Всего на сайте:
248 тыс. 773 статей

Главная | Право

Дело о неудавшемся фокусе  Просмотрен 54

(№ 152)

Под тем же номером (152-м) у Иеринга размещен сходный казус. На пирушке студенческой корпорации один из гостей развлекал присутствующих фокусами. Показывая фокус, в ходе которого он якобы проглатывал перстень, предоставленный ему одним из присутствующих, фокусник закашлялся и действительно, вопреки намерению, перстень прогло гил. Налицо договор между собственником перстня и фокус­ником—видимо, как и в предыдущем случае, это договор без­возмездного пользования (ссуды)[xxxvi]; налицо также виновное нарушение возникшей из этого договора обязанности возвра­та перстня, являющееся основанием для требования о возме­щении убытков[xxxvii]. Но Иеринг спрашивает у нас другое: есть ли средство вернуть собственнику сам перстень? Ведь он (в отличии от купюры) ни испортиться, ни погибнуть в желуд­ке проглотившего не мог; нет вопроса и с тем, как его оттуда извлечь — либо можно дожидаться, пока он выйдет естествен­ным, так сказать, путем (возможно — с применением терапев­тических средств), либо с помощью хирургической операции. Значит, ясен и юридический путь — виндикационный иск + исполнительный лист, обязывающий фактического владельца предпринять определённые меры для выхода перстня из пи­щеварительных органов, в частности — дать подвергнуть себя операции. Тут-то и возникает главный вопрос: вправе ли соб­ственник проглоченной человеком вещи подвергнуть прогло­тившего какому бы то ни было медицинскому вмешатель­ству! Естественно напрашивается и другой вопрос: кто будет оплачивать неизбежно возникающие в этой связи расходы?

В различные времена право давало бы различный ответ на поставленный вопрос. Не подлежит, однако, сомнению, что современное гражданское право ответило бы на него отрица­тельно, ибо никакое принудительное вмешательство в сферу нематериальных благ гражданина, к числу коих относятся,, в том числе его жизнь, здоровье и телесная неприкосновен­ность, является недопустимым. В данном случае оно не мо­жет быть оправдано даже нормами о крайней необходимости,, ибо этого состояния здесь как раз и не наблюдается: неблагоприятное для собственника робытие (утрата перстня) уже состоялось, а действия в состоянии крайней необходимости должны иметь целью устранение опасности наступления будущего вреда. Лишь в том случае, если сам проглотивший согласен подвергнуть себя медицинскому вмешательству (ис­ходя, например, из опасения, что перстень может закупорить кишечный тракт), таковое может состояться, разумеется — за его собственный счёт. Перстень может стать предметом виндикационного иска собственника к его фактическому владельцу[xxxviii] лишь после своего извлечения из человеческого тела. Произошло ли оно в процессе ли медицинского вмешательства, или без такового — это, строго говоря, значения не, имеет.

Синтезируем два казуса: а что, если перстень был про­глочен не человеком, а собакой? Можно ли обязать соб­ственника такой собаки положить её на процедурную ку­шетку или операционный стол ветеринара? Сколь катего­рично мы сказали «нет» в случае с человеком, столь же категорично мы должны сказать «да» в данной ситуации. Единственное ограничение, выдвигаемое современными за­конодательствами состоит в том, чтобы примененные к со­баке методы не составляли жестокого с нею обращения (опе­рация должна проводиться с использованием обезболиваю­щих препаратов, за собакой должен быть обеспечен надле жащий послеоперационный уход и т. п.). Расходы на все эти процедуры должен будет понести собственник собаки, по недосмотру которого перстень оказался проглоченным.

Предыдущая статья:Дело о собаке и проглоченной купюре (№ 152) Следующая статья:Дело об ошибке в выборе омнибуса
page speed (0.0212 sec, direct)