Всего на сайте:
248 тыс. 773 статей

Главная | Культура, Искусство

Жил-был когда-то... Январь 1948  Просмотрен 39

Жили-были когда-то король, волшебник, фея, ведьма. Но их больше нет. О чем же в таком случае рассказывать детям? Жил-был когда-то один человек. Действительно когда-то? Достаточно выглянуть в окно — и мы увидим там множество людей. Поймаем одного из них при помощи лассо. Готово! Помогите мне, привяжем его к стулу обрывком веревки. Но будем действовать по порядку, сначала установим, обитатель ли он Луны или в самом деле человек. Это человек. Посмотрите на его руки, на пальцы — один, два, три, четыре, пять, этот называется указательным. Вы, наверно, скажете, что им он нажимал на спусковой крючок винтовки? Пум! Кто-то упал. Где? В какой-то части света. Много лет назад, во время войны. Много воды с тех пор утекло, согласен. Исследуем его глаза. Туловище покройте папиросной бумагой, может быть, даже цветной (в доме она всегда найдется). Пусть будут видны одни только глаза. Или лишь один глаз. Вы думаете, что менее выразительным окажется вот так оставленное ухо? Оно слышало так много стонов. А глаз видел, как рухнула стена, у ее подножия кто-то был: я могу вам даже сказать, какой он носил номер ботинок — сорок третий. Нога торчала из-под развалин, словно перископ. Теперь сдернем папиросную бумагу — вот он перед нами весь, целиком. Он хочет что-то сказать. Он говорит, что он не плохой. Кажется, что он блеет. Он говорит, что стал другим. В таком случае мы требуем доказательств. Он говорит: у меня все бумаги в порядке. Показывает документы. Разве он может сделать что-нибудь плохое, раз у него документы в порядке и поставлены все печати? Он говорит — мама, папа, дети, друзья, мир, он хорошо выучил эти слова. Если вы дадите ему кусок торта, он съест его весьма изящно, а потом пренебрежительно скривит губы. Не доверяйте ему, не развязывайте его — пусть он представит доказательства или так и остается связанным. И не давайте обмануть себя, когда он смеется. Я предостерегаю вас: достаточно звука трубы, удара барабана, вида знамени (какого?), громкого приказания — и он схватился за оружие! Ах, вы его уже развязали, вы ведь так молоды, вы позволили ему уйти, я слышу его шаги по тротуару. Куда он пойдет? Но что вас заставило опять освободить его? Как всегда, надежда?

Straparole. Milano, 1967.

Предыдущая статья:Месса бедняков. 7 декабря 1947 Следующая статья:Ясновидящая. 12 февраля 1948
page speed (0.0106 sec, direct)