Всего на сайте:
248 тыс. 773 статей

Главная | Право

Круг третий  Просмотрен 53

И вот, третий круг. Называя результат второй кассации «прежним», мы, все-таки, несколько погрешили против ис­тины. «Прежним» он было с чисто внешней стороны, а по сути все было иначе. Теперь Ответчика услышали и ни о ка­кой «экспертизе» как единственном основании отмены состо­явшихся судебных актов, речи уже не было.

«Ответчик погасил долг перед Пенсионным фондом са­мостоятельно. В этой связи последующая передача векселей по индоссаменту являлась неправомерной. . . . Лицо, пере­дающее право. . . , несет ответственность за недействитель­ность соответствующего требования. . . В этой связи надле­жащей оценки возражениям ответчика судом не дано, как и акту от 02.11.2000 г. о признании ответчиком своей задол­женности. . . . Отметок о регистрации акта по входящей кор­респонденции ответчика не усматривается и фактическое время составления указанного акта судом не проверялось. Ничтожность соглашения с Пенсионным фондом по уплате задолженности по страховым взносам третьим лицом ООО „Вектра-Капитал К" подтверждена решением Арбитражно­го суда ... и постановлением апелляционной инстанции того же суда. . . Судом не учтены указанные судебные акты». Вот квинтэссенция постановления Окружного суда. Коротко говоря, сработал порок основания. Выдержала вторая линия обороны. Ответчик, несомненно, имел основа­ния радоваться первому успеху. Весь вопрос был в том, удаст­ся ли его закрепить и отстоять.

Новое рассмотрение. Первая инстанция (28 ноября 2002 г.). Истец продолжал огорошивать Ответчика в луч­ших своих традициях: прибыл новый представитель. По­знакомились. Nomina sunt odiosa — интересующимся наукой гражданского права должно быть известно имя молодого ученого, лет семь назад защитившего кандидатскую по обя­зательствам из договоров банковского счёта и банковского вклада. На вопрос, где же предыдущий «коллега» был дан ответ: сменил место работы.

— Неужели в связи с нашим делом?

— Нет-нет, конечно нет. . .

— Какие прогнозы?

— Ну, а какие могут быть прогнозы, если у нас уже ни­каких ресурсов на это дело не осталось. . .

Практикующие юристы по достоинству оценят этот краткий диалог.

Началось разбирательство. Новый представитель уже в который раз зачитал, по сути, прежнее исковое заявление.

Но это был единственный элемент дежа вю, потому что дальше изменилось решительно все:

— Так, — подытожила судья, — у меня есть вопрос. Вы основываете Ваши требования на 14-ти дефектных вексе­лях. Представьте их суду.

— Они уже обозревались судом первой инстанции при первом рассмотрении, — возразил Истец. — В материалах дела имеются копии.

— Копии имеются, — согласилась судья, — но они не за­верены. Никем.

Немая сцена, завершившаяся тем, что представители обеих сторон, рискуя навлечь на себя судейский гнев и упре­ки в неуважении, бросились к столу и едва ли не начали рвать друг у друга том дела. Не оставалось никаких сомне­ний: ксерокопии векселей действительно не были заверены. Представителям Автозавода оставалось только изумляться: как же могло случиться, что на это никто не обратил внима­ния? Представителю Истца было тяжелее: ему предстояло немедленно выработать «позицию». Позиции не вырабаты­валось и Истец обратился за помощью к Ответчику:

— Но Вы же можете подтвердить, что подлинные вексе­ля суду представлялись

— Можем, — честно признался один из представителей Автозавода. — Но это было уже больше года назад и что произошло с ними с тех пор — никто не знает. Может быть, Вы их уже десять раз перепродали.

— Это резонно, — согласилась судья. — К тому же у меня такое правило: все смотреть в подлиннике.

Никто возражать не стал: Автозавод не хотел, а «по­плывший» Истец, видимо, не мог. Но экзекуция на этом не закончилась.

— Давайте посмотрим, — продолжала судья, — когда были приобретены спорные векселя. Часть из них (судья пе­речислила номера) была приобретена Вашим предшествен­ником — ООО «Торговый дом «Эдельвейс» — по договору от 4 февраля 2000 г. Передача векселей состоялась, судя по акту приема-передачи 1 июня 2000 г. А опротестованы эти векселя в неплатеже по требованию торгового дома «Эдель вейс» 4, 12, 22 и 31 мая 2000 г., т. е. ещё до их получения от отчуждателя — ООО «Вектра-Капитал К». Как Вы може­те это объяснить?

Вот это да! Сколько раз юристы Автозавода перечиты­вали злосчастный договор и акт приема-передачи, но ни у кого не возникло и мысли соотнести имеющиеся в них даты совершения с датами вексельных протестов. Причина по­нятна и закономерна — коль скоро спорные документы — это не векселя, то протесты их не имеют никакого значения и акты протеста просто отложили в сторону. А вот поди ж ты! Представитель Истца, ещё не оправившийся от первого удара, смог пробормотать нечто вроде того, что его тогда ещё не было, когда совершалась операция. .

. А судья, види­мо, решила добить Истца окончательно и нанесла послед­ний, сокрушающий йоко-гири-джодан[cv]:

— Другие векселя (перечисление номеров) были приоб­ретены ООО «Логос Груп» по договору от 5 октября 2000 г. Этим же числом датирован акт приема-передачи этих век­селей. А опротестованы они были 11, 22 и 31 августа, 12 и 21 сентября и 2 октября 2000 г., т. е. опять же, до того момента, как «Логос Груп» стал законным держателем этих векселей. Как Вы это объясните?

Удар прошёл. Представитель Истца был сражен. Его рассказы о представительстве и о том, что фактически век­селя были переданы раньше, а акты оформлены позднее, и вообще все это к делу не относится, только усугубили поло­жение: подозрения судьи переросли в уверенность «что-то тут не так».

— Где сейчас находятся векселя? — продолжала она до­прос.

— У нас, в конторе, в сейфе, — отвечал уничтоженный представитель Истца.

— Сколько Вам нужно времени, чтобы привезти вексе­ля?

— Неделю. Ехать в Москву, потом из Москвы. . .

— Почему неделю? Не такая уж у нас и дыра — самоле­ты летают каждый день.

— Ну вот так...

Естественно, за этим последовало отложение разбира­тельства, причем, более чем на месяц — график судьи был забит до отказа. Также естественно, что 3 декабря 2002 г. представитель Истца никаких векселей не привез:

— Понимаете, они действительно в сейфе. Ключ от сей­фа — у главного бухгалтера. А главный бухгалтер неделю назад улетел отдыхать в Египет. На целый месяц. И ключ увез с собой. Но все это не имеет значения, потому что...

Судебное разбирательство превращалось в фарс. И су­дья, как ни странно, решила поддержать сей процесс, дове­сти его до абсурда.

— Хорошо, — сказала она, — допустим векселя значения не имеют. Допустим, что Вы основываете Ваши требования на Актах от 2 ноября 2000 г. Зачем тогда Вы вообще пред­ставляли векселя?

— Векселя доказывают, — выпалил Истец, — что ответ­чик обязался оказать нам коммерческий кредит.

— Ну допустим, — согласилась судья, — и что же? Вы требуете, чтобы Ответчик выдал Вам кредит?

—Да.

— Но ведь его нужно будет возвращать. Вы об этом не подумали?

Судя по реакции представителя Истца — не подумал. Те­зис о коммерческом кредите как-то померк а затем, подобно «кротовой норе»[cvi], свернулся и уничтожил сам себя.

— Остаются Акты,—закончила судья.— Допустим, От­ветчик признал свой денежный долг перед Вами. Из какого основания возник этот долг? Разве Вы поставили Ответчику какую-нибудь продукцию? дали взаймы? оказали услуги? Что Вы сделали для Ответчика? Какие документы удосто­веряют тот юридический факт, из которого возникло Ваше право требования и долг Ответчика, признанные в спорных Актах? «Платежки», накладные, акты о выполненных ра­ботах? Где эти документы?

Остальное понятно. Решение суда— в иске отказать; рас­ходы по госпошлине (по большой госпошлине, со всей, увели­ченной суммы иска) — отнести на истца.

Через пару месяцев (10 февраля 2003 г.) состоялось апелляционное рассмотрение, куда опять явился новый представитель Истца. Новый коллега был немногословен: он сообщил, что его позиция полностью изложена в апелля­ционной жалобе, и что ООО «Логос Груп» больше не суще­ствует — оно присоединилось к другой организации. Доку­менты, подтверждающие этот факт, «наверное» направле­ны в суд по почте, но ещё не дошли. На вопрос о том, чьим же представителем, в таком случае, он является, господин не нашёл, что ответить. На всякий случай объявили пере­рыв в заседании — подождали документы о реорганизации. Документы, ясное дело, так и не дошли.

В удовлетворении апелляционной жалобы отказано; в кассацию же ни «Логос Груп», ни его правопреемник так и не обратились. Где сейчас находятся заводские «как бы векселя», кому они попадут в руки и что за этим может последовать — пока непонятно. Затишье. Окончательное? Или перед бурей?

5. Несколько уроков (заключение)

Урок первый.С материалами дела нужно знакомиться. Хотя бы иногда. Просто так, из любопытства.

Урок второй.Не надо идти на поводу у простых реше­ний — как ни странно, в юриспруденции они не всегда гени­альны.

Урок третий.Не надо с ходу отбрасывать факты, не име­ющие прямого отношения к делу. Могут пригодиться.

Урок четвертый.«Понятие долг предполагает, что до возникновения долга кредитор уже выполнил в отношении должника какие-либо действия, предусматривающие оплату в сумме, эквивалентной сумме признанного долга». Это — за­ключительная часть мотивировки вступившего в законную силу судебного акта.

Урок пятый.«Невозможность признания документа век­селем в силу дефекта его формы не препятствует предъяв­лению самостоятельного требования из такого документа на основании норм гражданского права об обыкновенном долго­вом документе, но не всегда, а только если спорный документ отвечает требованиям гражданского права, предъявляемым к обыкновенному долговому документу».

И наконец, урок шестойи последний. Административ­ные, людские и иные ресурсы смертны. Юриспруденция — вечна. Не может не радовать.

 

Предыдущая статья:Круг второй Следующая статья:Договор о деловом сотрудничестве
page speed (0.1339 sec, direct)