Всего на сайте:
248 тыс. 773 статей

Главная | Право

Дело о том, как некто стал собственным дедом  Просмотрен 60

(№ 270)

Казус, на первый взгляд, так запутан, что пересказать его словами иными, чем он изложен в источнике, непросто:

«Я женился несколько лет назад на вдове W., у которой была взрослая дочь X. Мой отец, V., давно овдовевший, часто посещал нас. Он влюбился в X. и вступил с нею в брак. Таким образом, мой отец стал моим пасынком, а моя падчерица — моей матерью. Через год у моей жены родился сын Z1., кото­рый, значит, был шурином моего отца и моим дядей, так как он — брат моей мачехи. Жена моего отца — X. — тоже родила сына Z2. Он, понятно, был моим братом, и, вместе с тем, моим внуком, ибо он сын моей дочери. Моя жена стала теперь моей бабкой, так как она — мать моей матери (мачехи). Итак, я был мужем моей жены, и вместе с тем, её внуком, а так как муж бабки называется дедом, то я был своим собственным дедом». Правильно ли это рассуждение, — спрашивает составитель, — или где-нибудь скрыта ошибка?

При всем своем правдоподобии рассуждение это настора­живает, конечно, необычностью своего результата и многосту­пенчатостью: то и другое дает основание подозревать созна­тельное сокрытие в нем, как минимум, одной, а то и несколь­ких ошибок. Точное их обнаружение и объяснение чрезвы­чайно важно, в такой сфере, как наследственное право: так, например, совсем не праздным является вопрос о порядке на­следования господина, который стал собственным дедом, по­сле смерти супруги — будет ли он призываться к наследова­нию как переживший супруг (первая очередь), или как внук покойной (первая очередь, но по праву представления)?

Принято различать три вида взаимоотношений между фи­зическими лицами: (1) супружеские (между лицами, состоящими в зарегистрированном браке), (2) родственные, или кровного родства (между лицами, происходящими друг от друга или общего предка) и (3) свойства (между кровны­ми родственниками супругов).

Гражданско-правовые послед­ствия супружеских и родственных отношений столь широки, что сполна охватывают и последствия свойства. Из этого сле­дует два вывода — на первый взгляд, очевидных, но играющих ключевую роль при решении данного казуса: (1) статус су­пруга или родственника исключает статус свойственника, т. е. наличие у лица качества супруга или родственника не позволяет приписывать ему качества какого-либо свойствен­ника; (2) супруги и родственники свойственников не состоят ни в каких отношениях с лицом, по отношению к которому их супруги и родственники состоят свойственниками.

Вообще недопустимо путать термины, обозначающие лиц, состоящих в отношениях различных видов, а тем бо­лее — применять их для обозначения лиц, в этих отноше­ниях не состоящих. Так, например, падчерица не состоит в кровном родстве с отчимом; следовательно, они по отноше­нию друг к другу не родственники, а свойственники. Муж падчерицы оказывается (по отношению к отчиму) супругом свойственника, а не его кровного родственника, и, следова­тельно, уже не является по отношению к отчиму никем, даже свойственником. Именовать его зятем, и уж, тем па­че, пасынком, ясное дело, неправильно и потому недопу­стимо. Точно также нельзя считать мать мачехи (кровного родственника свойственницы) бабкой.

Внимательно ещё раз перечтя задачу, дабы уяснить наиме­нование и роль каждого её участника, а также их взаимоот­ношения друг с другом, легко убедиться, что единым источ­ником многочисленных ошибок является откровенно непра­вильное употребление обозначений, указывающих на те или иные супружеские, родственные или свойственнические ка­чества. Наиболее характерно наименование X.: сначала рас­сказчик говорит, что она (заключив брак с его отцом) стала его матерью, затем (определяя статус своего сына) называ­ет его братом мачехи; наконец, определяя последствия брака своего отца с X. — дочерью его жены W.[iv], — рассказчик го­ворит, что его собственная жена стала его бабкой, так как она мать моей матери (мачехи). Сначала — «мать», потом — «мачеха» и наконец, и «мать» и «мачеха» одновременно, как будто это слова-синонимы. Но такого не может случиться, что называется, по определению, ибо «мать» — это родственник, а «мачеха» — свойственник. Одно и то же лицо не может быть одновременно и матерью и мачехой по отношению к одному и тому же человеку (в данном случае —рассказчику). Попы­таемся отыскать все подобные ошибки (по ходу рассказа).

Первая. Женитьба отца рассказчика на X. — дочери же­ны рассказчика — никак не может сделать его пасынком рассказчика. Муж дочери — супруг кровного родственни­ка — и тот назывался бы зятем, но не пасынком; здесь же речь идет о муже падчерице — супруге свойственницы. От­ношения между ним и рассказчиком понятиями супруже­ства, родства и свойства вовсе не описываются. Итак, отец, женившийся на X. — ни в коем случае не пасынок рассказ­чика.

Вторая. Мать — это кровный восходящий родственник. Жена отца — это мачеха. Следовательно, брак отца рассказ­чика с X. сделал последнюю мачехой рассказчика, но не его матерью[v].

Третья ошибка: Z1., рожденный от брака рассказчика с W., никак не может быть одновременно его же дядей, ибо брат мачехи (кровный родственник свойственника) — не может быть дядей рассказчика (его оке кровным род­ственником), ибо никто не может быть свойственником са­мого себя. Скорее уж следовало бы назвать его пасынком (братом падчерицы), но эта возможность исключается нали­чием между ним и рассказчиком кровной родственной свя­зи. Таким образом, Z1. — не дядя рассказчика, а его родной сын.

Четвертая ошибка связана со статусом того же Z1., но на этот раз — по отношению к отцу рассказчика.

Родной сын сына называется, по отношению к отцу последнего, внуком; тот факт, что он — единоутробный брат жены отца (X.), хо­тя формально и превращает его в шурина, но этот факт не может получить ровно никакого значения, ибо отношения свойства здесь полностью затеняются отношениями более близкими — кровного родства.

Пятая ошибка касается статуса сына, рожденного в бра­ке отца рассказчика (V.) с X. — г-на Z2, который рассказчи­ком назван одновременно и братом (как сын мачехи), и вну­ком (как сын падчерицы). Последнее должно быть немед­ленно отметено на уже указанном основании — ни супру­жество, ни кровное родство со свойственником кого-либо не порождает никаких отношений с этим последним; проще го­воря, внук — это сын дочери, а не падчерицы. А что касается определения статуса Z2. как брата рассказчика, то оно пра­вильно, но не потому, что он сын мачехи (см. рассуждение выше), а потому, что он родной сын отца рассказчика. Z2. — действительно единокровный брат рассказчика, но не пото­му, почему так думает сам рассказчик.

О шестой ошибке — определении W. как бабки рассказ­чика на том основании, что она — мать X. (его мачехи) — мы уже говорили выше. Мать мачехи (кровный родствен­ник свойственника) не становится в какие-либо отношения с лицом, по отношению к которому её дочь является свой­ственницей. Рассказчик был бы внуком W., если бы он был сыном её дочери, но в таком случае W. никогда не смогла бы выйти за него замуж. Следовательно, рассказчик оста­вался по отношению к W. только её мужем, но не был и никак не мог бы стать её внуком.

Вся экстравагантность рассказа, таким образом исчезает, ибо основана она на одновременном сочетании одним лицом качеств мужа бабки и её же внука — ситуации, которая в действительности иметь места не может.

Предыдущая статья:Несколько казусов по гражданскому праву Следующая статья:Дело о живучем зайце (№ 295)
page speed (0.0177 sec, direct)