Всего на сайте:
248 тыс. 773 статей

Главная | Право

Дело о четырех субъектах, двух собаках и одном кошельке (№ 52)  Просмотрен 47

Трое приятелей и одна собака отправились гулять. Один из них (А.) увидел, что на другом берегу ручья лежит ко­шелек и сообщил другим о своем открытии. Второй (В.), по­дозвав собаку, принадлежавшую третьему (В.), добился того, чтобы она перешла на другой берег ручья, взяла кошелек в зубы и принесла им. Это увидел прогуливавшийся неподале­ку со своей собакой ещё один господин (Г.), который натравил свою собаку на собаку В., которая несла кошелек, и таким об­разом отнял его. Кто же может требовать находку — тот ли, кто увидел кошелек? тот ли, кто заставил собаку принести ко­шелек? тот ли, чья это была собака? или, наконец, её может оставить себе тот, кто первый овладел кошельком?

Задача отдаленно напоминает два разобранных выше ка­зуса: о живучем зайце — в части содержания; о курице, яйце и цыпленке — в части методы её решения. Здесь, как и в пер­вом случае, мы сталкиваемся с завладением через посредство технического «продолжения рук» оккупанта; как и во вто­ром случае залогом успешного решения задачи является по­следовательный методический разбор юридического значения каждого, упомянутого в задаче, факта, которые своею мно­гочисленностью и пестротой оттенков тщательно скрывают единственный, действительно имеющий отношение к делу. А. увидел кошелек. Есть ли это находка? Очевидно, ещё нет, ибо само понятие о находке, будучи рассматриваемо в связи с вопросом об основаниях возникновения права соб­ственности, предполагает, что находка должна давать воз­можность приобрести право собственности на найденную движимую вещь. Чтобы это произошло, вещь должна по­ступить во владение нашедшего — иначе он просто не смо­жет выполнить связанных с находкой обязанностей по её возврату потерявшему и (или) по публичному объявлению о ней, а исполнение последней — суть обязательное условие приобретения права собственности на находку. Кошелек во владение А. не поступал, а значит его притязания удовле­творению не подлежат[xx].

Завладел кошельком Б. Правда, сделал он это не сам, а посредством собаки, да к тому же ещё и чужой — принад­лежащей В. Отменяют ли эти обстоятельства факт завла­дения? Ничуть.

Собака в данном случае — это всего лишь техническое средство, с помощью которого Б. достал коше­лек с другого берега ручья, не переходя через него сам. С тем же успехом он мог попытаться достать кошелек, подце­пив его, к примеру, концом палки или на крючок удилища. Другой аналогией здесь может быть охота с использованием собаки или сокола: добыча, с её захватом, признается посту­пившей в собственность охотника, хотя собственно захват осуществлялся не охотником непосредственно, а псом или птицей. Отвергать в этом случае акт завладения — все равно что отвергать акт завладения рыболова в отношении попав­шейся ему на уду рыбины на том основании, что её схватил и удерживает не сам рыболов, а крючок, висящий на кон­це лесы. Ну а то, что собака тут была чужая, и вовсе не имеет отношения к делу, ведь отправка собаки за кошель­ком совершалась Б. в присутствии хозяина собаки В., т. е. с его молчаливого согласия. В. против такого использования принадлежащей ему вещи ничуть не протестовал, и даже напротив, судя по своему последующему поведению, был бы весьма рад, если бы собака успешно принесла кошелек.

В. основывает свои притязания на том, что он был соб­ственником собаки, использованной Б. для овладения ко­шельком. Выше уже было сказано, что это обстоятельство в данном случае юридического значения не имеет, ибо В. предоставил собаку в безвозмездное пользование Б. имен­но с целью помочь последнему овладеть кошельком. Все те плоды, доходы и выгоды, которые получаются в процессе использования имущества, принадлежат, как известно, за­конному его пользователю. Фактическое владение, достав ленное в процессе законного использования чужой вещи, также, следовательно, принадлежит лицу, законно её использовавшему [xxi].

В свете всего сказанного действия Г. должны быть ква­лифицированы как противоправные, и направленные на ли­шение г-на В. приобретенного им фактического владения находкой. Довод г-на Г. о том, что он завладел вещью пер­вым, внимания не заслуживает, ибо действительности не со­ответствует.

Итог: подлежит удовлетворению притязание о защите фактического владения Б., направленное им против Г., т. е. г-н Г. должен выдать кошелек г-ну Б. Требования А. и В. удо­влетворению не подлежат; возражения Г. внимания не заслу­живают. В., по выполнении всех, требуемых законом обязан­ностей, возникающих из факта находки, вполне может стать её собственником.

Предыдущая статья:О салями и скрипке, а также о семидесяти Следующая статья:Дело о бесплатных устрицах и необычайно дешевой форели (№ 57)
page speed (0.0145 sec, direct)