Всего на сайте:
248 тыс. 773 статей

Главная | Право

Раздел II 27 страница, С разгромом фашизма данные акты «утратили свое прежнее практическое ..  Просмотрен 119

  1. Раздел II 28 страница, В-третьих, закон в странах романо-германского права рас­сматривается..
  2. Раздел II 29 страница, 1 Pearson Ed. Op. cit. P. 24. 2 Merryman J. - Op. cit. P. ..
  3. Раздел II 30 страница, 1 Михайловский Я. В. Указ. соч. С. 277-278. 2 Там же. С. ..
  4. Раздел II 31 страница, Не имея однозначного представления о месте и роли преце­дента в прав..
  5. Раздел II 32 страница, Английское право по самой своей природе «это не право, изу­ченное в ..
  6. Раздел II 33 страница, Существовавшие наряду со светскими судами церковные су­ды действовал..
  7. Раздел II 34 страница, Оценивая характер изменений, произошедших в английском праве в резул..
  8. Раздел II 35 страница, Следует отметить, что в западной юриспруденции текущие (обычные) зак..
  9. Раздел II 36 страница, Неслучайно также при рассмотрении вопроса о характере со­отношения з..
  10. Раздел II 37 страница, 1 Филиппе У. Конституционное право. М., 1950. С. 394. 2 Б..
  11. Раздел II 38 страница, При рассмотрении спорных вопросов стороны, участвующие в судебном пр..
  12. Раздел II 39 страница, Говоря о сути договора и договорного права, функционирую­щих в рамка..

С разгромом фашизма данные акты «утратили свое прежнее практическое значение». Но, тем не менее, многие из них не были официально отменены, следовательно, в формально-юридиче­ском плане сохраняют свой прежний статус2.

В силу вышеназванных и иных причин в одних национальных правовых системах, принадлежащих к романо-германской право­вой семье, уделяется больше внимания таким источникам права, как делегированное законодательство, чем в других. В отдельных правовых системах придается особое значение правовым доктри-' нам (Греция, Франция, Швеция) и «общим принципам» права, которые иногда «выводятся» как из «норм позитивного права», так и из «самого, существующего в стране правового порядка» и которые при этом наделяются статусом «первичных .источников права»3.

«Общим принципам права», в частности, уделяется повышен­ное внимание во Франции, где они нашли свое законодательное закрепление как в Декларации прав человека и гражданина, при­нятой Национальным собранием Франции еще в 1789 г., так и в последующих конституционных актах.

1 Gertoma G. The Italian Legal System. L., 1985. P. 79. 2 National Reports. Vol. I. Paris, 1972. P. 1-96. 3 Glendon M., Gordon M., Osakwe Ch. Comparative Legal Traditions in a Nutshell. P. 123.

Речь при этом идет о таких принципах,.как принципы «при­верженности правам человека»; «принципы национального суве­ренитета»; принцип выражения в законе общей воли: принцип признания «воспрещенными» лишь тех деяний, которые «вредны для общества» («все то, что не воспрещено законом, то дозволено,


и никто не может быть принужден к действию, не предписывае­мому законом»); принцип свободы действий, состоящий в предос­тавлении «возможности делать все, что не приносит вреда друго­му»; принцип установления в законе «лишь тех наказаний, кото­рые строго и бесспорно необходимы»; принцип отчетности «каждого должностного лица по вверенной ему части управле­ния» перед обществом и др.1 Законодательное закрепление «об­щие правовые принципы» нашли не только во Франции, но и в некоторых других странах романо-германского права. В частно­сти, Конституция Испании закрепляет и гарантирует соблюдение таких принципов, как принцип законности; принцип, согласно ко­торому устанавливается и поддерживается «иерархия норматив­ных актов»; принцип «отсутствия обратной силы у норм, содер­жащих санкции, не способствующие осуществлению личных прав или ограничивающие их», и др.2

Ряд «общих правовых принципов», согласно конституционно­му и гражданскому законодательству Испании (ст. 6 ГК Испа­нии), признается в качестве одного из «возможных» источников права.

Кроме того, в качестве таковых, по свидетельству исследова­телей, иногда признаются также «принципы морального порядка, не записанные в законе». Это, в частности, принцип frausi omnia corrumpit («обман уничтожает все юридические последствия»); принцип пещо contra facum' proprium venire potest («лицо не мо­жет оспаривать последствия действия, совершенного им же са­мим и к своей же собственной выгоде») и др.3-

... Конституции государств Европейского Союза. М., 1999. С. 665 Оо5—686. ' 2 Испания: Конституция и законодательные акты. М.,' 1982. С. 32. 3 Давид Р. Указ. соч. С. 157-158. 4 Бержель Жан-Луи. Указ. соч. С. 163.

Общие принципы права признаются в качестве источников права также представителями ряда других национальных право­вых систем, выступающих в качестве составных частей рома­но-германского права. Однако это делается зачастую с определен­ными, порою весьма существенными оговорками, в частности, по причине того, как замечает Жан-Луи Бержель, что понятие «об­щие принципы права», несмотря на то, что «мы регулярно к нему обращаемся», все еще «остается смутным», а природа общих принципов - неопределенной»4.

Рассматривая общие принципы права как «положения (пра­вила) объективного права (а не естественного или идеального права), которые могут выражаться, а могут и не выражаться в тек­стах, но' (обязательно) применяются в судебной практике и обла­дают достаточно общим характером», автор верно подмечает та­кие, отнюдь, не способствующие восприятию общих принципов в качестве источников права их особенности, как их нормативная неопределенность: «необязательное воспроизведение их в поло­жениях (правилах) позитивного права»; нередкое смешение их с обычной судебной практикой, с решениями, «сформулирован­ными судьями для того, чтобы сгладить умалчивания, смутные места и противоречивость закона»; и др.1

2. Наряду с названными особенностями источников права, присущими различным национальным правовым системам рома­но-германской правовой семьи, существуют и другие особенно­сти. Однако не они в этой правовой семье «делают погоду». Над особенностями источников права тех или иных стран романо-гер­манской правовой семьи всегда преобладала общность различных видов источников права, характера их взаимосвязи и взаимодейст­вия, общность принципов построения и поддержания иерархии различных источников права, общность путей их становления и развития и т. д.

1 Бержель Жан-Луи. Указ. соч. С. 168-172. 2 Enneccerus L, Nipperdey Н. Lehrbuch des burgerlichen Rechts. Bd I. Bonn, 1959. S. 268-284. 3 Давид P., Жоффре-Спинози К. Указ. соч. С. 80.

Общими для всех правовых систем, входящих в романо-гер-манскую правовую семью, являются такие источники права, как а) нормативно-правовые акты во главе с законом; б) обычаи, фор­мирующие систему норм, именуемых обычным правом; в) судеб­ная практика, судебные прецеденты, которые являются общепри­знанными источниками права, но которые, тем не менее, в некото­рых странах (например, в Германии) нередко оспариваются2; г) международные договоры, которые некоторыми авторами счи­таются «сравнимыми» по своему значению с конституционными законами3; д) общие принципы права, нередко именуемые и рас­сматриваемые в научной литературе как «высшие принципы», в соответствии с которыми должна строиться деятельность судеб­ных и других государственных органов; е) доктрины, с помощью которых вырабатываются многие принципы романо-германского


права и в законодательном порядке создаются многочисленные нормы права, охватывающие в разных сферах поведение людей.

Нормативно-правовые акты, формирующие систему статут­ного права в западной юридической литературе, зачастую обоб­щенно называют письменными актами, формальными (формаль­но-юридическими) актами или же просто - законами в широком смысле слова, в отличие от собственно законов, принимаемых высшими законодательными органами.

Концепция принимаемых в законодательном порядке норм исходит из того, что в эту систему норм включаются нормы, со­держащиеся не только в актах, принимаемых законодательными органами, но и в актах, исходящих от «исполнительно-распоряди­тельных и административных органов, а также - принимаемых путем референдума»1.

- Разумеется, характер, название и виды этих актов в различных странах романо-германского права далеко не одинаковы.

Во Франции, например, кроме законов в систему норматив­но-правовых актов входят регламентарные акты (reglements), из­даваемые, согласно ст. 37 Конституции Франции, по вопросам, «не входящим в сферу законодательства», исполнительно-распо­рядительными органами в лице правительства, министров, а так­же уполномоченных на то органов администрации разных уров­ней.

1 Glendon М., Gordon М., Osakwe Ch. Comparative Legal Traditions in a Nutshell. P. 120.

К этому же виду источников права относятся также ордонан­сы (ordiances) - акты, принимаемые в соответствии со ст. 38 Кон­ституции Франции правительством (Советом министров) страны с разрешения парламента «в течение ограниченного срока осуще­ствлять путем ордонансов меры, которые обычно относятся к об­ласти законодательства», и по заключению Государственного Со­вета. В течение установленного законом срока ордонансы подле­жат утверждению парламентом, после чего они приобретают силу закона и, согласно Конституции страны, «могут быть изменены только законом». В случае же если законопроект об утверждении ордонанса не внесен в парламент «до истечения срока, установ­ленного законом о делегировании полномочий», данный норма­тивно-правовой акт теряет юридическую силу2.

По существу своему ордонансы представляют собой одну из разновидностей делегированного законодательства, состоящего из особого рода (по своему характеру, процедуре принятия, юри­дической силе и т. п.) нормативно-правовых актов1, действующих практически в каждой относящейся к романо-германскому праву ■ стране.

Особая значимость в системе нормативно-правовых актов Франции придается правительственным декретам, принимаемым в ряде случаев лишь после положительного заключения Консти­туционного Совета, а также декретам президента2.

В Италии к системе нормативно-правовых актов, кроме зако­нов, относятся, согласно ст. 76 Конституции страны, так называе­мые «законодательные декреты», издаваемые правительством в порядке осуществления законодательной функции, легирован­ной ему от парламента «не иначе, как с указанием руководящих принципов и критериев такой делегации и только на ограничен­ное время и по определенному кругу вопросов»3.

В случаях «особой необходимости и срочности» правительст­во уполномочивается также принимать в соответствии со ст. 77 Конституции Италии «под свою ответственность» такие норма­тивные акты, как «временные распоряжения, имеющие силу за­кона». В тот же день они должны быть представлены в парла­мент для утверждения, палаты которого, «даже если они распу­щены, специально созываются и собираются в течение пяти дней»4.

1 Dadomo Ch., Farran S. Op. cit. P. 33. 2 См.: Решетников Ф.М. Указ. соч. С. 202-203. 3 Конституции государств Европейского Союза. С. 435. 4 Там же. 5 Там же. С. 437.

Кроме данных актов, принимаемых, по сути дела, в порядке делегирования законодательных функций (предшествовавшего или последовавшего за принятием того или иного правительст- •■ венного акта), в системе нормативно-правовых актов Италии вы­деляются также декреты президента, имеющие силу закона, и рег­ламенты5. В отношении этих актов Конституция страны особо оговаривает, что: а) «никакой акт Президента Республики недей­ствителен, если, он не контрассигнован предложившими его ми­нистрами, которые за этот акт ответственны» и б) акты, имеющие силу закона, равно как и другие указанные в законе акты, «кон­трассигнуются также председателем. Совета Министров.»1.

Определенное место в системе нормативно-правовых актов Италии занимают акты, принимаемые местными органами госу­дарственной власти и управления. Для федеративных государств (Бельгия, Германия, Швейцария) важное значение имеют, кроме того, акты, принимаемые уполномоченными на то государствен­ными органами на уровне субъектов федерации2.

Свои особенности в форме проявления, названии и даже со­держании рассматриваемых юридических актов имеются, естест­венно, и в других странах романо-германского права, причем не только на уровне национальных правовых систем, но и на уровне составляющих их отраслей права. Одним из наиболее ярких при­меров такого рода особенностей отраслевых источников права может служить трудовое право Финляндии, источниками которо­го являются, наряду с общепринятыми для трудового права дру­гих стран актами, такие источники, как так называемые «абсолют­ные нормы права», значимость которых не может подвергаться сомнению ни при каких обстоятельствах; «абсолютные статуты», от нормативного содержания которых допускается возможность «отклонения» при заключении коллективных соглашений; акты, в которых. содержатся нормы обычного права; сложившаяся в сфере трудовых отношений практика, которая в юридическом плане «приравнивается к условиям, содержащимся в трудовом контракте»; и др.3

Однако эти особенности в значительной мере «поглощаются» и «сглаживаются» теми общими, нередко более важными призна­ками и чертами, которые объединяют большинство этих актов под одним, общеродовым названием и соответственно содержани­ем «нормативно-правовых» или просто - «нормативных» юриди­ческих актов.

1 Gertoma G. Op cit. P. 79-89. 2 Fosster N. Op. cit. P. 51-52; Introduction to .Swiss Law / ed. by F. Dessemontel, T. Ansay. P. 5-7. 3 Poyhonen J. (ed.). An Introduction to Finnish Law. Helsinki, 1998 P. 126-127.

• Данные акты объединяет прежде всего то, что они: а) являют­ся результатом деятельности законодательных и исполнитель­но-распорядительных государственных органов; б) имеют обще­обязательный характер, содержат в себе предписания общего ха­рактера - правовые нормы; в) рассчитаны на многократное применение; ■ г) обеспечиваются и охраняются государством; д) выступают всегда только в письменной форме; е) в случае на­рушения содержащихся в них предписаний с неизбежностью предполагают применение соответствующего государственного воздействия в виде уголовно-правовых, гражданско-правовых, административно-правовых и иных санкций в отношении нару­шителей.

3. Рассматривая вопрос о классификации форм, или источни­ков романо-германского права, следует заметить, что в зарубеж­ной и отечественной литературе довольно традиционной являет­ся их классификация прежде всего в зависимости от способа фор­мирования тех или иных источников права. В соответствии с этим критерием все источники романо-германского права подразделя­ются на две группы: а) на акты, исходящие от государственных за­конодательных и исполнительно-распорядительных,органов раз­личных уровней и формирующих статутное право; б) на источни­ки, возникающие и развивающиеся в силу развития тех или иных отношений в обществе, а также - самого общества (как, например, обычаи, традиции, правовая культура). Ко второй группе источ­ников права следует отнести также правовые доктрины И работы (нередко - комментарии действующих законов) видных уче­ных-юристов1.

Широко распространенной в странах романо-германского права является классификация источников права в зависимости от способа их оформления и формы их внешнего проявления.

В соответствии с данным критерием все источники права под­разделяются на писаные и неписаные, формальные и неформаль­ные. Последние, хотя и не относятся в прямом юридическом смысле в пределах романо-германского права непосредственно к источникам права, тем не менее, оказывают на него, на процесс его развития и совершенствования определенное влияние. К та­ковым относятся, в частности, правовые доктрины, правовые тра­диции, общие принципы права, в особенности в тех странах, где они закреплены законодательно.

1 Introduction to Greek Law / ed by K. Kerameus, Ph. Kozyris. Athens, 1987. P. 15-16.

Особая значимость в процессе классификации источников права по данному критерию придается, естественно, формаль­но-юридическим, писаным источникам права, к каковым относят­


ся прежде всего нормативно-правовые акты. Писаные источники права играют определяющую роль как во всей системе рома­но-германского права в целом, так и в отдельных, составляющих ее правовых системах.

Писаные источники, к которым относятся Конституция и дру­гие нормативные акты, «являются наиболее важными источника­ми права, которые широко используются во Франции при разре­шении как гражданских, так и уголовных дел»1.

-В Швейцарии источники права, имеющие писаный характер, «являются наиболее важными источниками права». Они различа­ются между собой по ряду признаков и прежде всего по своей «ценности» - юридической силе. «В порядке приоритетности» на первом плане стоит «Федеральная Конституция, затем - кодексы и другие федеральные статуты и, наконец, - административные акты»2. Однако, несмотря на существующие между писаными ак­тами различия, всех их объединяет то, что в судебной практике и иной правоприменительной деятельности им отдается по срав­нению с другими источниками швейцарского права приоритетная роль.

Аналогично обстоит дело с приоритетностью писаных источ­ников права и в других национальных системах права, так же как и во всей системе романо-германского права в целом3.

Наряду с названными вариантами классификации источни­ков романо-германского права во многих странах, принадлежа­щих к данной правовой семье, практикуется еще одна, довольно специфическая для романо-германского права. классификация. А именно - подразделение различных источников права на груп­пы в зависимости от комплекса критериев, включающих в себя их юридическую силу, социальную значимость и степень их распро­страненности среди других источников права.

В зависимости от уровня проявления данных признаков-кри­териев в западной юридической литературе выделяют соответст­венно первичные и вторичные источники права. Причем такая классификация источников права некоторыми авторами-компа­ративистами рассматривается не иначе, как «фундаментальная».

1 Dickson В. Op.cit. Р. 9. 2 Introduction to Swiss Law / ed. by F. Dessemontet, T. Ansay. P. 5. 3 National Reports. Vol. I.Boston, 1987. P. 161-162.

В теории источников романо-германского права наиболее важным, фундаментальным подразделением источников права на различные группы является их классификация на «первичные ис­точники, в которых содержатся нормы, имеющие обязательную силу для судов, и на вторичные источники, иногда называемые просто источниками или документами (authoriries)»l.

Первичные источники во всех странах романо-германского права охватывают нормативные акты (enacted law) и обычаи с «несомненным преобладанием первых над вторыми». Иногда к первичным источникам относят также «общие принципы пра­ва»2.

Что же касается вторичных источников, то они «могут иметь определенный юридический вес лишь тогда, когда первичные ис­точники полностью отсутствуют или же когда они не полны или не ясны». Для принятия судебных решений этих источников во­все не достаточно иметь в качестве юридической базы. Да и ис­пользование их при этом вовсе не является необходимым или обязательным.

К вторичным, источникам романо-германского права относят «ранее принятые судебные решения» (судебные прецеденты) и научные труды известных ученых-юристов3.

Следует заметить, что среди авторов, занимающихся класси­фикацией источников . романо-германского права, нет единого мнения в отношении некоторых из них: следует ли их относить к первичным или же необходимо классифицировать как вторич­ные. Аналогично обстоит дело с подразделением источников на первичные и вторичные не только на уровне всей романо-герман­ской правовой семьи, но и на уровне отдельных составляющих ее правовых систем.

1 Pearson Ed. Op. cit. P. 23. 2 Ibid. P. 23-24. 3 Ibid. P. 24. 4 Gutteridge H. Comparative Law: An Introduction to the Comparative Method of Legal Study and Research. Cambridge, 1949. P. 94.

Применительно, например, к правовой системе Франции в число первичных источников в одних случаях наряду с норма­тивными актами и обычаями включают также и «общие принци­пы права». А в других - в силу того, что они «лежат в основе всего права», общие принципы права рассматриваются как такой источ­ник права, который находится над всеми другими источниками права, превосходит все другие источники права4.


К числу вторичных источников, помимо судебных решений (прецедентов) и научных трудов ученых-юристов (доктрин), ино­гда относят «решения зарубежных судов, которые были приняты в сходных правовых системах»1.

Применительно к подразделению источников права на пер­вичные и вторичные есть отдельные расхождения и в других стра­нах романо-германского права. Так, в правовой системе Дании, в отличие от правовых систем других стран, в разряд первичных источников права, кроме нормативных актов и обычаев, относят также международные конвенции2.

В правовой системе Италии среди первичных источников права в особом порядке выделяются такие источники, как делеги­рованное законодательство и региональные акты.

К числу вторичных источников права в итальянской правовой системе относятся в основном «формальные административные акты», которые проявляются в форме ордонансов и других актов, принимаемых центральными и местными исполнительно-распо­рядительными органами.

Все вторичные источники, будучи «по' существу своему адми­нистративными актами, в иерархии юридических актов находятся в подчиненном положении по отношению к законодательным и всем другим актам, имеющим силу закона». Из этого следует, что вторичные источники права «не могут противоречить, а тем более изменять ни конституционные законы, ни любые иные пер­вичные источники права»3.

1 Cruz P.de. Op. cit. P. 62. 2 Chorus J., Gerver P., Hondius E., Koekkoek A. Op. cit. P. 15. 3 Certoma G. Op. cit. P. 82. 4 Glendon M., Gordon M., Osakwe Ch. Comparative Legal Traditions in Nutshell. P. 119-140; Merryman J. The Civil War Tradition. P. 19-25.

Помимо отмеченных есть и другие особенности подразделе­ния источников права на первичные и вторичные в различных странах романо-германского права4. Однако наиболее устоявшей­ся классификацией их на первичные и вторичные является та, со­гласно которой к первичным источникам права относятся: а) все без исключения нормативно-правовые акты, на вершине которых находятся законы; б) обычаи, из которых складывается значи­тельная часть романо-германской правовой семьи под названием «обычное право».

• Соответственно ко вторичным источникам права относятся судебные решения (прецеденты), доктрины и все другие нефор­мальные источники права.

Согласно сложившемуся обыкновению и практике все пер­вичные и вторичные акты - источники права образуют в зависи­мости от их юридической силы, как в масштабе всей романо-гер­манской правовой семьи, так и на уровне отдельных националь­ных правовых систем своеобразную иерархию, наверху которой находятся первичные источники, а внизу - вторичные.

Применительно же к отдельным правовым системам, форми­рующим романо-германскую правовую семью, на примере право­вой системы Дании это выглядит следующим образом (по мере убывания в актах юридической силы): статуты парламента (зако­ны) - акты правительства (постановления) - «общие админист­ративные решения» (algemene maatregelen van bestuur) - акты провинциальных органов - акты муниципальных органов - и ак­ты, исходящие от руководящих органов различных корпораций1.

 

§ 4. Закон в системе источников романо-германского

права

В процессе классификации источников романо-германского права, включая подразделение их на первичные и вторичные, за-■ падные исследователи-компаративисты неизменно в центр вни­мания своих научных изысканий ставят законы. И это не слу­чайно, поскольку последние составляют «скелет» всей рома-, но-германской правовой семьи, основу всего национального законо­дательства стран романо-германского права2.

Различные страны романо-германской правовой семьи объе­динены в настоящее время единой концепцией, согласно которой «первостепенная роль должна быть признана за законом»3. Разу­меется, между этими странами могут быть и в действительности существуют определенные различия. Они, несомненно, имеют не­которую значимость.

1 Chorus J., Jemer P., Hondius E., Koekkoek A. Op. cit. P. 15. 2 Pearson Ed. Op. cit. P. 24. 3 Давид P., Жоффре-Спинози К. Указ. соч. С. 93.

И в этом смысле прав Жан-Луи Бержель, утверждая, что в системе романо-германского права «нет единого учения о зако­нах, но есть авторы-правоведы, свобода которых является залогом


разнообразия их мыслей»1 и которые безоговорочно признают «примат закона в сфере позитивного права»2.

Однако более важным представляется сходство между раз­личными правовыми системами.' Оно касается прежде всего «зна­чительной роли, отведенной закону». Закон «как будто охватыва­ет во всех странах романо-германской правовой семьи все аспек­ты правопорядка». Юристы теоретически признают, что . законодательный порядок может иметь пробелы, но практически эти пробелы незначительны. Однако то, что скрывается в дейст­вительности за подобной позицией, вполне способно удивить всех, поверивших доктринальным формулам. «Закон образует . как бы скелет правопорядка»3.

Одна из особенностей концепции закона в романо-герман-ском праве как раз и заключается в том, что, во-первых, именно он - закон, а не любой другой источник права (прецедент, обычай, доктрина и т. д.) ставится во главу угла в процессе формирования и развития данной правовой семьи и составляющих ее националь­ных правовых систем, равно как и в процессе создания и укрепле­ния в странах романо-германского права правопорядка.

В основе приоритета закона перед всеми иными источниками права при этом лежат такие фундаментальные, исторические, со­циальные, национальные и другие ценности народов Западной Ев­ропы, как общая и правовая культура, древние правовые и иные традиции, вековые социальные, правовые и другие обычаи4.

1 Бержель Жан-Луи. Общая теория права. М., 2000. С. 129. 2 Там же. С. 145. 3 Давид Р.Жоффре-Спинози К. Указ. соч. С. 93. 4 European Legal Cultures / ed. by V. Gessner, A. Hofland, С Varga. Sydney, 1996. P. 493-512. 5 Wieacker F. Foundations of European Legal Culture // The American Journal of Comparative Law. 1990. Vol. 38. P. 1-29.

Сравнивая основы правопорядка в странах Западной Европы и в других странах, в частности в США, зарубежные исследовате­ли вполне оправданно акцентируют внимание прежде всего на том, что преобладание статутов в системе романо-германского права и содержащихся в них норм над всеми другими источника­ми права со всей очевидностью свидетельствует о том, что «евро­пейские ценности, касающиеся правопорядка», в основе которых лежат глубокая европейская правовая культура и традиции, в зна­чительной степени отличаются от таковых в США5.

Основная причина такого рода расхождений заключается в первую очередь в исторически сложившейся разнородности со­става населения стран Западной Европы и США, с одной сторо­ны, и, как следствие этого - в неодинаковом уровне их общей и правовой культуры, под воздействием которой формируется .. правовая система и складывается вполне определенный правопо­рядок, с другой стороны1.

Соединенные Штаты Америки - это «страна эмигрантов с разношерстной культурой и относительно краткой историей своего развития». В силу уже этих причин и особенностей амери­канское общество с его восприятием права и правопорядка гораз­до больше, чем любое другое общество, «склонно к изменчивости, приспособляемости к изменениям и индивидуализму»2.

В противоположность ему «европейские нации» (страны), имея за собой весьма долгую и богатую историю, относительно однородный состав населения и довольно старые правовые тради­ции, в течение многих веков вырабатывали совсем иное воспри­ятие права и правопорядка. В соответствии со сложившимися в этих странах традициями неопределенности и непредсказуемо­сти судебных решений, в США и других странах общего права, формирующих прецедент, предпочтение отдается вполне опреде­ленным по своему характеру нормам, содержащимся в законах. Особая значимость такого рода норм усматривается также в их стабильности, строгой последовательности, четкой социальной направленности и предсказуемости3.

Во-вторых, в основу концепции и содержания в странах рома­но-германского права традиционно «закладывались» «всеобщие и вечные принципы разума и справедливости».

1 Laurent Cohen-Fanugi. Legal Cultures Compared: The American and the French and the German' // European Legal Cultures / ed. by V. Gessner, A. Hofland, C. Varga. P. 269-276. 2 Reinmann M. Op. cit. P. 12. 3 Ibid. P. 13-17.' 4 Цвайгерт К, Кётц X. Указ. соч. С. 244-245.

Разумеется, эти принципы декларировались практически во всех странах мира и национальных правовых системах. Однако далеко не все страны с такой настойчивостью и последовательно­стью, как это делалось в большинстве европейских стран на про­тяжении ряда веков, стремились воплотить эти принципы хотя бы в концептуальном плане, в издаваемых законах и пытались претворить их в жизнь4.


Именно этим в научной литературе объясняется тот факт, что «большинство норм гражданских кодексов цивилизованных (ев­ропейских) народов совпадают», и почему для европейских госу­дарств «старое римское право столь долго служило основным ис­точником решения спорных вопросов»1.

Предыдущая статья:Раздел II 26 страница, риантов классификации в различных правовых системах рома­но-г.. Следующая статья:Раздел II 28 страница, В-третьих, закон в странах романо-германского права рас­сматривается..
page speed (0.0396 sec, direct)