Всего на сайте:
248 тыс. 773 статей

Главная | Право

Гражданско-правовая природа автомобиля  Просмотрен 65

С точки зрения гражданского законодательства автомо­биль относится к категории движимых вещей. Сказанное при­менимо как к автомобилям легковым, так и грузовым, а так­же — автобусам и прицепам. В дальнейшем изложении основ­ное внимание нами уделяется именно легковым автомобилям. как наиболее часто встречающимся объектам права собствен­ности граждан.

Данный вывод со всей очевидностью вытекает из п. 2 ст. 130 ГК. Сама эта статья проводит классификацию вещей на движимые и недвижимые; названный её пункт определяет, что движимыми вещами или движимым имуществом призна­ются всякие вещи, не относящиеся к недвижимости. А недви­жимость перечислена исчерпывающим образом в п. 1 ука­занной статьи ГК. К недвижимым вещам (недвижимому иму­ществу или недвижимости) относятся (1) земельные участки, (2) участки недр, (3) обособленные водные объекты, (4) все, что прочно связано с землей (то есть объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невоз­можно, в том числе леса, многолетние насаждения, здания, сооружения), (5) подлежащие государственной регистрации воздушные и морские суда, (6) суда внутреннего плавания, (7) космические объекты[lxiii], (8) иное имущество, отнесенное к недвижимым вещам Законом. Коль скоро автомобилей среди перечня недвижимости нет, то следовательно (п. 2 ст. 130), автомобиль суть движимое имущество.

Практическое значение классификации вещей на движи­мые и недвижимые определено в том же п. 2 ст. 130, в ко­тором сказано, что «Регистрация прав на движимые вещи не требуется, кроме случаев, указанных в законе». Иными слова­ми, недвижимость отличается от движимости тем, что субъ­ективные гражданские права на недвижимость по общему правилу подлежат регистрации, если иного прямо не уста­новлено законом. Без регистрации этих прав просто не мо­жет возникнуть, если иного не установлено законом (п.

2 ст. 8 ГК). В отношении же движимости действует обратная пре­зумпция — никакой регистрации прав на движимые вещи не нужно, если иного прямо не установлено законом. Сразу отметим, что закона (именно Федерального закона, а иного ак­та недостаточно), который предусматривал бы обязательную регистрацию субъективных гражданских прав на автомоби­ли, в настоящее время не существует. К вопросу о регистра­ции мы ещё вернемся через некоторое время, после того, как рассмотрим вопрос о том, объектом каких же именно субъ­ективных гражданских прав может быть автомобиль.

ГК причисляет вещи к разновидности имущества, объ­являя само имущество основным объектом гражданских прав (правоотношений). Такой вывод'вытекает из сопостав­ления статей 2 (в части предмета регулирования Кодекса) и 128 ГК.

Выделение в особую законодательную категорию поня­тия об объектах гражданских прав имеет сугубо практи­ческий смысл, который «расшифровывается» в ст. 129 ГК («Оборотоспособность объектов гражданских прав»). Со­гласно п. 1 данной статьи все объекты гражданских прав обладают свойством оборотоспособности, т. е. могут сво­бодно отчуждаться или переходить от одного лица к дру­гому в порядке универсального правопреемства (наследова­ния, реорганизация юридического лица) либо иным спосо­бом, если только они (1) не изъяты из оборота или (2) не ограничены в обороте. Объекты, изъятые из оборота — это такие объекты гражданских прав, нахождение которых в обороте (т. е. отчуждение или переход по иным основаниям) не допускается. Такие объекты должны быть прямо указа­ны в законе. Объекты, ограниченные в обороте (или, ина­че, ограниченно оборотоспособные объекты) — это объек­ты гражданских прав, которые могут принадлежать лишь определённым участникам оборота либо нахождение кото­рых в обороте допускается по специальному разрешению. Перечень таких объектов определяется в порядке, установ­ленном законом (п.

2 ст. 129 ГК).

Закона, установившего перечень объектов, изъятых из оборота, в настоящее время не существует. Нет на сегодняш ний день и установленного законом порядка определения объектов, ограниченных в обороте[lxiv].

Объектами каких субъективных гражданских прав мо­гут быть вещи вообще? Прежде всего, конечно же, объекта­ми вещных и обязательственных прав. Возможность при­надлежности вещей на праве собственности — централь­ном из числа вещных прав — прямо зафиксирована в пп. 1 и 2 ст. 209 ГК: «Собственнику принадлежат права владе­ния, пользования и распоряжения своим имуществом. Соб­ственник тараве по своему усмотрению совершать в отноше­нии принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нару­шающие права и охраняемые законом интересы других лиц, в том числе отчуждать свое имущество в собственность дру­гим лицам, передавать им, оставаясь собственником, права владения, пользования и распоряжения имуществом, отда­вать имущество в залог и обременять его другими спосо­бами, распоряжаться им иным образом». Указание на пра­вомочие распоряжения означает указание на возможность собственника определять юридическую судьбу имущества, в частности — делать его предметом обязательства или обре­менения, т. е. предметом обязательственных или ограни­ченных вещных прав.

Кто может быть собственником? Ответ на этот вопрос дают несколько статей ГК, и, в частности, п. 2 ст. 212: «Имущество может находиться в собственности граждан и юридических лиц, а также Российской Федерации, субъек­тов Российской Федерации, муниципальных образований». Причем, «Особенности приобретения и прекращения пра­ва собственности на имущество, владения, пользования и распоряжения им в зависимости от того, находится имуще­ство в собственности гражданина или юридического лица, в собственности Российской Федерации, субъекта Российской Федерации или муниципального образования, могут уста­навливаться лишь законом» (п. 3 ст. 212).

Столь подробное рассмотрение содержания статей 128-130, 209 и 212 ГК, на первый взгляд, не имеющих ничего общего с автомобилями, в действительности приводит нас к очень важ­ному в практическом отношении выводу. Автомобиль — это, с точки зрения гражданского права, такая оке движимая вещь (материальный предмет, созданный человеком и ценный в си­лу своих естественных свойств), как и любая иная, обычно не вызывающая столь широкого почитания и преклонения, такая, как, например, стол, ложка, пальто, наручные часы и т. п.

Автомобили могут принадлежать на праве собствен­ности любому правоспособному гражданину, в том числе — и несовершеннолетнему и недееспособному, могут быть завеща­ны, подарены, проданы, куплены, обменены, внесены в устав­ный или складочный капитал юридического лица, сданы и взяты в аренду или ссуду, заложены или иным образом обре­менены, сданы и приняты на хранение, могут быть предметом фидуциарного или комиссионного поручения, предметом до­верительного управления[lxv], объектом страхования и т. д. и т. п. На автомобили, принадлежащие лицу на праве собственности, может быть обращено взыскание, они могут быть предмета­ми реквизиции и конфискации, естественно, осуществляемой в порядке, установленным законом.

Сказанное подводит нас к выводу о необходимости раз­веять одно общераспространённое заблуждение. Субъектив­ные гражданские права на автомобиль никак не связаны с наличием у лица права управления автомобилем («права ав­товождения»). Гражданин может не иметь никаких навыков автовождения, может не иметь водительских прав, но тем не менее, может иметь в собственности, залоге или на всяком ином праве, любое количество автомашин любой стоимости и в любом состоянии[lxvi]. Более того, гражданин может пре бывать в состоянии, когда ему в принципе не может быть предоставлено право автовождения (например, в состоянии малолетства или недееспособности), что, однако, не является препятствием для признания за таким гражданином возмож­ности быть собственником автомобилей. И наоборот — на­личие водительских прав никоим образом не обязывает граж­данина приобретать автомобиль и не предопределяет само по себе такого приобретения; он вполне может использовать свои «водительские права» для езды на чужом автомобиле или не использовать их вовсе — это его личное дело. Приобретение, наличие и утрата субъективных гражданских прав на авто­мобиль никак не связаны с приобретением, наличием и утра­той водительских прав — своеобразного элемента специаль­ной правоспособности гражданина, возникающего, изменяю­щегося и прекращающегося в административном (публичном) порядке.

Если субъективные гражданские права на автомобиль ни­как «не завязаны» на водительские права в своем возникно­вении, существовании и прекращении, то отсюда надо сде­лать следующий вывод: никакие нарушения водителем пра­вил дорожного движения, в том числе и те, которые могут послужить основаниями лишения права автовождения (води­тельских прав) — неправильная парковка, проезд на «крас­ный свет», превышение скорости, неподчинение требованию инспектора ГАИ, игнорирование указания дорожного знака и т. п. — не могут служить основаниями для изменения, ограничения и уж тем более — прекращения субъективных гражданских прав на автомобиль.

То же самое относится и ко всем иным административ­ным правонарушениям, связанным с автомобилями, в част­ности — неуплате или недоплате налоговых или таможен­ных платежей[lxvii]. Можно (при наличии соответствующих ос нований) лишить права автовождения — субъективного ад­министративного права — что достигается административ­ным путем (отобранием водительских прав). Но запретить ездить на данном конкретном автомобиле лицу с водитель­скими правами соответствующей категории, запретить его продавать или иным образом им распоряжаться, тем бо­лее — против воли собственника отогнать его на «штрафную стоянку», чинить фактические препятствия в пользовании (например, путем установки блокиратора колес),'подверг­нуть автомобиль «задержанию», изъятию или отобранию — нельзя ни в коем случае. Как отобрание автомобиля, так и ограничение собственника в пользовании и (или) распо­ряжении автомобилем будут в этих случаях незаконными. Статья 301 ГК позволяет собственнику истребовать свое имущество из чужого незаконного владения (т. е. устранять нарушения его правомочия владения), а ст. 304 —потребо­вать устранения нарушений иных правомочий, хотя бы и не связанных с лишением владения.

Определившись с основами цивилистического статуса гражданина-автовладельца, перейдем к рассмотрению от­дельных положений специфического российского «автомо­бильного» административного законодательства — положе­ний, применение которых на практике грубейшим образом на­рушает гражданские права и охраняемые законом интересы, связанные с автомобилями.

Предыдущая статья:Дело об ошибке в выборе омнибуса Следующая статья:Автомобиль с позиции публичного права
page speed (0.0219 sec, direct)