Всего на сайте:
248 тыс. 773 статей

Главная | Право

О салями и скрипке, а также о семидесяти  Просмотрен 47

и одних панталонах (№ 31, 46)

Перед нами — классический казус из римского права. Бед­ный студент предлагает старьевщику купить ветхие брюки (тогу), в кармане которых лежит кронталер (золотой), причем ветошник, ощупывая брюки, обнаруживает монету, понимает, что это такое и соглашается приобрести их по существенно бо­лее высокой цене, чем они в действительности стоят, рассчи­тывая, что продавец просто забыл монету в кармане и отдаст брюки вместе с ней. Однако, вопреки его ожиданиям, продавец принимает деньги и, прежде чем отдать брюки, вынимает золотой из их кармана, заявляя при этом, что им продавались только брюки, но не монета, что монеты вообще не продают и они не являются принадлежностями брюк.

Некоторую модификацию представляют собою два дру­гих случая.

1) Бедный скрипач, не имея при себе наличности, чтобы заплатить за купленную в лавке колбасу, оставляет хозяину лавки в залог свою скрипку. Немедленно по выходе скрипа­ча в лавку является некий господин, который проявляет жи­вейший интерес к оставленной скрипке и, по её тщательном осмотре придя в совершеннейший восторг, просит хозяина лавки продать ему скрипку за 1500 лир. Хозяин объясняет, что скрипка эта не его и обещает завтра попробовать купить её у собственника. Назавтра он действительно предприни­мает такую попытку и выкупает скрипку у скрипача за 500 лир, однако, явившись по указанному незнакомцем адресу для того, чтобы отдать скрипку и получить обусловленные 1500 лир, узнает, что незнакомец там не живет и никогда не жил. Скрипка же оказывается совершенно простой, сто­ящей какие-нибудь 5-7 лир.

2) Некий господин, известный своими странностями не менее, чем богатством, завещал распродать входящие в его наследственную массу 71 пару панталон, причем — непре менно поодиночке, и без права покупки одним и тем же ли­цом более одной пары. Данное распоряжение был исполне­но: за совершеннейшие гроши были проданы все пантало­ны. Через некоторое время один из покупщиков случайно обнаружил, что в пояс купленных им панталон зашит ме­шочек с 10 купюрами по 100 долларов; остальные 70 покупа­телей последовали его примеру и достигли того же приятно­го результата.

Наследники же предъявили 71 иск о выдаче найденных кладов, ссылаясь на то, что завещатель, делая распоряжение о продаже панталон, очевидно пребывал не в здравом уме.

Несомненно, все три случая связаны между собою тем, что описанные в них сделки купли-продажи совершались под вли­янием заблуждения: в первых двух впадали в заблуждение покупатели, в последнем — продавец (продавцы). В остальном имеются различия.

Наиболее «чистым» является случай со скрипкой — добросовестный хозяин продуктовой лавки стал жертвой мошенников, изобразивших скрипача и псевдопокупателя скрипки. Сделка со скрипачом по приобретению грошовой скрипки за 500 лир может быть признана недействительной по иску покупателя с возвратом всего, полученного сторо­нами по сделке, а, кроме того, с возмещением покупателю реального ущерба — ибо впал он в заблуждение по вине про­давца— «бедного скрипача».

Затем следует случай с панталонами, где продавцам остается только поминать недобрым словом своего наследо­дателя, ибо один только столь необычный характер одного из пунктов завещания сам по себе ещё не свидетельствует в пользу предположения о том, что его составитель нахо­дился не в здравом уме; во всяком случае, предположение это не столь «очевидно», как полагают наследники. То, что они, продавая панталоны, не знали о заключенных в них кладах, — это их личные проблемы; во всяком случае, если и говорить здесь о заблуждении, так только о том, в которое они впали если и не по собственной вине, то уж и не по вине покупателей панталон. В таком случае наследникам, хотя и позволяется оспорить заключенные сделки, возвратив себе панталоны с заключавшимися в них кладами, надо быть готовым не только к возврату покупателям сумм, уплачен­ных ими за панталоны, но и к возмещению покупателям реального ущерба, причиненного применением последствий недействительности сделок.

Самым сложным для разрешения оказывается классиче­ский казус — о брюках и кронталере — в котором налицо весь­ма своеобразное заблуждение — заблуждение недобросовест­ного контрагента. Да, старьевщик оказался жертвой недоб­росовестных действий студента, проще сказать — обмана. Но вот ведь что интересно: не подозревая об этом и полагая, что продавец действует не умышленно, а лишь неосмотрительно, он пытался этой неосмотрительностью воспользоваться, гово­ря проще — сам пытался обмануть студента! Другое дело, что расчёт его не оправдался и обмануть не удалось; больше того, ветошник сам оказался обманутым, но это не отменяет того факта, что и сам он, в свою очередь, покушался на обман и довел бы его до конца, если бы тому не помешали независя­щие от него обстоятельства. Один вор перехитрил другого, стремившегося перехитрить его.

Кому же в этой ситуации отдать предпочтение? С точ­ки зрения закона сделка подлежит признанию недействитель­ной по иску тряпичника (стороны, впавшей в заблуждение), а стороны — приведению в первоначальное положение (студен­ту следует получить брюки и золотой, а тряпичнику — упла­ченные им за брюки деньги). Кроме того, за последним, как Ішавшим в заблуждение по вине другой стороны, следует при­знать право требования возмещения реального ущерба, при­чиненного ей совершением сделки. А в качестве санкции за недобросовестное поведение ветошника было бы неплохо по­следнюю возможность — требование возмещения убытков — у него отобрать.

Предыдущая статья:Дело о перепутанных картинах (№ 4) Следующая статья:Дело о четырех субъектах, двух собаках и одном кошельке (№ 52)
page speed (0.0128 sec, direct)