Всего на сайте:
248 тыс. 773 статей

Главная | Культура, Искусство

Тетрадка для ночных записей. 10 ноября 1941  Просмотрен 52

Друзья-профаны нередко спрашивают меня: «Есть ли у нашего кино недостаток, который можно выразить одним словом?» В самом деле, недостатки легче, чем достоинства, резюмировать одним словом. Если бы на смертном одре дьявол заставил нас высказаться столь сжато, то вместе с последним вздохом мы бы произнесли: продюсер. Однако при этом мы были бы уверены, что данное суждение приблизительно, злонамеренно и малооригинально. Быть может, оно сложилось при воспоминании о том, как одного продюсера заботило только то, сумеет ли он в совершенстве подражать женскому голосу по телефону, говоря, что его нет, или о том, как другой засыпал во время чтения сюжета, причем виноват в этом был сюжет? Возможно, что и так, но сюжет был приобретен.

Одним словом, чего мы хотим? Мы ощущаем срочную необходимость в продюсерах, способных указывать нам на наши ошибки, в людях, с которыми можно разговаривать. Некоторых таких мы знаем — образованных, блестящих и любезных, — однако их слишком мало, чтобы выпускать сто сорок фильмов в год. ˂...˃

Мое первое воспоминание о кино относится к 1916 году. Гуаццони снимал тогда «Освобожденный Иерусалим»: сотни людей бегали взад и вперед с короткими и длинными мечами по большому лугу, меня в статисты не взяли, и я удовлетворился тем, что наблюдал за съемками этой сцены из-за ограды. С этого дня я начал питать к Гуаццони сильную неприязнь. В тот год я был влюблен в Леду Жиз; по правде сказать, мне думалось, что щеки у нее чуточку толстоваты, но я верил выходившим тогда газетам, «Пело» и «Контро пело» («По шерстке» и «Против шерстки». — Пер.), и поэтому она казалась мне прекрасной. Леда Жиз очень любила кататься в коляске, и я иногда бежал следом за нею от Виа Национале до Сан-Сильвестро, где она жила (ее дом недавно снесли).

После я никогда не влюблялся в кинозвезд и надеюсь, что милостивый боже оградит меня от этого до конца моих дней.

В том же году какие-то буяны преследовали, выкрикивая оскорбления, коляску другой дивы, пребывающей по сию пору в полном здравии; тогда шла война и многим казалось, что эта актриса держится слишком вызывающе.

Что, эти люди хватили через край? Нет, перебарщивали кинозвезды: например, бедняга Гионе ездил взад и вперед по Корсо в коляске, закинув нога на ногу и сжимая в иссохших пальцах желтую тросточку, и ему никогда не надоедало, что на него глазеют.

«Cinema», N 129, 1941, 10 novembre.

1940 — 1943

Предыдущая статья:Февраля 1940 Следующая статья:Только два актера
page speed (0.013 sec, direct)