми, моральными и иными2.

Среди них в качестве иллюстрации можно указать на такие, в частности, как существование широко признанной концепции независимой судебной власти в Великобритании и других стра­нах общего права.

«Судейская независимость» при этом обычно рассматривает­ся и теоретиками права и практиками не иначе как «проявление одного из аспектов» теории, а вместе с ней и практики разделения властей. Такой подход к судебной власти позволяет теоретически обосновать и тем самым фактически оправдать правомерность и разумность с точки зрения интересов всего общества и государ­ства построения таких отношений между различными государст­венными властями, при которых судебная власть в процессе сво­ей деятельности была бы застрахована «как от контроля со сторо­ны законодательной власти, так и от вмешательства со стороны правительства»1.

Подобный характер отношений вовсе не означает абсолюти­зацию судебной власти и непризнание укоренившейся в Анг­лии и некоторых других странах доктрины «суверенитета парла­мента»2.

Поддержанию реальной самостоятельности судебных органов в системе общего права способствуют материальные факторы (высокая .техническая оснащенность, благоустроенные здания и отдельные помещения, относительно высокая оплата труда су­дей и т. п.) и исторически сложившиеся традиции.

Следствием этих факторов и традиций явилось то, что если в странах континентального права судьи, имея достаточно высо­кий престиж и гарантии безопасности своей деятельности, тем не менее, получают за свой труд «более чем скромную заработную плату», то в странах общего права дело обстоит'совсем наоборот. Далее. Если в странах континентального права в силу «коллеги­ального характера судебной системы и судебной процедуры» су­дья всегда остается как бы незаметной персоной, «анонимным», а сама судейская должность почти не привлекает «выдающихся юристов-профессионалов», то в странах общего права все выгля­дит совсем иначе. Здесь всегда имеет место борьба различных то­чек зрения и мнений. У каждого судьи по особому делу есть свое собственное персональное суждение, отражающееся в судебном решении. Судебная деятельность привлекает к себе наиболее вы­дающихся личностей, способных внести «существенный вклад в развитие общего права»3.

Поддержанию высокого уровня самостоятельности судебных органов и их независимости от других государственных органов в странах общего права способствует также, с одной стороны тра­диционная для них корпоративная организованность и солидар­ность в своих действиях друг с другом, а с другой - законода­тельно закрепленный «судейский иммунитет».

Корпоративность и организованность английских юристов, объединение «класса юристов» в своеобразные профессиональ­ные гильдии позволили им уже в ранней истории развития Анг­лии оказывать огромное влияние на политическую и правовую


1 Cruz P. de. Op. cit. P. 261-287.

2 Glik H. Courts Politics 'and Justice. N.Y., 1998. P. 326-348; Johnson Ch., Canon B. Judicial Policies: Implementation and Impact. Wash., 1984. P. 120-136.


1 Sim R., Расе P. Op. cit. Р. 14.

2 Chesterman М. Op. cit. Р. 549.

3 Ibidem.


сферы жизни общества, в значительной степени предопределять основные тенденции развития права1.

Правовая и социально-политическая значимость корпоратив­ных объединений юристов Великобритании (корпорация барри­стеров, корпорация солиситоров и т. п.) и других стран общего пра­ва в определенной мерс сохраняется и поныне2. Несомненно, она способствует укреплению самостоятельности судебной власти и ее функциональной независимости от других государственных ■властей.

Этому в неменьшей мере способствует и существующий в Англии, а также в некоторых других странах общего права так называемый «судейский суверенитет». В отношении судей Вер­ховного суда он является полным и распространяется на них в любой сфере их деятельности и любой ситуации. Относительно же судей нижестоящих судов «судейский иммунитет» носит огра­ниченный характер и распространяется на них лишь в пределах их непосредственной компетенции (юрисдикции)3.

Наконец, говоря о факторах, способствующих поддержанию высокого уровня самостоятельности судебной власти и осуще­ствляющих ее органов в странах общего права, нельзя не упо­мянуть и о моральной стороне дела, о моральных факторах, способствующих укреплению и сохранению ее независимо­сти.

Конечно, судебная власть в этих странах, так же как и в других-странах, не всегда отличалась безупречностью. Об этом свиде­тельствуют факты предвзятого отношения судебных органов США, Канады, Австралии и ряда других стран в послевоенный период к так называемым «подрывным» элементам - лицам и ор­ганизациям, противостоящим правящим режимам, и гонения, ор­ганизованные на них с помощью судов.

Однако подобного рода активность судебных органов, рас­сматривавшаяся в либеральных западных изданиях как некий, весьма досадный эпизод в их повседневной «праведной» деятель­ности, в целом отнюдь не подорвала доверия к ним со стороны на­селения.

1 Zweigert К., Kotz Н. Op. cit. Р. 198. 2 См.: Решетников Ф. М. Указ. соч. С. 43. 3 См.: Eddey К. Op. cit. Р. 18.

В особенности это касается высших судебных инстанций и су­дей в Англии, добрая репутация которых поддерживается не только правовыми средствами (любая форма проявления неува­жения к суду преследуется по закону), но и неправовыми, в част­ности, средствами морали, традициями и обычаями1.

В качестве одного из примеров можно сослаться на подобного - рода обычай, запрещающий членам Палаты общин - нижней па­латы парламента - подвергать персональной критике любого из членов Палаты лордов - верхней палаты парламента и одновре­менно высшей судебной инстанции, рассматривающей жалобы на решения Апелляционного суда, поскольку это может подорвать его доброе имя и престиж.

При этом критикуется не судья - член Палаты лордов, рас­сматривавший то или иное дело, а «правовые принципы и взгля­ды», легшие в основу рассматриваемого дела2.

В-шестых, одной из особенностей-общего права, прежде всего применительно к Великобритании, является обвинительный ха­рактер судебного процесса.

В отличие от других правовых систем, где на суд возлагается обязанность, как сбора, так и оценки собранных доказательств (по западной терминологии - «инквизиторский» процесс), судебный процесс в странах общего права- носит иной, обвинительный (accusatorial) характер. В соответствии с уголовно-процессуаль­ными и гражданско-процессуальными нормами обязательства по сбору доказательств возлагаются на стороны - участники процес­са, а суд (судья) при этом «остается нейтральным, заслушивает и оценивает аргументы обеих сторон»3.

1 Dawson J. A. History of Law Judges. Cambridge, Mass., 1960; Baker J. An Introduction to English Legal History. L., 1990. 2 Eddey K. Op. cit. P. 16. 3 Sim R., Pace P. Op. cit. P. 14. 4 См.: Гущенко К. Ф., Головко Л. В., Филимонов Б. А. Уголовный процесс за­падных государств. М., 2002. С. 70-71.

Обвинительный характер процесса в Англии, прослеживаю­щийся на протяжении многих веков, имел определенные послед­ствия как для самой судебной, так и для правовой системы стра­ны. В частности, в силу обвинительного характера процесса в Англии не получил развития институт государственного обви­нения, представленный особыми должностными лицами4. Вместо него в стране, начиная с XIII в. появились и действуют профес­сиональные правозащитники (правозаступники), которые под­разделяются на две категории - барристеры и солиситоры (аттор­неи)1.

Юристы каждой из этих категорий, в отличие от ряда стран романо-германского права, не являются государственными слу­жащими и «не руководствуются в своей юридической деятельно­сти какими бы то ни было политическими соображениями»2.

Помимо названных особенностей общего права в специальной .отечественной и зарубежной литературе выделяются и другие.

• Указывается, в частности, на насильственный («экспансиони­стский») характер распространения в мире общего права вместе с расширением территории Британской империи3. Обращается внимание на то обстоятельство, что значительная часть печатной юридической продукции в виде актов парламента, решений судов, книг, юридических журналов и т. п. находится в частных руках4. Выделяется такая особенность общего права, как непрерывность его исторического развития и совершенствования5.

Все названные и другие им подобные специфические черты и особенности англо-саксонского права оказали значительное влияние как на всю систему общего права в целом, так и на от­дельные ее элементы, включая источники права.

 

§ 2. Основные периоды становления и развития общего права и его источников

1. Для глубокого понимания и разностороннего представле­ния о системе общего права и ее источниках весьма важным явля­ется рассмотрение истории их становления и развития.

1 История государства и права зарубежных стран. Ч. 1 / отв. ред О.А.Жидков и Н. А. Крашенинникова. М.,'1996. С. 359. 2 Sim R., Расе P. Op. cit. Р. 14. 3 Glendon М., Gordon. М., Osakwe Ch. Qp. cit. P. 161. 4 Sim P.., Pace P. Op. cit. P. 14. 5 Ibid. P. 13.

Исторический подход к общему праву позволяет глубже по­нять основные причины и условия его возникновения и тенден-• ции развития, характер и особенности его применения. Рассмот­рение общего права сквозь призму истории дает возможность ис­следования его самого и его источников не только в статике, но и в динамике, проследить эволюционные изменения общего пра­ва, глубже понять, каким это право было раньше и каким оно ста­ло сейчас.

Разумеется, исторический подход важен в процессе исследо­вания любой национальной правовой системы и правовой семьи, но особенно он необходим при изучении такой богатейшей свои­ми историческими, национальными, правовыми и иными тради­циями и обычаями правовой семьи, какой является общее право. При изучении английского права - своеобразной модели общего права, писал в связи с этим Р. Давид, «знание истории еще более необходимо», чем при изучении, скажем, французского права1.

Именно исторический подход к общему праву позволяет мыс­ленно охватить его единым взглядом и исследовать весь процесс его возникновения и развития как естественный, целостный про­цесс2; помогает определить те движущие силы, объективные и субъективные факторы, которые лежали в основе эволюции об­щего права и.которые оказывали на него решающее влияние на всем пути его становления и развития.

Наконец, исторический подход дает возможность установить те наиболее важные и наиболее характерные для всего общего права особенности и черты, которые способствовали его многове­ковому развитию и совершенствованию.

В научной литературе указывается, в частности, на такие три его характеристики, обеспечившие многовековую «экспансию и развитие системы общего права», как: а) «его жизнестойкость и способность к существенным изменениям» и приспособлению к изменяющейся среде; б) «прагматичность и качественность» системы общего права, обеспечиваемые повседневной правотвор­ческой и правоприменительной деятельностью судов; в) нераз­рывная связь норм общего права с нормами морали, широкая опо­ра В процессе его развития и применения на моральные императи­вы3.

1 Давид Р. Указ. соч. С. 252. 2 Glendon М., Gordon М., Osakwe Ch. Op. cit. P. 142-145. 3 Abraham Я.ТЬе Judicial Process. Oxford, 1986. P. 12-13.

Наряду с данными, безусловно, имеется ряд и других особен­ностей и черт общего права, обеспечивающих на протяжении многих веков его непрерывное развитие и совершенствование. Наиболее глубоко и разносторонне они познаются в историче­ском аспекте.

 

Как уже было отмечено/ история общего права - история его возникновения и развития --в значительной мере была и остается историей английского права. И дело не только в том, что вплоть до XVIII в. общее право развивалось в пределах территории Ве­ликобритании, а затем было «перенесено» в США, Канаду, Авст­ралию и другие страны. Суть вопроса еще и в том, что даже после подобной экспансии общего права английское право в качестве исторической модели, «образца» продолжало доминировать в системе общего права.

2. Исходя из этого всю историю общего права в значитель­ной ее части следует рассматривать исключительно как исто­рию английского права, а затем, со времени распространения общего права на другие страны, и как историю общего права других стран.

В научной литературе всю историю развития общего права ус­ловно подразделяют на четыре основных периода1. Первый пери­од - период формирования предпосылок возникновения общего права - хронологически исчисляется вплоть до 1066 г. Второй -период становления и утверждения общего права - с 1066 г., ко­гда Англия была завоевана нормандцами, до 1485 г., когда в стра­не была установлена династия Тюдоров. Третий период - период расцвета общего права в Англии - охватывает исторический отре­зок времени с 1485 по 1832 г. Наконец, четвертый период разви­тия общего права - период его сосуществования с быстро разви­вающимся статутным правом и приспособления его к радикально меняющейся официальной (государственной) среде (повышение роли парламента, усиление государственной администрации и т. п.) - хронологически определяется с 1832 г. и до настоящего времени. Рассмотрим каждый из этих периодов.

Первый период - период возникновения общего права и его развития, предшествовавший нормандскому завоеванию Англии в 1066 г. Этот период собственно и называют англосаксонским пе­риодом. Характерным для него является наличие многочислен­ных законов и обычаев варварских племен германского происхо­ждения (саксов, англов, ют, датчан), населявших в этот период территорию Англии. В стране не было общего для всех права. Действовали-не связанные между собой в единую систему сугубо местные, локальные акты (обычаи).

Римское господство, хотя и длилось в этой стране около четы­рех веков, тем не менее, оставило в Англии «не больше следов, чем кельтский период во Франции или иберийский период в Ис­пании»1.

Бесспорно, что римская культура оказала определенное влия­ние на развитие английской культуры рассматриваемого перио­да2. В наследство от римлян Англия получила «розу (как символ государства), развитую дорожную систему, латинский язык и сис­тему центрального отопления». Однако римляне «не наградили», да и не могли «наградить», население этой страны своей правовой системой3.

Основная причина такого расхождения между общим куль­турным наследием римлян, с одной стороны, и их правовым на­следием - с другой, заключается в том, что римляне в Англии на протяжении всего своего господства, будучи более развитым и бо­лее цивилизованным по сравнению с населявшими ее племенами народом, никогда не ассимилировались с местным населением. Они всегда выступали по отношению к нему не иначе как в роли завоевателей. Соответственно и их право рассматривалось в ос­новном как атрибут механизма власти завоевателей. К тому же с помощью норм римского права регулировались преимуществен­но отношения между самими же римлянами4.

Уход римских легионов в начале V в. с территории Англии, ес­тественно, означал одновременно и начало исхода римского права с территории этой страны. Однако как в рассматриваемый пери­од, так и на .протяжении последующих веков косвенное влияние богатейшей римской общей и правовой культуры, несомненно, сохранялось. Это сказывалось, в частности, как на различных принципах построения и развития английского права, так и на от­дельных его институтах.

v Давид Р. Указ. соч. С. 254. 2 Baker j. An Introduction to English Legal History. L., 1979. P. 3-68. 3 Glendon M., Gordon M., Osabve Ch. Op. cit. P. 143. ;4 Ibid. P. 143-144. 5 Richardson P., Gayles G. Law and Legislation from Aethelbert to Magna Carta. L., 1976.

С уходом римлян в Англии вновь стали доминировать различ­ные племена и зародившиеся в их среде многочисленные традиции и обычаи5.


1 См.: Давид Р., Жоффре-Спинози К. Указ. соч. С. 209.


Отмечая слабую исследованность и «малую известность» анг­лосаксонского права или «права англосаксонской эпохи», многие авторы, тем не менее, выделяют такие его особенности, как его «преимущественно неписаный характер», влияние на процесс его становления и развития одновременно со стороны римского пра­ва и со стороны привнесенных германскими племенами «тевтон­ских обычаев и традиций» и неупорядоченный характер англо­саксонского права1.

С принятием в конце VI в. (696 г.) Англией христианства и постепенным превращением королевской власти в «высший ис­точник правосудия и справедливости» все большее значение для англосаксонского права стали приобретать церковные акты, а так­же «судебные решения» и «законы короля».

После обращения Англии в христианство «законы составля­лись так же, как и в континентальной Европе», с тем лишь разли­чием, что писались они не на латыни, а на англосаксонском языке. Как и другие варварские законы, они регулировали лишь очень ограниченные аспекты тех общественных отношений, на которые распространяется современное право2.

Так, Законы короля Этельберта, составленные около 600 г., укладываются всего лишь в 90 коротких фраз. Вместе с существо-, вавшими в тот период местными обычаями и традициями они от­ражают родоплеменной характер общества и особенности децен­трализованного государства.

В то же время составленные в более поздний период Законы короля Кнута (1017-1035 гг.) являются гораздо более разрабо­танными и знаменуют собой переход от родоплеменного, общин-. ного строя к феодальному государству.

С помощью подобных законов закреплялись и развивались отношения господства и подчинения в обществе, создавались и закреплялись основы местного самоуправления, возвышалась и укреплялась в стране королевская власть3.

Созданное в IX в. англосаксонское государство под названием Англия объединяло в своем составе семь ранее существовавших с XII в. королевств (таких, как Кент, Сессекс, Уэссекс и др.) и со­ответственно вбирало в действовавшее на ее территории право за-

1 Glendon М., Gordon М., Osakwe Ch. Op. cit. P. 144.

2 Давид P., Жоффре-Спинози К. Указ. соч. С. 209-210.

3 Lawson F.The Rational Strength of English Law. L.,. 1951. P. 3-86.

коны, обычаи и традиции, сложившиеся ранее на территории этих государств.

Несмотря на то, что со времени обращения в христианство вергельд епископа на территории Англии был выше вергельда ко­роля, последний обладал, тем не менее, весьма широкими и к тому же постоянно возрастающими властными прерогативами.

Так, постепенно монарх утвердил свое право верховной собст­венности на землю, монопольное право на чеканку монеты, на взимание натурального налога со всего свободного населения, призыва на-военную службу, на назначение в каждом из графств, на которые в X в. была разделена вся территория Англии, своих представителей - королевских министериалов, наконец, - на вер­ховное право отправления правосудия1.

Королевский двор Англии в англосаксонский период посте­пенно превращался таким образом в центр управления всей стра­ной, а королевские приближенные - в должностных лиц государ­ства. Создавались объективные предпосылки для возникновения в стране единого централизованного государства, а вместе с тем -и для формирования общего для всей территории страны права.

Однако, как отмечают источники, этого не случилось вплоть до нормандского завоевания Англии в 1066 г. и до возникновения в связи с этим жизненно важной необходимости в создании систе­мы централизованного управления всей страной и формировании общего для всей страны права2.

Второй период в истории общего права характеризуется за­вершением процесса формирования предпосылок, а также нача­лом процесса становления и утверждения общего права.

Период, начинающийся с нормандского завоевания (XI в.) и заканчивающийся с приходом к власти династии Тюдоров (XV в.), некоторыми авторами и считается собственно началом «истории сугубо английского права», а то, что имело место в пра­вовой сфере жизни общества на территории Англии раньше, в англосаксонский период - решения судов; «часть из которых су­ществовала дажев письменной форме», наличие обычаев и тради­ций, - все это было лишь предтечей английского права3.

1 История государства и права зарубежных стран. Ч. I. С. 255-256. 2 Richardson Н, Gayles G. Op. cit. P. 26-74. 3 Zweigert К., Kotz H. Op. cit. P. 189.

Однако это утверждение оспаривается другими авторами, с полным основанием полагающими, что эра «сугубо английского


права» начинается задолго до нормандского завоевания Англии в период англосаксонского права. Что же касается второго перио­да, то здесь имела место лишь преемственность в развитии «сугу­бо английского (англосаксонского) права», сочетающаяся одно­временно с процессом возникновения и становления на террито­рии всей страны общего, судейского по своей природе и характеру права.

Данное положение подтверждается, во-первых, тем, что нор­мандский король Вильгельм Завоеватель, претендуя на господство в Англии в силу наследственного права, а не в силу права завоева­теля, придавал особое значение сохранению и функционированию в стране после 1066 г. англосаксонского права. В связи с этим Р. Давид резонно замечал, что и в наши дни английские юристы и судьи в ряде случаев не только упоминают, но и даже и применя­ют тот или иной обычай или закон англосаксонской эпохи1.

Во-вторых, оно подтверждается тем, что как в англосаксон­ский период, так и на последующих этапах развития английского общества местные суды использовали одни и те же по своему ха­рактеру обычаи и другие локальные- акты. В первый период это были Суды графств (Country Courts) и Суды сотен (Hundred Courts), а позднее, после нормандского завоевания Англии - по­степенно вытеснившие их суды баронов, суды помещиков и др.

Предыдущая статья:Раздел II 31 страница, Не имея однозначного представления о месте и роли преце­дента в прав.. Следующая статья:Раздел II 33 страница, Существовавшие наряду со светскими судами церковные су­ды действовал..
page speed (0.0208 sec, direct)