Всего на сайте:
248 тыс. 773 статей

Главная | Право

Договор о деловом сотрудничестве  Просмотрен 57

19 августа 1997 г. Автозавод подписал с неким ЗАО «Замоскворечье-К»[cviii] «Договор о деловом сотрудничестве», который предусматривал организацию и ведение сторонами «совместной деловой деятельности, взаимопомощи и сотруд­ничестве в области науки, производства, финансов и креди­тов, информатики и других, не запрещенных законом направ­лений». Планировалось, что деятельность эта будет заклю­чаться в «обеспечении и реализации» «конкретных проектов, оговоренных дополнительными соглашениями или договора­ми, являющимися неотъемлемой частью настоящего Догово­ра», «финансирования в интересах сторон, в том числе с при­влечением заёмных средств на основе конкретных договоров между Сторонами, являющихся неотъемлемыми частями на­стоящего Договора», «осуществления юридической эксперти­зы, оформления и сопровождения всех сделок в рамках на­стоящего Договора о деловом сотрудничестве» и т. д. и т. п.

Практикующие юристы, разумеются, скажут: «Все по­нятно! Надо было перегнать деньги без налогов, вот и под­писали такую ахинею!». А вот и нет, господа прагматики! Согласно ст. 2 Договора стороны получали право «произво­дить расчёты в натуральных показателях или услугами» и «финансировать программы, сделки и операции другой Стороны по дополнительным договорам». Больше того, спе­циально уточнялось, что «настоящий Договор не является основанием для платежей». Так что, без дополнительных соглашений Договор этот явно не производил никакого дей­ствия; его подготовка и подписание стали прелюдией к по­следующим действиям, их своеобразным фундаментом, что ли. В течение следующих почти что четырех месяцев ни­чего существенного по этому договору не происходило. Да, было подписано три дополнительных соглашения по «кон­кретным проектам», но в части юридического содержания — почти столь же безобидных, что и сам договор.

Всё изменилось 10 декабря 1997 г., когда было подписано Дополнительное соглашение № 4, в соответствии с которым Автозавод обязался выдать в пользу ЗАО «Замоскворечье К» простые векселя на общую сумму 50 миллиардов рублей[cix] «в доверительное управление без права отчуждения». Специ­ально оговаривалось, что «векселя подлежат возврату (век­селедателю) ... в полном объёме ...

не позднее срока гаше­ния векселей плюс один день», что «продажа или любое дру­гое отчуждение векселей на праве полной собственности без письменного согласия Автозавода недопустимо». Но как же, в таком случае, «Замоскворечье» предполагало осуществлять «доверительное управление» векселями, если их нельзя бы­ло отчуждать? И об этом тоже было сказано в Соглашении: векселя передаются с целью «привлечения денежных средств для Автозавода за счёт размещения векселей в сделках РЕПО в коммерческих банках». Вот так-то! Тогда же, 10 декабря, Соглашение было исполнено, о чем свидетельствует подпи­санный сторонами Акт приема-передачи, согласно которому 14 векселей Автозавода[cx] (четыре по 10 млрд и 10 по 1 млрд рублей) были переданы в доверительное управление «Замоск­воречья». Векселя эти подлежали оплате («гашению») «через 90 дней от составления[cxi] продукцией Автозавода» — да-да, именно так был определён срок платежа. Не только срок, но и способ. Дежа вю, прямо-таки!

В последующем (27 января и 10 февраля 1998 г.) Автоза­вод и «Замоскворечье» подписали ещё два Дополнительных соглашения аналогичного содержания и свойства—одно на 200, а другое — на 53 млн рублей[cxii]; оба они также были ис­полнены. Где ныне находится большинство векселей, выдан ных в соответствии с этими соглашениями[cxiii], пока неизвест­но.

6 марта 1998 г. Стороны подписывают весьма любопытный документ— «Акт выполнения взаимных обязательств», которым констатируется ряд обстоятельств и, в частности, прискорбный факт, что «деловое сотрудничество» по «конкретному проекту» забуксовало. ЗАО «Замоскворечье-К» не выполнило своих обязательств по Дополнительному соглашению № 4, т. е. никаких сделок РЕПО не заключило и никаких денежных средств под полученные им векселя не привлекло. На этом основании Автозавод выговорил для «Замоскворечья» обязанность не позднее 11 марта 1998 г. возврат тить полученные векселя общей суммой 50 млн рублей[cxiv]. Увы, на этом «деловое сотрудничество» совершенно остановилось: «Замоскворечье» этой обязанности не выполнило — векселей не вернуло.

16 июня на Завод поступила претензия от некоего, доселе неизвестного им АКБ «Лужники-Банк», с требованием об уплате по 15 векселям Автозавода 42 млн рублей их номинальной стоимости, а также процентов и пени по правилам ст.

395 ГК. Из приложенного к Претензии реестра векселей стало ясно, что речь шла о векселях, выданных «Замоскворечью» по Договору о деловом сотрудничестве. Три из этих 15 векселей по 10 млрд рублей каждый, были выданы по Дополнительному соглашению № 4, а 12 по 1 млн рублей — по Дополнительному соглашению № 5.

В течение какого-то времени Автозавод находился в некотором недоумении. Как же так: отчуждение векселей «Замоскворечью» было запрещено, а оно их, несмотря на это запрещение, все-таки отчудило? И не просто отчудило, а сделало это таким хитрым образом, что Завод от этой опе­рации не получил ни гроша, хотя, по общему замыслу До­говора о сотрудничестве и дополнительных к нему соглаше­ний, должен был получить средства для собственной рекон­струкции! Поскольку предположение о том, что отчуждение было вовсе безденежным, является весьма маловероятным, ничего не оставалось, как заключить, что полученные от реализации векселей деньги, «Замоскворечье» просто при­своило. Завод в очередной раз убедился в том, что много­численные посредники, хвастающие своими связями в де­ловых кругах и способностями изыскивать, благодаря этим связям, свободные финансовые ресурсы, далеко не всегда выполняют свои обещания. Примерно об этом и написали в ответе на претензию, а сами стали думать, во-первых, о том, как защищаться от «Лужников», а во-вторых — как по­карать вероломное «Замоскворечье».

Пока заводские юристы приходили в себя, б июля 1998 г. на Завод поступило исковое заявление «Лужников» о взыска­нии 52.440-000 рублей (вексельная сумма + проценты). Луч­шая защита —это нападение, — решили заводские юристы. И через десять дней направили в Арбитражный суд г. Москвы[cxv] исковое заявление о признании недействительными Догово­ра о деловом сотрудничестве и трех приложений к нему — Дополнительных соглашений № 4~6. Разумеется, ответчиком по этому иску был вовсе не истец по денежному требованию («Лужники-банк»), а контрагент по сделке («Замоскворечье-К»). Разумеется также, Завод предусмотрительно умолчал о денежном требовании, предъявленном «Лужниками» в мест­ном областном арбитражном суде.

Итак, Договор о деловом сотрудничестве почти одновре­менно «родил» два дела, неразрывно связанные друг с другом по существу, но при этом с различными сторонами и в раз­личных арбитражных судах, причем:

— Автозавод участвует в обоих делах: в «вексельном» в качестве ответчика, в деле о недействительности сделки — в качестве истца, причем, удовлетворение одного требования исключает удовлетворение другого[cxvi], т. е. Автозавод пытается парализовать предъявленное к нему требование посредством по сути встречного иска;

— «Замоскворечье-К» фигурирует только в деле о недействительности сделки, а о существовании другого, по всей видимости догадывается (ведь знает же оно, что «Лужники» купил у него векселя завода не просто, чтобы на них смот­реть, а именно для обращения их в деньги);

— «Лужники-банк» участвует только в «вексельном» де­ле, причем, о существовании второго дела не знает ничего, хотя должен был бы знать о нем от своего правопредшествен-ника — ЗАО «Замоскворечье-К».

Вот такая сложилась диспозиция. О её развитии — смотрите в следующей серии.

Предыдущая статья:Круг третий Следующая статья:Кто кого?
page speed (0.0249 sec, direct)